Периренальная кора

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Периренальная кора
Gray727-Brodman.png
Часть Коры больших полушарий
Каталоги

Периренальная кора — это регион мозга в средней височной доле состоящий из регионов 35 и 36 по Бродману. Она принимает обработанную сенсорную информацию от всех сенсорных регионов, и общепринятой является гипотеза о связи коры с памятью. Она граничит каудально с парагиппокампальным кортексом и вентрально и медиально с энторинальной корой.

Структура[править | править код]

Периренальная кора состоит из 35 и 36 поля по Бродману. 36 поле иногда делят на три части: 36d самая ростральная и дорасльная, 36r самая вентральная и каудальная, 36с самая каудальная.

35 поле тоже может быть разделено подобным образом на регионы — 35d (дорсальнее) и 35м (вентральнее)

Функция[править | править код]

Периренальная кора вовлечена и в визуальное восприятии и в память[1], она облегчает распознавание и идентификацию стимулов окружения. Повреждение периренальной коры и у обезьян и у крыс ведет к нарушением с визуальным распознаванием, нарушением связи между визуальными стимулами и нарушениям распознавания объектов[2].

Периренальная кора также вовлечена в нахождение разницы между объектами и выделение новых объектов[1]. Крысы с поврежденным периренальным кортексом неспособны различать новые объекты от знакомых уже хотя и имели интерес к новым объектам как и крысы с неповрежденной периренальной корой.

Периренальная кора также получает много аксонов от дофаминэнергической системы связанных с вознаграждением от визуальных стимулов[3].

Повреждение периренальной коры также вызывает проблемы с распознаванием визуально схожих объектов — например, фена для волос и пистолета[4].

Роль периренальной коры в формировании и получении ассоциаций между визуальными стимулами (и уникальное анатомическое местоположение в средней височной доле) возможно свидетельствует о том что периренальная кора часть большой семантической системы наделяющая объекты смыслом.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Elisabeth A. Murray, Timothy J. Bussey, Lisa M. Saksida. Visual Perception and Memory: A New View of Medial Temporal Lobe Function in Primates and Rodents (англ.) // Annual Review of Neuroscience. — 2007-07. — Vol. 30, iss. 1. — P. 99–122. — ISSN 1545-4126 0147-006X, 1545-4126. — doi:10.1146/annurev.neuro.29.051605.113046. Архивировано 4 июня 2020 года.
  2. Lisa Kinnavane, Eman Amin, Cristian M. Olarte-Sánchez, John P. Aggleton. Detecting and discriminating novel objects: The impact of perirhinal cortex disconnection on hippocampal activity patterns: Novelty Induced Fos Expression Following Perirhinal Lesions (англ.) // Hippocampus. — 2016-11. — Vol. 26, iss. 11. — P. 1393–1413. — doi:10.1002/hipo.22615.
  3. Zheng Liu, Barry J. Richmond. Response Differences in Monkey TE and Perirhinal Cortex: Stimulus Association Related to Reward Schedules // Journal of Neurophysiology. — 2000-03-01. — Т. 83, вып. 3. — С. 1677–1692. — ISSN 0022-3077. — doi:10.1152/jn.2000.83.3.1677. Архивировано 14 мая 2020 года.
  4. Danielle M. Douglas,Louisa Man,Rachel N. Newsome,Haley Park,Hira M. Aslam,Morgan Barense,Chris Martin. Resolving visual and conceptual interference among object concepts requires medialtemporal lobe cortex. Архивировано 9 февраля 2020 года.