Письмо товарищу Сталину

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Письмо товарищу Сталину — статья Захара Прилепина. Опубликована в авторской редакции 30 июля 2012 года на сайте «Свободная пресса»[1], где Прилепин на тот момент был шеф-редактором.

Статья вызвала острый резонанс в российской интеллектуальной среде, расколов её на два лагеря[2][3]. В адрес автора прозвучали обвинения в (нео)сталинизме, ксенофобии и антисемитизме. Попытки объясниться Прилепин предпринял в статье «Стесняться своих отцов», опубликованной спустя 10 дней после выхода «Письма…»[4].

Иван Греков из газеты «Труд» полагает, что в статьях Прилепина „Письмо товарищу Сталину“ и „Стесняться своих отцов“ «в острой форме поставлены важнейшие вопросы национального бытия»[5].

Текст статьи вызвал оживлённую реакцию в кругу интеллектуалов, особенно в писательской среде. По оценке Немецкой волны, «войдя с написанием антилиберального «Саньки» в литературный истеблишмент, Захар Прилепин недавно оглушительно порвал с ним, опубликовав скандальное «Письмо товарищу Сталину»[6].

Литературная форма «Письма…»[править | править код]

Письмо написано от лица либеральной интеллигенции, скрытого под безличным местоимением «мы». Этим «мы» начинается и завершается статья: «Мы поселились в твоём социализме.
Мы поделили страну, созданную тобой. Мы заработали миллионы на заводах, построенных твоими рабами и твоими учёными. Мы обанкротили возведённые тобой предприятия, и увели полученные деньги за кордон, где построили себе дворцы… Мы очень стараемся и никак не сумеем растратить и пустить по ветру твоё наследство, твоё имя, заменить светлую память о твоих великих свершениях — чёрной памятью о твоих, да, реальных, и, да, чудовищных преступлениях.
Мы всем обязаны тебе. Будь ты проклят.»[1]

Виктор Шендерович полагает, что местоимение «мы» — это эвфемизм, заменяющий не «российская либеральная общественность», а слово «евреи», и, поскольку статья против «мы», то она антисемитская[7].

Местоимение «мы» в тексте находится рядом с «ты» — так обозначается Сталин:

Мы не желаем быть благодарными тебе за свою жизнь и жизнь своего рода, усатая сука.


Но втайне мы знаем: если б не было тебя — не было бы нас.

При этом «мы» в обезличенном обозначении либерала сливается с концептом «современная элита»: «Мы говорим, что ты сам хотел развязать войну, хотя так и не нашли ни одного документа, доказывающего это.
Мы говорим, что ты убил всех красных офицеров. …То, что при тебе мы вопреки тебе имели армию и науку, а при нас не разглядеть ни того, ни другого, не отменяет нашей уверенности».

Статья построена на противопоставлении «ты» тем, кто «его» ненавидит. Как следует из цитаты, «ты» может обозначать Сталина как символ СССР и советского народа во время его жизни: «Тебя ненавидели и „западные демократии“, и „западные автократии“, и эти самые финансовые круги, и ненавидят до сих пор, потому что помнят, с кем имели когда-то дело. Они имели дело с чем-то по всем показателям, противоположным нам. Ты — иная точка отсчёта. Ты — другой полюс. Ты — носитель программы, которую никогда не вместит наше местечковое сознание». Среди ненавидящих правители его времени[источник не указан 1598 дней] («Ненавидят тех, кто делает. К тем, кто ничего не делает, нет никаких претензий. Что делали главы Франции, или Норвегии, или, скажем, Польши, когда началась та война, напомнить?») и нашего («если б ты прожил ещё полвека — никто б не разменял великую космическую одиссею на ай-поды и компьютерные игры»).

Марк Липовецкий (профессор университета Колорадо (Болдер, США), доктор филологических наук) в примечаниях к статье «Политическая моторика Захара Прилепина» (ж. Знамя, № 10, 2012), выделял общий стиль (риторику) как характерную для газеты «Завтра», считает, что «в „Письме товарищу Сталину“ нет ничего такого, о чём Прилепин не говорил бы и раньше»[8][9].

Литературные приёмы оценки не статьи, а её автора, характеризуются[кем?] приёмом цитирования с вырыванием всего контекста[источник не указан 543 дня].

