Пишущий Святой Иероним

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
CaravaggioJeromeValletta.jpg
Караваджо
Пишущий Святой Иероним. ок. 1607—1608
итал. San Girolamo scrivente
Холст, масло. 117 × 157 см
Собор Святого Иоанна, Валлетта, Мальта
(инв. 7895-7896[1])
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Пишущий Святой Иероним» — картина Караваджо, написанная около 1607—1608 годов, во время пребывания художника на Мальте. На полотне изображён святой Иероним, занимающийся в своей келье переводом Библии с греческого на латынь. Существует более ранняя версия картины, с принципиально иной композицией, в настоящее время находящаяся в галерее Боргезе в Риме. С XVII века и по сей день картина не покидала остров (за исключением нескольких временных выставок) и ныне хранится в соборе Святого Иоанна в столице Мальты Валлетте. В 1984 году картина была похищена, но через 4 года возвращена и в конце XX века прошла полную реставрацию.

Описание[править | править код]

Silhouette d’une femme à hauteur de celle du tableau.
Сравнительные размеры полотна с женщиной среднего роста (165 см)

Всё внимание зрителя художник сосредотачивает на центральной фигуре пишущего Иеронима, в отличие от более ранней римской версии, горизонтальная композиция которой образуется протянутой к книге рукой святого[2]. Караваджо использует ограниченную палитру красок для подчёркивания строгости и серьёзности сцены[3]. На картине доминируют лишь три тона: тёмно-коричневая обстановка помещения, телесный цвет освещённого слева Иеронима и красная тога святого, спавшая с его плеч[4].

Геометрическая композиция картины

Композиция картины образуется с одной стороны центральным треугольником, сторонами которого являются поза святого и спавшие с него одеяния, с другой — линиями направления его рук и взгляда[4]. Динамика центра стабилизируется вертикальными и горизонтальными линиями стола, кровати, стен и висящей на стене шляпы[5]. Три степени глубины картины определяются задним планом с кроватью и стеной, средним — с пишущим за столом Иеронимом и передним — с распятием, служащим связующим звеном между святым и зрителем[2].

Несмотря на скудность обстановки сцены, искусствоведы отмечают её богатую иконографию, включающую красную одежду и кардинальскую шляпу, камень, череп, распятие, рукопись Иеронима, к которым Караваджо добавляет погасшую свечу[6]. Каждый из элементов несёт свою символику, относящуюся как к традиционной иконографии, связанной с Иеронимом, так и к специфике данной конкретной сцены. Красные одеяния и шляпа указывают на кардинальский сан Иеронима[2]; распятие, как высший символ христианства, служит мостом между зрителем и святым Иеронимом[2], материализуя его веру; книга символизирует богословские знания; камнем святой Иероним истязал себя в пустыне, считая силу своего кулака недостаточной для покаяния[6]; череп является необходимым элементом ванитас, а свеча вместе с ним служит напоминанием о преходящести человеческой жизни[7]. Погасшая свеча не препятствует творческой деятельности святого, и свет, которым залито его тело, может символизировать божественное присутствие[5].

Караваджо захватил момент глубокого погружения Иеронима в работу. Рот его приоткрыт, словно он произносит вслух записываемые мысли[8], его поза почти на грани физиологической неестественности, но он так увлечён работой, что не замечает этого, как и спавшей с плеч тоги[5]. Игра света создаёт определяющий контраст между ярко освещённым телом святого и мягким окружающим его сумраком, что подчёркивает драматическую интенсивность сцены, усиленную эффектом открытой двери, который художник создаёт с помощью дверного косяка справа, словно позволяя зрителю заглянуть внутрь тёмного замкнутого пространства[2].

Искусствовед Маттео Марангони в начале XX века оценил работу, как одно из наиболее замечательных достижений мастера[9]: его особенно восхищало распределение света на картине, благодаря которому освещённые формы предстают сглаженными[9]. «Пишущий Святой Иероним», созданный на Мальте, считается глубоко интроспективной работой для Караваджо[10] — возможно, спокойствие и умиротворённость картины являются отражением состояния самого художника после суматохи итальянской жизни[11].

