Патриотизм — последнее прибежище негодяя

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Самуэль Джонсон
Джеймс Босуэлл
Джонсон и Босуэлл (крайние слева) на литературном вечере. Пятый слева — Эдмунд Берк, лидер и идеолог вигов. С картины Г. Дж. Томпсона «Вечер у сэра Джошуа Рейнольдса»

«Патриотизм — последнее прибежище негодяя» (англ. Patriotism is the last refuge of a scoundrel) — афоризм, произнесённый доктором Самуэлем Джонсоном в Литературном клубе (англ.) 7 апреля 1775 года и опубликованный Джеймсом Босуэллом в жизнеописании Джонсона (англ.) в 1791 году.

Обстоятельства произнесения[править | править код]

Босуэлл сообщает об афоризме в следующем фрагменте[1]:

Патриотизм стал одним из общих мест в наших разговорах, и Джонсон неожиданно произнёс, сильным и решительным тоном, афоризм, на который многие накинутся: «патриотизм — последнее прибежище негодяя». Но полагаю, что он не подразумевал реальной и щедрой любви к нашей стране, но имел в виду тот патриотизм, который так многие, во все времена и во всех странах, делали прикрытием личных интересов.

Определение патриотизма в «Словаре» Джонсона[править | править код]

В первом издании своего словаря английского языка (англ.) (1755) Джонсон определил слово «патриот» следующим образом: «тот, чьей руководящей страстью является любовь к своей стране». Однако, поскольку термин активно использовался вигской оппозицией в политической полемике и для собственного позиционирования, в четвёртом издании (1774) Джонсон сделал добавление: «также иногда используется для фракционных нападок на правительство»[2].

Эссе «Патриот»[править | править код]

Ровно за год до того, как Джонсон произнёс знаменитый афоризм, к парламентским выборам мая 1774 года он опубликовал эссе под названием: «Патриот. Обращение к избирателям Великобритании». Эссе представляло собой памфлет в защиту стоявших тогда у власти тори[3] от агитации вигов.

Следует отметить, что политическая жизнь Англии 1770-х годов заключалась в борьбе оказавшихся в оппозиции вигов, возглавлявшихся такими крупными политическими деятелями и мыслителями, как Уильям Питт Старший, Эдмунд Бёрк, Чарльз Джеймс Фокс и Джон Уилкс, против правительства тори во главе с Фредериком Нортом, которое поддерживалось лично королём Георгом III и его двором. Виги позиционировали себя как защитники гражданских свобод и чистоты протестантизма, обвиняя своих противников в абсолютистских поползновениях и «папистских» настроениях, они выступали за экспансионистскую внешнюю политику (в частности, за войну со слабеющей Испанией с целью отъёма у неё колоний и расширение владений в Индии), но вместе с тем симпатизировали демократическому движению в Британской Америке (как проявлению борьбы за гражданские права, свойственному «прирождённым англичанам»). Это давало им основания именовать себя «патриотами», выставляя своих противников как антинациональную, авторитарно-тираническую и прокатолическую силу. Тори, в свою очередь, обвиняли вигов в демагогии и дешёвом популизме, а также моральной распущенности. Сам д-р Джонсон по своим политическим пристрастиям был пламенным тори и настолько ненавидел вигов, что даже заявлял (имея в виду их «мятежный» дух), что «первым вигом был Дьявол»[4].

Следует отметить, что в конечном итоге защищаемая д-ром Джонсоном политика правительства Норта и двора привела Англию к такой политической катастрофе, как спровоцированная ими и проигранная Американская война 1775—1783 годов.

Поскольку «патриотизм» стал основным лозунгом вигской оппозиции, эссе д-ра Джонсона посвящено разоблачению «ложного патриотизма», как проявления политической демагогии, в противопоставлении его патриотизму истинному.

Эссе начинается с утверждения, что место в парламенте могут занимать только истинные патриоты, и рисует затем идеальный образ политического деятеля: «Патриот тот, чьё публичное поведение определяется одним мотивом — любовью к своей стране, тот, кто, как представитель в парламенте, не имеет ни личных надежд, ни страха, ни доброжелательства, ни обиды, но направляет это исключительно на общий интерес». Далее, Джонсон предостерегает против «ложных внешних признаков» патриотизма, сравнивая «ложных патриотов» с фальшивыми монетами, которые блестят, как настоящие, но отличаются по весу. Прежде всего он возражает против мнения, что патриотизм обязательно заключается в «резкой и упорной оппозиции двору». «Патриотизм не обязательно предполагает мятеж; человек может ненавидеть своего короля и при этом не любить свою страну» — пишет Джонсон. Он указывает, что нередко политики уходят в оппозицию под влиянием ущемлённого самолюбия и честолюбия, либо элементарной «надежды пробиться к богатству» (первых он ставит выше, считая, что они по крайней мере частично искренни). Он осуждает апелляцию политиков к «толпе», кроме чрезвычайных случаев, считая, что «толпа» неспособна адекватно судить о действиях правительства. Как примеры «мнимого патриотизма» Джонсон приводит также агитацию за войну с Испанией, агитацию за ограничение свободы совести (против канадских французов-католиков, от которых якобы исходит угроза протестантизму), наконец, защиту прав восставших американских колонистов (здесь Джонсон настаивает, что государство имеет полное право по своему усмотрению управлять колониями и подавлять в них сепаратистские мятежи). В заключение, он призывает нацию «выздороветь от своего заблуждения и объединиться в общем отвращении к тем, кто, обманывая доверчивых мнимым вредом, подчиняя слабых смелой ложью, апеллируя к суждениям невежества и льстя тщеславию посредственности, клевеща на честность и оскорбляя достоинство (…) присваивают себе имя патриотов»[5].