Так, например, в докладе Московского бюро по правам человека «Агрессивная ксенофобия в Российской Федерации в 2012 году: формы, проявления, реакция властей»:

«…З. Прилепин опубликовал … статью „Письмо товарищу Сталину“, в котором фактически воспроизвел антисемитские обвинения — что евреи якобы больше всех выиграли от перехода к рыночной экономике. Здесь же было и обвинение в неблагодарности по отношению к Сталину, который „положил в семь слоев русских людей, чтоб спасти жизнь нашему семени“. Сами же евреи якобы „воевали только в России, с Россией, на хребте русских людей“»

[10]

Из статьи вырваны цитаты, завершавшие абзац с утверждением:

«Ты сохранил жизнь нашему роду. Если бы не ты, наших дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах, аккуратно расставленных от Бреста до Владивостока, и наш вопрос был бы окончательно решён. Ты положил в семь слоёв русских людей, чтоб спасти жизнь нашему семени».

Другая цитата вырвана из абзаца, где Россия сопоставляется с другими государствами:

«Когда мы говорим о себе, что мы тоже воевали, мы отдаём себе отчёт, что воевали мы только в России, с Россией, на хребте русских людей. Во Франции, в Польше, в Венгрии, в Чехословакии, в Румынии, и далее везде у нас воевать не получилось так хорошо, нас там собирали и жгли. Получилось только в России, где мы обрели спасение под твоим гадким крылом».

Оценка статьи[править | править код]

В статье «Итоги литературного года», опубликованной в журнале «Контрабанда», Олег Комраков статью Прилепина ставит в один ряд с политическими шагами других писателей, видя в общем движение, аналогичному духу времён перестройки:

Другой важной темой года, связанной с литературой, стало участие российских писателей в политической активности: прогулка писателей по бульварам, посиделки возле памятника казахскому поэту Абаю, статьи в СМИ, постинги в блогах, проект «Гражданин поэт» обрушивает молот сатиры на пороки современного российского общества, Захар Прилепин пишет письмо товарищу Сталину …. Такое ощущение, что вернулись старые времена, на дворе снова конец 80-х и писатели снова стали «властителями дум».

[11]

Владимир Бондаренко в статье «Конец „Большой книги“» (10 декабря 2012, сайт «Свободная пресса»), подводя литературный итог года, выделил «Письмо товарищу Сталину»: «Вторым таким же шумным и таким же литературно значимым событием 2012 года я считаю художественное эссе-памфлет Захара Прилепина „Письмо товарищу Сталину“», далее сравнивая нападки на автора с аналогичными на Лермонтова и приходя к выводу: «Сталин здесь скорее фон и для Захара, и для его оппонентов. Спор не о нём. Захар глубоко копнул в традиционное противостояние в России народа и придворной элиты. Глубоко сидит в Захаре эта нижегородская глубинка, не выкорчевать. Но, если от этого письма всколыхнулась вся Россия, значит, весомо ещё писательское слово. Не исчезнет и русская литература.»[12].

Такого же мнения о возрождении роли писателя как властителя дум на примере полемики со статьёй Прилепина высказал Алексей Колобродов в газете «Литературная Россия»:

пресловутое письмо — явление всё-таки литературной жизни (и в этом смысле, шумная полемика, а, точнеё, как принято сейчас выражаться, «бурливое кипенье говн») — как ни парадоксально, знак обнадёживающий — литература и литераторы вновь определяют состояние умов. Здесь Прилепин с его крепкими мышцами — фигура важная, но не единственная (проповеди Лимонова, публицистика Садулаева, Ольшанского, Виктора Топорова etc).

[13]

«Аргументы и факты» в интервью с Эдвардом Радзинском задали вопрос «Захар Прилепин опубликовал „Письмо товарищу Сталину“. Письмо верно отражает нашу дилемму: мы никак не можем понять, благодарить Сталина или проклинать. Захар заканчивает письмо так: „Мы всем обязаны тебе. Будь ты проклят“. Так кто кому должен, мы ему или он нам?»[14].

Обвинения в антисемитизме[править | править код]

Со стороны либеральной общественности общим ответом на статью стали обвинения в антисемитизме (фашизме и пр.) автора. Это вызвало ответную реакцию людей, в том числе тех, кто не поддерживал Прилепина.

Одним из первых (6 авг. 2012, Ежедневный журнал) отозвался Виктор Шендерович: «И с печалью констатирую: Захар стал антисемитом, о чём, собственно, и уведомил общественность публикацией этого текста».[15]

Михаил Швыдкой, 13 августа 2012, блог на сайте «Эхо Москвы»: «Прочёл „Письмо товарищу Сталину“ Прилепина. Огорчился невежеству и подлости, невозможных у русского писателя.
Значит, не русский писатель»[16].

