Паннвиц, Гельмут фон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гельмут фон Паннвиц
нем. Helmuth von Pannwitz
Гельмут фон Панвиц.jpg
Имя при рождении нем. Helmuth von Pannwitz
Дата рождения 14 октября 1898(1898-10-14)
Место рождения Боцановиц, Германская империя
Дата смерти 16 января 1947(1947-01-16) (48 лет)
Место смерти Москва, СССР
Принадлежность  Германская империя
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Великогерманский рейх
Род войск кавалерия, войска СС
Годы службы 19141920
19341945
Звание Казачий атаман, генерал-лейтенант Вермахта
Командовал Казачий Стан и 15-й казачий кавалерийский корпус СС
Сражения/войны
Награды и премии
Рыцарский крест Железного креста с дубовыми листьями Железный крест 1-го класса Железный крест 2-го класса
Орден Михая Храброго 3-го класса Red Krune Kralja Zvonimira-band.png
В отставке казнён по обвинению в военных преступлениях[1][2]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ге́льмут фон Па́ннвиц (нем. Helmuth von Pannwitz; встречается написание фамилии Панвиц; также отчество Вильгельмович; 14 октября 1898 — 16 января 1947) — немецкий военачальник, кавалерист, участник Первой и Второй мировых войн. Генерал-лейтенант вермахта. В 1943 году, по заданию верховного командования германской армии, сформировал коллаборационистскую организацию Казачий стан на территории СССР, которой и руководил до мая 1945 года[3], повешен после ареста в 1947 году[4].

Биография[править | править код]

Становление личности. Первая мировая война[править | править код]

Родился 14 октября 1898 года в семейном имении Боцановиц в Силезии (ныне польское село Бодзановице). Отец, Вильгельм фон Паннвиц (1854—1931) — лейтенант 14-го Гессенского гусарского полка[5], из древнего дворянского рода Паннвиц[de]. Мать Герта (в девичестве Реттер, 1876—1963) не была знатного происхождения[6].

Начальное образование получил в подготовительной школе для мальчиков, по окончании которой поступил в Прусский кадетский корпус. С началом Первой мировой войны прямиком из кадетского корпуса отправился добровольцем на Западный фронт. Служил в 1-м уланском Императора Александра III полку (нем. Ulanen-Regiment Kaiser Alexander III. von Russland). 22 марта 1915 года получил звание лейтенанта «за храбрость на поле боя»[5] в возрасте 16 с половиной лет. Награждён Железными крестами 2-го (в 1915 г.) и 1-го (в 1917 г.) классов.

Интербеллум. Начало Второй мировой войны[править | править код]

После окончания войны служил в Добровольческом корпусе. В 1920 году из-за сокращения немецких вооружённых сил по Версальскому договору вышел в отставку в звании обер-лейтенант. Учился в фермерской школе и с 1926 по 1933 годы нанимался управителем в сельскохозяйственные поместья в Польше, в частности управлял поместьем княгини Радзивилл в Михове[5].

1 ноября 1933 года был восстановлен на военной службе в должности командира 2-го эскадрона 2-го рейтарского полка в Ангербурге. В 1938—1939 годах начальник отделения личного состава 11-й кавалерийской дивизии. Участвовал в звании майора (1938), командира разведбатальона 45-й пехотной дивизии, во вторжении в Польшу. Награждён планками к Железным крестам обеих степеней (повторное награждение). Участвовал в боевых действиях во Франции (1940), с 1941 года — на Восточном фронте (подполковник)[5].

