Первое кругосветное плавание

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Первое кругосветное плавание
Detail from a map of Ortelius - Magellan's ship Victoria.png
«Виктория» — единственный вернувшийся корабль экспедиции Магеллана. Деталь карты Абрахама Ортелия
Страна ИспанияFlag of Spain.svg Испания
Дата начала 20 сентября 1519 года
Дата окончания 6 сентября 1522 года
Руководитель Фернан Магеллан
Состав

От 265 до 280 членов команды на 5 судах

Маршрут
Magellan Elcano Circumnavigation-ru.svg
Достижения
  • Первое в истории человечества кругосветное плавание
  • Открытие западного пути к Островам пряностей
  • Первое пересечение Тихого океана европейцами
Открытия
Потери

4 судна, более 200 членов команды

Первое кругосветное плавание — испанская морская экспедиция под руководством Фернана Магеллана, началась 20 сентября 1519 года и завершилась 6 сентября 1522 года. Экспедиция была укомплектована большой командой (по разным оценкам 265—280 человек) на 5 судах. В результате мятежей, тяжелейшего пересечения Тихого океана и стычек с населением Филиппин и Островов пряностей команда сильно сократилась. Только одному судну — «Виктории» — удалось вернуться в Испанию, имея 18 человек на борту. Ещё 18 человек, попавших в плен к португальцам, вернулись в Европу позднее. Экспедиция также оказалась весьма успешной в коммерческом отношении, принеся организаторам большую прибыль.

Замысел[править | править исходный текст]

Идея экспедиции во многом являлась повторением идеи Колумба: достичь Азии, следуя на запад. Колонизация Америки еще не успела принести существенных прибылей в отличие от колоний португальцев в Индии, и испанцам хотелось самим плавать к Островам Пряностей и получать выгоду. К тому времени стало ясно, что Америка — это не Азия, но предполагалось, что Азия лежит сравнительно недалеко от Нового Света[1]. В 1513 году Васко Нуньес де Бальбоа, пройдя Панамский перешеек, увидел Тихий океан, названный им Южным морем. С тех пор пролив в новое море искало несколько экспедиций. Примерно в те годы португальские капитаны Жуан Лишбоа и Иштебан Фроиш дошли примерно до 35°ю.ш. и открыли устье реки Ла-Платы. Они не могли его серьёзно исследовать и приняли огромный затопленный эстуарий Ла-Платы за пролив[2].

В 1515 году Испания послала экспедицию из 3 судов на поиски пролива во главе с Хуаном Диасом де Солисом. Он достиг Ла-Платы и, высадившись на берег, начал исследования на суше, но местные жители его съели, и вскоре два оставшихся корабля вернулись в Испанию[3].

Магеллан, судя по всему, имел подробные сведения о поисках португальцами пролива и, в частности, о Ла-Плате, которую он считал проливом в Южное море. Эта уверенность сыграла важную роль в планировании им экспедиции, однако он был готов к поискам других путей в Индию, если этот окажется ложным[1].

Ещё в Португалии важную роль в подготовке экспедиции играл компаньон Магеллана астроном Руй Фалеру. Он создал способ исчисления долготы и произвел вычисления, из которых следовало, что Молуккских островов легче достичь, отправляясь на запад, и что эти острова лежат в полушарии, «принадлежащем» Испании по Тордесильясскому договору[1]. Все его расчёты, как и способ исчисления долготы, впоследствии оказались неверными. Какое-то время Фалеру числился в документах по организации плавания перед Магелланом, но в дальнейшем он всё больше оттесняется на второй план, и командующим экспедиции назначается Магеллан. Фалеру составил гороскоп, из которого следовало, что ему нельзя отправляться в экспедицию, и остался на берегу[4].

Подготовка[править | править исходный текст]

Подпись Фернана Магеллана

В снаряжении экспедиции большую роль сыграли европейские купцы, не имевшие возможности поучаствовать в прибыльной торговле с Ост-Индией из-за монополии португальцев. Хуана де Аранду, которому по договору с Магелланом полагалась восьмая часть прибыли, оттесняют от кормушки, объявив, что это соглашение «не соответствует интересам нации»[1].

По договору с королем от 22 марта 1518 года Магеллан и Фалеру получали одну пятую часть чистых доходов от плавания, права наместничества на открытых землях, двадцатую часть прибыли, получаемой от новых земель, и право на два острова, если будет открыто более шести островов[5][1][6].

Португальцы пытались противодействовать организации экспедиции, но на прямое убийство не решились. Они старались очернить Магеллана в глазах испанцев и заставить их отказаться от плавания. В то же время факт, что экспедицией будет командовать португалец, вызывал недовольство многих испанцев. В октябре 1518 года произошло столкновение между участниками экспедиции и толпой севильцев. Когда Магеллан поднял на кораблях свой штандарт, испанцы приняли его за португальский и потребовали снять. К счастью для Магеллана конфликт удалось погасить без особых жертв[7]. Чтобы приглушить противоречия, Магеллану было предписано ограничить число португальцев в экспедиции пятью участниками, однако из за недостатка моряков в ней оказалось около 40 португальцев[4][8].

