Пархоменко, Василий Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Василий Михайлович Пархоменко
Флаг Первый секретарь Севастопольского городского комитета КПРФ Флаг
с 3 мая 2014 года
Предшественник должность учреждена
Флаг Председатель Севастопольского городского совета Флаг
1990 — 1998
Президент Леонид Данилович Кучма
Предшественник Виктор Михайлович Семенов
Преемник Валентин Михайлович Борисов
Флаг Первый секретарь Севастопольского городского комитета КПУ Флаг
1990 — 1991
Предшественник Власенко Павел Александрович
Преемник должность упразднена
1993 — 2014
Предшественник должность учреждена
Преемник должность упразднена

Рождение 22 октября 1947(1947-10-22) (71 год)
Образование

Василий Михайлович Пархоменко (род. 22 октября 1947, Очаков, Николаевская область) — советский, украинский и российский государственный и политический деятель, первый секретарь севастопольского городского комитета КПУ, затем - КПРФ с июля 1990 года.

Биография[править | править код]

Родился 1947 года в городе Очаков, Николаевская область. Окончил Севастопольский приборостроительный институт, инженер-электрик. Высшая партийная школа при ЦК КП Украины (1985).

С августа 1965 — монтёр Севастопольского городского узла связи.

В 1990 г. работал на инженерных должностях в военной части, начальником отдела специализированного управления № 464, прошёл все ступени партийной работе: инструктор, заведующий промышленно-транспортным отделом, второй, а потом первый секретарь Ленинского райкома Компартии Украины в городе Севастополь.

В апреле 1990 — избран вторым секретарём Севастопольского городского комитета Компартии Украины.

В июле 1990 — августе 1991 — первый секретарь Севастопольского городского комитета Компартии Украины.

С апреля 1998 по 2002 — председатель Севастопольского городского Совета.

С 1989 года избирался депутатом Севастопольского городского совета. С 1998 по 2002 год являлся председателем, а с 2002 по 2006 год — заместителем председателя Севастопольского городского совета.

Первый секретарь Севастопольского горкома КПРФ. Член Центрального Комитета КПРФ.

Депутат Севастопольской городского и Ленинского районного совета.

Политическая карьера[править | править код]

До распада СССР[править | править код]

В. М. Пархоменко стал лидером севастопольских коммунистов в июле 1990 г., в тяжёлые для них времена. Авторитет партии падал, массовый выход из партии принимал угрожающий характер.

Избран он был на том же пленуме, который удовлетворил просьбу об отставке предыдущего первого секретаря горкома. Кроме него в списки был внесён Н. И. Солдатов (секретарь парткома объединения “Морской завод имени С. Орджоникидзе”), который набрал, однако, всего 19 голосов. За В. М. Пархоменко проголосовали 40 участников пленума.

С первых же дней своего руководства горкомом он заявил: “Ликвидаторские настроения нам, коммунистам, надо отбросить”. В том же интервью В. М. Пархоменко высказал ещё несколько реформаторских идей, например, создания городского партийного банка, а также своё видение проблемы крымской автономии: “Автономия Крыма, по-видимому, должна пройти в несколько этапов: определение республиканского статуса Крыма, а затем решение вопроса о том, быть в составе Украины или России. Возможно также придание Крыму статуса союзной республики. В любом случае я за референдум, за решение этого вопроса в полном соответствии с законодательством и Конституцией”.

Первым шагом В. М. Пархоменко в реформировании партийных организаций города было введение новой их структуры: “горком – первичная парторганизация”. В рамках реформы были ликвидированы райкомы партии, вместо них были созданы районные советы секретарей первичных парторганизаций. Но несмотря на реформы, выход из партии не сократился, что признал в феврале 1991 года первый секретарь горкома: “Если за прошлый год городская партийная организация уменьшилась на 11%, то с начала текущего года темпы выхода не сократились”.

В. М. Пархоменко всё же не мог смириться с ослаблением позиций коммунистов в городе: “Вряд ли в этих условиях можно согласиться с “тихим” отходом городского комитета партии от участия в решении крупных социально-экономических проблем города. По нашему мнению, горком может и должен формировать свою политическую позицию по этим вопросам, требовать от коммунистов-депутатов, работников исполнительных органов проведения этой позиции в жизнь”.

