Эта статья входит в число добротных статей

Пиццоло, Никколо

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Никколо Пиццоло
итал. Niccolò Pìzzolo
Автопортрет Никколо Пиццоло. Капелла Оветари
Автопортрет Никколо Пиццоло. Капелла Оветари
Имя при рождении Никколо ди Джованни да Вилла Ганцерла
Дата рождения 1421(1421)
Место рождения Падуя
Дата смерти 1453(1453)
Место смерти Падуя
Жанр фреска, рельеф
Учёба Франческо Скварчоне
Стиль Возрождение, готика
Commons-logo.svg Работы на Викискладе

Никко́ло Пи́ццоло или Никколо ди Джованни да Вилла Ганцерла (итал. Niccolò di Pietro da Villaganzerla, прозванный Pìzzolo (или Pìzolo); 1421, Падуя — 1453, Падуя) — итальянский художник и скульптор, представитель падуанской школы.

Биография[править | править код]

Никколо Пиццоло был сыном Пьетро Джованни да Вилла Ганцерла, глашатая падуанской коммуны[1]. Он родился в 1421 году в местечке Вилла Ганцерла (к югу от Виченцы, рядом с Падуей). «Пиццоло» — прозвище либо за маленький рост, либо за то, что он был младшим в семье. Старший брат Никколо, Джованни Джерардино, родился до 1406 года. Возможно, разница в возрасте с Никколо (около пятнадцати лет) является причиной прозвища художника[2].

По желанию родителей он должен был стать монахом, но индивидуальность юноши мало соответствовала его будущему призванию. Он часто ввязывался в драки, любил оружие и открыто демонстрировал его при любом удобном случае. В семнадцать лет он попал в тюрьму, где подвергался пыткам[1].

Пиццоло был не только художником, но и торговцем. В одном из документов он обозначен как «pictor publicus mercator» («живописец и торговец»)[1]. Предполагают, что Пиццоло был связан с мастерской своего старшего брата, Джерардино, тряпичника и портного[1]. Живописью Пиццоло увлёкся рано, он работал с Филиппо Липпи, находившимся в Падуе в 1434—1438 годах над росписью капеллы палаццо дель Подеста в Падуе (то есть в возрасте 13—17 лет)[3]. Его учителем документы называют Франческо Скварчоне, однако это утверждение исследователи подвергают сомнению. Тем не менее, контакты Скварчоне и Пиццоло бесспорны. В частности, Скварчоне в 1441 году был приглашён в Падую для оценки стоимости выполненных Пиццоло работ, а в 1450 году Скварчоне и Пиццоло вместе выступали в суде по поводу установления реального размера росписей, выполненных скончавшимся к тому времени Джованни Д’Алеманья в капелле Оветари[1].

Уже в двадцать лет он работал уже самостоятельно. С 1446 года Пиццоло работает с Донателло над рельефами для алтаря Санто (базилики Святого Антония). С апреля по июль 1447 года зафиксированы платежи Донателло за выполнение Пиццоло эскиза ангела. В документах по выплате денег за этот заказ Пиццоло назван «мастером», как и Донателло[1].

В 1448 году Пиццоло сотрудничает с Андреа Мантеньей в росписи капеллы Оветари. Свод, правую стену и входную арку было поручено покрыть фресками венецианским художникам Джованни Д`Алеманья и Антонио Виварини. Росписи левой стены, апсиды и терракотовый алтарь должны были выполнить падуанцы Андреа Мантенья и Никколо Пиццоло[3]. При этом именно Пиццоло, вероятно, рассматривался как основной исполнитель. Мантенье было всего семнадцать лет и даже документы за него подписывал старший брат Томмазо[3]. Окончание работ было определено на на декабрь 1450 года, но они затянулись до начала 1457 года, исполнители менялись. Джованни д’Алеманья и Антонио Виварини расписали только свод. В 1450 году Джованни д’Алеманья умер, а Виварини отказался выполнять заказ. Между падуанскими мастерами же не было взаимопонимания. Через год после начала работы в капелле Оветари возник конфликт Пиццоло с Мантеньей из-за оплаты выполненных за этот период работ. Спор был разрешен с помощью суда, документ с решением которого от 27 сентября 1449 года сохранился. В книге, где регистрировались расходы по работам в капелле Оветари, после этого времени имя Пиццоло появляется с перерывами, последняя выплата ему была сделана 9 июня 1452 года. Вероятно после этого он устранился от выполнения заказа[1].

Вызывающая манера поведения и его пристрастие к оружию привели Пиццоло к появлению врагов. В в 1453 году в возрасте тридцать два или тридцать три года он был убит. Смерть художника по расчётам исследователей могла произойти между 13 апреля и 24 ноября[2].

Известные работы[править | править код]

Пиццоло в капелле Оветари работал над фресками с изображениями Вседержителя и Святого Иакова (эти фрески заканчивал Мантенья), росписью апсиды (исключая изображения трех апостолов, над которыми работал Мантенья). Бесспорно его участие в работе над сценой «Казнь Святого Иакова». Он расписал правую часть триумфальной арки. Ему принадлежат изображения четырёх отцов церкви в апсиде и и начало работы над фреской «Ассунта» (но, вероятно, заканчивал её Мантенья), также он начал композицию «Вознесение Богоматери» и историю Святого Христофора, но завершал их Мантенья[1]. Ему также было поручено закончить и покрыть позолотой терракотовый рельеф для алтаря, над которым до того момента по рисунку Никколо работал Джованни да Пиза[4][5]. Также Вазари упоминает работу Пиццоло над изображением Бога-отца в капелле Урбана Префекта[1].

