Палеоцен

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Палеоцен
сокр. '
Titanoides.jpg
Геохронологические данные
66–56 млн лет назад
До- Ке О С Д Ка Пе Т Ю М Па Н
Эон Фанерозой
Эра Кайнозой
Длительность 10 млн. лет
КлиматТропический, влажный
Средняя температура 24 градуса Цельсия
Меловой
Эоцен

Палеоцен (др.-греч. παλαιός — «древний» + καινός — «новый») — первая эпоха палеогенового периода и всей кайнозойской эры. Охватывает время от 66,0 до 56,0 миллионов лет назад[1]. За палеоценом следует эоцен.

Палеоцен начался с мел-палеогенового вымирания, которое уничтожило 75 % видов живых организмов на планете, включая динозавров. Конец эпохи приурочен к палеоцен-эоценовому термическому максимуму — крупному климатическому событию, в ходе которого в атмосферу и океан попало около 2,5—4,5 трлн тонн углерода, что вызвало глобальное повышение температуры и подкисление океанов.

В палеоцене континенты северного полушария были соединены несколькими сухопутными мостами. Южная Америка, Антарктида и Австралия тоже были ещё не вполне разделены. Скалистые горы продолжали подъём. Индийская плита начала столкновение с Азией.

Вымирание на границе мелового и палеогенового периодов привело к значительному изменению фауны и флоры. Средняя глобальная температура палеоцена составляла около 24-25 °C (впоследствии она опустилась до 12 °C). По всей Земле росли леса, в том числе в полярных областях (например, на острове Элсмир)[2]. В первой половине палеоцена ещё сказывались последствия катастрофы и фауна была представлена мелкими млекопитающими и в целом небольшими животными; видовое богатство было низким по сравнению с меловым периодом. Из-за отсутствия крупных травоядных лесной покров был довольно густым. Палеоцен стал временем расцвета млекопитающих. В это время жили древнейшие известные плацентарные и сумчатые[3]. В морях — как в открытом море, так и в рифовых биомах — стали доминировать лучепёрые рыбы.

История изучения[править | править код]

Палеоцен был выделен из состава эоцена в 1874 году[4]. Это сделал немецкий палеоботаник Вильгельм Шимпер[5].

Геология[править | править код]

система отдел ярус Возраст,
млн лет назад
Неоген Миоцен Аквитанский меньше
Палеоген Олигоцен Хаттский 27,82—23,03
Рюпельский 33,9—27,82
Эоцен Приабонский 37,71—33,9
Бартонский 41,2—37,71
Лютетский 47,8—41,2
Ипрский 56,0—47,8
Палеоцен Танетский 59,2—56,0
Зеландский 61,6—59,2
Датский 66,0—61,6
Мел Верхний Маастрихтский больше
Деление дано в соответствии с IUGS
по состоянию на март 2020 года

Граница мелового и палеогенового периодов отчётливо запечатлена в геологических формациях в разных точках планеты. Это так называемая иридиевая полоса светлого оттенка ( точнее с повышенным содержанием иридия ) и связанные с ней разрывы в ископаемой флоре и фауне. Иридий редко встречающийся на Земле металл и в больших количествах может выпасть на земную поверхность только от ударов крупных метеоритов. С этим связывают метеоритный кратер Чиксулуб, в который ударил метеорит диаметром до 15 км.[6][6][6][7][7]

Палеонтологи разделяют палеоцен на три века. Датский от 66 до 61,6 млн. лет назад, Зеландский от 61,6 до 59,2 млн. лет назад и танетский от 59,2 до 56 млн. лет назад.[6] Палеоцен завершился так же вымиранием, начавшимся с температурного максимум палеоцена-эоцена, произошло закисление океана из-за выбросов углерода в атмосферу и океаны, вымерло до 50 % фораминифер, это произошло 55,8 млн лет назад.[8][8][8][9][10][11]

Месторождения полезных ископаемых[править | править код]

Несколько экономически важных месторождений угля формировались в течение палеоцена - бассейн Ривер в штате Вайоминг и Монтана, на это месторождение приходится 43 % американской добычи угля. так же Уилкокс в Техасе и бассейн в Колумбии, где расположен самый большой карьер в мире. Так же уголь образовавшийся в палеоцене добывают на Шпицбергене, в Норвегии и Канаде.[12][13][14] Природный газ образовавшийся в палеоцене составляет значительные запасы в Северном море. ( 2,23 трлн. кубических метров ). В этом же месте сосредоточена палеоценовая нефть - 13,54 млрд. баррелей. Важные запасы фосфатов ( франколит ) палеоцена сосредоточены в Тунисе.[15][16][17][18][19][20]

Палеогеография[править | править код]

Палеотектоника[править | править код]

В палеоцене континенты ещё не находились на современных позициях. В Северном полушарии бывшие части Лавразии ( Северная Америка и Евразия ) порой соединялись сухопутными перешейками - Берингия между 65,5 и 58 млн. лет назад. Так же существовал Де Геер перешеек между Гренландией и Скандинавией между 71 и 63 млн. лет назад. Северная Америка так же была соединена с Западной Европой через Гренландию ( между 57 и 55,8 млн. лет назад ) и через Тургайский маршрут соединявший Европу и Азию.[21][22]

Распад Гондваны: А - ранний мел В - поздний мел С - палеоцен D - современность.