Состав и снаряжение экспедиции[править | править исходный текст]

В экспедицию готовилось пять кораблей с запасом продовольствия на два года. Магеллан сам лично следил за погрузкой и упаковкой продуктов, товаров и снаряжения. В качестве провизии были взяты на борт сухари, вино, оливковое масло, уксус, солёная рыба, вяленая свинина, фасоль и бобы, мука, сыр, мед, миндаль, анчоусы, изюм, чернослив, сахар, айвовое варенье, каперсы, горчица, говядина и рис. На случай столкновений имелось около 70 пушек, 50 аркебуз, 60 арбалетов, 100 комплектов лат и другое вооружение. Для торговли взяли материю, металлические изделия, женские украшения, зеркала, колокольчики и ртуть (ее использовали в качестве лекарства). Экспедиция обошлась более чем в 8 миллионов мараведи[9].

Экспедиция Магеллана[10][11]
Корабль Тоннаж    Капитан
Тринидад 110 (266)   Фернан де Магеллан  
Сан-Антонио 120 (290)   Хуан де Картахена  
Консепсьон 90 (218)  Гаспар де Кассада  
Виктория 85 (206)  Луис де Мендоса  
Сантьяго 75 (182)  Жуан Серран  

По штатному расписанию на судах полагалось находиться более, чем 230 морякам, но кроме них в экспедиции было немало сверхштатных участников, среди которых был родосский рыцарь Антонио Пигафетта, составивший подробное описание путешествия. А также прислуга и рабы вплоть до негров и азиатов, среди которых стоит упомянуть раба Магеллана Энрике, родившегося на Суматре и взятого Магелланом в качестве переводчика. Именно он станет человеком, первым вернувшимся на родину, обогнув земной шар. Несмотря на запрет в экспедиции нелегально оказалось несколько женщин-рабынь (вероятно индианок). Вербовка моряков продолжалась и на Канарских островах. Всё это затрудняет подсчёт точного количества участников. Разные авторы исчисляют количество участников от 265 до не менее чем 280[11].

Водоизмещение кораблей тоже вызывает разногласия. По мнению одних авторов тонна тех времен примерно соответствует современной, по мнению других одна тонна магеллановых кораблей соответствует 2,43 современной тонны (в таблице в скобках указаны тонны исходя из этого соотношения)[11].

Магеллан лично командовал «Тринидадом». «Сантьяго» командовал Жуан Серран — брат Франсишка Серрана, спасенного Магелланом в Малакке. Тремя другими кораблями командовали представители испанской знати, с которыми у Магеллана сразу начались конфликты. Испанцам не нравилось, что экспедицией командует португалец. Кроме того, Магеллан скрывал предполагаемый маршрут плавания, и это вызывало недовольство капитанов. Противостояние было довольно серьёзным. Капитану Мендосе даже было передано специальное требование короля прекратить препирательства и подчиниться Магеллану. Но уже на Канарских островах Магеллан получил сведения что испанские капитаны договорились между собой убрать его с поста, если посчитают, что он им мешает[12].

Атлантический океан[править | править исходный текст]

20 сентября 1519 года флотилия во главе с Магелланом вышла из порта Санлукар-де-Баррамеда (устье реки Гвадалквивир). Вскоре на эскадре разгорелся конфликт. Капитаны других кораблей вновь стали требовать, чтобы Магеллан дал им разъяснения о маршруте. Но он отказался, заявив: «Ваша обязанность следовать днем за моим флагом, а ночью за моим фонарем». Вместо прямого пути к Южной Америке Магеллан повел флотилию близко к Африке. Возможно он пытался избежать возможной встречи с португальскими кораблями. Этот маршрут был довольно труден для плавания. Магеллан заранее разработал систему сигналов позволявшую флотилии всегда держаться вместе. Каждый день корабли сходились на близкое расстояние для ежедневного рапорта и получения указаний[13].

Капитан «Сан-Антонио» Картахена, являвшийся представителем короны в плавании, во время одного из рапортов демонстративно нарушил субординацию и стал называть Магеллана не «капитан-генерал» (адмирал), а просто «капитан». Картахена был вторым лицом в экспедиции, по статусу почти равным командиру. В течение нескольких дней он продолжал это делать несмотря на замечания Магеллана. Тому пришлось терпеть это, пока капитаны всех кораблей не были созваны на «Тринидад» для решения вопроса о судьбе матроса-преступника. Забывшись, Картахена снова нарушил дисциплину, но на этот раз он был не на своем судне. Магеллан лично схватил его за шиворот и объявил арестованным. Картахене разрешили находится не на флагманском корабле, а на кораблях сочувствующих ему капитанов. Командиром «Сан-Антонио» стал родственник Магеллана Алвару Мишкита[14].

29 ноября флотилия достигла побережья Бразилии, а 26 декабря 1519 года — Ла-Платы, где проводились поиски предполагаемого пролива. «Сантьяго» был послан на запад, но вскоре вернулся с сообщением, что это не пролив, а устье гигантской реки. Эскадра начала медленно продвигаться на юг, исследуя берег. На этом пути европейцы впервые увидели пингвинов[13].

