Перфильев, Александр Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александр Перфильев
Имя при рождении:

Александр Михайлович Перфильев

Псевдонимы:

Александр Ли, Шерри-Бренди, Л. Гантимуров

Дата рождения:

19 сентября (2 октября) 1895({{padleft:1895|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:2|2|0}})

Место рождения:

Чита

Дата смерти:

26 февраля 1973({{padleft:1973|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:26|2|0}}) (77 лет)

Место смерти:

Мюнхен

Род деятельности:

поэт, прозаик, журналист

Годы творчества:

1915—1973

Язык произведений:

русский

Александр Михайлович Перфильев (1895—1973) — русский поэт, публицист, литературный критик, коллаборационист. Автор нескольких романтических любовных стихотворений, на которые известный композитор Оскар Строк написал танго.

Биография[править | править исходный текст]

Александр Перфильев родился в семье генерала царской армии Михаила Аполлоновича Перфильева, начальника Первого Нерчинского казачьего полка. С раннего детства слушал рассказы о своём предке — казачьем атамане Максиме Перфильеве, сподвижнике Ермака Тимофеевича. Юный Александр, вдохновлённый увлекательными рассказами, поступил в кадетский корпус, где познакомился и сдружился с Георгием Ивановым, разделявшим творческие искания акмеизма. Не закончив обучение, поступил в Оренбургское казачье училище.

По окончании училища служил в Первом Нерчинском полку, которым командовал отец, а также в гвардейской Сводно-казачьей роте. В годы Первой мировой войны воевал на фронте, несколько раз был ранен. За отвагу на поле боя награждён георгиевским крестом и произведён в чин есаула.

В 1915 году состоялась первая публикация начинающего поэта. Печатался в журналах «Нива», «Огонёк», «Солнце России». Однако с началом Гражданской войны молодого человека настигает ряд неудач — его арестовывают по обвинении в пособничестве контрреволюционным организациям и около года Перфильев проводит в тюрьме — после освобождения в условиях общей идейной суматохи поэт, будучи военным офицером при Белой армии, вынужден скрываться от новых потенциально возможных попыток задержания и суда. Кстати, само освобождение из заключения состоялось благодаря тому, что Перфильев нашёл деньги для уплаты выкупа. В итоге почти год бесприютных скитаний приводит его в Латвию, молодую республику пригранично-буферного значения, сформированную из бывших губерний Российской империи, где он оседает в 1921 году после нелегального пересечения границы. В Советской России у Перфильева остаются первая супруга и дочь.

Для Александра Перфильева начинается период многолетнего плодотворного сотрудничества в таких периодических изданиях республики, как «Рижский курьер» (редактор Заборовский; главный соперник «Сегодня» на начальном этапе её существования), «Русское слово» (детище предпринимателя Николая Белоцветова, основателя акционерного страхового общества «Саламандра»), «Новый голос» и «Сегодня» (главный редактор Яков Брамс, изначально в работе газеты принимает участие и Николай Бережанский, но вскоре из-за разногласий последний отсоединился). Таким образом, Перфильев создаёт для себя образ независимого публициста и лирика, нарочито дистанцируясь от участия в межредакционных дрязгах и выяснения отношений между ведущими журналистами конкурирующих изданий и их работодателями, которые испытывали друг к другу колоссальную неприязнь в условиях острого идеологического противостояния, подогреваемого интенсивной экономически мотивированной борьбой за русскоязычного читателя Латвии. Также Перфильев публикуется в журналах «Наш огонёк» и «Наша нива»; через некоторое время интерес к нему проявляет юмористическое издание «Ванька-встанька», а следом своё предложение о сотрудничестве высказывает журнал «Будильник».

В Риге Перфильев узнаёт о смерти своей жены и ребёнка, после чего женится на дочери рижского чиновника Ирине Сабуровой, которая стала верной спутницей жизни Перфильева в период второй эмиграции в Германию.

Создание эстрадных шлягеров[править | править исходный текст]

Параллельно со своей публицистической деятельностью Перфильев занимается тем, чем другие условно маститые уважающие себя поэты вряд ли осмелятся заниматься. Инкогнито он пишет песни и романсы для эстрадных исполнителей кафешантанов. В частности, авторство таких знаковых песен эстрадной эпохи, как «Ах, эти чёрные глаза», которые исполнял в Риге в кабаре-дансинг-ресторане «Альгамбра» и популярном ресторане «Отто Шварц» известный эстрадный певец Пётр Константинович Лещенко под музыку Оскара Строка, принадлежит именно Александру Перфильеву, правда, сведения об этом открылись сравнительно недавно. Несмотря на доказанный факт авторства Перфильева, среди рижан той поры существовала романтическая легенда о том, что стихи на танго были навеяны самому Оскару Строку в период, когда тот испытывал безответную влюблённость в молоденькую девушку-кассиршу Лени Либман, которая отличалась своими прелестными чёрными глазами божественной красоты.

Псевдонимы[править | править исходный текст]

Обращает на себя внимание колоритный псевдоним Перфильева — Л. Гантимуров; он объясняется ещё одной фамильной легендой, которую маленький Перфильев услышал от отца: атаман Максим Перфильев усыновил прямого потомка эмира и полководца Тимура (Тамерлана) князя Гантимурова, который позже стал зятем казачьего атамана-первопроходца. Другой псевдоним Перфильева, которым тот регулярно подписывал свои поэтические сборники — Александр Ли. Ещё один творческий псевдоним, который избрал для себя поэт-лирик — Шерри-бренди — по названию популярного в 1920 — 30-х годах среди богемы латвийской столицы сладкого алкогольного напитка.