Горообразование включало в себя рост Скалистых гор, начавшийся в меловом периоде и закончившийся в конце палеоцена. Из за этого процесса и падения уровня моря Западное Внутреннее море, разделявшее ранее Северную Америку отступило.[23][24] Между 60,5 и 54,5 млн. лет назад в Северной Атлантике была повышенная вулканическая активность - третье по мощности за последние 150 млн. лет., в результате этого процесса образовалась Северо-Атлантическая магматическая провинция.[25][26] Гренландская плита начала расходится с Северо Американской плитой, были затронуты залежи клатратов метана ( диссоциация клатратов ), это вызвало массовое выделение углерода.[27][28][29][30]

Северная и Южная Америка в палеоцене были отделены друг от друга, но уже 73 млн. лет назад сформировалась островная дуга ( Южно - Центральноамериканская дуга ). В Карибском бассейне тектоническая плита двигалась на восток, а Северо Американская и Южно Американская плиты двигались в противоположном направлении. Этот процесс приведёт в итоге к повышению Панамского перешейка ко времени 2,6 млн. лет назад. Карибская плита продолжала движение примерно до 50 млн. лет назад.[31][32][33]

Части бывшего континента Гондваны в Южном полушарии продолжали отдаляться друг от друга, но Антарктида была соединена с Южной Америкой и Австралией. Африка двигалась на север в сторону Европы. Индийский субконтинент двигался в сторону Азии и в итоге он закроет океан Тетис.[34]

Особенности океанов в палеоцене[править | править код]

В современный период тропическая вода становится холоднее и повышается её солёность у полюсов, это вызывает опускание ранее тёплой воды ниже и образование холодного течения. данные процессы выражены в северной Атлантике вблизи Северного полюса и в регионе Антарктиды. В палеоцене водные течения между Северным ледовитым океаном и Северной Атлантикой были более ограничены, поэтому глубоководное североатлантическое течение и атлантическая меридиональная циркуляция холодного и тёплого течений ещё не сформировались. Из за этого образование глубинных холодных течений ещё не происходило в Северной Атлантике.[35]

В палеоцене в силу того что Антарктида, Австралия и Южная Америка были соединены между собой, не образовалось циркумполярное течение, оно в свою очередь замкнуло оборот холодной воды вокруг Антарктиды и позднее сделало континент крайне холодным, его не прогревают теплые течения мирового океана.

Климат[править | править код]

Климат палеоцена был таким же как в меловом периоде — тропический и субтропический на всей планете, за исключением полюсов, на месте нынешней Антарктиды и Арктики был умеренный климат, льдов не существовало. Средняя глобальная температура — 24-25 °C, для сравнение средняя глобальная температура между 1951—1980 составила 14 °C.[36][37][38][39][40][41][42][43]

Глобальная температура глубоких слоёв океана была между 8-12 °C, в современный период температура равна 0-3 °C.[44][45][46] Уровень углекислого газа составлял в среднем 352 ppm, это показатель для штата Колорадо в США. Средний показатель по планете был 616 ppm.[47] Умеренный прохладный климат — Антарктида, Австралия, Южная Америка — её южная часть, сегодня такой климат в США, Канаде. В Восточной Сибири и Европе — умеренно тёплый климат. Южная Америка, Северная и Южная Африка, Южная Индия, Мезоамерика, Китай — засушливый климат. Север Южной Америки, Центральная Африка, Северная Индия, Средняя Сибирь, Средиземное море — тропический климат.[48]

Климатические события палеоцена[править | править код]

После удара метеорита и последующего вулканизма 66 млн лет назад наступил холодный период в климате, но он продлился относительно недолго и после прохождения границы мел-палеогенового вымирания относительно быстро пришёл в норму. Срок особо холодного периода — 3 года. Возвращение в норму происходило в течение десятков лет — за 10 лет перестали идти кислотные дожди, но океан понёс больший урон, судя по соотношению изотопов углерода С13 и С 12, оборот углерода в глубоководных водах прекратился. Океан показывает низкую продуктивность, снижение деятельности фитопланктона.[49][50][50][50][51][52][53]

65,2 млн лет назад в раннем Даниане на протяжении 100 000 лет значительные объёмы углерода стали накапливаться в глубоководных слоях океанов и морей. С середины Маастрихтского периода увеличение углерода в глубоких водах нарастало. Затем произошёл выброс углерода в силу того, что теплеющая вода не могла усваивать углерода больше определённого порога. В этот период саванна вытеснила лесные массивы. 62,2 млн лет назад в позднем Даниане произошло потепление и началось подкисление океанов, связанное с увеличением содержания углерода. Это продолжалось 200 000 лет и вызвало повышение температуры по всей толще воды на 1,6-2,8 °C.Событие совпадает так же с вулканической активностью в Атлантическом океане и в Гренландии.[54][55][55]

Глобальные средние температуры для суши

60,5 млн лет назад фиксируется падение уровня моря, но поскольку ледников в тот период не было вообще, новые льды не появлялись, объяснение этому в усилении испарения воды в атмосферу.[56]