Прилепин о «Письме…»[править | править код]

В своей статье «Стесняться своих отцов» от 9 августа Прилепин говорил о причинах написания «Письма…»:

"Само моё письмо было задумано после очередной скотской вакханалии в прессе, случившейся в последнее 9 мая, и ещё раз повторенной вакханалии 22 июня сего года. К этим вакханалиям многие привыкли, и многие с ними смирились.

Кроме, собственно, миллионов людей, проживающих в России.

Чтобы хоть как-то объяснить колоссальное чувство почтения к Сталину в народной среде, моими оппонентами приводится довод о том, что все сидевшие в лагерях — погибли, и теперь по Сталину скучают дети палачей и стукачей.

В интервью газ. Московский комсомолец Прилепин сказал о его выборе как писателя и гражданина:

«До этого письма Сталину всё в моей жизни было удачно, я счастливый человек, у меня всё получалось. И вот я решил усложнить себе жизнь и таким образом взбодриться. К слову, это письмо адресовано, в том числе, и Владимиру Путину»

[17]

.

Антипутинский (а не антисемитский) посыл статьи подчёркивается автором в интервью АПН («Агентство Политических Новостей») (2012-08-27):

«письмо было одновременно адресовано и Путину, и его всевозможным тимченкам, и ельцинским квазиэлитам, и коммунистическим вырожденцам, и героям „перестройки“, и нынешним адвокатам либерализма, и тем, кто приватизировал народный протест на Болотной и Сахарова. И, да, в числе прочего в письме есть полтора абзаца, где имеет место прямой ответ некоторым наиболее активным историкам и публицистам, профессиональным и многолетним разоблачителям Сталина, которые, видит Бог, и не родились бы на свет, когда б не этот усатый монстр со своими заградотрядами и своими маршалами.

Однако, всем нормальным людям сразу было очевидно, что об этих разоблачителях речь шла в числе всех других адресатов — в первую очередь русских, а потом каких угодно, — среди которых, кстати, и украинские „историки“ тоже, они не меньше возбудились, просто их слышно у нас похуже. Российский общественный деятель немецкого происхождения Адльфред Кох, бывший министр правительства Ельцина в письме тоже себя отчётливо узнал. И не он один, конечно.»

[18]

Одним из векторов, по признанию Прилепина, стал его возраст — 37 лет, роковой для русских писателей. Возраст духовного перелома:

Интервью МК: «Этим летом мне исполнилось 37 лет. Это знаковый возраст для русского литератора. В это время либо стреляются с Дантесом, либо пускают пулю себе в лоб»[17].