Поэтическое творчество[править | править исходный текст]

Первый поэтический сборник, выпущенный Перфильевым под псевдонимом Александр Ли датируется 1925 годом и носит название «Снежная месса»; в нём актуализированы мотивы блоковского мировосприятия, творчески осмыслена традиционная символистская тематика, которая была введена в поэтический дискурс Александром Блоком; после своей смерти в 1921 году он стал, без преувеличения, сакральной фигурой практически для всех поэтов-эмигрантов начала 1920-х годов.

Основные мотивы предвоенной поэзии, в которой актуализированы блоковская, северянинская и гумилёвская тематики, придаётся много внимания аспекту потерянного военно-эмигрантского поколения, поставленного перед необходимости осознать своё жизненное и духовное предназначения в новых условиях исторического эпохального кризиса. Потребность в отчётливом осознании того, что произошло с разделённым и разобщённым во многих аспектах русским народом, стала доминирующим мотивом поэзии Перфильева на протяжении многих десятилетий его творчества. Образ лирического героя — безмолвный и бессильный свидетель крушения беззаботного патриархального устоявшегося мира (актуализация архетипа разрушенного Золотого века), брошенного безжалостными, непонятно чем мотивированными историческими обстоятельствами на произвол судьбы — модель авторского текста представляет собой романтическую манифестацию исповедального поэтического мемуара. Очень часто автор обращается к блоковским реминисценциям и парафразам, однако он использует компоненты блоковского поэтического речевого канона как строительный материал для выстраивания оригинального поэтического летописного текста.

Второй сборник Перфильева-Ли носит название «Листопад»; он был издан в Риге в 1929 году — здесь отчётливо прослеживается увлечение ранними бунинскими поэтическими ощущениями (в наименовании сборника ясно заявлена аллюзия на одноименное стихотворение Ивана Алексеевича Бунина, который в конце 1920-х годов стал олицетворением поэтической моды практически во всех европейских центрах русской литературной эмиграции). В этом сборнике остро реализованы идеи бесконечного изгнанничества, оставленности и обречённости поэтической личности в чужом и неприязненно настроенном культурно-историческом пространстве. Этот сборник построен на оригинальном восприятии и идейном переосмыслении традиций классической русской лирики. Философское содержание поэзии Перфильева-Ли кажется более фундаментальным, поэтический язык — более насыщенным и богатым. Именно этот сборник Георгий Иванов отметил хвалебным комментарием. Его отличает ярко выраженная проникновенно элегическая тональность, выражающая непередаваемое авторское мироощущение, который испытывает неподдельную человеческую усталость от своей покинутости и эмигрантской судьбы.

Уже под настоящей фамилией Перфильевым был выпущен новый сборник «Ветер с севера» (Рига, 1937 год). В общем и целом, Перифильев придавал большое значение своему поэтическому творчеству, особенно после встречи с Николаем Степановичем Гумилёвым, состоявшейся в Петербурге незадолго до рокового ареста последнего.

Дальнейшая судьба[править | править исходный текст]

В июне — июле 1940 года происходит процесс формирования Советской Латвии; по причине закрытия всех рижских русскоязычных печатных изданий, отрицательно относившихся к провозглашению Советской власти в республике, Александр Перфильев оказывается без средств к существованию и вынужден устроится на низкооплачиваемую работу ночным сторожем. В 1941 году начинается период нацистской оккупации — войсковые подразделения вермахта входит в латвийскую столицу 1 июля. Тогда публицистический опыт Перфильева снова оказывается востребованным — в генеральном комиссариате «Латвия» он становится редактором открытых по распоряжению нацистского ведомства культуры журнала «Для вас» и газеты «Двинский вестник», в которой в этот же период сотрудничает известный рижский фельетонист и шаржист Владимир Клопотовский-Лери. В 1942 году в Риге выходит прозаический сборник мемуарно-ностальгической направленности «Человек без воспоминаний».

По понятным причинам Александр Михайлович Перфильев поздней осенью 1944 года с территории Курземе, пока ещё не занятой частями наступавшей Красной армии (участок получил в российской и латвийской историографии название Курземский котёл) эвакуируется из Латвии на корабле в числе многочисленных беженцев и попадает в Берлин.

В 1945 году Перфильев селится в Мюнхене, где редакторы двух юмористических газет сатирической направленности — «Петрушки» и «Сатирикона», памятуя о былой славе и об остром пере Перфильева-публициста, посылают ему предложение о сотрудничестве, которое автор принимает. Через некоторое время на Перфильева обращает внимание газета «Свобода», а вскоре после первых публикаций и очерков Александр Перфильев получает приглашение на радиостанцию «Свобода». В Мюнхене в 1946 году выходит другой сборник рассказов Перфильева «Когда горит снег», в который помещены печально-ностальгические рассказы, в которых пронзительно актуализирована тематика «утраченного прошлого» и «необретённого будущего». Эта книга может быть признана библиографической редкостью, поскольку о ней не упоминает даже педантичная управительница литературного наследия мужа Ирина Сабурова. Фактически в этом сборнике присутствуют рассказы разных лет жизни, в том числе и ранний рассказ «Ковёр», относящийся ещё к периоду окончания Первой мировой войны. Молодой офицер, являющийся главным героем повествования, проходит службу где-то в среднеазиатском регионе. Как неотступное наваждение преследует его чувство полуболезненной влюблённости в азиатскую девушку Йок. Её образ является офицеру во сне в мучительных непреодолимых кошмарах, в которых — минимум эротичности, но максимум какого-то тягучего фантасмагорического чувства; именно духовная и внешняя странность одичалой Йок тревожит главного героя и не даёт ему покоя.

Ссылки[править | править исходный текст]