59 млн лет назад температура резко повысилась, причина — выброс глубоководного метана в атмосферу и океан. Накопление метана шло около 10-11 тыс. лет, последствия выброса продолжались 52-53 тыс. лет. Спустя 300 000 лет случился повторный выброс метана, количеством до 132 млрд тонн, температура повысилась на 2-3 °C. Это вызвало повышенную сезонность и нестабильность климата. Однако такие условия стимулировали рост травы в некоторых районах.[57][58]

Глобальные температуры для океанов

Тепловой максимум на границе палеоцена и эоцена длился 200 000 лет. Глобальная средняя температура поднялась на 5-8 °C,[25] в средних и полярных широтах стало теплее чем в современных тропиках, до 24-29 °C.[59] Это было вызвано выбросом в атмосферу 2,5-4,5 трлн тонн углерода, выброс случился из-за высвобождения метан-гидратов в северной части Атлантического океана. Это связано с тектонической активностью в регионе. Метангидраты выбрасывались 2500 лет,[59] в океане повысилась кислотность, течения замедлялись и это вызывало расширение зон с минимальным содержанием кислорода на больших глубинах. На мелководье в силу повышения температуры так же падало содержание кислорода в воде, а продуктивность океана в целом выросла в силу повышения температуры. Возникла острая конкуренция за кислород, в результате развивались сульфатредуцирующие бактерии, они создают как отходы высокотоксичный сероводород. Как итог объём воды с повышенным содержанием сульфатов вырос до 10-20 % объёма всего океана, в современный период объём такой воды составляет 1 % — один из примеров это дно Чёрного моря. Вдоль континентов образовались зоны хемоклина, характеризующегося бескислородными водами, в которых могут жить только анаэробные организмы.[59][59][59][60][60]

На суше эти события вызвали в том числе уменьшение размеров млекопитающих, как ответ на повышение температуры.[61]

Палеоцен - эоценовый тепловой максимум[править | править код]

Подробно рассмотрен - Палеоцен-эоценовый термический максимум

Растительность[править | править код]

По всей планете росли влажные, тропические и субтропические леса. Состав пород деревьев — основная масса хвойные и на втором месте широколиственные. Так же были саванны, мангровые болота, склерофитные леса. К примеру в Колумбии, формация Серрехон по видам растений была похожа на современную — пальмы, бобовые, мальвовые и ароидные. В результате вымирания крупных динозавров и в целом вымирания всех животных крупнее 25 кг, леса стали расти намного гуще, количество равнинных, открытых участков сократилось до предела. Растения при этом столкнулись с проблемами — густой полог не пропускал много солнечного света и начались адаптации низких растений к новым условиям. Появились виды растений-паразитов, деревья стали вырастать выше, чтобы оставаться с доступом к солнечному свету.[62][63][64][65]

На границе мелового и палеоценового периодов фиксируется значительное вымирание видов растений. Пример — в бассейне реки Уиллистон в Северной Дакоте вымерло до 60 % видов. В результате обычные для мелового периода араукариевые сменились на подокарповые хвойные, а до этого редкие хвойные Cheirolepidiaceae стали доминировать в Патагонии. Слои отложений, перекрывающие границу мел-палеоцена богаты окаменевшими папоротниковыми. Папоротники обычно первыми колонизируют районы, подвергнувшиеся выгоранию при пожарах.[66][66][66][67][68]

Восстановление растений после мел-палеогенового вымирания[править | править код]

После окончания мелового периода в палеоцене фиксируется исчезновение значительного числа видов растений. В бассейне Уиллистона в Северной Дакоте вымерло до 60 % видов. До границы вымирания Араукарии были обычными для огромных пространств на планете, но затем были заменены хвойными Подокарповыми. Редкие до этого Cheirolepidiaceae стали доминировать. Геологические слои покрывающие вымирание мел палеогена имеют много окаменелостей папоротников. Дело в том что папоротники в силу неприхотливости и относительно высокой живучести первыми заново колонизируют районы которые пострадали от лесных пожаров.[69] Поэтому наличие большого числа папоротников говорит о том что на границе вымирания были массовые лесные пожары и деревья были уничтожены, по оценке пожары могли охватить всю планету. В силу относительно быстрого восстановления лесов и отсутствия крупных животных которые бы объедали растущие деревья, травянистые растений стали лучше выживать если могли быть тенелюбивыми. . Подлесок новых лесов состоял из ликоподий, папоротников и покрытосеменных кустарников.[66][70]

Леса при всей огромной площади весь палеоцен были бедны видами растений, разнообразие видов восстанавливалось медленно и пришло в норму только к концу периода, спустя 10 млн. лет. Цветковые растений имевшиеся в Голарктической области ( большая часть Северного полушария ) - Метасеквойя, Глиптостробус, Макгинит, Платан, Карьи, Ампелопсис. и Церцидифиллум. Но восстановление лесного покрова произошло по меркам биосферы быстро, так Касл Рок в Колорадо был покрыт тропическим лесом всего через 1,4 млн. лет после вымирания. Однако в лесах было мало насекомых, что доказано по Колумбийской формации Серрехон, с датировкой 58 млн лет назад. Это говорит о том что экосистема была не сбалансированной, большая зелёная масса растений не обеспечивала разнообразие питания для оставшихся в живых животных.[67][68][71]