История[править | править код]

Photographie d’un mur d’une chapelle de la cathédrale Saint Jean à La Valette sur lequel se trouve l'œuvre.
«Пишущий Святой Иероним» в соборе Святого Иоанна (точная копия оригинала)

Караваджо прибыл на Мальту 12 июля 1607 года. Предыдущие месяцы он провёл в Неаполе, где искал убежища у своих влиятельных покровителей — семейства Колонна, после убийства человека во время уличной драки в Риме годом ранее. В Неаполе он быстро снискал успех, получив с десяток заказов, включая несколько крупных алтарных работ, и вдохнув караваджизм в местных художников. Точные причины, заставившие его покинуть Неаполь, неизвестны. Он до сих пор оставался преступником, которому грозило преследование родственников убитого, и его неапольские покровители, имевшие прочные связи с Мальтийским орденом, возможно, сочли, что присоединение к ордену даст художнику более прочную защиту и помощь в получении папского помилования для возвращения в Рим, а Великий магистр Алоф де Виньякур, стремившийся повысить престиж своего ордена, нашёл привлекательной перспективу заполучить одного из ведущих итальянских художников.

Герб, изображённый в правом нижнем углу картины, принадлежит заказчику картины Ипполито Маласпина[12] — приору Мальтийского ордена в Неаполе, родственнику Оттавио Коста, покровителя Караваджо, и другу генуэзского адмирала Андреа Дори, обеспечившему художнику защиту после бегства из Рима. Выбор темы кажется немного странным для того, кто посвятил свою жизнь борьбе с турками, но Маласпина был не только знаменитым воином, но и покровителем бедных, сирот и вдов, следовательно, картина могла быть предназначена для подчёркивания как этого аспекта его работы, так и аскетизма ордена.

Искусствоведами выдвигаются различные предположения относительно того, кто послужил моделью для образа святого Иеронима. Долгое время считалось, что это был Алоф де Виньякур, и картина даже некоторое время носила название «Виньякур в образе святого Иеронима»[2]. Однако сходство святого с другими портретами Виньякура относительно, что позволяет выдвигать иные гипотезы, например, что моделью мог быть сам Маласпина[6] или что Караваджо вообще не стремился изобразить конкретного человека[13].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 http://finearts.heritagemalta.org/artifact.aspx?id=53
  2. 1 2 3 4 5 6 Catherine Puglisi, c. 281
  3. Cynthia Degiorgio, c. 10
  4. 1 2 Cynthia Degiorgio, c. 11
  5. 1 2 3 David M Stone, c. 4
  6. 1 2 3 Graham-Dixon, c. 371
  7. Sybille Ebert-Schifferer, c. 218—219
  8. David M Stone, c. 5
  9. 1 2 André Berne-Joffroy c. 295)
  10. David M Stone, c. 3
  11. Cynthia Degiorgio, c. 10-11
  12. Vodret, с. 180
  13. Sybille Ebert-Schifferer, c. 218

Литература[править | править код]

  • André Berne-Joffroy, Le Dossier Caravage : Psychologie des attributions et psychologie de l’art, Paris, Flammarion, coll. «Champs arts», 2010
  • Cynthia Degiorgio, «Caravaggio’s St Jerome Writing», Treasures of Malta, vol. 12, no 2, 2006
  • Sybille Ebert-Schifferer, «Caravage», Paris, éditions Hazan, 2009
  • Andrew Graham-Dixon, «Caravaggio : a life sacred and profane» London, Allen Lane, 2010
  • Catherine Puglisi «Caravage», Paris, éditions Phaidon, 2005
  • David M. Stone et Keith Sciberras, " Malaspina, Malta, and Caravaggio’s 'St. Jerome' ", Paragone, no 60, mars 2005
  • Rossella Vodret Caravage, «l’œuvre complet», Silvana Editoriale, 2010