Интервью «Труду»: «Мне 37 лет, и находиться в розовом заблуждении относительно части российской интеллигенции было бы нелепо. Я искренне, добросовестно пытался найти общий язык со многими и многими людьми, но убедился, что многим из тех, кто числит себя либералами, надо бы работать в министерстве тотальной нравственности»[5].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Захар Прилепин. Письмо товарищу Сталину. «Свободная пресса» (30 июля 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  2. Скандал вокруг письма писателя Захара Прилепина товарищу Сталину. Комсомольская правда (13 августа 2012). Проверено 15 февраля 2017.
  3. Иван Греков. Труд: «Сталин сейчас, вполне возможно, находится в аду...». «Труд» (4 сентября 2012). — «Тут же прочитавшие Прилепина раскололись на два непримиримых лагеря. Из одного призывают дать писателю в морду (предложение известной лирической поэтессы), не подавать ему руки и всячески выражать Прилепину презрение. В другом сталинисты всех мастей одобрительно кивают головами: правильной дорогой идете, товарищи!». Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  4. Захар Прилепин. Стесняться своих отцов. «Свободная пресса» (9 августа 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  5. 1 2 Иван Греков. Труд: «Сталин сейчас, вполне возможно, находится в аду...». «Труд» (4 сентября 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  6. Дмитрий Вачедин. Захар Прилепин: «Революция будет общей». Deutsche Welle (9 сентября 2012). Проверено 15 февраля 2017.
  7. Виктор Шендерович. Дебютант (6 августа 2012). — «…в «Письме» подлог, честь изобретения которого полностью принадлежит самому Захару Прилепину. Это — лукавое «мы», использованное им как ключ к тексту. Кто же они, эти отвратительные «мы», от имени которых Прилепин написал своё «письмо Сталину»? Ответ см. в тексте: те, кто поделил созданную вождем страну, обанкротил возведённые им предприятия, своровал миллиарды, увел деньги за кордон, построил себе там тысячи дворцов, купил яхты… Ну, в общих чертах, понятно, но нельзя ли поконкретнее? А вот вам конкретнее: это те неблагодарные люди с «местечковым сознанием», «чьих дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах», если бы не Сталин. Те, чье семя Сталин спасал, «положив в семь слоев русских людей»… Одним словом… Ну, вы поняли. Поняли-поняли. Не тупые. Ах, Захар, только при чём же тут «российская либеральная общественность», как вы поименовали нас в подложной подписи под письмом? К чему эти стыдливые эвфемизмы? Не надо стесняться, Захар, все свои, особенно в газете «Завтра». Скажите просто и громко: жиды! — и к вам потянутся за знаниями новые массы возбужденных читателей. Старые, правда, посторонятся, но тиражи не упадут.». Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  8. Марк Липовецкий. Политическая моторика Захара Прилепина // «Знамя». — 2012. — № 10. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  9. Кирилл Анкудинов. Зверь из бездны. Свободная пресса (20 октября 2012). — «А в десятом номере «Знамени» Марк Липовецкий бранит Захара Прилепина. Я не считаю Прилепина «священным идолом», коего не положено критиковать; я сам некогда критиковал прилепинскую биографию Леонида Леонова. И прогремевшее «Письмо к товарищу Сталину» вызвало у меня неоднозначную реакцию: я по-человечески понимаю порыв Захара, но я не принимаю многие интенции его текста (это — долгий разговор не для теперешнего раза). Однако опус Марка Липовецкого — удивительная критика. Липовецкий выступает не против какого-либо конкретного произведения или высказывания Прилепина, и даже не против целостного мировоззрения Прилепина. Липовецкого не устраивает «политическая моторика Захара Прилепина» (его статья так и называется — «Политическая моторика Захара Прилепина»). Что ещё за «моторика»? С чем её едят? Как я понял, Марку Липовецкому претит личность Прилепина, и он старается её зачернить. Сначала Липовецкий ловит Прилепина на противоречиях. Затем последовательно инкриминирует ему этноцентризм (выраженный в недостаточно позитивном описании инородцев), непочтение к геям, интеллигентам, либералам, женщинам, патриархальные установки, подсознательную фиксацию на насилии, «пацанскую этику» (вот он — повод пришить кривой иглой «пацана» Прилепина к «пацану» Путину). Окончательный вывод: «политическая моторика Прилепина и его героев странным образом обнаруживает черты „ур-фашизма“ („ур-фашизм“ — концепт, придуманный Умберто Эко). Смех смехом, а ведь человека обозвали „фашистом“ — в стране, победившей фашизм. „Концепты Умберто Эко“ позабудутся, а ярлык „фашиста“ — останется, прилипнет».». Проверено 15 февраля 2017.
  10. Агрессивная ксенофобия в Российской Федерации в 2012 году: формы, проявления, реакция властей. Московское Бюро по Правам Человека (2012). Проверено 15 февраля 2017.
  11. Олег Комраков. Итоги литературного года. Контрабанда (14 января 2013). Проверено 15 февраля 2017.
  12. Владимир Бондаренко. Конец «Большой книги». Свободная Пресса (10 декабря 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  13. Алексей Колобродов. Читательская мышца. «Литературная Россия», № 38 (21 сентября 2012). Проверено 15 февраля 2017.
  14. Вера Копылова. Эдвард Радзинский: «Очень душно в стране». Аргументы и факты (22 октября 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  15. Виктор Шендерович. Дебютант. Ежедневный Журнал (6 августа 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 16 апреля 2013 года.
  16. Михаил Швыдкой. О писателе Прилепине. Эхо Москвы (13 августа 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  17. 1 2 Катерина Кузнецова. Адвокат Сталина. Московский комсомолец (6 сентября 2012). Проверено 23 января 2013. Архивировано 5 февраля 2013 года.
  18. Захар Прилепин. Захар Прилепин: «Нужна жёсткая перезагрузка. Я её получил». «Агентство Политических Новостей» (27 августа 2012). Проверено 15 февраля 2017.

Ссылки[править | править код]