Персонализированная медицина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Персонализированная медицина (англ. personalized medicine) — также называемая персонифицированная медицина, прецизионная медицина, индивидуализированная медицина, — представляет собой совокупность методов профилактики патологического состояния, диагностики и лечения в случае его возникновения, основанных на индивидуальных особенностях пациента. К подобным индивидуальным особенностям относят генетические[1], эпигенетические[2], транскриптомные[3], протеомные[4], метаболомные[5] и метагеномные[6] маркеры, а также совокупность вариативных фенотипических признаков[7] — как всего организма пациента, так и его отдельных тканей или клеток.

История[править | править код]

Персональная медицина периодически привлекает внимание специалистов в области профилактики и лечения болезней уже на протяжении без малого трехсот лет новейшей истории. Уже с древности врачи стали подмечать, что различные приемы врачевания, снадобья и экстракты из лекарственных растений действуют на людей совершенно по-разному. К развитию индивидуальных подходов приложили усилия почти все выдающиеся врачеватели античного периода, и далее это направление активно развивалось в современном времени.

Сам по себе такой подход не является новым и для России. Блестящие врачи прошлого, включая основоположников отечественной терапии, физиологии и инфектологии М. Я. Мудрова, С. П. Боткина, И. М. Сеченова и др. вложили свой вклад в развитии персональных подходов и создание новых технологий обследования и лечения. М.Мудров разработал схему обследования больного, ввел в практику составление истории болезни, где рассматривали каждого пациента как уникальную комбинацию факторов наследственности и приобретенных качеств, проявляющуюся в специфических условиях жизни.

В современной дифференциальной диагностике патологии, после постановки диагноза доминирующим остается подход, направленный на лечение «болезни», как комплекса симптомов без учета особенностей физиологии пациента, его психосоциального контекста. Что приводит в ряде случаев к безуспешной борьбе с «заболеванием», как динамическим процессом, при котором индивидуальные характеристики пациента влияют на эффективность терапии и прогноз его течения.

В 90-х годах прошлого века специалист в области функциональной медицины Лео Голланд (США) предложил иной подход, получивший название «Пациент-ориентированная диагностика и лечение». Это принято считать зарождением прецизионной или персонифицированной медицины. В этой модели составление многофакторной базы данных на каждого пациента предполагает учет его биологических и психосоциальных особенностей. При этом общая картина складывается из множества деталей: результатов анализа работы различных систем организма (в том числе и на молекулярном уровне), наличия наследственных патологий и даже описания особенностей отношений в семье. В итоге, врач интегрирует поведенческие, метаболические, конституциональные, экологические факторы с фундаментальными методами дифференциальной диагностики болезней. При этом к понятию «диагностика» в модели Голланда возвращается первоначальное значение термина диагноз (от греч. «diagnosis» — «узнать до конца, тщательно»), а принцип Мудрова «лечить больного, а не болезнь» воплощается на новом уровне с помощью самых передовых технологий [8].

Новое направление неразрывно связано с молекулярной медициной, геномикой и постгеномной биологией, которые во многом обеспечивают развитие соответствующих инновационных технологий: клеточные и биомолекулярные методы и средства диагностики, профилактики, лечения и реабилитации.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Ginsburg, G. S., & Willard, H. F. (2009). Genomic and personalized medicine: foundations and applications. Translational research154(6), 277-287.
  2. Chadwick, R., & O’connor, A. (2013). Epigenetics and personalized medicine: prospects and ethical issues. Personalized Medicine10(5), 463-471.
  3. Heidecker, B., & Hare, J. M. (2007). The use of transcriptomic biomarkers for personalized medicine. Heart failure reviews12(1), 1-11.
  4. Weston, A. D., & Hood, L. (2004). Systems biology, proteomics, and the future of health care: toward predictive, preventative, and personalized medicine. Journal of proteome research3(2), 179-196.
  5. Van Der Greef, J., Hankemeier, T., & McBurney, R. N. (2006). Metabolomics-based systems biology and personalized medicine: moving towards n= 1 clinical trials?. Pharmacogenomics7(7), 1087-1094.
  6. Virgin, H. W., & Todd, J. A. (2011). Metagenomics and personalized medicine. Cell147(1), 44-56.
  7. Rivenbark, A. G., O’Connor, S. M., & Coleman, W. B. (2013). Molecular and cellular heterogeneity in breast cancer: challenges for personalized medicine. The American journal of pathology183(4), 1113-1124.
  8. Пальцев М. А. Персонифицированная медицина // Наука в России. — 2011. — № 1. — С. 12-17. — ISSN 0869-7078.

Литература[править | править код]