Петербургский договор (1875)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Санкт-Петербургский договор 1875 года (Архив МИД Японии)

Санкт-Петербургский договор 1875 года (яп. 樺太・千島交換条約 Karafuto-Chishima Kōkan Jōyaku) — договор между Российской империей и Японией «об обмене территориями»[1]. Оригинал (Traité de Saint-Pétersbourg de 1875) написан на французском языке. Договор был заключён 25 апреля (7 мая) в Петербурге. Российскую империю (император Александр II) представлял министр иностранных дел А. М. Горчаков, Японию (император Мэйдзи) — посол Эномото Такэаки. По договору Россия передала Японии все Курильские острова к северу от Урупа в обмен на официальный отказ Японии от территориальных претензий на остров Сахалин. 22 июля 1875 года в Токио была подписана дополнительная статья, регулирующая права граждан обеих стран, оставшихся в местах постоянного проживания.

Предпосылки[править | править вики-текст]

Симодский трактат 1855 года оставил Сахалин в совместном владении России и Японии. Российская империя тем временем демонстрировала больший потенциал колонизации острова: сюда прибывало все больше россиян, особенно после отмены крепостного права. Ими началась разработка каменноугольных месторождений в южной части острова, которую японцы считали своей. В 1858 году Россия неожиданно присоединяет Приамурье, а в 1860 г. и Приморье. Сахалин от России теперь отделял лишь 7-километровый пролив. Расстояние до Японии составляло 40 км.

Японская хозяйственная деятельность сводилась лишь к сезонному использованию южной оконечности Сахалина для нужд рыболовства и к полноценной переселенческой колонизации Япония не вела, так как на тот момент ею до конца не был освоен даже более южный Хоккайдо. Встревоженная усилением российского присутствия, в июле 1862 г. Япония посылает в Санкт-Петербург миссию во главе с С. Такэноути, который предложил разделить Сахалина по 50-ой параллели или же, как минимум, долговременно арендовать южную половину острова[2]. Однако российские власти, до этого уступившие Японии Южные Курилы, и весь Итуруп (ранее российские власти предлагали поделить его пополам, но поддержки у японцев эта мера не нашла), сделали освоение всего Сахалина своим приоритетом и не склонны были более идти ни на какие уступки в его отношении. Похожей настойчивости в отношении северных Курил, равно как и в отношении Русской Америки, российская сторона не проявила.

Переговоры[править | править вики-текст]

Смещение российско-японской границы на Курильский гряде по годам.

Предшествовашие заключению договору переговоры имели очень долгий и сложный характер. Стороны долгое время не могли определиться со своими претензиями. Так, японцы поначалу требовали раздела Сахалина по 50°, затем по 48° или 47° северной широты, надеясь таким образом склонить Россию к официальному разделу острова[3]. Со своей стороны, японским послам российские власти предлагали вариант, по которому в обмен на признание всего Сахалина российские власти передали бы Японии ряд срединных островов, но сохранили бы при этом контроль над тремя северными: о. Алаида, Шумшу и Парамуширом, без которых российский охотоморский флот не имеет возможности свободно выходить в Тихий океан. Однако в конечном итоге возобладал раздельный подход к владению островами, без общей сухопутной границы.

Права жителей[править | править вики-текст]

Известно что население российских Курил в 1840 году составляло 212 человек, из которых айну 99 душ, а русских и алеутов 113 человек (учитывались, скорее всего, лишь взрослые мужчины). В отличие от договоров с Циньским Китаем 1858—1860, Петербургский договор запретил аборигенам сохранять российское подданство на японской территории. В результате, практически все айны Урупа и Симушира в количестве 23 мужчины, 18 женщин и 31 ребёнок приняли решение переехать на оставшуюся российской Камчатку. Их примеру последовало и 12 жителей Шумшу. Но большинство айнов Парамушира и Шумшу выбрало подданство Японии, хотя и они и продолжали в быту долгие годы сохранять православие и русский язык, о чём, к примеру, написал Сноу в 1878 году. В 1884 году оставшихся северных айнов, как неблагонадёжных, в количестве 97 человек японцы выселили в специально созданную айнскую резервацию на о. Шикотан подальше от российской Камчатки[4]. Им было запрещено выходить без разрешения в море и вообще вести свой традиционный образ жизни[5].

Значение[править | править вики-текст]

В целом, в отличие от предыдущего Симодского трактата 1855 года, Петербургский договор был заключён на очень выгодных для Японии условиях. Он фактически стал первым договором, при заключении которого эта небольшая, но динамично развивающаяся, азиатская страна выступила на равных с гораздо более крупной европейской державой[6]. С позиции России договор стал просчетом исторической важности. Хотя договор 1875 г. был представлен как «обменный», в действительности он закрепил не обмен одной территории на другую, а передачу всех Курил в обмен на юридическое признание Японией российских прав на Сахалин, который и так по факту контролировался Россией. Более того, после того как 1875 году Япония получила во владение гряду протяженностью более 1 200 км, Россия фактически лишилась выхода к Тихому океану из Охотского моря. Также Россия временно лишилась доступа к богатейшим рыбным угодиям южной часто Охотского моря[7].Тем не менее, утрата прав на Сахалин, к ценными лесами и рыбным угодьям которого со временем мечтали начать пользоваться японские промышленники, вызвала антиправительственные марши протеста в Токио даже несмотря не приобретение Курил[8]. Япония, имперские амбиции которой продолжали увеличиваться, фактически получила возможность в любой момент начать морскую блокаду Сахалина и всей дальневосточной России, чем она не преминула воспользоваться в войне 1905 года. Тогда японские солдаты с о-ва Шумшу высадились на Камчатском полуострове, в конечном итоге вынудив Россию передать Японии и южную половину Сахалина, где возникло японское губернаторство Карафуто, просуществовавшее до 1945 года.

Примечания[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  • Ю. В. Ключников и А. Собакин. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Часть I. М. 1925 г.