Продвижение на юг шло медленно, кораблям мешали штормы, близилась зима, а пролива все не было. 31 марта 1520 года, дойдя до 49°ю.ш. флотилия встает на зимовку в бухте, названной Сан-Хулиан[15][16].

Мятеж[править | править исходный текст]

Семья Магеллановых пингвинов в Патагонии

Встав на зимовку, капитан распорядился урезать нормы выдачи продовольствия, что вызвало ропот среди моряков, уже измотанных длительным сложным плаванием. Этим попыталась воспользоваться группа офицеров недовольных Магелланом.

1 апреля в Вербное воскресенье Магеллан пригласил всех капитанов на церковную службу и праздничный обед. Капитан Виктории Мендоса и капитан Консепсьона Кесадо на обед не являются. В ночь на 2 апреля начинается мятеж. Бунтовщики освободили находившегося на их кораблях Картахену и решили захватить Сан-Антонио, чьим капитаном раньше он был. Они подплывают к Сан-Антонио, захватывают спящего капитана Мишкиту и заковывают в цепи[17]. Кормчего Хуана де Элорьягу, пытавшегося оказать сопротивление, Кесадо убивает ножом. Командование Сан-Антонио поручается Себастьяну Элькано.

Магеллан узнает про мятеж только утром. В его распоряжении остается два корабля Тринидад и Сантьяго, почти не имевший боевой ценности. В руках же заговорщиков три крупных корабля Сан-Антонио, Консепсьон и Виктория. Но мятежники не желали дальнейшего кровопролития, опасаясь, что им за это придется отвечать по прибытии в Испанию. К Магеллану была послана шлюпка с письмом в котором говорилось, что их цель всего лишь заставить Магеллана правильно выполнить приказы короля. Они согласны считать Магеллана капитаном, но он должен советоваться с ними по всем своим решениям и не действовать без их согласия. Для дальнейших переговоров они приглашают Магеллана прибыть к ним для переговоров. Магеллан в ответ приглашает их на свой корабль. Те отказываются[18].

Усыпив бдительность противника, Магеллан захватывает шлюпку перевозившую письма и сажает гребцов в трюм. Мятежники больше всего опасались удара по Сан-Антонио, но Магеллан решил напасть на Викторию, где находилось много португальцев. Шлюпка, в которой находится альгвасил Гонсало Гомес де Эспиноса и пять надежных людей, отправляется к Виктории. Поднявшись на корабль, Эспиноса вручает капитану Мендосе новое приглашение от Магеллана прибыть на переговоры. Капитан начинает читать его с ухмылкой, но дочитать не успевает. Эспиноса наносит ему удар ножом в шею, один из прибывших матросов добивает мятежника. Пока команда Виктории пребывала в полной растерянности на борт вскакивает еще одна, на этот раз хорошо вооруженная, группа сторонников Магеллана во главе с Дуарте Барбозой, незаметно подошедшая на другой шлюпке. Экипаж Виктории сдается без сопротивления. Три корабля Магеллана: Тринидад, Виктория и Сантьяго — встают у выхода из бухты, перекрывая мятежникам путь к бегству[19].

После того, как у них отняли корабль, мятежники не решились вступить в открытое столкновение и, дождавшись ночи, попытались проскользнуть мимо кораблей Магеллана в открытый океан. Это не удалось. Сан-Антонио был обстрелян и взят на абордаж. Сопротивления не было, жертв тоже. Вслед за ним сдался и Консепсьон[20].

Для суда над мятежниками был создан трибунал. 40 участников мятежа были приговорены к смерти, но тут же помилованы, поскольку экспедиция не могла терять такое количество матросов. Был казнён только совершивший убийство Кесадо. Представителя короля Картахену и одного из священников, активно участвовавшего в мятеже, Магеллан казнить не решился, и они были оставлены на берегу после ухода флотилии. Больше про них ничего не известно[13].

Через несколько десятилетий, в эту же бухту зайдет Френсис Дрейк, которому также придется совершить кругосветное плавание. На его флотилии будет раскрыт заговор и в бухте состоится суд. Он предложит мятежнику выбор: казнь, или его оставят на берегу, как Магеллан Картахену. Подсудимый выберет казнь[21].

Пролив[править | править исходный текст]

В мае Магеллан послал Сантьяго во главе с Жуаном Серраном на юг для разведки местности. В 60 милях к югу была найдена бухта Санта-Крус. Ещё через несколько дней в бурю корабль потерял управление и разбился. Моряки, кроме одного человека, спаслись и оказались на берегу без пищи и припасов. Они пытались вернуться к месту зимовки, но из-за усталости и истощения соединились с основным отрядом только через несколько недель. Потеря судна, специально предназначенного для разведки, а также припасов, находящихся на нём, нанесла большой ущерб экспедиции.

Магеллан сделал Жуана Серрана капитаном Консепсьона. В результате все четыре корабля оказались в руках сторонников Магеллана. Сан-Антонио командовал Мишкита, Викторией Барбоза[13].