Фауна[править | править код]

В палеоцене и эоцене жили миациды — примитивные хищные, от которых, предположительно, произошли все современные хищные млекопитающие. В позднем меловом периоде или раннем палеоцене из парнокопытных, предположительно, выделились предки древних китов. Через 100 тыс. лет после падения метеорита таксономическое разнообразие млекопитающих удвоилось, а максимальная масса млекопитающих увеличилась почти до уровней, предшествующих мел-палеогеновому вымиранию. Приблизительно трёхкратное увеличение максимальной массы тела млекопитающих произошло через 300 тыс. лет после мел-палеогенового вымирания, первые крупные млекопитающие появились через 700 тысяч лет после мел-палеогенового вымирания, что совпадает с первым появлением растений семейства бобовых[72].

В позднем палеоцене от кондилартр произошли непарнокопытные.

Палеогеография[править | править код]

Третья и последняя фаза фрагментации суперконтинента Пангеи происходила в раннем кайнозое. Северная Америка и Гренландия продолжали отделятся от Евразии, расширяя Атлантический океан. В то время как Атлантика росла, древний океан Тетис закрывался из-за сближения Африки и Евразии. Северная Америка и Южная Америка были разделены экваториальными морями вплоть до второй половины неогена. Африка, Южная Америка, Антарктида и Австралия продолжали расходиться. Индийский субконтинент начал свой дрейф к Азии, что привело к тектоническому столкновению и образованию Гималаев.

Моря, которые покрывали часть Северной Америки и Евразии, сократились в начале палеоцена, открыв новые места обитания для наземной флоры и фауны[73].

См. также[править | править код]

Палеоцен-эоценовый термический максимум

Примечания[править | править код]

