Гемотрансфузия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Переливание крови»)
Перейти к: навигация, поиск

Гемотрансфузия (от др.-греч. αἷμα — кровь и от лат. transfusio — переливание) — переливание крови, частный случай трансфузии, при которой переливаемой от донора к реципиенту биологической жидкостью является кровь или её компоненты[1][2].

Технология[править | править вики-текст]

Один из первых аппаратов для переливания крови

Производится через вены (в острых случаях — через артерии) (также с использованием препаратов крови[3]) для замещения эритроцитов, лейкоцитов, белков плазмы крови, также для остановки восстановления объёма циркулирующей крови, её осмотического давления при потере крови (для этих целей могут использоваться также заменители крови).

Кроме потери крови показанием могут быть также аплазии кроветворения, ожоги, инфекции, отравления и другие.

Переливание может быть прямым и с предварительным сбором крови донора для хранения. Современный подход к переливанию крови состоит в компонентном переливании (плазма, эритроцитарная масса, лейкоцитарная масса, тромбоцитарная масса, отмытые эритроциты, тромбовзвесь, криопреципитат и другие более редкие компоненты).

При переливании непроверенной крови в кровь реципиента могут попадать возбудители болезней, имеющиеся у донора. В связи с этим в настоящее время широко используется метод карантинизации компонентов крови.

Кровь донора и реципиента должна быть совместима:

В ряде случаев при переливании учитывают наличие и других антигенов, например, Kell[4].

Кровь переливают строго по совпадению группы крови и резус фактора, до 80-х годов XX века считалось, что первая группа крови с отрицательным резус-фактором является универсальной для всех групп, но с открытием агглютиногенов это мнение было признано неверным.

На данный момент «универсальной» крови нет, хотя есть равноценный кровезаменитель[5] — т. н. «голубая кровь»[6][7]. При переливании обязательно соблюдаются группа крови и резус-фактор.

Эффективность[править | править вики-текст]

Эритроциты[править | править вики-текст]

Биоинженер М. Интаглиетта и др. (2007-2017 гг.) на основе экспериментального моделирования и теоретических расчётов сделали предположение, что положительные эффекты от инфузии аллогенных эритроцитов при таких состояниях, как постгеморрагическая анемия, могут быть обусловлены не предполагаемым увеличением количества доступного для тканей кислорода в крови, а восстановлением реологическихruen свойств крови, благодаря чему поддерживается микроциркуляция и, как следствие, обеспечивается доставка кислорода в ткани оставшимися после кровопотери аутогенными эритроцитами[8][9][10]. К выводу о реологическом действии трансфузий пришли педиатры из Клиники Мюнхенского университета (2016 г.)[11] и другие исследователи[12][13].

К 2007-2017 гг. учёные из «Université libre de Bruxellesruen» и других научных учреждений исследовали влияние инфузий эритроцитов на микроциркуляцию. Была обнаружена обратная корреляцияruen между базовым состоянием микроциркуляции и изменением её состояния после трансфузии[14][11]: у анемичных тяжелобольных, вне зависимости от отличий в уровнях концентрации гемоглобина и других системных параметров, при таких патофизиологиях, как сепсис или травма, трансфузия может улучшить микроциркуляцию, если до трансфузии она была нарушена, но может её ухудшить, если до трансфузии она нарушена не была[15][16][17]. По состоянию на 2016 г. оценка микроциркуляции у пациента в стандартной клинической практике не производится[18][19].

Аналогичная корреляция с базовыми значениями до трансфузии была обнаружена у следующих связанных с кислородом переменных: потребление кислорода при измерении катетером лёгочной артерии (кардиохирургия, 1999 г.)[20]; оксигенация головного мозга при измерении электродами Кларкаruen (ЧМТ, 2006 г.)[21]; потребление кислорода при измерении методом БИК-спектроскопии (анемия, 2009 г.; сепсис, 2011 г.)[22][23]. Ограничением неинвазивных измерений потребления кислорода методом БИК-спектроскопии в условиях клинической практики является отсутствие точной абсолютной шкалы и необходимость временного перекрытия кровотока в месте измерения[24][25].