Пролив Магеллана

Во время зимовки моряки вступили в контакт с местными жителями. Они были высокого роста. Для защиты от холода они обматывали ноги большим количеством сена, поэтому были названы патагонцами (большеногими, рождёнными с лапами)[22]. Сама страна по их имени была названа Патагония. По приказу короля было необходимо привезти в Испанию представителей встретившихся экспедиции народов. Поскольку матросы опасались схватки с высокими и сильными индейцами, они пошли на хитрость: давали им в руки множество подарков, а когда те уже не могли больше ничего удержать в руках, предлагали им в подарок ножные кандалы, назначение которых индейцы не понимали. Так как руки были заняты, патагонцы соглашались чтобы кандалы цепляли к их ногам, пользуясь этим матросы их сковывали. Так удалось захватить двух индейцев, но это привело к столкновению с местными жителями с жертвами с обеих сторон. Ни один из пленников не дожил до возвращения в Европу[13].

Памятник Магеллану в Пунта-Аренас, Чили. Магеллан стоит лицом к Магелланову проливу.

24 августа 1520 года флотилия вышла из бухты Сан-Хулиан. За время зимовки она лишилась 30 человек. Уже через два дня экспедиция вынуждена была остановиться в бухте Санта-Крус из-за непогоды и повреждений. В путь флотилия вышла только 18 октября. Перед выходом Магеллан объявил, что будет искать пролив вплоть до 75°ю.ш., если же пролив не обнаружится, то флотилия пойдет к Молуккским островам вокруг мыса Доброй Надежды[23].

21 октября под 52°ю.ш. корабли оказались у узкого пролива ведущего в глубь материка. Сан-Антонио и Консепсьон посылаются на разведку. Вскоре налетает буря длившаяся два дня. Моряки опасались, что посланные на разведку корабли погибли. И они действительно чуть не погибли, но когда их понесло к берегу, перед ними открылся узкий проход, в который они вошли. Они оказались в широкой бухте, за которой последовали еще проливы и бухты. Вода все время оставалась соленой, а лот очень часто не доставал дна. Оба судна вернулись с радостной вестью о возможном проливе[24][25].

Флотилия вошла в пролив и много дней шла по настоящему лабиринту скал и узких проходов. Пролив впоследствии был назван Магеллановым. Южную землю, на которой ночами часто виделись огни, назвали Огненной Землей. У «реки Сардин» был созван совет. Кормчий Сан-Антонио Эстебан Гомиш высказался за возвращение домой из-за малого количества провианта и полной неизвестности впереди. Другие офицеры не поддержали его. Магеллан хорошо помнил судьбу Бартоломео Диаша, открывшего мыс Доброй Надежды, но уступившего команде и вернувшегося домой. Диаш был отстранён от руководства будущими экспедициями и так никогда и не попал в Индию. Магеллан объявил, что корабли пойдут вперёд[25][21].

У острова Доусон пролив делится на два канала, и Магеллан снова разделяет флотилию. Сан-Антонио и Консепсьон идут на юго-восток, два других корабля остаются для отдыха, а на юго-запад отправляется лодка. Через три дня лодка возвращается и моряки сообщают, что видели открытое море. Вскоре возвращается Конспесьон, но от Сан-Антонио нет известий. Пропавший корабль ищут несколько дней, но всё бесполезно. Позже выяснилось, что кормчий Сан-Антонио Эстебан Гомеш поднял мятеж, заковал в цепи капитана Мишкиту и ушёл домой в Испанию. В марте он вернулся в Севилью, где обвинил Магеллана в измене. Началось следствие, всю команду посадили в тюрьму. Над женой Магеллана установили надзор. Впоследствии бунтовщиков выпустили, а Мишкита оставался в тюрьме вплоть до возвращения экспедиции[24][26].

28 ноября 1520 года корабли Магеллана выходят в океан. Путь по проливу занял 38 дней. На долгие годы Магеллан останется единственным капитаном, прошедшим пролив и не потерявшим ни одного корабля.

Тихий океан[править | править исходный текст]

Выйдя из пролива, Магеллан 15 дней шел на север, дойдя до 38°ю.ш., где повернул на северо-запад, а 21 декабря 1520 года, дойдя до 30°ю.ш., повернул на северо-запад[27].

Магелланов пролив. Эскиз карты Пигафетты. Север внизу.

Флотилия прошла по Тихому океану не менее 17 тыс. км. Такие огромные размеры нового океана оказались неожиданными для моряков. При планировании экспедиции исходили из предположения, что Азия находится сравнительно близко от Америки. Кроме того, в то время считалось, что основную часть Земли занимает суша, и только сравнительно небольшую — море. Во время пересечения Тихого океана стало ясно, что это не так. Океан казался бескрайним. В южной части Тихого океана находится множество обитаемых островов, на которых можно было бы получить свежие припасы, но маршрут флотилии прошел в стороне от них. Не готовая к такому переходу, экспедиция испытывала огромные лишения[28].