Реформаторским начинаниям первого секретаря горкома не суждено было сбыться – августовский путч 1991-го выбил Коммунистическую Партию из общественной жизни. Севастопольские коммунисты уже 24 августа заявили на страницах главной газеты города – “Славе Севастополя” – о своей непричастности к попытке переворота: “уже 19 августа был собран городской партийный актив, который категорически отказал в поддержке так называемому ГКЧП и решил сосредоточить деятельность первичных партийных организаций на сохранение нормальной обстановки в трудовых коллективах, недопущении в городе конфронтации, оказании всяческой поддержки законно избранной власти”. О том же говорил в своём интервью и В. М. Пархоменко: “Я 19 августа находился в отпуске. По счастливой случайности, недалеко от Севастополя. Как только услышал сообщение – вернулся в город. В 16 часов собрание актива в этом зале состоялось. Мы приняли решение: в поддержке ГКЧП отказать, единственной властью в Севастополе признать законно избранную городскую власть – городской Совет”. Он также заявил, что севастопольские коммунисты будут безоговорочно выполнять указ о приостановлении деятельности КПУ.

В. М. Пархоменко остался убеждённым коммунистом даже после запрета Коммунистической партии Украины. Уже в сентябре 1991 года он даёт интервью под заголовком “Разбитые армии хорошо учатся”, в котором говорит про создание новой общественно-политической организации социалистической направленности. Когда же Коммунистическая партия Украина была восстановлена, В. М. Пархоменко вновь становится первым секретарём Севастопольского горкома КПУ.

В независимой Украине[править | править код]

В середине девяностых лидер севастопольских коммунистов принимал активное участие в общественной жизни города, пользовался авторитетом простых севастопольцев, а потому неудивительно, что в апреле 1998 г. В. М. Пархоменко опять вернулся во власть.

Поскольку 51 человек из 75 в избранном в марте 1998 года Севастопольском горсовете были коммунистами, нетрудно было спрогнозировать итоги выборов председателя Совета. 28 апреля 1998 года подавляющим большинством председателем горсовета был избран первый секретарь Севастопольского горкома компартии Украины В. М. Пархоменко. Многие депутаты не исключали, что это решение могло быть опротестовано городской прокуратурой (по мнению прокурора города Георгия Твердохлеба, пока нет закона о статусе Севастополя, который расставил бы все точки над "і" во взаимоотношениях между ветвями власти, эти выборы являлись незаконными), однако эти опасения впоследствии не подтвердились.

Ещё в начале апреля, будучи просто новоизбранным депутатом горсовета, на пресс-конференции В. М. Пархоменко заявлял, что Городской совет Севастополя намерен добиваться того, чтобы город имел статус “не ниже, чем автономия Крыма”, и в нём (статусе) должны быть учтены особенности национально-территориального объединения, где проживает более 70% русских и русскоговорящих. В. М. Пархоменко также заявил, что нынешний горсовет сделает все возможное, чтобы военные моряки Украины и России чувствовали себя в городе нормально. “Мы будем работать в рамках законодательного поля, не исключая противодействия со стороны городской госадминистрации и правоохранительных органов”, сказал он.

Как и было обещано, свою деятельность на посту председателя горсовета В. М. Пархоменко начал с отстаивания особых интересов города перед первыми лицами государства. В открытом письме к президенту Украины Леониду Кучме городской голова Севастополя посчитал невозможным обеспечить нормальное функционирование хозяйства и стабильность социально-политической обстановки в городе при сложившихся условиях бюджетного финансирования. По нормативам бюджетных средств на душу населения, писал В. М. Пархоменко, Севастополь находился на одном из последних мест в Украине. Это, по его мнению, привело к резкому нарастанию кредиторской задолженности бюджета города по оплате льгот населению за энергоносители и коммунальные услуги, а также задолженности по зарплате работникам бюджетных организаций. По утверждению В. М. Пархоменко, "при формировании бюджета на 1998 год Севастополь был искусственно переведен из дотационного в разряд донора госбюджета". В итоге общая сумма поступлений в госбюджет в 1998 году с учетом аренды за базирование Черноморского флота должна была составить 282 млн. грн., при этом городу должно было остаться 81 млн. или 22,3%. В своем письме В. М. Пархоменко обращался к президенту с просьбой дать указание соответствующим министерствам правительства принять решение по корректировке бюджета города.

Бюджет города, однако, выполнялся в основном стараниями городской госадминистрации, чиновники которой постоянно “выбивали” из Киева всё новые дотации и субвенции. В. М. Пархоменко, впрочем, “не собирался все заслуги приписывать горсовету, активная позиция работников администрации, покойного Кучера Б.А., Борисова В.М., Заичко В.А. дала свои результаты. Но если векторы наших усилий совпадают, то и результаты более значимы”.