Распространённым критерием для назначения инфузий эритроцитов является признак анемии — снижение концентрации гемоглобина ниже порогового значения[26][27]; применяются и менее надёжные критерии (например, признак гиповолемиигипотензия и тахикардия)[28][29][30][31][32]. Вместе с тем, такого понятия как «оптимальная» концентрация гемоглобина не существует в отрыве от других показателей[33][34]; уровень концентрации гемоглобина не является точным индикатором того, что трансфузия будет полезна пациенту[35][36][37][38][39]. Рост концентрации гемоглобина благодаря трансфузии может улучшить системные параметры гемодинамики[40], но это не всегда приводит к улучшению состояния организма на уровне капилляров[41][42][43]. Согласно реаниматологу Ж.-Л. Винсентуruen (2015 г.), использование уровня концентрации гемоглобина в качестве критерия для назначения инфузий эритроцитов приводит к ситуации, когда среди пациентов, которым не назначают трансфузию, есть те, которым она могла бы помочь, а среди пациентов, которым трансфузию назначают, есть те, для которых она бесполезна или вредна[44][45]. По оценке академика РАН, д.м.н. Л. А. Бокерии и д.м.н. А. А. Купряшова (2015 г.), результатом сложившейся практики назначения трансфузий без опоры на высокоточные индикаторы является скрытая эпидемия вызванных трансфузиями осложнений[46].

Возникающее при травме кровотечение может осложняться коагулопатией[47]; в таких обстоятельствах жизнь пострадавшего зависит от как можно более раннего восстановления гемодинамики и гемостаза[48]. Эритроциты совместно с остальными компонентами крови участвуют в гемостазе[49][50]; однако, по состоянию на 2016 г. не существует единого выверенного стандарта на трансфузии и в целом медицинскую помощь при травме[51][52]. Распространены два подхода (а также их комбинации). В первом подходе лечение нарушений гемодинамики и гемостаза опирается на массивную инфузию одновременно плазмы, эритроцитов и тромбоцитов в фиксированном соотношении (например, 1:1:1)[53][54][55]; по состоянию на 2015 г. нет высокоточных критериев для назначения пострадавшему массивной трансфузии[56][57]. Второй подход подразумевает ослабление гиповолемии инфузией кристаллоидов (по умолчанию — в режиме пермиссивной гипотензииruen[58]), лечение коагулопатии инфузией содержащих факторы свёртывания крови фармакологических препаратов по показаниям коагулометрии[59][60] и поддержание гематокрита инфузией эритроцитов (по показаниям уровня концентрации[30][31] гемоглобина)[61][62][63]. Вместе с тем, по состоянию на 2017 г. эффективность инфузий эритроцитов при травме, в т.ч. в составе многокомпонентных трансфузий, не была подтверждена или опровергнута методами доказательной медицины[64][65][66][67].

Проведённое на базе больниц Оксфордского университетаruen исследование (2015 г.) показало, что недостаточные трансфузии являются редким явлением[68][69]. Избыточные трансфузии, в свою очередь, бесполезны или вредны для пациента[70][71][72][73][74]; к 2017 г. были опубликованы сообщения о практике избыточных трансфузий в исследованных медицинских учреждениях Европы (2016-2017 гг.)[28][75], Великобритании (2017 г.)[76], США (2016 г.)[77], Китая (2015 г.)[78] и других регионов (2014-2017 гг.)[79][80][81]. Сотрудники Клинического центра Национальных институтов здравоохранения СШАruen Х. Клейн и соавт. (2015 г.) предположили, что нежелание врачей ограничивать инфузии эритроцитов связано с недостатками в имеющихся руководствах: они составлены по исследованиям, в которых, в частности, применялся неточный критерий — концентрация гемоглобина, — из-за чего решение проводить трансфузию или нет было в этих исследованиях неверным для некоторых пациентов. По мнению Клейна и соавт., ригидные протоколы из руководств, опирающиеся на концентрацию гемоглобина и разработанные для «среднего» пациента, могут помочь большинству, но являются при этом на практике субоптимальными или опасными для существенного меньшинства. Повысить информированность решения о проведении трансфузии могут подходы точной медицины, чувствительные индикаторы гипоксии тканей и прикладная биоинформатика, полагают исследователи Клинического центра[82].