«В продолжение трёх месяцев и двадцати дней, — отмечал в своих дорожных заметках летописец экспедиции Антонио Пигафетта, — мы были совершенно лишены свежей пищи. Мы питались сухарями, но то уже не были сухари, а сухарная пыль, смешанная с червями, которые сожрали самые лучшие сухари. Она сильно воняла крысиной мочой. Мы пили жёлтую воду, которая гнила уже много дней. Мы ели также воловью кожу, покрывающую грот-грей, чтобы ванты не перетирались; от действия солнца, дождей и ветра она сделалась неимоверно твёрдой. Мы замачивали её в морской воде в продолжение четырёх-пяти дней, после чего клали на несколько минут на горячие угли и съедали её. Мы часто питались древесными опилками. Крысы продавались по полдуката за штуку, но и за такую цену их невозможно было достать»[29].

Кроме того, на кораблях свирепствовала цинга. Погибло, по разным источникам, от одиннадцати до двадцати девяти человек[30][31]. К счастью для моряков, за все время плавания не было ни одной бури и они назвали новый океан Тихим.

Во время плавания экспедиция дошла до 10 °C.ш. и оказалась заметно севернее Молуккских островов, к которым стремилась. Возможно, Магеллан хотел убедиться, что открытое Бальбоа Южное море является частью этого океана, а, возможно, он опасался встречи с португальцами, которая для его потрепанной экспедиции закончилась бы плачевно. 24 января 1521 года моряки увидели необитаемый остров (из архипелага Туамоту). Высадиться на него не представлялось возможности. Через 10 дней был обнаружен еще один остров (в архипелаге Лайн). Высадиться тоже не удалось, но экспедиция наловила акул для пропитания[31][28].

6 марта 1521 года флотилия увидела остров Гуам из группы Марианских островов. Он был населен. Лодки окружили флотилию, началась торговля. Вскоре выяснилось, что местные жители воруют с кораблей все, что попадется под руку. Когда они украли шлюпку, европейцы не выдержали. Они высадились на остров и сожгли селение островитян, убив при этом 7 человек. После этого они забрали лодку и захватили свежие продукты. Острова были названы Воровскими (Ландронес). При уходе флотилии местные жители преследовали корабли на лодках, забрасывая их камнями, но без особого успеха[28][32].

Через несколько дней испанцы первыми из европейцев достигли Филиппинских островов, которые Магеллан назвал архипелагом Святого Лазаря. Опасаясь новых столкновений, он ищет необитаемый остров. 17 марта испанцы высадились на острове Хомонхом. Переход через Тихий океан закончился[33].

Смерть Магеллана[править | править исходный текст]

Антонио Пигафетта — летописец экспедиции

На острове Хомонхом был устроен лазарет, куда перевезли всех больных. Свежая пища быстро вылечила моряков, и флотилия отправилась в дальнейший путь среди островов. На одном из них раб Магеллана Энрике, родившийся на Суматре, встретил людей, говорящих на его языке. Круг замкнулся. Впервые человек обошёл землю[34].

7 апреля 1521 года экспедиция вошла в порт Себу на одноименном острове. Места были цивилизованные, и с европейцев даже попытались взять торговую пошлину. Испанцы отказались платить, а оказавшийся в городе мусульманский купец посоветовал радже не воевать с европейцами, и требование было снято[35][36].

Началась оживлённая торговля. За железные изделия островитяне легко отдавали золото и продукты. Впечатлённый силой испанцев и их оружием, властитель острова раджа Хумабон соглашается отдаться под покровительство испанского короля и вскоре крестится под именем Карлос. Вслед за ним крестится его семья, множество представителей знати и простых островитян. Покровительствуя новому Карлосу-Хумабону, Магеллан пытался привести под его власть как можно больше местных правителей[37].

Один из вождей острова Мактан Лапу-Лапу (Силапулапу) противился новым порядкам и не собирался отдаваться под власть Хумабона. Магеллан организовал против него военную экспедицию. Он хотел наглядно продемонстрировать местным жителям мощь Испании. Сражение оказалось неподготовленным. Из-за отмели суда и лодки не смогли подойти на близкое расстояние, чтобы эффективно поддержать десантный отряд огнём. Во время нахождения европейцев на Себу местные жители имели возможность изучить европейское оружие и его слабые стороны. Они быстро двигались, не давая европейцам прицелиться, и атаковали моряков в незащищённые доспехами ноги. Когда испанцы начали отступать, Магеллан был убит[38].