В июне 1941 года, в составе 45-й пехотной дивизии участвовал в штурме Брестской крепости. 22 июня 1941 года разведывательным батальоном 45-й пехотной дивизии вермахта под командованием Гельмута фон Паннвица было захвачено здание тюрьмы Брестской крепости. 4 сентября 1941 года Паннвиц награждён Рыцарским крестом Железного креста. С 1 декабря 1941 года — переведён в аппарат Верховного командования сухопутных войск (ОКХ) в качестве референта генерала мобильных войск (нем. Referent beim General der Schnellen Truppen) по вопросам применения кавалерии в современной войне. Вскоре после этого ему присвоено звание полковника[7][8]. В течение 1942 года неоднократно выезжал из Ставки на фронт для инспекций кавалерийских частей. Составитель и редактор ряда полевых наставлений. В октябре 1942 был переведён в штаб Группы армий «А» где занялся организацией стихийно образующихся казачьих частей из числа местных жителей оккупированной территории СССР[5].

Руководитель казачьих формирований[править | править код]

К концу 1942 года поражения и значительные потери личного состава на Восточном фронте вынудили Гитлера изменить своё мнение о казачестве и не так активно возражать против использования его потенциала (как военнопленных, так и казаков-эмигрантов). Он готов был согласиться с теорией, рассматривавшей казаков как потомков остготов, то есть как племена, близкие по крови германцам, а не славянам[9]. Кроме этого, в дни зарождения НСДАП Гитлера поддерживали некоторые казачьи лидеры из числа русских эмигрантов[10]. Поэтому казачьи воинские формирования получили в Вермахте существенно большее развитие, чем другие русские воинские формирования[11].

Сам Паннвиц питал симпатии к казакам. Он видел в них в расовом отношении отдельный этнический вид, потомков скандинавов, имевших чёткую идеологию, направленную на освобождение России от большевистской власти. По утверждению полномочного представителя вермахта в Хорватии генерала Эдмунда Глайзе-Хорстенау (нем. Edmund Glaise-Horstenau), Паннвиц верил в возможность поселения после войны его казаков на территории Кавказа[12].

В ноябре 1942 года Паннвиц получил согласие начальника штаба сухопутных войск Курта Цейцлера на создание казачьего соединения вермахта. Подготовительный период создания дивизии был прерван участием Паннвица в боевых действиях: с ноября 1942 года до начала 1943 года. В ноябре 1942 года отличился, командуя cводной воинской частью в составе 4-й танковой армии вермахта, состоящей из казаков, хиви, кавказцев, румын в ходе отражения советского наступления в районе Котельниково[13]. За эти бои Гельмут фон Паннвиц 23 декабря 1942 года получил «Дубовые листья» к Рыцарскому кресту (№ 167) и высший румынский военный орден Михая Храброго[14] Затем Паннвиц был переведён в Крым, где до марта 1943 года командовал казачьим соединением «Феодосия»[5].

Андрей Шкуро и Гельмут фон Паннвиц

В марте 1943 года был переведён в Млаву (с 1941 до 1945 нем. Mielau) для формирования 1-й казачьей кавалерийской дивизии, командование которой было поручено Паннвицу[5]. Дивизия формировалась из уже имевшихся казачьих подразделений, приданных германским военным частям (казачьих полков фон Рентельна, фон Юнгшульца, фон Безелагера, Ярослава Котулинского, Ивана Кононова, 1-го Синегорского Атаманского и проч.). В июне 1943 года получил звание генерал-майора, в апреле 1944 года — генерал-лейтенанта.

Сформированная Паннвицем казачья дивизия с октября 1943 года участвовала на территории Хорватии в боевых действиях против частей народно-освободительной армии Югославии. За эти бои Паннвиц был награждён хорватским орденом Короны короля Звонимира 1-й степени со Звездой и Мечами). В Югославии казаки Паннвица применяли тактику «выжженной земли», предавая огню крестьянские хутора и посёлки, где укрывались партизаны, передавая затем эти места под контроль усташей. Местное население ненавидело казаков, боясь их больше немцев. Показательно, что в их глазах казаки представали нерусскими и именовались «черкезами» (сербохорв. «Čerkezi», серб. «Черкези»)[15]. Югославы говорили: «разве „русские братушки“ могут убивать и насиловать»[16]? Вместе с тем историк К. М. Александров писал, что «признания» Паннвица о массовых убийствах и насилии в отношении хорватского населения его подчинёнными, которые он «дал» на следствии, последовавшем после его пленения советской стороной, возможно, были сфабрикованы[17].

