Пикаро

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Гойя. Ласарильо с Тормеса.

Пи́каро (исп. pícaro — плут, мошенник, лукавец, хитрец) — социальный и литературный типаж, главный герой плутовского романа. Примеры пикаро — Фигаро, Швейк, Остап Бендер. По характеристике М. М. Бахтина, пикаро

« присуща своеобразная особенность и право — быть чужими в этом мире: ни с одним из существующих жизненных положений этого мира они не солидаризируются, ни одно их не устраивает, они видят изнанку и ложь каждого положения[1]. »

Происхождение[править | править вики-текст]

Обложка «Ласарильо»

По некоторым данным, слово произошло от названия французской провинции Пикардия, откуда в Испанию проникали бродяги[2]. По другим, оно связано с испанским словом picar — «щипать, отщипывать».

Появлению в литературе пикаро предшествует галерея трикстеров, обманщиков и пройдох (герои Плавта, Петрония, Лукиана, Боккаччо[3], Пульчи[4]). Есть мнение, что первым пикаро можно считать Панурга из романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»[5] (хотя Панургу недостаёт враждебных отношений с обществом, характерных для классических пикаро[3]).

Обложка «Гусмана»

В XVI веке в Европе распространяется бродяжничество[3]. Особенно сильно это явление затрагивает Испанию, в которой нерациональное использование доходов от колоний в Новом Свете приводит к экономической стагнации, безработице, инфляции, обнищанию дворянства, «ложной урбанизации». Одновременно легенды о лёгкой добыче воспитывают в испанцах презрение к производительному труду, склонность к пустым мечтам о личном обогащении[6]. Вследствие этого ряды люмпенов пополнялись бросившими учёбу студентами, оставившими службу солдатами и т. д.[2]

Особенности[править | править вики-текст]

Пикаро — человек без определённого места жительства, отличающийся аморальностью и предприимчивостью[3]. К бездомной и мошеннической жизни его толкают социальные обстоятельства (в более поздних романах появляются «плуты по призванию», для которых она становится средством достижения социальной свободы)[6].

Все общественные идеалы и установки претерпевают в душе пикаро искажение. Это касается его представлений о чести, труде, любви и т. д.[7] Для пикаро характерны пессимизм[6] и насмешливое отношение к другим людям, которое помогает ему справиться с угрызениями собственной совести, а также индивидуализм, сочетающийся с согласием с «правилами игры», установленными «сверху»[3].

Вопрос об отношениях пикаро с властью является дискуссионным. Советские исследователи находили в пикаресках (произведениях о пикаро) следы социального протеста[8], современные полагают, что в то время «процесс десакрализации персоны короля только обозначился»[7]. Гюнтер Грасс в своей Нобелевской лекции отмечал, что пикаро «мочится на столпы власти, расшатывает их, но вместе с тем знает, что ни разрушить святилище, ни опрокинуть трон он не в силах»[9].

Известные пикарески[править | править вики-текст]

Иллюстрация к «Гусману»

Первой классической пикареской стала анонимная повесть «Ласарильо с Тормеса» (1554), рассказывающая о жизни бедного, но хитрого слуги. В ней проявляются «канонические» признаки испанского плутовского романа: повествование от первого лица, простота композиции, сочетание трагического и комического, внимание к «низким» сторонам жизни[6].

Другое известное произведение в этом жанре — «Гусман де Альфараче» Матео Алемана (1599), в котором заметен переход от ренессансных норм к барочным[3]. Сервантес выводит пикаро на театральные подмостки, причём избирает жанр духовной драмы: в его «Блаженном прощелыге» (1598) герой становится монахом. По мнению Н. И. Балашова, образ плута помогает Сервантесу в игровой и отчасти иронической форме решать важные религиозно-философские вопросы[10]. Франсиско Кеведо в «Доне Паблосе» (опубл. 1626) отходит от узкосоциальной трактовки образа пикаро и выражает идею разочарования во всём человеческом обществе[11].

Среди менее известных авторов плутовских романов — Алонсо Херонимо де Салас Барбадильо, Висенте Эспинель, Антонио Энрикес Гомес и др.