Смерть Магеллана
Памятник Лапу-Лапу на острове Себу

Вот что написал о смерти адмирала историограф экспедиции, Антонио Пигафетта:

…Островитяне по пятам преследовали нас, выуживая из воды уже однажды использованные копья, и таким образом метали одно и то же копье пять-шесть раз. Узнав нашего адмирала, они стали целиться преимущественно в него; дважды им уже удалось сбить шлем с его головы; он оставался с горстью людей на своем посту, как подобает храброму рыцарю, не пытаясь продолжать отступление, и так сражались мы более часу, пока одному из туземцев не удалось тростниковым копьём ранить адмирала в лицо. Разъярённый, он тотчас же пронзил грудь нападавшего своим копьём, но оно застряло в теле убитого; тогда адмирал попытался выхватить меч, но уже не смог этого сделать, так как враги дротиком сильно ранили его в правую руку, и она перестала действовать. Заметив это, туземцы толпой ринулись на него, и один из них саблей ранил его в левую ногу, так что он упал навзничь. В тот же миг все островитяне набросились на него и стали колоть копьями и прочим оружием, у них имевшимся. Так умертвили они наше зерцало, свет наш, утешение наше и верного нашего предводителя.

http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Pigafetta/frametext2.htm

Завершение экспедиции[править | править исходный текст]

В результате поражения погибло девять европейцев, но ущерб репутации был огромен. Кроме того сразу же дала себя знать потеря опытного руководителя. Вставшие во главе экспедиции Жуан Серран и Дуарте Барбоза вступили в переговоры с Лапу-Лапу предлагая ему выкуп за тело Магеллана, но тот ответил, что тело не будет выдано ни при каких условиях. Неудача переговоров окончательно подорвала престиж испанцев, и вскоре их союзник Хумабон заманил их на обед и устроил резню, убив несколько десятков человек, в том числе почти весть командный состав[39]. Кораблям пришлось срочно отплыть. Находясь почти у цели, флотилия потратила несколько месяцев, чтобы достичь Молуккских островов.

Там были закуплены пряности, и экспедиции предстояло отправиться в обратный маршрут. На островах испанцы узнали, что португальский король объявил Магеллана дезертиром, поэтому его суда подлежали взятию в плен. Суда обветшали. «Консепсьон» был ранее оставлен командой и сожжён. Оставалось только два корабля. «Тринидад» был отремонтирован и отправился на восток к испанским владениям в Панаме, а «Виктория» — на запад в обход Африки. «Тринидад» попал в полосу встречных ветров, был вынужден возвратиться к Молуккским островам и был захвачен в плен португальцами. Большинство его экипажа погибло на каторге в Индии. «Виктория» под командованием Хуана Себастьяна Элькано продолжила маршрут. Экипаж был пополнен некоторым числом островитян-малайцев (почти все из них погибли в дороге). На корабле вскоре стало не хватать провизии (Пигафетта отмечал в своих записях: «Кроме риса и воды, у нас не осталось съестного; из-за недостатка соли все мясные продукты попортились»), и часть экипажа стала требовать от капитана взять курс на принадлежащий португальской короне Мозамбик и сдаться в руки португальцев. Однако большинство моряков и сам капитан Элькано решили любой ценой попытаться доплыть до Испании. «Виктория» с трудом обогнула мыс Доброй Надежды и затем два месяца без остановок шла на северо-запад вдоль африканского побережья.

9 июля 1522 года изношенный корабль с измождённым экипажем подошёл к островам Зелёного мыса, португальскому владению. Не сделать здесь остановки было невозможно по причине крайнего недостатка питьевой воды и провизии. Здесь Пигафетта пишет:

«В среду, 9 июля, мы добрались до островов Святого Иакова и тут же отправили лодку к берегу за провизией, придумав для португальцев историю, будто мы потеряли нашу фок-мачту под экватором (на самом же деле мы потеряли её у мыса Доброй Надежды), и за это время, что мы её восстанавливали, наш капитан-генерал уехал с двумя другими кораблями в Испанию. Расположив их таким образом к себе, а также отдав им нашего товару, нам удалось получить от них две груженные рисом лодки… Когда наша лодка снова подошла к берегу за рисом, были задержаны тринадцать человек экипажа вместе с лодкой. Опасаясь того, чтобы некоторые каравеллы не задержали также и нас, мы в спешном порядке направились дальше»

Современная копия Магеллановой каракки «Виктория»

Интересно, что сам Магеллан совершенно не предполагал совершить кругосветную экспедицию — он лишь хотел найти западный маршрут к Молуккам и возвратиться назад, вообще для любого коммерческого рейса (а рейс Магеллана был таким) кругосветное путешествие бессмысленно. И только угроза нападения португальцев заставила один из кораблей продолжать следовать на запад, причём если бы «Тринидад» проделал свой маршрут благополучно, а «Виктория» была бы пленена, никакого кругосветного путешествия не было бы.

6 сентября 1522 года «Виктория» добралась до Испании, став, таким образом, единственным кораблём флотилии Магеллана, победно вернувшимся в Севилью. На корабле было восемнадцать выживших. Позже, в 1525 году, ещё четверо из 55 членов команды корабля Тринидад были доставлены в Испанию. Также были выкуплены из португальского плена те члены команды «Виктории», которые были схвачены португальцами во время вынужденной стоянки на островах Зелёного Мыса.