Джон Уилкс[править | править код]

Джон Уилкс. Гравюра Хогарта, 1763

Согласно Линде Колли[6][7], высказываясь о патриотизме, Джонсон имел в виду английского радикала Джона Уилкса, который мобилизовал оппозиционеров на борьбу с правительством под лозунгами защиты прав свободных англичан от разрушителей конституционногo строя. Типичная демонстрация сторонников Уилкса включала шествия под флагами с изображениями Хартии вольностей и Билля о правах. Уилкс был арестован, но даже в тюрьме он продолжал настаивать, что его главная страсть — это любовь к Англии[7].

Ранее, в памфлете 1770 года «Ложная тревога», защищающем изгнание Уилкса из парламента, Джонсон иронизировал (имея в виду массовое движение в поддержку Уилкса) над «лихорадкой эпидемического патриотизма», в результате которой «портной откладывает свой напёрсток, торговец сукном опускает свой ярд, а кузнец кладёт свой молот; они встречаются в честной пивной, рассматривают состояние нации, читают или слушают последнюю петицию, оплакивают бедствия времени, тревожатся об ужасном кризисе и подписываются в поддержку билля о правах»[8].

Образы вигских «патриотов» в современной Джонсону сатире[править | править код]

Иллюстрацией к афоризму Джонсона может служить жёсткая сатира на вигских оппозиционеров-«патриотов», содержащаяся в комедии Генри Филдинга «Исторический календарь за 1736 год» (1757 год; следует отметить, что в тот момент партия вигов была правящей, и «патриотами» именовала себя внутрипартийная оппозиция в противоположность правительственной фракции «политиков», иначе «придворных»). В комедии Филдинга выведены образы четырёх «патриотов». Из них один — «патриот-пустомеля. Он пьёт за свою страну и кричит о ней, но никогда ради неё палец о палец не ударит». Другой — «своекорыстный патриот». Своё кредо он излагает таким образом:

Моя лавка — моя отчизна. Об успехах второй я сужу по состоянию дел в первой. (…) И я не могу согласиться с вами, сэр, будто война нанесла бы нам ущерб. Напротив, я считаю её единственным условием процветания моей родины. Я веду торговлю саблями, и война обеспечит мне хорошие барыши. Поэтому я за войну!

Ещё два типа — «осторожный патриот» и «безразличный патриот» — олицетворяют трусость и конформизм.

В конце концов, все четверо охотно продаются прохожему «скрипачу» (премьер-министру) и принимаются плясать под его скрипку[9][10].

«Антипатриотическое» толкование афоризма[править | править код]

100 лет спустя после Джонсона, американский писатель Амброз Гвиннет Бирс усилил афоризм[11]:

В знаменитом словаре д-ра Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяев. Мы берём на себя смелость назвать это прибежище первым.

Американский философ Ральф Бартон Перри в 1951 году, пережив две мировые войны, также распространял афоризм с джонсоновской критики «ложного» патриотизма на патриотизм вообще[12]:

Если патриотизм — последнее прибежище негодяев, это не только потому, что во имя патриотизма могут быть выполнены злые дела, но и потому, что патриотический пыл может уничтожить моральные различия вообще.

Л. Н. Толстой, наряду со многими другими перлами англоамериканской эссеистики, включил афоризм в «Круг чтения» (в редакции: «Последнее прибежище негодяя — патриотизм»[13]), после чего о нём узнали в России[14]. В наше время отечественные авторы нередко его Толстому и приписывают[15]. При этом Толстой понимал афоризм в соответствии со своим общим негативным отношением к «злу патриотизма», о котором он писал[16][17][18]:

Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм.

Афоризм часто цитируется в искусстве. Например, в песне Боба Дилана «Sweetheart Like You» (1983 год)[19]:

Говорят, патриотизм — последнее прибежище,
За которое цепляется негодяй.
Украдёшь чуть-чуть, они бросят тебя в тюрьму,
Украдёшь много, и они сделают тебя королём.