Совершение дивизией Паннвица в ходе антипартизанских операций многочисленных военных преступлений: грабежей, изнасилований и расстрелов, отмечает германский военно-исторический институт бундесвера[18]. Сам Паннвиц в процессе следствия показал 12 января 1947 года, что руководствовался в Югославии циркулярными инструкциями обергруппенфюрера СС Бах-Целевского, детально устанавливающими порядок действий по отношению к партизанам. По его словам, в циркуляре подчёркивалось, что партизанская война противоречит международному праву и руководитель антипартизанского подразделения имеет право по своему усмотрению принимать решение о судьбе и собственности партизан или лиц, оказывавших им содействие[19].

К концу войны было принято решение переподчинить все иностранные подразделения в составе немецких войск под командование Ваффен-СС. В середине 1944 года были предприняты попытки интегрировать казачьи части в Ваффен-СС. 26 августа 1944 года состоялось совещание между Генрихом Гиммлером, генералом фон Паннвицем и его начальником штаба полковником Х.-Ж. фон Шульц. Генерал фон Паннвиц принял переподчинение в Ваффен-СС, чтобы предоставить своим подразделениям доступ к более тяжелому вооружению и лучшему снабжению, а также сохранить дальнейший контроль над казачьими подразделениями во Франции. Командные структуры, униформа и звания остались за вермахтом.[20][21][22][23] В связи с переподчинением дивизии командованию войск СС 1 февраля 1945 года, есть мнение, что 1 февраля 1945 года Паннвиц якобы мог получить звание группенфюрера СС и генерал-лейтенанта войск СС.[24]{[неавторитетный источник?] Казачья дивизия под его командованием была развёрнута в XV Казачий кавалерийский корпус СС, который 20 апреля 1945 года был переподчинён КОНР. Намерение полностью перебросить корпус в Ваффен-СС было де-факто не реализовано до конца войны.

В конце 1944 года дивизия Паннвица вступила в непосредственное соприкосновение с частями Красной армии у города Вировитица, продемонстрировав в этих боях высокую боеспособность. 26 декабря 1944 года 2-я бригада 1-й казачьей дивизии при поддержке частей 1-й хорватской ударной дивизии заняли населённый пункт Питомача, выбив с занимаемых позиций подразделения 703-го стрелкового полка и 684-го артиллерийского полка 233-й стрелковой дивизии, нанеся им тяжёлое поражение. В оставшиеся дни декабря и в январе 1945 года дивизия Паннвица вместе с усташско-домобранскими частями предприняла ряд безуспешных попыток овладеть Вировитицей и ликвидировать плацдарм на правом берегу Дравы. Во время немецкой наступательной операции «Оборотень» (нем. Werwolf), предпринятой группой армий «E» в начале февраля 1945 года с целью ликвидации Вировитицкого плацдарма, обороняемого к тому времени силами Народно-освободительной армии Югославии, подразделения Паннвица 10 февраля вступили в город Вировитица[25][26][27].

В конце марта 1945 года фон Паннвиц был единогласно избран так называемым Всеказачьим Кругом на «Всероссийском конгрессе» в Вировитице Верховным Походным Атаманом «Казачьего стана» и всех казачьих армий, такая честь когда-то была предоставлена ​​только царю.[28]

К концу войны корпус численностью более 20 000 человек находился в передней линии обороны против югославских и болгарских частей на южном берегу реки Драва. К 26 апреля 1945 года занимал позиции в полосе Драва — Радотич на так называемой Звонимировой линии обороны группы армий «Е» в Хорватии. В начале мая Паннвиц начал отвод корпуса в район Лудбрег – Вараждин[29][30]. Чтобы не допустить пленения казаков югославскими партизанами, которые жаждали расправы над своими заклятыми врагами, Паннвиц организовал отход корпуса в британскую оккупационную зону в Каринтию (Австрия). Преодолев горные перевалы и засады партизан, 15-й корпус смог выполнить эту задачу, вступив 9 мая в соприкосновение с британской 11-й танковой дивизией. 11–12 мая корпус сдался английским войскам. 11 мая 1945 года в присутствии британских офицеров Паннвиц принял парад Донского казачьего полка.