18 выживших с Victoria, прибывшие в Севилью в 1522 году
Имя (Происхождение) Должность
Хуан Себастьян Элькано (Гетариа) Капитан
Франсиско Альбо, грек (остров Хиос) Лоцман
Мигель (Родос) Лоцман
Хуан де Акуриоо Бермео Лоцман
Антонио Ломбардо «Пигафетта» (Виченца) сверхштатный
Мартин де Худисибус (Генуя) Начальник по погрузке
Эрнандо де Бустаманте (Мерида) Матрос
Николас Гриего [Грек] (Нафплион) Матрос
Мигель Санчес (Родос) Матрос
Антонио Эрнандес Кольменеро (Уэльва) Матрос
Франсиско Родригес, португалец (Севилья) Матрос
Хуан Родригес (Уэльва) Матрос
Диего Кармена Матрос
Ханс (Ахен) Артиллерист
Хуан де Арратия (Бильбао) Матрос
Васко Гомес Гальего Португалец (Байона) Матрос
Хуане де Сантандер (Куэто, Кантабрия) Юнга
Хуан де Субилета (Баракальдо) Помощник юнги

Моряки с «Виктории», взятые в плен португальцами на островах Зеленого Мыса и освобожденные спустя пять месяцев.

  1. Маэстре Педро. Завербовался на Тенерифе. Сверхштатный участник экспедиции. Sobresaliente на «Сантьяго».
  2. Ришар де Фодис из Нормандии. Плотник на «Сантьяго». Неграмотный.
  3. Симон из Бургоса, португалец. Сверхштатный участник плавания, слуга капитана Мендосы на «Виктории». В 1523 году жил в Сьюдад-Родриго.
  4. Хуан Мартин из Агилар-де-Кампо. Сверхштатный участник плавания, слуга капитана Мендосы на «Виктории». Завербовался в возрасте примерно двадцати пяти лет.
  5. Мартин Мендес из Севильи. Контадор «Виктории». В 1525 году участвовал в экспедиции Себастьяна Кабота в Южную Америку.
  6. Рольдан де Арготе из Брюгге. Канонир на «Консепсьоне». Участвовал в 1525 году в экспедиции Лоайсы.
  7. Гомес Эрнандес из Уэльвы. Старший матрос на «Консепсьоне». Завербовался в возрасте примерно двадцати двух лет.
  8. Окасио Алонсо из Больулоса. Старший матрос на «Сантьяго». Завербовал­ся в возрасте тридцати лет.
  9. Педро де Толоса из Толосы в Гипускоа. Матрос на «Виктории».
  10. Фелипе де Родас с острова Родос. Старший матрос на «Виктории».
  11. Педро де Чиндарса из Борромео. Юнга на «Консепсьоне». Завербовался в возрасте пятнадцати лет.
  12. Баскито Гальего.
  13. Мануэль, индонезиец.

Члены команды «Тринидада», сумевшие вернуться в Европу

  1. Гонсало Гомес де Эспиноса из Эспиноса-де-лос-Монтерос. Главный альгуасил флотилии, «Тринидад».
  2. Хинес де Мафра из Хереса. Старший матрос на «Тринидаде».
  3. Леон Панкальдо из Савоны. Завербовался старшим матросом на «Тринидад». Многие считают его автором «Дневника генуэзского кормчего».
  4. Ганс Алеман (маэстре Ансе), немец. Главный канонир «Консепсьона», затем был переведен на «Тринидад». Умер в 1525 году в Лиссабонской тюрьме.
  5. Хуан Родригес («Глухой») из Севильи. Завербовался старшим матросом на «Консепсьон».

Итоги экспедиции[править | править исходный текст]

Продажа груза, привезённого «Викторией», не только покрыла все расходы на экспедицию, но и, несмотря на гибель 4 кораблей из 5, дала значительную прибыль. Что касается принадлежности Молуккских островов, то португальский король поверил в их принадлежность Испании и откупил их за огромную сумму в 350 тысяч золотых дукатов. В 1523 году был издан отчёт императорского секретаря Максимилиана Трансильвана о путешествии, а затем были опубликованы и подробные воспоминания одного из участников экспедиции — венецианца Антонио Пигафетты.

Таким образом, испанцы открыли западный путь к Азии и Островам Пряностей. Это первое в истории кругосветное плавание доказало правильность гипотезы о шарообразности Земли и нераздельности океанов, омывающих сушу.

Потерянный день[править | править исходный текст]

Кроме того, как обнаружилось, участники экспедиции «потеряли день»[40]. В те времена ещё не было понятия о разнице между местным и Всемирным временем, так как самые далёкие торговые экспедиции проходили в обоих направлениях практически по одному и тому же маршруту, пересекая меридианы сначала в одном направлении, потом в обратном. В этом же случае, впервые зафиксированном в истории, экспедиция вернулась в начальный пункт, так сказать, «не возвращаясь», но двигаясь только вперёд, на запад.

