О сокращении гимназического образования

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «О кухаркиных детях»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Циркуляр «О сокращении гимназического образования», прозванный «циркуляром о кухаркиных детях», — нормативный акт периода контрреформ, подписанный 18 (30) июня 1887 года российским министром просвещения И. Д. Деляновым.

Циркуляр рекомендовал директорам гимназий и прогимназий при приёме детей в учебные заведения учитывать возможности лиц, на попечении которых эти дети находятся, обеспечивать необходимые условия для такого обучения; таким образом «гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию»[1].

Он был составлен на совещании министров внутренних дел, государственных имуществ, управляющего министерством финансов и обер-прокурора святейшего синода Российской империи и опирался на воззрения К. П. Победоносцева о необходимости «остудить» российское общество, ограничив передвижение из «неблагородных» слоёв населения в разночинцы и студенты, основную движущую силу революционного подъёма предшествующих лет.

В циркуляре не содержалось каких-либо инструкций по отчислению уже учащихся в гимназии представителей низших слоёв общества, однако имеются сообщения, что такие отчисления имели место. Так, К. И. Чуковский в автобиографической повести «Серебряный герб» написал, что из Одесской гимназии он был отчислен на основании этого циркуляра[2].

Оценивая циркуляр, историк Сергей Волков указывает, что заявленной цели он не достиг: с 1880 до 1898 года доля учащихся «низших» сословий возросла в университетах (с 25 % до 48 %) и мужских гимназиях (с 38 % до 43 %), а в женских составила 48,7%. Также он считает важным отметить, что, во-первых, идея прямого запрета доступа в гимназии детям низших сословий была отвергнута непосредственно Александром III, и, во-вторых, сам факт желания оградить гимназии от «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников» совершенно беспрецедентен для тогдашней Европы — в других европейских странах указанные категории населения и так не были представлены в престижных средних учебных заведениях в сколь-нибудь заметных количествах. Объяснения Чуковского Волков полагает несостоятельными: во-первых, Чуковского исключили из гимназии через пять лет после издания циркуляра (хотя логичнее было просто не принять его в гимназию, когда циркуляр был ещё свеж), во-вторых, Чуковский по мнению Волкова не мог считаться «кухаркиным сыном», поскольку его отцом был уважаемый потомственный гражданин Одессы. Он полагает, что из гимназии Чуковский был исключён, скорее всего, в связи с неуспеваемостью или неудовлетворительным поведением, а после Октябрьской революции он в конъюнктурных целях объяснял своё отчисление действием данного циркуляра[3]. Второе обстоятельство объясняется как в повести, так и в официальных биографиях тем, что богатый отец незаконнорождённого Чуковского с семьёй не жил и её не содержал, а о Чуковском заботилась мать, которая работала прачкой[2].

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]