  1. International Chronostratigraphic Chart (англ.). International Commission on Stratigraphy (March 2020). Архивировано 23 февраля 2021 года.
  2. Thomas A. Stidham, Jaelyn J. Eberle. The palaeobiology of high latitude birds from the early Eocene greenhouse of Ellesmere Island, Arctic Canada (англ.) // Scientific Reports. — 2016-02-12. — Vol. 6, iss. 1. — P. 1–8. — ISSN 2045-2322. — doi:10.1038/srep20912.
  3. Станислав Дробышевский. Антропология: Purgatorius. Станислав Дробышевский (рус.). Noosphere Studio.
  4. Эоценовый отдел (эпоха) — статья из Большой советской энциклопедии
  5. Палеоценовый отдел — статья из Большой советской энциклопедии
  6. 1 2 3 4 M. Stöhrer, G. Kramer. ICS wahrt interdisziplinären Charakter // Der Urologe A. — 2002-11. — Т. 41, вып. 6. — С. 614–615. — ISSN 0340-2592. — doi:10.1007/s00120-002-0258-3.
  7. 1 2 Extinctions in the fossil record // Philosophical Transactions of the Royal Society of London. Series B: Biological Sciences. — 1994-04-29. — Т. 344, вып. 1307. — С. 11–17. — ISSN 1471-2970 0962-8436, 1471-2970. — doi:10.1098/rstb.1994.0045.
  8. 1 2 3 Sandra Kirtland Turner, Pincelli M. Hull, Lee R. Kump, Andy Ridgwell. A probabilistic assessment of the rapidity of PETM onset // Nature Communications. — 2017-08-25. — Т. 8, вып. 1. — ISSN 2041-1723. — doi:10.1038/s41467-017-00292-2.
  9. Effects of Past Global Change on Life. — 1995-01-01. — doi:10.17226/4762.
  10. A. M. E. Winguth, E. Thomas, C. Winguth. Global decline in ocean ventilation, oxygenation, and productivity during the Paleocene-Eocene Thermal Maximum: Implications for the benthic extinction // Geology. — 2012-01-23. — Т. 40, вып. 3. — С. 263–266. — ISSN 1943-2682 0091-7613, 1943-2682. — doi:10.1130/g32529.1.
  11. Gavin A. Schmidt, Drew T. Shindell. Atmospheric composition, radiative forcing, and climate change as a consequence of a massive methane release from gas hydrates // Paleoceanography. — 2003-01-31. — Т. 18, вып. 1. — С. n/a–n/a. — ISSN 0883-8305. — doi:10.1029/2002pa000757.
  12. Mark Richardson. United States Military Assistance to India: A Study of Economic Pressure—November 1963-November 1964 // Economic Coercion and U.S. Foreign Policy. — Routledge, 2019-03-01. — С. 155–171.
  13. Robert W. Hook, Peter D. Warwick, John R. SanFilipo, Adam C. Schultz, Douglas J. Nichols. Paleocene Coal Deposits of the Wilcox Group, Central Texas // Geologic Assessment of Coal in the Gulf of Mexico Coastal Plain. — American Association of Petroleum Geologists, 2011.
  14. Carlos A. Jaramillo, Germán Bayona, Andres Pardo‐Trujillo, Milton Rueda, Vladimir Torres. The palynology of the Cerrejón formation (Upper Paleocene) of northern Colombia // Palynology. — 2007-12. — Т. 31, вып. 1. — С. 153–189. — ISSN 1558-9188 0191-6122, 1558-9188. — doi:10.1080/01916122.2007.9989641.
  15. ROMEO M. FLORES. COAL DEPOSITION IN FLUVIAL PALEOENVIRONMENTS OF THE PALEOCENE TONGUE RIVER MEMBER OF THE FORT UNION FORMATION, POWDER RIVER AREA, POWDER RIVER BASIN, WYOMING AND MONTANA // Recent and Ancient Nonmarine Depositional Environments. — SEPM (Society for Sedimentary Geology), 1981. — С. 169–190.
  16. Charlotta J. Lüthje, Jesper Milàn, J⊘rn H. Hurum. Paleocene tracks of the mammal Pantodont genusTitanoidesin coal-bearing strata, Svalbard, Arctic Norway // Journal of Vertebrate Paleontology. — 2010-03-24. — Т. 30, вып. 2. — С. 521–527. — ISSN 1937-2809 0272-4634, 1937-2809. — doi:10.1080/02724631003617449.
  17. W.D. Kalkreuth, C.L. Riediger, D.J. McIntyre, R.J.H. Richardson, M.G. Fowler. Petrological, palynological and geochemical characteristics of Eureka Sound Group coals (Stenkul Fiord, southern Ellesmere Island, Arctic Canada) // International Journal of Coal Geology. — 1996-06. — Т. 30, вып. 1-2. — С. 151–182. — ISSN 0166-5162. — doi:10.1016/0166-5162(96)00005-5.
  18. M. A. Akhmetiev. High-latitude regions of Siberia and Northeast Russia in the Paleogene: Stratigraphy, flora, climate, coal accumulation // Stratigraphy and Geological Correlation. — 2015-07. — Т. 23, вып. 4. — С. 421–435. — ISSN 1555-6263 0869-5938, 1555-6263. — doi:10.1134/s0869593815040024.
  19. J. S. BAIN. Historical overview of exploration of Tertiary plays in the UK North Sea // Geological Society, London, Petroleum Geology Conference series. — 1993. — Т. 4, вып. 1. — С. 5–13. — ISSN 2047-9921. — doi:10.1144/0040005.
  20. Hechmi Garnit, Salah Bouhlel, Ian Jarvis. Geochemistry and depositional environments of Paleocene–Eocene phosphorites: Metlaoui Group, Tunisia // Journal of African Earth Sciences. — 2017-10. — Т. 134. — С. 704–736. — ISSN 1464-343X. — doi:10.1016/j.jafrearsci.2017.07.021.
  21. Leonidas Brikiatis. The De Geer, Thulean and Beringia routes: key concepts for understanding early Cenozoic biogeography // Journal of Biogeography. — 2014-04-08. — Т. 41, вып. 6. — С. 1036–1054. — ISSN 0305-0270. — doi:10.1111/jbi.12310.