Выдача СССР, суд и казнь[править | править код]

Выдачи Паннвица как военного преступника требовали СССР и Югославия. После того, как союзники начали передачу СССР тысячи казаков из 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС и членов их семей в Лиенце, Паннвиц вместе с другими германскими офицерами корпуса был выдан СССР. В соответствии с решениями Ялтинской конференции, выдаче органам СССР подлежали только бывшие советские граждане, и Паннвиц как подданный Германии мог избежать этой выдачи. Однако Паннвиц принял решение разделить судьбу своих казаков и был выдан СССР вместе с ними, его примеру последовал ряд других немецких офицеров[31]. Сам Паннвиц сказал так: «Я делил со своими казаками счастливое время, я останусь с ними и в несчастье»[9].

16 января 1947 году повешен вместе с другими генералами Казачьего Стана по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 15-16 января 1947 года на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников»[1][2].

26 июня 1947 года Государственная комиссия (Югославии) по установлению преступлений оккупантов и их пособников во время Второй мировой войны признала Гельмута фон Паннвица военным преступником и приняла решение о его задержании и выдаче югославским властям[32].

Оценка деятельности[править | править код]

Как пишет американский историк Майкл Пэрриш в 1996 году[33]:

Как показывают события в бывшей Югославии, семейные свары среди славян могут вылиться в нечто весьма скверное. Бойцы Казачьего корпуса сражались в Югославии с жестокостью, уступавшей лишь головорезам из усташей, но они были немногим хуже прочих воюющих сторон. Их поведение напоминало добрые старые дни царского режима с проведениями погромов в гетто, с югославами, заменившими беспомощных евреев. Несмотря на одиозный послужной список в антипартизанских операциях, Казачий корпус никогда не развёртывался на советской земле, а его генералы никогда не были советскими гражданами, – однако разные тонкости международных законов никогда не сдерживали Сталина. После формального следствия все они были повешены 17 января 1947 г., включая Паннвица, который тут стал истинной редкостью: действующий немецкий офицер со смертным приговором за военные преступления и, в его случае, без последующего оправдания. Трагическая и несправедливая судьба казачьих генералов, романтизированная многими британскими авторами, критикующими их насильственную репатриацию западными союзниками в конце войны, не должна заслонять от нас их криминальное поведение в Югославии: в которой, возможно, их и следовало бы судить и где их судьба была бы такой же, но с достаточным количеством обоснований.

Британский историк Бэзил Дэвидсон, в период оккупации Югославии — офицер связи между УСО и партизанами Тито, считает, что «Паннвиц был безжалостным командиром шайки кровавых мародёров» (von Pannwitz was the ruthless commander of a horde of murderous wreckers)[34]. В своём обзоре, полемически названном «Скверные привычки», он резко оспаривает точку зрения Самуэля Ньюленда из Strategic Studies Institute, в книге которого[35] в военном отношении казаки под командованием Паннвица «действовали великолепно» и заслуживают признания, даже если они и имели тенденцию к «скверным привычкам» (англ. bad habits): таким как разрушения, мародёрства и даже порой насилие. Сам же Паннвиц у Ньюленда показан как «смелый и дисциплинированный солдат, хоть и со спесью прибалтийского барона (которым он был не в полной мере)». Впрочем, там же Дэвидсон признаёт, что «ответ на вопрос, заслужили ли эти люди скамью подсудимых в трибунале по военным преступлениям, на практике зависит от того, кто спрашивает, где и когда».