«Патриотическое» толкование афоризма[править | править код]

В настоящее время в России встречается следующее толкование афоризма: «не всё пропало даже для самого отъявленного негодяя, если в нём ещё живо чувство патриотизма, подчиняясь которому, он может совершить благое дело, благородный поступок на войне или в мирной жизни»[20]. Такое толкование было дано в начале 2000-х годов в статьях Николая Ефимова («О патриотах, негодяях и родине»; «Родина: патриоты и негодяи»)[21][22]. В статье Ефимов выдвигает своё толкование как якобы отражающее авторское понимание, однако безо всяких обоснований, кроме ссылки на общее положительное отношение Джонсона к патриотизму[21]. В позднейших статьях Ефимов утверждает, что это толкование подсказал ему некий неназванный английский знакомый[23][24]. В 2001 году это толкование со ссылкой на «исследование Н. Ефимова» было воспроизведено в «Литературной газете»[25], а оттуда, уже со ссылкой на «Литературную газету», попало в «Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений» В. Серова (М., Локид-Пресс, 2005).

См. также[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. James Boswell, Edmond Malone. Life of Samuel Johnson, LL. D. (англ.). — London: J. Sharpe, 1830.
  2. Quotes on Patriotism. The Samuel Johnson Sound Bite Page (англ.). — «One whose ruling passion is the love of his country. It is sometimes used for a factious disturber of the government».
  3. ДЖОНСОН, СЭМЮЭЛ // Энциклопедия «Кругосвет».
  4. Ian Newbould. Whiggery and reform, 1830—41 (англ.). — 1990.
  5. Samuel Johnson. THE PATRIOT. ADDRESSED TO THE ELECTORS OF GREAT BRITAIN. 1774 (англ.).
  6. Linda Colley. Britons: Forging The Nation, 1707—1837 (англ.). — Yale University Press, 2005.
  7. 1 2 Stephen Reicher, Nick Hopkins. заглавие=Self and Nation  (англ.). — SAGE, 2000.
  8. Samuel Johnson. THE FALSE ALARM (англ.).
  9. Г. Филдинг. Исторический календарь за 1736 г.
  10. Филдинг Г. Генри Фильдинг — великий английский просветитель / С. С. Мокульский // Избранные произведения : в 2 т.. — М., 1954. — Т. 1. — С. III—XXXI.
  11. Quotations from Samuel Johnson (англ.). PoemHunter.com.
  12. Ralph Barton Perry. The citizen decides: a guide to responsible thinking in time of crisis Bloomington (англ.). — Indiana University Press, 1951.
  13. Л. Н. Толстой. 9—15 декабря // Круг чтения. — Ясная Поляна, 1908.
  14. Сергей Магнитов. Патриотизм как идеология // Литературная Россия. — М., 2016. — № 6.
  15. ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ ПОДЛЕЦА Леонид Жуховицкий (недоступная ссылка). Дата обращения: 1 сентября 2010. Архивировано 26 октября 2007 года.
  16. Л. Н. Толстой. Христианство и патриотизм (недоступная ссылка). Дата обращения: 7 марта 2009. Архивировано 18 марта 2009 года.
  17. Л. Н. Толстой. Патриотизм или мир? (недоступная ссылка). Дата обращения: 7 марта 2009. Архивировано 18 марта 2009 года.
  18. Л. Н. Толстой. Патриотизм и правительство.
  19. Bob Dylan. Sweetheart Like You (англ.). AZLyrics.
  20. Патриотизм — последнее прибежище негодяя // Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М. : Локид-Пресс, 2003.
  21. 1 2 Н. Ефимов. О патриотах, негодяях и родине // Независимая газета. — 2000. — 24 июня.: «Больше того, не мог английский писатель, автор знаменитого «Словаря английского языка», утверждать, как ему приписывают у нас, будто патриот и негодяй суть одно и то же. Вот в чём смысл фразы: не всё пропало даже у самого пропащего человека, отвергнутого друзьями и обществом, если в его душе сохраняется чувство Родины, в ней его последняя надежда и спасение».
  22. Н. Ефимов. Родина: патриоты и негодяи // Русское поле. — 2004.
  23. Н. Ефимов. Родина: Патриоты и негодяи // РФ-сегодня. — 2004. — 6 июля (№ 12). Архивировано 19 ноября 2009 года.: «Ещё в годы перестройки, когда эта фраза стала активно вбиваться в наши головы, я спрашивал знакомых англичан, в чём её истинный смысл. Московский корреспондент одной лондонской газеты разъяснил (…) — Так вот, — продолжал знакомый корреспондент, — смысл фразы: не всё пропало даже у самого пропащего человека, если в его душе сохраняется чувство Родины, в ней его последняя надежда и спасение».
  24. Н. Ефимов. Патриоты и негодяи  // Молодая Гвардия. — 2010. — № 4. Архивировано 6 марта 2021 года.
  25. Сергей Валянский, Дмитрий Калюжный. Негодяй прибежище найдет // Литературная газета. — 2001. — 18—24 апреля (№ 16 (5831)).