История[править | править вики-текст]

  • 1628 г. — Английский врач Уильям Гарвей делает открытие о кровообращении в человеческом организме. Почти сразу после этого была предпринята первая попытка переливания крови.
  • 1665 г. — Проведены первые официально зарегистрированные переливания крови: английский врач Ричард Лоуэр (англ. Richard Lower) успешно спасает жизни больных собак, переливая им кровь других собак.
  • 1667 г. — Жан-Батист Дени (фр. Jean-Baptiste Denis) во Франции и Ричард Лоуэр в Англии независимо друг от друга делают записи об удачных переливаниях крови от овцы человеку. Но в последующие десять лет переливания от животных к людям были запрещены законом из-за тяжёлых отрицательных реакций.
  • 1795 г. — В США американский врач Филипп Синг Физик (англ. Philip Syng Physick) проводит первое переливание крови от человека к человеку, хотя информацию об этом нигде не публикует.
  • 1818 г. — Джеймс Бланделл (англ. James Blundell), британский акушер, проводит первое удачное переливание человеческой крови пациентке с послеродовым кровотечением. Используя в качестве донора мужа пациентки, Бланделл взял у него почти четыре унции крови из руки и с помощью шприца перелил женщине. С 1825 по 1830 год Бланделл провел 10 переливаний, пять из которых помогли пациентам. Бланделл опубликовал свои результаты, а также изобрёл первые удобные инструменты для взятия и переливания крови.
  • 1832 г. — петербургский акушер Андрей Мартынович Вольф впервые в России успешно перелил роженице с акушерским кровотечением кровь её мужа и тем самым спас ей жизнь. Для переливания крови Вольф использовал методику, разработанную Бланделлом.
  • 1900 г. — Карл Ландштейнер (нем. Karl Landsteiner), австрийский врач, открывает первые три группы крови — A, В и С. Группа С будет потом переименована в О. За свои открытия Ландштейнер получил в 1930 году Нобелевскую премию.
  • 1902 г. — Коллеги Ландштейнера Альфред де Кастелло (итал. Alfred Decastello) и Адриано Стурли (итал. Adriano Sturli) добавляют к списку групп крови четвёртую — AB.
  • 1907 г. — Гектоэн (Hektoen) делает предположение о том, что безопасность переливаний может быть усовершенствована, если кровь донора и реципиента (получателя) проверять на совместимость, чтобы избежать осложнений. Рубен Оттенберг (англ. Reuben Ottenberg) в Нью-Йорке проводит первое переливание крови с использованием метода перекрёстной совместимости. Оттенберг также заметил, что группа крови передаётся по наследству по принципу Менделя и отметил «универсальную» пригодность крови первой группы.
  • 1912 г. — Роджер Ли, врач общественной больницы Массачусетса, вместе с Полом Дадли Вайтом внедряют в лабораторные исследования так называемое «время свёртывания крови Ли-Вайта». Ещё одно важнейшее открытие делает Ли, опытным путём доказывая, что кровь первой группы может быть перелита пациентам с любой группой, а пациентам с четвёртой группой крови подходит любая другая группа крови. Таким образом, введены понятия «универсальный донор» и «универсальный реципиент».
  • 1914 г. — Изобретены и введены в действие антикоагулянты (вещества препятствующие свёртыванию крови) долговременного действия, позволившие консервировать донорскую кровь, и среди них цитрат натрия.
  • 1915 г. — В госпитале Маунт Синай в Нью-Йорке, Ричард Левисон впервые использует цитрат для замены прямого переливания крови на непрямое. Несмотря на всю значимость этого изобретения, цитрат ввели в массовое использование только через 10 лет.
  • 1916 г. — Фрэнсис Рус и Д. Р. Турнер впервые используют раствор цитрата натрия и глюкозы, позволяющий хранить кровь в течение нескольких дней. Кровь начинают хранить в закрытых контейнерах. В ходе Первой мировой войны Великобритания использует мобильную станцию переливания крови (создателем считается Освальд Робертсон).

