Песни и пляски смерти

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Песни и пляски смерти» — цикл песен М. П. Мусоргского на стихи А. А. Голенищева-Кутузова (1877).

История создания[править | править вики-текст]

Четыре песни, составляющие цикл «Песни и пляски смерти», были написаны в 1875 и в 1877 годах. Первым был написан «Трепак» (17 февраля 1875 г.), затем «Колыбельная», далее «Серенада» (11 мая), двумя годами позже — «Полководец»(5 июня 1877 года). Именно такой порядок пьесам был дан в редакции Н. А. Римского-Корсакова — первой публикации, увидевшей свет после смерти композитора. Однако планировка Мусоргского была иной, и возникла она к моменту окончания «Серенады», о чём он пишет в письме к Голенищеву-Кутузову[1]. Нащупанная автором драматургическая идея — раздвижение масштабов — требовала своего завершающего звена. Им и явился — после многочисленных испробованных тем и сюжетов, музыкальных и поэтических набросков (в поиски был вовлечён и Голенищев-Кутузов) — «Полководец», который вскоре после написания был обозначен номером четвёртым в цикле.

В свете сказанного уточняется роль Стасова: она была наиболее значительной на начальном этапе, когда он навёл Мусоргского на саму мысль создать сочинение, подобное любимой кучкистами «Пляске смерти» Листа (по Стасову — «Русская пляска смерти»). В дальнейшем же всё новые придумываемые Стасовым персонажи и сцены, по-видимому, не только «шли в дело», но и стимулировали собственные поиски автора. Что же касается формирования общей художественной концепции цикла в её звуковой плоти, то здесь композитор, разумеется, действовал без чьих-либо подсказок.

Проблема цикла[править | править вики-текст]

Первоначально Мусоргский планировал гораздо больше песен на тему смерти, но прекратил работу после того как его закадычный друг Голенищев-Кутузов в 1876 году женился, и дружба (к великому сожалению Мусоргского) распалась[2]. Четыре сохранившиеся пьесы "цикла" посвящены разным людям: "Колыбельная" посвящена А.Я. Воробьевой-Петровой, "Серенада" Л.И. Глинке-Шестаковой, "Трепак" О.А. Петрову, "Полководец" А.А. Голенищеву-Кутузову. Если «Колыбельная», написанная для певицы Воробьёвой, точно вписывается в диапазон контральто (a - fis2), то «Полководец» явно выходит за пределы контральто и (с a2 в кульминации) требует диапазона меццо-сопрано. Таким образом, для практического исполнения «Песен и плясок смерти» как цикла необходима транспозиция. Эта необходимость создаёт некоторую проблему аутентичной интерпретации, с учётом того что Мусоргский, придававший исключительное значение регистровой специфике, задумывал фортепианный аккомпанемент в зависимости от тесситуры вокалиста и т.д., и даже прямо объявлял себя «врагом транспозиции»[3].

Интерпретации[править | править вики-текст]

Цикл «Песни и пляски смерти» относится к числу трудно исполнимых для певцов сочинений, от которых он требует не столько вокальных данных как таковых, сколько мастерства актёрского перевоплощения, естественной и драматической игры. Среди наиболее ярких интерпретаторов цикла Галина Вишневская, Борис Христов, Евгений Нестеренко, Сергей Ларин, Эва Подлещ, Ирина Архипова.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Мусоргский М.П. Письма, 1984; с.199
  2. Последняя написанная на слова Голенищева-Кутузова пьеса - романс "Видение" - датирована 1877 годом; тогда же был написан и "Полководец". После 1877 года Мусоргский на тексты Голенищева-Кутузова не писал.
  3. В автографе к песне «Сиротка». См: Наследие М.П.Мусоргского: Материалы к Полному собранию сочинений. Составление и общая редакция Е.Левашева. М., 1989, с.118.