  22. Alan Graham. The role of land bridges, ancient environments, and migrations in the assembly of the North American flora // Journal of Systematics and Evolution. — 2018-03-05. — Т. 56, вып. 5. — С. 405–429. — ISSN 1674-4918. — doi:10.1111/jse.12302.
  23. Joseph M. English, Stephen T. Johnston. The Laramide Orogeny: What Were the Driving Forces? // International Geology Review. — 2004-09. — Т. 46, вып. 9. — С. 833–838. — ISSN 1938-2839 0020-6814, 1938-2839. — doi:10.2747/0020-6814.46.9.833.
  24. WALTER E. DEAN, MICHAEL A. ARTHUR. CRETACEOUS WESTERN INTERIOR SEAWAY DRILLING PROJECT: AN OVERVIEW // Stratigraphy and Paleoenvironments of the Cretaceous Western Interior Seaway, USA. — SEPM (Society for Sedimentary Geology), 1998. — С. 1–10.
  25. 1 2 David W. Jolley, Brian R. Bell. The evolution of the North Atlantic Igneous Province and the opening of the NE Atlantic rift // Geological Society, London, Special Publications. — 2002. — Т. 197, вып. 1. — С. 1–13. — ISSN 2041-4927 0305-8719, 2041-4927. — doi:10.1144/gsl.sp.2002.197.01.01.
  26. Morgan Ganerød, Mark A. Smethurst, Sonia Rousse, Trond H. Torsvik, Tore Prestvik. Reassembling the Paleogene–Eocene North Atlantic igneous province: New paleomagnetic constraints from the Isle of Mull, Scotland // Earth and Planetary Science Letters. — 2008-07. — Т. 272, вып. 1-2. — С. 464–475. — ISSN 0012-821X. — doi:10.1016/j.epsl.2008.05.016.
  27. J. HANSEN, D. A. JERRAM, K. McCAFFREY, S. R. PASSEY. The onset of the North Atlantic Igneous Province in a rifting perspective // Geological Magazine. — 2009-03-25. — Т. 146, вып. 3. — С. 309–325. — ISSN 1469-5081 0016-7568, 1469-5081. — doi:10.1017/s0016756809006347.
  28. Trond H. Torsvik, Jon Mosar, Elizabeth A. Eide. Cretaceous-Tertiary geodynamics: a North Atlantic exercise // Geophysical Journal International. — 2001-09. — Т. 146, вып. 3. — С. 850–866. — ISSN 1365-246X 0956-540X, 1365-246X. — doi:10.1046/j.0956-540x.2001.01511.x.
  29. Robert White, Dan McKenzie. Magmatism at rift zones: The generation of volcanic continental margins and flood basalts // Journal of Geophysical Research. — 1989. — Т. 94, вып. B6. — С. 7685. — ISSN 0148-0227. — doi:10.1029/jb094ib06p07685.
  30. J MACLENNAN, S JONES. Regional uplift, gas hydrate dissociation and the origins of the Paleocene–Eocene Thermal Maximum // Earth and Planetary Science Letters. — 2006-05-15. — Т. 245, вып. 1-2. — С. 65–80. — ISSN 0012-821X. — doi:10.1016/j.epsl.2006.01.069.
  31. David M. Buchs, Richard J. Arculus, Peter O. Baumgartner, Claudia Baumgartner-Mora, Alexey Ulianov. Late Cretaceous arc development on the SW margin of the Caribbean Plate: Insights from the Golfito, Costa Rica, and Azuero, Panama, complexes // Geochemistry, Geophysics, Geosystems. — 2010-07. — Т. 11, вып. 7. — С. n/a–n/a. — ISSN 1525-2027. — doi:10.1029/2009gc002901.
  32. J. Escuder Viruete, M. Joubert, P. Urien, R. Friedman, D. Weis. Caribbean island-arc rifting and back-arc basin development in the Late Cretaceous: Geochemical, isotopic and geochronological evidence from Central Hispaniola // Lithos. — 2008-08. — Т. 104, вып. 1-4. — С. 378–404. — ISSN 0024-4937. — doi:10.1016/j.lithos.2008.01.003.
  33. David W. Farris, Sergio A. Restrepo-Moreno, Aaron O'Dea, Anthony G. Coates. RECENT PERSPECTIVES ON THE FORMATION OF THE ISTHMUS OF PANAMA. — Geological Society of America, 2017. — doi:10.1130/abs/2017am-307604.
  34. Norman O. Frederiksen. Middle and late paleocene angiosperm pollen from Pakistan // Palynology. — 1994-12. — Т. 18, вып. 1. — С. 91–137. — ISSN 1558-9188 0191-6122, 1558-9188. — doi:10.1080/01916122.1994.9989442.
  35. Maximilian Vahlenkamp, Igor Niezgodzki, David De Vleeschouwer, Gerrit Lohmann, Torsten Bickert. Ocean and climate response to North Atlantic seaway changes at the onset of long-term Eocene cooling // Earth and Planetary Science Letters. — 2018-09. — Т. 498. — С. 185–195. — ISSN 0012-821X. — doi:10.1016/j.epsl.2018.06.031.
  36. J.J. Hooker. TERTIARY TO PRESENT | Paleocene // Encyclopedia of Geology. — Elsevier, 2005. — С. 459–465. — ISBN 978-0-12-369396-9.
  37. Peter Wilf, Kirk R. Johnson. <0347:lpeate>2.0.co;2 Land plant extinction at the end of the Cretaceous: a quantitative analysis of the North Dakota megafloral record // Paleobiology. — 2004-09. — Т. 30, вып. 3. — С. 347–368. — ISSN 1938-5331 0094-8373, 1938-5331. — doi:10.1666/0094-8373(2004)030<0347:lpeate>2.0.co;2.
  38. M. A. Akhmetiev. Paleocene and Eocene floras of Russia and adjacent regions: Climatic conditions of their development // Paleontological Journal. — 2007-11. — Т. 41, вып. 11. — С. 1032–1039. — ISSN 1555-6174 0031-0301, 1555-6174. — doi:10.1134/s0031030107110020.