Попытки реабилитации[править | править код]

22 апреля 1996 года реабилитирован решением Главной военной прокуратуры (ГВП) Российской Федерации в соответствии со ст. 3 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Позже представитель ГВП сообщил, что заключение от 22 апреля 1996 года о реабилитации Паннвица как необоснованное отменено. 28 июня 2001 года ГВП вынесла заключение, в котором был сделан вывод, что Паннвиц за совершённые им преступления осуждён обоснованно и реабилитации не подлежит. Одновременно признано, что справка о реабилитации Паннвица не имеет юридической силы[36].

Националистические и монархические организации как в Российской Федерации, так и за рубежом неоднократно обращались в государственные органы Российской Федерации с просьбами о реабилитации отдельных русских коллаборационистов[37].

Определением Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации от 25 декабря 1997 года Краснов П. Н., Шкуро А. Г., Султан Клыч-Гирей, Краснов С. Н. и Доманов Т. И. признаны обоснованно осуждёнными и не подлежащими реабилитации, о чём уведомлены все инициаторы обращений по вопросу реабилитации указанных лиц.

Память[править | править код]

В 1998 году Гельмуту фон Паннвицу, А. Г. Шкуро, П. Н. Краснову, Султану Клыч-Гирею, Т. Н. Доманову и др. в Москве был установлен памятник под названием «Воинам русского общевоинского союза, русского корпуса, казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество»[38] у храма Всех Святых. 8 мая 2007 года, в преддверии Дня Победы, мраморная плита была разбита[39], и оставалась в таком состоянии до 2014 года, в котором была заменена на плиту «Казакам, павшим за Веру, Царя и Отечество».

В культуре[править | править код]