На кораблях с христианским экипажем, как полагается, для поддержания порядка вахт, счисления движения, ведения записей, но, в первую очередь, для соблюдения церковных католических праздников, велось счисление времени. Хронометров в те времена не было, моряки пользовались песочными часами (от этого на флоте и был счет времени по склянкам). Начало счёта суточного времени было в полдень. Естественно, каждый ясный день моряки определяли момент полудня, когда Солнце было в самой верхней точке, то есть пересекало местный меридиан (с помощью компаса или по длине тени). От этого вёлся и счет дней календаря, в том числе воскресных дней, пасхалий и всех прочих церковных праздников. Но ведь каждый раз моряки определяли время местного полудня, соответствующего меридиану, на котором в этот момент находилось судно. Корабли плыли на запад, вслед за движением Солнца по небосводу, догоняя его. Поэтому, будь у них современный хронометр или простые часы, настроенные на местный полдень порта Санлукар-де-Баррамеда, моряки бы заметили, что их день чуть длиннее обычных 24 часов и их местный полдень всё больше и больше отстаёт от родного испанского, переходя постепенно на испанский вечер, ночь, утро и снова день. Но, поскольку хронометра у них не было, плавание их было чрезвычайно неспешным и с ними случались более важные и страшные происшествия, то об этой «мелочи» со временем никто просто не думал. Церковные праздники эти отважные испанские моряки отмечали со всей тщательностью, как ревностные католики, но, как оказалось, по своему собственному календарю. В итоге, когда моряки вернулись в родную Европу, оказалось, что их корабельный календарь отстал от календаря родины и Церкви на целые сутки. Это произошло на островах Зелёного Мыса. Вот как описал это Антонио Пигафетта:

… мы подошли наконец к островам Зеленого Мыса. В среду, 9 июля, мы добрались до островов Святого Иакова [Сантьяго] и тут же отправили лодку к берегу за провизией […] Мы поручили нашим людям, отправившимся на лодке к берегу, расспросить, какой это был день, и они узнали, что у португальцев был четверг, что нас весьма удивило, так как у нас была среда, и мы никак не могли понять, отчего могла произойти такая ошибка. Я чувствовал себя хорошо все время и делал отметки каждый день без перерывов. Как выяснилось впоследствии, тут не было никакой ошибки, ибо мы шли все время по направлению к западу и вернулись к тому же пункту, куда двигалось и солнце, и таким образом выиграли двадцать четыре часа, в чем никаких сомнений быть не может.[40]

То есть они неправильно праздновали воскресенья, святую Пасху и прочие праздники.

Таким образом было открыто, что при путешествиях вдоль параллелей, то есть в плоскости суточного вращения Земли вокруг своей оси, время как бы меняет свою длительность. Если двигаться на запад, за Солнцем, догоняя его, день (сутки) как бы удлиняется. Если же двигаться на восток, навстречу Солнцу, отставая от него, сутки, наоборот, укорачиваются. Для преодоления этого парадокса позже была разработана система часовых поясов и понятие линии перемены дат. Эффект смены часовых поясов теперь испытывает каждый, кто предпринимает дальние, но быстрые, путешествия в широтном направлении на самолётах или скоростных поездах.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  2. Магидович И.П., 1983, с. 125
  3. Магидович И.П., 1983, с. 125-126
  4. 1 2 Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  5. Субботин В.А., 1998, с. 186
  6. КАПИТУЛЯЦИЯ
  7. Субботин В.А., 1998, с. 188
  8. Субботин В.А., 1998, с. 192
  9. Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  10. Магидович И.П., 1983, с. 126-127
  11. 1 2 3 Субботин В.А., 1998, с. 190
  12. Субботин В.А., 1998, с. 192-193
  13. 1 2 3 4 5 Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  14. Субботин В.А., 1998, с. 196-197
  15. Субботин В.А., 1998, с. 199-200
  16. Магидович И.П., 1983, с. 128
  17. Субботин В.А., 1998, с. 201-202
  18. Субботин В.А., 1998, с. 202
  19. Субботин В.А., 1998, с. 202-203
  20. Субботин В.А., 1998, с. 203
  21. 1 2 Субботин В.А., 1998, с. 204
  22. Субботин В.А., 1998, с. 200
  23. Магидович И.П., 1983, с. 129
  24. 1 2 Магидович И.П., 1983, с. 130
  25. 1 2 Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  26. Субботин В.А., 1998, с. 207
  27. Магидович И.П., 1983, с. 130-131
  28. 1 2 3 Магидович И.П., 1983, с. 131-132
  29. АНТОНИО ПИГАФЕТТА->ПУТЕШЕСТВИЕ МАГЕЛЛАНА->ЧАСТЬ 1
  30. Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  31. 1 2 Субботин В.А., 1998, с. 211
  32. Субботин В.А., 1998, с. 211-212
  33. Магидович И.П., 1983, с. 132-133
  34. Магидович И.П., 1983, с. 133
  35. Субботин В.А., 1998, с. 214-215
  36. Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  37. Субботин В.А., 1998, с. 215
  38. Субботин В.А., 1998, с. 215-218
  39. Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание (Ланге П. В.)
  40. 1 2 Антонио Пигафетта. Путешествие Магеллана = Il primo viaggio intorno al globo di Antonio Pigafetta / Перевод: Узин В. С. — в антологии «Антонио Пигафетта. Путешествие Магеллана; Мэйрин Митчелл. Эль-Кано - первый европейский кругосветный мореплаватель.». — М.: Мысль, 2000. — С. 124. — 304 с. — ISBN 978-5-244-00473-5
  41. Antonio Pigafetta. Relazione del primo viaggio intorno al mondo. — 1524.