  39. Paleogene evolution of the External Betic Zone and geodynamic implications // Geologica Acta. — 2014. — Вып. 12.3. — ISSN 1695-6133. — doi:10.1344/geologicaacta2014.12.3.1.
  40. Christopher J. Williams, Ben A. LePage, Arthur H. Johnson, David R. Vann. Structure, Biomass, and Productivity of a Late Paleocene Arctic Forest // Proceedings of the Academy of Natural Sciences of Philadelphia. — 2009-04. — Т. 158, вып. 1. — С. 107–127. — ISSN 1938-5293 0097-3157, 1938-5293. — doi:10.1635/053.158.0106.
  41. M. Brea, S. D. Matheos, M. S. Raigemborn, A. Iglesias, A. F. Zucol. Paleoecology and paleoenvironments of Podocarp trees in the Ameghino Petrified forest (Golfo San Jorge Basin, Patagonia, Argentina): Constraints for Early Paleogene paleoclimate (англ.) // Geologica Acta. — 2011-05-06. — Vol. 9, iss. 1. — P. 13–28. — ISSN 1696-5728. — doi:10.1344/105.000001647.
  42. James Hansen, Makiko Sato, Gary Russell, Pushker Kharecha. Climate sensitivity, sea level and atmospheric carbon dioxide // Philosophical Transactions of the Royal Society A: Mathematical, Physical and Engineering Sciences. — 2013-10-28. — Т. 371, вып. 2001. — С. 20120294. — ISSN 1471-2962 1364-503X, 1471-2962. — doi:10.1098/rsta.2012.0294.
  43. September // Veterinary World. — 2019-09. — Т. 12, вып. 9. — ISSN 0972-8988 2231-0916, 0972-8988. — doi:10.14202/vetworld.2019.9.
  44. Deborah J. Thomas. Evidence for deep-water production in the North Pacific Ocean during the early Cenozoic warm interval // Nature. — 2004-07. — Т. 430, вып. 6995. — С. 65–68. — ISSN 1476-4687 0028-0836, 1476-4687. — doi:10.1038/nature02639.
  45. Jennifer A. Kitchell, David L. Clark. Late Cretaceous—Paleogene paleogeography and paleocirculation: Evidence of north polar upwelling // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. — 1982-11. — Т. 40, вып. 1—3. — С. 135–165. — ISSN 0031-0182. — doi:10.1016/0031-0182(82)90087-6.
  46. Society’s Books of Note // Society. — 2019-08-19. — Т. 56, вып. 5. — С. 502–502. — ISSN 1936-4725 0147-2011, 1936-4725. — doi:10.1007/s12115-019-00410-4.
  47. Sundstroèm Safety Australia. Ppm.. — Sundstrom Safety (Aust.).
  48. Christopher Scotese. PALEOMAP PALEOATLAS FOR GPLATES AND THE PALEODATAPLOTTER PROGRAM. — Geological Society of America, 2016. — doi:10.1130/abs/2016nc-275387.
  49. Rowan J. Whittle, James D. Witts, Vanessa C. Bowman, J. Alistair Crame, Jane E. Francis. NATURE AND TIMING OF BIOTIC RECOVERY IN ANTARCTIC BENTHIC MARINE ECOSYSTEMS FOLLOWING THE CRETACEOUS–PALEOGENE MASS EXTINCTION. — Geological Society of America, 2019. — doi:10.1130/abs/2019am-333664.
  50. 1 2 3 Julia Brugger, Georg Feulner, Stefan Petri. Baby, it's cold outside: Climate model simulations of the effects of the asteroid impact at the end of the Cretaceous // Geophysical Research Letters. — 2017-01-13. — Т. 44, вып. 1. — С. 419–427. — ISSN 0094-8276. — doi:10.1002/2016gl072241.
  51. K. O. Pope, S. L. D'Hondt, C. R. Marshall. Meteorite impact and the mass extinction of species at the Cretaceous/Tertiary boundary // Proceedings of the National Academy of Sciences. — 1998-09-15. — Т. 95, вып. 19. — С. 11028–11029. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.95.19.11028.
  52. James C. Zachos, Michael A. Arthur, Walter E. Dean. Geochemical evidence for suppression of pelagic marine productivity at the Cretaceous/Tertiary boundary (англ.) // Nature. — 1989-01. — Vol. 337, iss. 6202. — P. 61–64. — ISSN 1476-4687 0028-0836, 1476-4687. — doi:10.1038/337061a0.
  53. Michael R. Rampino, Tyler Volk. Mass extinctions, atmospheric sulphur and climatic warming at the K/T boundary // Nature. — 1988-03. — Т. 332, вып. 6159. — С. 63–65. — ISSN 1476-4687 0028-0836, 1476-4687. — doi:10.1038/332063a0.
  54. Frédéric Quillévéré, Richard D. Norris, Dick Kroon, Paul A. Wilson. Transient ocean warming and shifts in carbon reservoirs during the early Danian // Earth and Planetary Science Letters. — 2008-01. — Т. 265, вып. 3—4. — С. 600–615. — ISSN 0012-821X. — doi:10.1016/j.epsl.2007.10.040.
  55. 1 2 D. W. Jolley, I. Gilmour, M. Gilmour, D. B. Kemp, S. P. Kelley. Long-term resilience decline in plant ecosystems across the Danian Dan-C2 hyperthermal event, Boltysh crater, Ukraine // Journal of the Geological Society. — 2015-05-21. — Т. 172, вып. 4. — С. 491–498. — ISSN 2041-479X 0016-7649, 2041-479X. — doi:10.1144/jgs2014-130.
  56. Robert P. Speijer. Danian-Selandian sea-level change and biotic excursion on the southern Tethyan margin (Egypt) // Causes and consequences of globally warm climates in the early Paleogene. — Geological Society of America, 2003. — ISBN 978-0-8137-2369-3.