Кровяной допинг[править | править вики-текст]

Аутогемотрансфузия (переливание реципиенту его же собственной крови) достаточно распространена в спорте, несмотря на то, что МОК и ВАДА приравнивают её к применению допинга. Она ускоряет доставку кислорода к мышцам, тем самым увеличивая их производительность[83].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Гемотрансфузия — статья из Большой советской энциклопедии
  2. статья «Переливание крови» БМЭ
  3. статья «Препараты крови» БМЭ
  4. Что такое келл? Нужны ли келл-положительные доноры?. Фонд «Подари жизнь», Инициативная группа «Доноры - детям» (2007-2011). Проверено 22 января 2012. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  5. Кровезаменители — статья из Большой советской энциклопедии
  6. ПЕРФТОРАН — ОН ЖЕ «ГОЛУБАЯ КРОВЬ»//Вестник Российской академии наук 1997, том 67, № 11, с. 998—1013
  7. Просто добавь воды
  8. Cabrales, P. Is resuscitation from hemorrhagic shock limited by blood oxygen-carrying capacity or blood viscosity? : [англ.] / P. Cabrales, A. G. Tsai, M. Intaglietta // Shockruen. — 2007. — Vol. 27, no. 4. — P. 380-389. — DOI:10.1097/01.shk.0000239782.71516.ba. — PMID 17414420.
  9. Tsai, Hofmann, Cabrales et al., 2010.
  10. Zimmerman, R. Posttransfusion Increase of Hematocrit per se Does Not Improve Circulatory Oxygen Delivery due to Increased Blood Viscosity : [англ.] / R. Zimmerman, A. G. Tsai, B. Y. S. Vázquez [et al.] // Anesthesia & Analgesiaruen. — 2017. — Vol. 124, no. 5. — P. 1547-1554. — DOI:10.1213/ANE.0000000000002008. — PMID 28328758.
  11. 1 2 Schinagl, Mormanova, Puchwein-Schwepcke et al., 2016.
  12. Chen, G. Regulation of blood viscosity in disease prevention and treatment : [англ.] / G. Chen, L. Zhao, Y. Liu [et al.] // Chinese Science Bulletinruen. — 2012. — Vol. 57, no. 16. — P. 1946-1952. — DOI:10.1007/s11434-012-5165-4.
  13. Morel, N. The viscosity target in hemorrhagic shock : [англ.] / N. Morel, M. Moisan, V. Dubuisson // Critical Care Medicineruen. — 2017. — Vol. 45, no. 4. — P. e458-e459. — DOI:10.1097/CCM.0000000000002217. — PMID 28291108.
  14. Weinberg, Patel, 2016.
  15. Sakr, Y. Microvascular response to red blood cell transfusion in patients with severe sepsis : [англ.] / Y. Sakr, M. Chierego, M. Piagnerelli [et al.] // Critical Care Medicineruen. — 2007. — Vol. 35, no. 7. — P. 1639-1644. — DOI:10.1097/01.CCM.0000269936.73788.32. — PMID 17522571.
  16. Weinberg, J. A. Microvascular response to red blood cell transfusion in trauma patients : [англ.] / J. A. Weinberg, P. A. MacLennan, M. J. Vandromme-Cusick [et al.] // Shockruen. — 2012. — Vol. 37, no. 3. — P. 276-281. — DOI:10.1097/SHK.0b013e318241b739. — PMID 22344313.
  17. Tanaka, S. Effect of RBC transfusion on sublingual microcirculation in hemorrhagic shock patients: a pilot study : [англ.] / S. Tanaka, E. Escudier, S. Hamada [et al.] // Critical Care Medicineruen. — 2017. — Vol. 45, no. 2. — P. e154-e160. — DOI:10.1097/CCM.0000000000002064. — PMID 27635767.
  18. Salgado, D. R. Microcirculatory assessment in daily clinical practice — not yet ready but not too far! : [англ.] / D. R. Salgado, R. Favory, D. De Backer // Einstein (São Paulo). — 2010. — Vol. 8, no. 1. — P. 107-116. — DOI:10.1590/S1679-45082010RW1311. — PMID 26761762.
  19. Scheeren, T. W. L. Journal of Clinical Monitoring and Computing 2015 end of year summary: tissue oxygenation and microcirculation : [англ.] // Journal of Clinical Monitoring and Computing. — 2016. — Vol. 30, no. 2. — P. 141-146. — DOI:10.1007/s10877-016-9846-4. — PMID 26897032.