Влияние[править | править вики-текст]

Василий Нарежный

Уже в XVII в. испанские плутовские романы начали оказывать влияние на литературу сопредельных стран. В Южной Италии аналогом пикаро стали лаццарони — представители городских низов, связанные с «демократическим барокко»[12]. Свои пикарески появились и в голландской литературе, но в Нидерландах бродяжничество не приобрело большого размаха, что наложило отпечаток и на эти произведения, основанные на буржуазных ценностях[8].

В XVIII веке образ пикаро развил французский писатель А. Р. Лесаж, автор романа «Жиль Блаз». Его бродяга существенно изменился по сравнению с испанскими предшественниками, так как нашёл в себе силы противостоять судьбе и общественной среде. Это придаёт произведению Лесажа оптимизм, которого были лишены авторы классических пикаресок[13]. Черты «плутихи» имеет и Манон Леско из знаменитого романа Прево[14].

К XIX в. относится творчество испанского поэта-романтика Х. де Эспронседы. В поэме «Мир-дьявол» герой окунается в ту же атмосферу, что и традиционные плуты, но автор подчёркивает несходство социального и духовного облика персонажа[15]. Другой романтик того времени, бразильский писатель М. А. де Алмейда, также переосмысляет традицию пикарески: в романе «Жизнь Леонардо» быт улицы принимает оптимистически-карнавальный колорит[16].

В русской литературе воздействие испанского плутовского романа ощущается в творчестве Михаила Чулкова («Сказка о рождении тафтяной мушки»)[17], Нарежного («Российский Жилблаз», «Чёрный год», «Бурсак»), Булгарина («Иван Выжигин»)[18]. Через Лесажа и Нарежного традиции пикарески переходят к Николаю Некрасову («Жизнь и похождения Тихона Тростникова»)[19], а через Прево — к ДостоевскомуИгрок»)[14]. С пикаро ассоциируют и персонажей русской литературы XX—XXI вв., таких как Незнайка[20], Иван Чонкин[21] или герои Леонида Юзефовича[22].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. М. М. Бахтин. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. Том 1. Москва: Художественная литература, 1975. Стр. 309.
  2. 1 2 Эман М. Д. Язык плутовского романа // Латинская Америка. — 2007. — № 6. — С. 66.
  3. 1 2 3 4 5 6 Михайлов А. Д. Плутовской роман // Краткая литературная энциклопедия
  4. Михальчи Д. Е. Луиджи Пульчи // История всемирной литературы
  5. Михайлов А. Д. Франсуа Рабле // История всемирной литературы
  6. 1 2 3 4 Плавскин З. И. Проза зрелого и позднего Возрождения // История всемирной литературы
  7. 1 2 Папушева О. Н. Кризис испанского общества конца XVI- первой половины XVII века в свете междисциплинарного анализа ментальности пикаро
  8. 1 2 Ошис В. В. Литература конца века // История всемирной литературы
  9. Грасс Г. Продолжение следует…
  10. Балашов Н. И. Сервантес // История всемирной литературы
  11. Степанов Г. В. Проза // История всемирной литературы
  12. Хлодовский Р. И. Введение
  13. Обломиевский Д. Д. Роман 10—30-х годов // История всемирной литературы
  14. 1 2 Шульц С. А. «Игрок» Достоевского и «Манон Леско» Прево
  15. Тертерян И. А. Сааведра. Эспронседа // История всемирной литературы
  16. Тертерян И. А. Литература Бразилии // История всемирной литературы
  17. Стенник Ю. В., Степанов В. П. Литературно-общественное движение конца 1760-х — 1780-х годов
  18. Манн Ю. В. Проза и драматургия второй половины 20-х и 30-х годов // История всемирной литературы
  19. Шпилевая Г. А. Жиль Блаз «петербургских углов»
  20. Кукулин И. В. Игра в сатиру, или Невероятные приключения безработных мексиканцев на Луне // Новое литературное обозрение
  21. Шафранская Э. Ф. Изучение романа В.Войновича «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» в 11 классе
  22. Чанцев А. На границе человека и истории