  57. G. Bernaola, J. I. Baceta, X. Orue-Etxebarria, L. Alegret, M. Martin-Rubio. Evidence of an abrupt environmental disruption during the mid-Paleocene biotic event (Zumaia section, western Pyrenees) // Geological Society of America Bulletin. — 2007-07-01. — Т. 119, вып. 7—8. — С. 785–795. — ISSN 1943-2674 0016-7606, 1943-2674. — doi:10.1130/b26132.1.
  58. Ethan G. Hyland, Nathan D. Sheldon, Jennifer M. Cotton. Terrestrial evidence for a two-stage mid-Paleocene biotic event // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. — 2015-01. — Т. 417. — С. 371–378. — ISSN 0031-0182. — doi:10.1016/j.palaeo.2014.09.031.
  59. 1 2 3 4 5 Joost Frieling, Holger Gebhardt, Matthew Huber, Olabisi A. Adekeye, Samuel O. Akande. Extreme warmth and heat-stressed plankton in the tropics during the Paleocene-Eocene Thermal Maximum // Science Advances. — 2017-03. — Т. 3, вып. 3. — С. e1600891. — ISSN 2375-2548. — doi:10.1126/sciadv.1600891.
  60. 1 2 Xiaoli Zhou, Ellen Thomas, Rosalind E. M. Rickaby, Arne M. E. Winguth, Zunli Lu. I/Ca evidence for upper ocean deoxygenation during the PETM // Paleoceanography. — 2014-10. — Т. 29, вып. 10. — С. 964–975. — ISSN 0883-8305. — doi:10.1002/2014pa002702.
  61. R. Secord, J. I. Bloch, S. G. B. Chester, D. M. Boyer, A. R. Wood. Evolution of the Earliest Horses Driven by Climate Change in the Paleocene-Eocene Thermal Maximum // Science. — 2012-02-23. — Т. 335, вып. 6071. — С. 959–962. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.1213859.
  62. Graham, Alan, 1934-. Late Cretaceous and Cenozoic history of North American vegetation : north of Mexico. — New York: Oxford University Press, 1999. — 1 online resource (xviii, 350 pages) с. — ISBN 978-0-19-534437-0, 0-19-534437-5.
  63. S. L. Wing, F. Herrera, C. A. Jaramillo, C. Gomez-Navarro, P. Wilf. Late Paleocene fossils from the Cerrejon Formation, Colombia, are the earliest record of Neotropical rainforest // Proceedings of the National Academy of Sciences. — 2009-10-15. — Т. 106, вып. 44. — С. 18627–18632. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.0905130106.
  64. Stefanie M. Ickert-Bond, Kathleen B. Pigg, Melanie L. DeVore. Paleoochna tiffneyi gen. et sp. nov. (Ochnaceae) from the Late Paleocene Almont/Beicegel Creek Flora, North Dakota, USA // International Journal of Plant Sciences. — 2015-11. — Т. 176, вып. 9. — С. 892–900. — ISSN 1537-5315 1058-5893, 1537-5315. — doi:10.1086/683275.
  65. Brittany E. Robson, Margaret E. Collinson, Walter Riegel, Volker Wilde, Andrew C. Scott. Early Paleogene wildfires in peat-forming environments at Schöningen, Germany // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. — 2015-11. — Т. 437. — С. 53–62. — ISSN 0031-0182. — doi:10.1016/j.palaeo.2015.07.016.
  66. 1 2 3 4 Robert H. Tschudy, Bernadine D. Tschudy. <667:easopl>2.0.co;2 Extinction and survival of plant life following the Cretaceous/Tertiary boundary event, Western Interior, North America // Geology. — 1986. — Т. 14, вып. 8. — С. 667. — ISSN 0091-7613. — doi:10.1130/0091-7613(1986)14<667:easopl>2.0.co;2.
  67. 1 2 V. Vajda. Indication of Global Deforestation at the Cretaceous-Tertiary Boundary by New Zealand Fern Spike // Science. — 2001-11-23. — Т. 294, вып. 5547. — С. 1700–1702. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.1064706.
  68. 1 2 Peter H. Schultz, Steven D'Hondt. <0963:ctciaa>2.3.co;2 Cretaceous-Tertiary (Chicxulub) impact angle and its consequences // Geology. — 1996. — Т. 24, вып. 11. — С. 963. — ISSN 0091-7613. — doi:10.1130/0091-7613(1996)024<0963:ctciaa>2.3.co;2.
  69. Norman O. Frederiksen. Paleocene floral diversities and turnover events in eastern North America and their relation to diversity models // Review of Palaeobotany and Palynology. — 1994-07. — Т. 82, вып. 3-4. — С. 225–238. — ISSN 0034-6667. — doi:10.1016/0034-6667(94)90077-9.
  70. Vivi Vajda, Antoine Bercovici. The global vegetation pattern across the Cretaceous–Paleogene mass extinction interval: A template for other extinction events // Global and Planetary Change. — 2014-11. — Т. 122. — С. 29–49. — ISSN 0921-8181. — doi:10.1016/j.gloplacha.2014.07.014.
  71. K. R. Johnson. A Tropical Rainforest in Colorado 1.4 Million Years After the Cretaceous-Tertiary Boundary // Science. — 2002-06-28. — Т. 296, вып. 5577. — С. 2379–2383. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.1072102.
  72. Lyson T. R. et al.Exceptional continental record of biotic recovery after the Cretaceous-Paleogene mass extinction
  73. The Paleontology Portal. paleoportal.org. Дата обращения: 18 июля 2018.
М
е
з
о
з
о
й
К а й н о з о й (66,0 млн лет назад — настоящее время)
Палеоген (66,0—23,03) Неоген (23,03—2,58) Четвертичный (2,58—…)
Палеоцен
(66,0—56,0)
Эоцен
(56,0—33,9)
Олигоцен
(33,9—23,03)
Миоцен
(23,03—5,333)
Плиоцен
(5,333—2,58)
Плейстоцен
(2,58—11,7 тыс.)
Голоцен
(11,7 тыс. —…)


Литература[править | править код]