  20. Casutt, M. Factors influencing the individual effects of blood transfusions on oxygen delivery and oxygen consumption : [англ.] / M. Casutt, B. Seifert, T. Pasch [et al.] // Critical Care Medicineruen. — 1999. — Vol. 27, no. 10. — P. 2194-2200. — DOI:10.1097/00003246-199910000-00021. — PMID 10548206.
  21. Leal-Noval, S. R. Transfusion of erythrocyte concentrates produces a variable increment on cerebral oxygenation in patients with severe traumatic brain injury : [англ.] / S. R. Leal-Noval, M. D. Rincón-Ferrari, A. Marin-Niebla [et al.] // Intensive Care Medicineruen. — 2006. — Vol. 32, no. 11. — P. 1733-1740. — DOI:10.1007/s00134-006-0376-2. — PMID 17019549.
  22. Creteur, J. Near-infrared spectroscopy technique to evaluate the effects of red blood cell transfusion on tissue oxygenation : [англ.] / J. Creteur, A. P. Neves, J.-L. Vincent // Critical Careruen. — 2009. — Vol. 13, Suppl. 5. — P. S11. — DOI:10.1186/cc8009. — PMID 19951383.
  23. Sadaka, F. The effect of red blood cell transfusion on tissue oxygenation and microcirculation in severe septic patients : [англ.] / F. Sadaka, R. Aggu-Sher, K. Krause [et al.] // Annals of Intensive Careruen. — 2011. — Vol. 1. — P. 46. — DOI:10.1186/2110-5820-1-46. — PMID 22067279.
  24. Gerovasili, V. Utilizing the vascular occlusion technique with NIRS technology : [англ.] / V. Gerovasili, S. Dimopoulos, G. Tzanis [et al.] // International Journal of Industrial Ergonomics. — 2010. — Vol. 40, no. 2. — P. 218-222. — DOI:10.1016/j.ergon.2009.02.004.
  25. Green, M. S. Near-infrared spectroscopy: the new must have tool in the intensive care unit? : [англ.] / M. S. Green, S. Sehgal, R. Tariq // Seminars in Cardiothoracic and Vascular Anesthesiaruen. — 2016. — Vol. 20, no. 3. — P. 213-224. — DOI:10.1177/1089253216644346. — PMID 27206637.
  26. Goodnough, Levy, Murphy, 2013.
  27. Müller, Geisen, Zacharowski et al., 2015.
  28. 1 2 Meier, Filipescu, Kozek-Langenecker et al., 2016.
  29. Willett, L. R. Management of postoperative complications: anemia : [англ.] / L. R. Willett, J. L. Carson // Clinics in Geriatric Medicine. — 2014. — Vol. 30, no. 2. — P. 279-284. — DOI:10.1016/j.cger.2014.01.006. — PMID 24721367.
  30. 1 2 Thorson, Ryan, Van Haren et al., 2013.
  31. 1 2 Golden, Dossa, Goodhue et al., 2015.
  32. Convertino, Wirt, Glenn et al., 2016.
  33. Harder, Boshkov, 2010.
  34. Reinhart, 2016.
  35. Doctor, 2014.
  36. Gutsche, J. T. When to transfuse: is it any surprise that we still don’t know? : [англ.] / J. T. Gutsche, B. A. Kohl // Critical Care Medicineruen. — 2014. — Vol. 42, no. 12. — P. 2647-2648. — DOI:10.1097/CCM.0000000000000588. — PMID 25402293.
  37. Calcaterra, D. Navigating the fine line between the bad and worse: the issue is not the number, and the message is not “all or nothing” : [англ.] / D. Calcaterra, L. A. Renfro, A. Shander // Journal of Cardiothoracic and Vascular Anesthesia. — 2016. — Vol. 30, no. 5. — P. 1159-1162. — DOI:10.1053/j.jvca.2016.06.029. — PMID 27640892.
  38. Faraoni, Schaefer, 2016.
  39. Goubran, Elemary, Radosevich et al., 2016.
  40. Saugel, B. Effects of red blood cell transfusion on hemodynamic parameters: a prospective study in intensive care unit patients : [англ.] / B. Saugel, M. Klein, A. Hapfelmeier [et al.] // Scandinavian Journal of Trauma, Resuscitation and Emergency Medicine. — 2013. — Vol. 21, no. 1. — P. 21. — DOI:10.1186/1757-7241-21-21. — PMID 23531382.
  41. Szopinski, Kusza, Semionow, 2011.
  42. Ince, Guerci, 2016.
  43. Vincent, Taccone, 2016.