В настоящее время предпринимаются попытки атрибутировать художнику анонимные рельефы и картины I половины XV века. В частности ему приписывается барельеф с изображением Мадонны с младенцем и Святой Иоанна из церкви Святого Сильвестра в приходе Vetrego[6]. Некоторые из его барельефов запечатлены на фотографиях I половины XX века: Святая Клара[7] и Святой Франциск Ассизский[8].

Особенности творчества[править | править код]

Никколо Пиццоло сумел соединить готику и ренессансные веяния. Готическая декоративность совмещена у него с ренессансным чувством полновесности форм реального мира. Элементы готики в его творчестве значительны: прихотливые изгибы обвивающих гирлянды лент, острота складок драпировок[1].

Композиции его фресок были подсказаны ему архитектурой помещения. В центральной грани апсиды имеется круглое окно, а боковые грани в соответствующих участках — сплошные. Никколо декорировал их изображениями таких же окон, через которые зритель заглядывает в кабинеты богословов. Художник выписывает каждый предмет на полке, каждый лист рукописи, изгибы опор книжных подставок, застежки книг[1].

Художник не всегда справлялся с техническими проблемами изображения. Фигура апостола Павла на его фреске выполнена с искажением пропорций[3].

В отличие от беспокойного характера самого художника его произведениям свойственны уверенное спокойствие и рационализм. «Его человек обладает самосознанием и величием, но в этом он не противопоставлен миру, он — прекрасное и совершенное, но всё-таки одно из множества его созданий»[1].

Судьба творчества[править | править код]

Современники и потомки высоко оценивали творчество художника. Джорджо Вазари утверждает, что большую пользу Мантенья получил из соревнования в мастерстве

«… с падуанцем Никколо Пиццоло. …Якопо Скварчоне получил заказ на роспись капеллы Святого Христофора, что в церкви августинских братьев-отшельников в Падуе, и поручил её вышеназванному Никколо Пиццоло и Андреа. Никколо написал в ней Бога-отца, восседающего во славе в окружении учителей церкви, и его росписи считались впоследствии не уступающими по качеству работам Андреа в той же капелле. И действительно, если бы Никколо, который сделал мало вещей, но исключительно хорошие, получал столько же радостей от живописи, как от игры оружием, из него вышел бы отличный художник и он бы дольше прожил на этом свете, ибо, находясь всегда при оружии и имея много врагов, он однажды, возвращаясь с работы, подвергся нападению и был предательски убит. Насколько я знаю, от него не осталось других вещей, если не считать еще одного изображения бога-отца в капелле Урбана Префекта.»

Вазари, Джорджо. Жизнеописание Андреа Мантеньи, мантуанского живописца[9]

Пиццоло успел за короткую жизнь создать не так много произведений. Уже Вазари мог назвать с уверенностью только две его достоверные работы — изображения бога-отца в церкви августинских братьев-отшельников и в капелле Урбана Перфекта[9]. С течением времени работы Пиццоло отошли в тень более плодовитых мастеров. 11 марта 1944 года фрески Пиццоло в капелле Оветари были разрушены в ходе союзной бомбардировки. Фрагменты красочного слоя были бережно собраны, но восстановление фресок проблематично[10].

Интерес к творчеству Никколо Пиццоло возродился только в XX веке. Итальянский искусствовед Ригони привлёк внимание к его творчеству[11], а в СССР первая крупная статья о нём Н. В. Николаевой вышла в 1976 году[1].

Галерея[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Николаева Н. В. Творчество Никколо Пиццоло // Искусство : Журнал. — 1976. — № 9. — С. 60—65.
  2. 1 2 Vinco, Mattia. Detto Nicolò Pizzolo o Pizolo (итал.). Dizionario Biografico degli Italiani — Volume 84 (2015). Дата обращения 31 августа 2016.
  3. 1 2 3 4 Николаева Н. В. Мантенья. — М: Искусство, 1980. — С. 15—22. — 127 с.
  4. Nicolò Pizzolo, o Pizolo (Villaganzerla, 1420 circa — Padova, 1453) e Giovanni da Pisa. Madonna in trono con il Bambino e i santi Antonio da Padova, Pietro Martire, Giovanni Battista, Giacomo, Cristoforo e Antonio Abate (итал.). Veneto Cultura Associazione Culturale.. Дата обращения 31 августа 2016.
  5. Niccolo Pizzolo (b. ? 1421-53) and Giovanni da Pisa (active 1444; d. about 1460). Virgin and child with Saints Dominic, Peter Martyr, St John the Baptist, James the Greater (англ.). Victoria and Albert Museum. Дата обращения 31 августа 2016.
  6. Chiesa Parrocchiale di Vetrego dedicata a S. Silvestro. Via Vetrego, n.120, tel. 041 436318 (итал.). Сайт Сomune di Mirano. Дата обращения 31 августа 2016.
  7. Niccolo Pizzolo. St. Claire (итал.). Fondazione Federico Zeri. Дата обращения 31 августа 2016.
  8. Niccolo Pizzolo. St. Francis (итал.). Fondazione Federico Zeri. Дата обращения 31 августа 2016.
  9. 1 2 Вазари, Джорджо. Жизнеописание Андреа Мантеньи, мантуанского живописца // Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. — СПб: Пальмира, 1992. — С. 189—190. — 472 с.
  10. Восстановление фресок капеллы Оветари (Ovetari). Музеи России. Дата обращения 31 августа 2016.
  11. Rigoni E. Jl pittore Nicolo Pizzolo // Arte Veneta : Сборник. — 1948. — С. 141—147.