В репертуаре российской группы «Коловрат» есть песня посвящённая Гельмуту фон Паннвицу[40].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 14.12.2001 Александр Улитвинов. Ради друга Гельмута
  2. 1 2 Письмо заместителя начальника 1-го отдела управления реабилитации жертв политических репрессии Главной военной прокуратуры Российской Федерации И. П. Цирендоржиева от 3 декабря 2005 года Страница 1 Страница 2
  3. Гельмут фон Паннвиц
  4. Administrator. КАЗАК ГЕЛЬМУТ ФОН ПАННВИЦ - ТРАГЕДИЯ ВЕРНОСТИ. www.cultoboz.ru. Дата обращения 29 апреля 2018.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Александров К. М., 2001, с. 136.
  6. Pannwitz, Hel(l)muth von // Neue deutsche Biographie / Bayerische Akademie der Wissenschaften. — 2001. — Bd. 20. — S. 34—35. — ISBN 3428002016.
  7. ЭБД "Новая немецкая биография ("NEUE DEUTSCHE BIOGRAPHIE"). Проект Исторической комиссии при Баварской Академии Наук. Статья "Pannwitz, geändert aus: Hellmuth [d. Red. von".].
  8. Казаки: расово пригодные // «Шпигель» : журнал. — 1963. — № 24.(Kosaken: Rassisch tragbar. — DER SPIEGEL 24/1963)
  9. 1 2 Ратушняк О. В. Третий Рейх и казачество: к вопросу о взаимоотношениях в годы Второй мировой войны // Былые годы : журнал. — 2013. — Т. 29, № 3. — С. 101—106. — ISSN 2073-9745.
  10. Андреева Е. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение = Vlasov and the Russian Liberation Movement. — 1-е. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987. — P. 55. — 370 p. — ISBN 1-870128710.
  11. Цурганов Ю. С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во Второй мировой войне. — М., 2001. — С. 124. — ISBN 5-87604-054-1.
  12. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. — С. 133.
  13. Дёрр Г. Поход на Сталинград. — М.: Воениздат, 1957.
  14. Акунов В. В. Казак Гельмут фон Паннвиц — трагедия верности // Божии Дворяне (Очерки орденской традиции в Христианстве). — СПб.: Опричное Братство св. преп. Иосифа Волоцкого, 2006. — 252 с.
  15. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. — С. 136.
  16. Козлов А. И. Великая Отечественная война и казаки // RELGA — научно-культурологический журнал : журнал. — 2006. — 1 февраля (т. 125, № 3). — ISSN 1814-0149. Архивировано 25 апреля 2017 года.
  17. Александров К. М., 2001, с. 128.
  18. Германская империя и Вторая мировая война. Организация и мобилизация германской сферы влияния. — Штутгарт, 1999. Т. 5/2. С. 160. (Militärgeschichtliches Forschungsamt (Hrsg.): Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg, Band 5/2: Organisation und Mobilisierung des deutschen Machtbereiches. Stuttgart, 1999. S. 160.
  19. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд, 2010. С. 140.
  20. Harald Stadler, Die Kosaken im Ersten und Zweiten Weltkrieg (Hrsg.), 2008 Studienverlag, Nikolai Tolstoy S. 151.
  21. Hans Werner Neulen, München 1985, An deutscher Seite: Internationale Freiwillige von Wehrmacht und Waffen-SS, pp. 320, 459.
  22. Samuel J. Newland, Cossacks in the German Army 1941—1945 (London 1991. P. 145–146.
  23. Matthias Hoy (Ph.D.thesis), Der Weg in den Tod: Das Schicksal der Kosaken und des deutschen Rahmenpersonals im II. Weltkrieg (Wien 1991. S. 152–155, 473–476.
  24. Биография на сайте hrono.info
  25. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 298—305.
  26. Александров К. М., 2001, с. 118—139.
  27. Дробязко С. И. Последние сражения Гражданской войны // Историко-культурное наследие Кубани : журнал. — 2001. — Январь (т. 34).
  28. Samuel J. Newland, Cossacks in the German Army 1941–1945. London, 1991. Р. 164.
  29. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. С. 148.
  30. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. Beograd, 1988. S. 388–397.
  31. Фоменко А. В. Проблема коллаборационизма во Второй мировой войне // Международная жизнь : журнал. — 2010. — № 5. — С. 32—46.
  32. Miodrag Đ. Zečević, Jovan P. Popović. Dokumenti iz istorije Jugoslavije. Drћavna komisija za utvrđivanje zloіina okupatora i njihovih pomagaіa iz Drugog svetskog rata. Beograd, 2000. T. 4. S. 272.
  33. Parrish M. The Lesser Terror: Soviet State Security, 1939-1953. — US: Greenwood Publishing Group, 1996. — P. 125. — ISBN 0275951138.
  34. Basil Davidson. Bad Habits (англ.) // London Review of Books. — 1991. — Vol. 13, no. 12.
  35. Newland S. J. Cossacks in the German Army 1941—1945. — UK: Frank Cass, 1991. — ISBN 0714633518.
  36. Ради друга Гельмута // Независимое военное обозрение, 14 декабря 2001
  37. Письмо заместителя начальника 1-го отдела управления реабилитации жертв политических репрессии Главной Военной Прокуратуры Генеральной Прокуратуры Российской Федерации И. П. Цирендоржиева от 3 декабря 2005 года Страница 1 Страница 2
  38. Коловрат: Батька фон Панвиц слова песни
  39. В Москве разрушен памятник фашистским коллаборационистам
  40. Песня о Паннвице от Коловрата

Литература[править | править код]

  • Александров К. М. Русское казачество во Второй мировой войне: трагедия на Драве, декабрь 1944 г. // Новый часовой : русский военно-исторический журнал. — 2001. — № 11—12. — С. 118—139. — ISSN 1029-1210.
  • Ланнуа, Франсуа де. Казаки Паннвица. 1942—1945. — М.: АСТ; АСТ Москва, 2006. — 248 с. — 3000 экз. — ISBN 5-17-028084-X; 5-9713-0761-4.

Ссылки[править | править код]