  44. Vincent, 2012.
  45. Vincent, 2015.
  46. Bockeria, Kupryashov, 2015.
  47. Chang, R. Advances in the understanding of trauma-induced coagulopathy : [англ.] / R. Chang, J. C. Cardenas, C. E. Wade [et al.] // Bloodruen. — 2016. — Vol. 128, no. 8. — P. 1043-1049. — DOI:10.1182/blood-2016-01-636423. — PMID 27381903.
  48. Tonglet, M. L. Massive bleeding following severe blunt trauma: the first minutes that can change everything : [англ.] / M. L. Tonglet, P. Greiffenstein, F. Pitance [et al.] // Acta Chirurgica Belgica. — 2016. — Vol. 116, no. 1. — P. 11-15. — DOI:10.1080/00015458.2015.1136488. — PMID 27385134.
  49. Dubovoy, Engoren, 2016.
  50. Litvinov, R. I. Role of red blood cells in haemostasis and thrombosis : [англ.] / R. I. Litvinov, J. W. Weisel // ISBT Science Series. — 2017. — Vol. 12, no. 1. — P. 176-183. — DOI:10.1111/voxs.12331.
  51. López, E. A. Are the paradigms in trauma disease changing? : [англ.] // Medicina Intensiva. — 2015. — Vol. 39, no. 6. — P. 382-389. — DOI:10.1016/j.medin.2015.03.010. — PMID 26068224.
  52. Poole, D. Coagulopathy and transfusion strategies in trauma. Overwhelmed by literature, supported by weak evidence : [англ.] // Blood Transfusion. — 2016. — Vol. 14, no. 1. — P. 3-7. — DOI:10.2450/2015.0244-15. — PMID 26674832.
  53. Harris, T. Early fluid resuscitation in severe trauma : [англ.] / T. Harris, G. O. R. Thomas, K. Brohi // BMJ. — 2012. — Vol. 345, no. 7874. — P. 38-42. — DOI:10.1136/bmj.e5752. — PMID 22968721.
  54. Janelle, G. M. What is the PROPPR transfusion strategy in trauma resuscitation? : [англ.] / G. M. Janelle, L. Shore-Lesserson, C. E. Smith [et al.] // Anesthesia & Analgesiaruen. — 2016. — Vol. 122, no. 4. — P. 1216-1219. — DOI:10.1213/ANE.0000000000001105. — PMID 26991624.
  55. Schöchl, Maegele, Voelckel, 2016.
  56. Mitra, B. Effectiveness of massive transfusion protocols on mortality in trauma: a systematic review and meta‐analysis : [англ.] / B. Mitra, G. O’Reilly, P. A. Cameron [et al.] // ANZ Journal of Surgery. — 2013. — Vol. 83, no. 12. — P. 918-923. — DOI:10.1111/ans.12417. — PMID 24147731.
  57. Pommerening, M. J. Clinical gestalt and the prediction of massive transfusion after trauma : [англ.] / M. J. Pommerening, M. D. Goodman, J. B. Holcomb [et al.] // Injuryruen. — 2015. — Vol. 46, no. 5. — P. 807-813. — DOI:10.1016/j.injury.2014.12.026. — PMID 25682314.
  58. Воробьёв, 1999.
  59. Schött, U. Prehospital coagulation monitoring of resuscitation with point-of-care devices : [англ.] // Shockruen. — 2014. — Vol. 41, Suppl. 1. — P. 26-29. — DOI:10.1097/SHK.0000000000000108. — PMID 24365883.
  60. Stein, P. Point-of-care coagulation monitoring in trauma patients : [англ.] / P. Stein, A. Kaserer, G. H. Spahn [et al.] // Seminars in Thrombosis and Hemostasis. — 2017. — Vol. 43, no. 4. — P. 367-374. — DOI:10.1055/s-0037-1598062. — PMID 28297730.
  61. Gruen, Brohi, Schreiber et al., 2012.
  62. Maegele, Nardi, Schöchl, 2017.
  63. Grottke, Rossaint, 2017.
  64. Spinella, P. C. Role of transfused red blood cells for shock and coagulopathy within remote damage control resuscitation : [англ.] / P. C. Spinella, A. Doctor // Shockruen. — 2014. — Vol. 41, Suppl. 1. — P. 30-34. — DOI:10.1097/SHK.0000000000000089. — PMID 24296434.
  65. Poole, Cortegiani, Chieregato et al., 2016.
  66. Smith, I. M. Prehospital blood product resuscitation for trauma: a systematic review : [англ.] / I. M. Smith, R. H. James, J. Dretzke [et al.] // Shockruen. — 2016. — Vol. 46, no. 1. — P. 3-16. — DOI:10.1097/SHK.0000000000000569. — PMID 26825635.