Видимое примирение, которое демонстрировали как председатель горсовета, так и глава госадминистрации, всего лишь маскировало конфронтацию, вызванную прежде всего идеологическими расхождениями между ними. Лидер городских коммунистов совершенно однозначно заявлял на митингах, что “спасти нас в этой ситуации может лишь социализм, может лишь народная советская власть, может лишь наш братский союз, в первую очередь славянских народов”.

В конце 1999 года городской Совет входит в прямой конфликт с горгосадминистрацией, создав фонд коммунальной собственности. В. М. Пархоменко тогда успокаивал коллег: “Мы не устраняем администрацию. Фонд будет выполнять те функции, которые, кроме него, никто в городе не может выполнить. С Л. М. Жунько мы уже беседовали на эту тему”. Глава горгосадминистрации Л. М. Жунько, однако, заявил, что это решение будет обжаловано в законодательном порядке, так как не имеет никакой правовой основы. И действительно, после того, как Жунько взялся за это дело, фонд коммунальной собственности фактически прекратил свое функционирование. Деятельность “красного горсовета” разочаровала севастопольцев. Дважды – в 1999 и в 2000 году – В. М. Пархоменко в качестве председателя горсовета был признан “Разочарованием года” в рамках награждения победителей премии “Человек года и Сº”.

Однако, чем ближе к местным выборам, тем более лояльным становилось отношение В. Пархоменко к действующему главе Севастопольской государственной городской администрации Л. Жунько. Осознавая, что он не в состоянии повлиять на социально-экономическую ситуацию в Севастополе, которая оставалась достаточно тяжелой (к примеру, в городе в течение двух лет население было отключено от горячей воды) и что перевес в политической игре – на стороне горадминистрации, он начинает политику сотрудничества с ней. Так, усилиями В. Пархоменко горсоветом образца 1998 – 2002 годов был принят Первый этап нового Генерального плана города - Концепции территориального развития города в административных границах до 2025 года, разработанной по заданию севастопольской городской администрации. Первым приоритетным направлением развития и преобразования города Концепция назвала: "...создать политические, социально-экономические, градостроительные условия, которые обеспечат поэтапное сокращение военно-морской базы с частичным перепрофилированием территорий..." Документ, содержащий свыше трехсот страниц компьютерного текста, а также множество карт, графиков и диаграмм, был внесен в повестку дня сессии дополнительным вопросом. Более того, депутатам даже не выдали этот документ на руки, предложив принять решение, оценив часть многостраничного труда "на слух". Тем не менее, большинством голосов эта Концепция была одобрена. Конечно, подобное стало возможным только при участии председателя горсовета, возглавлявшего тогда депутатскую группу "Коммунисты Севастополя", куда входило 2/3 общего числа депутатов . Надо сказать, что Жунько остался доволен результатом голосования.

При всех стараниях первого коммуниста города результаты парламентских выборов показали, что поддержка КПУ населением падает. Так, в 1998 г. коммунисты набрали 45,99% голосов избирателей, а в 2002 – 32,73%. Такой сравнительный анализ давал неутешительные для Севастопольских коммунистов и Прахоменко выводы. Однако, с другой стороны, именно сравнение результатов голосов за КПУ и проправительственный блок «За Единую Украину!» показывало, что хоть поддержка коммунистов и ослабевала, она все же оставалась достаточно высокой, по крайней мере была на 20% больше, чем поддержка проправительственных сил. По всей видимости, на этих размышлениях основывались планы и амбиции Василия Михайловича.

Вынужденный смириться с очередным поражением – значительным уменьшением количества коммунистов в горсовете (в 2002 году в горсовет было избрано 11 депутатов-коммунистов ),он все же добился своего избрания заместителем председателя совета на первой сессии новоизбранного горсовета. Надо сказать, что это удалось ему не без трудов, ведь его избрали не единогласно. Однако, принимая во внимание тот факт, что альтернативной кандидатуры на рассмотрение представлено не было, он победил.

Как заместитель председателя совета, Пархоменко с одной стороны, продолжает считать себя выразителем и защитником интересов простого севастопольца, с другой стороны, уже не сможет вести самостоятельную политическую линию, отличную от линии председателя горадминистрации. Впрочем, нельзя не отметить политических талантов бывшего первого секретаря горкома КПУ, бывшего председателя горсовета и нынешнего заместителя председателя горсовета, который не только остался на политической арене города, но и сумел вернулся во власть. Другое дело, что его политический портрет стал намного менее бескомпромиссным, но это является объективной реакцией на ослабление коммунистических позиций в регионе, что не может не понимать Пархоменко.

Ссылки[править | править код]