  67. Huang, G. S. Mortality outcomes in trauma patients undergoing prehospital red blood cell transfusion: a systematic literature review : [англ.] / G. S. Huang, C. M. Dunham // International Journal of Burns and Trauma. — 2017. — Vol. 7, no. 2. — P. 17-26. — PMID 28533934.
  68. Hibbs, Miles, Staves et al., 2015.
  69. Waters, J. H. Patient blood management: where’s the bottom? : [англ.] / J. H. Waters, M. H. Yazer // Transfusionruen. — 2015. — Vol. 55, no. 4. — P. 700-702. — DOI:10.1111/trf.13063. — PMID 26840786.
  70. Carson, J. L. Outcomes using lower vs higher hemoglobin thresholds for red blood cell transfusion : [англ.] / J. L. Carson, P. A. Carless, P. C. Hébert // JAMA. — 2013. — Vol. 309, no. 1. — P. 83-84. — DOI:10.1001/jama.2012.50429. — PMID 23280228.
  71. Goodnough, L. T. Do liberal blood transfusions cause more harm than good? : [англ.] / L. T. Goodnough, M. F. Murphy // BMJ. — 2015. — Vol. 350, no. 7989. — P. 13-15. — DOI:10.1136/bmj.g6897. — PMID 25501327.
  72. Spahn, D. R. Evidence base for restrictive transfusion triggers in high-risk patients : [англ.] / D. R. Spahn, G. H. Spahn, P. Stein // Transfusion Medicine and Hemotherapy. — 2015. — Vol. 42, no. 2. — P. 110-114. — DOI:10.1159/000381509. — PMID 26019706.
  73. Shander, A. More or less? The Goldilocks Principle as it applies to red cell transfusions : [англ.] / A. Shander, V. A. Ferraris // British Journal of Anaesthesiaruen. — 2017. — Vol. 118, no. 6. — P. 816-819. — DOI:10.1093/bja/aex135. — PMID 28575336.
  74. Seghatchian, Goubran, 2017.
  75. Díaz, M. Q. Appropriate use of red blood cell transfusion in emergency departments: a study in five emergency departments : [англ.] / M. Q. Díaz, A. M. Borobia, J. A. G. Erce [et al.] // Blood Transfusion. — 2017. — Vol. 15, no. 3. — P. 199-206. — DOI:10.2450/2016.0324-15. — PMID 27416566.
  76. Plumb, J. O. M. Transfusion in critical care — a UK regional audit of current practice : [англ.] / J. O. M. Plumb, M. G. Taylor, E. Clissold [et al.] // Anaesthesiaruen. — 2017. — Vol. 72, no. 5. — P. 633-640. — DOI:10.1111/anae.13824. — PMID 28213888.
  77. Lucas, D. J. Packed red blood cell transfusion after surgery: are we “overtranfusing” our patients? : [англ.] / D. J. Lucas, A. Ejaz, G. Spolverato [et al.] // The American Journal of Surgeryruen. — 2016. — Vol. 212, no. 1. — P. 1-9. — DOI:10.1016/j.amjsurg.2015.12.020. — PMID 27036620.
  78. Zhu, C. A systematic review and meta-analysis of the clinical appropriateness of blood transfusion in China : [англ.] / C. Zhu, Y. Gao, Z. Li [et al.] // Medicineruen. — 2015. — Vol. 94, no. 50. — P. e2164. — DOI:10.1097/MD.0000000000002164. — PMID 26683925.
  79. Abbas, K. Transfusion practice in orthopedic patients: do we really need it? : [англ.] / K. Abbas, R. Askari, M. Umer [et al.] // Journal of Pakistan Medical Associationruen. — 2014. — Vol. 64, no. 12, Suppl. 2. — P. S144-S150. — PMID 25989764.
  80. Cázares-Benito, M. A. Impact on costs related to inadequate indication of blood transfusion : [англ.] / M. A. Cázares-Benito, R. Cázares-Tamez, F. P. Chávez [et al.] // Medicina Universitaria. — 2016. — Vol. 18, no. 72. — P. 148-152. — DOI:10.1016/j.rmu.2016.07.003.
  81. Sadeghi, A. Inappropriate packed RBC transfusion in a tertiary care center : [англ.] / A. Sadeghi, S. Belali, A. Ali Asgari [et al.] // Archives of Iranian Medicine. — 2017. — Vol. 20, no. 2. — P. 83-85. — PMID 28193080.
  82. Klein, Flegel, Natanson, 2015.
  83. Физиологические эргогенные средства: Кровяной допинг

Видео[править | править вики-текст]

  • Голубая кровь Документальный фильм о разработках кровезаменителя Группы профессора Ф. Ф. Белоярцева

Литература[править | править вики-текст]

Монографии
  • Справочник фельдшера/Под редакцией профессора А. Н. Шабанова. — М.:"Медицина", 1976 год
  • Аграненко В. А. и Скачилова Н. Н. Гемотрансфузионные реакции и осложнения, М., 1986;
  • Гаврилов О. К., Очерки истории развития и применения переливания крови, Л., 1968;
  • Островский А. Г., Карашуров Е. С. .Переливание крови, препаратов крови и кровезаменителей: Учебное пособие. — Петрозаводск.:Изд-во ПетрГУ, 2000. — 136 с: ил.(Табл. 5. Ил. 37. Библиогр.:19 назв.)
  • Петров И. Р., Бондина В. А., Сенчило Е. А., Плазмозамещающие растворы при лечении кровопотери и шока, Л., 1969;
  • Репина М. А. Кровотечения в акушерской практике, М., 1986;
  • Руководство по общей и клинической трансфузиологии, под ред. Б. В. Петровского, М., 1979;
  • Руководство по переливанию крови и кровезаменителей, М.,1965
  • Свирко Ю. С. «ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ КРОВЕСБЕРЕГАЮЩИХ МЕТОДИК У КАРДИОХИРУРГИЧЕСКИХ ПАЦИЕНТОВ С ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА»: Автореф. … д-ра мед. наук. — Томск, 2008. — 44 с.
  • Серов В. Н. и Макацария А. Д. Тромботические и геморрагические осложнения в акушерстве, М., 1987;
  • Справочник «Домашний Доктор» Глава IV. Хирургические болезниПереливание крови и кровезаменителей
  • Справочник по кровезаменителям и препаратам крови, под ред. А. И. Бурназяна, М., 1969.
  • Справочник по переливанию крови и кровезаменителей, под ред. О. К. Гаврилова,М., 1982.
  • Тихонов В. И., Попов О. С., Шпилевой П. К. Кровотечение. Переливание крови: Учебно-методическое пособие. — Томск.:Изд-во ТГУ, 2005. — 148 с.
  • Филатов А. Н., Чаплыгина 3. А., Депп М. Е., Белковые гидролизаты, [Л.], 1968
  • Чернуха Е. А. и Комиссарова Л. М. Ведение больных с кровотечением во время и после операции кесарева сечения, Акуш. и гинек., № 10, с. 18,1986.
Специализированные печатные издания
Публицистика
  • Евгения Рябцева, Александр Чубенко. Кровное дело // интернет-журнал «Коммерческая биотехнология» «Популярная механика» № 6, 2007
  • Ольга Скрипник. Кровный интерес или Проблемы переливания донорской крови.
Законодательство

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]