Поведенческая иммунная система

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Поведенческая иммунная система (the behavioral immune system, «BIS») — набор психологических и поведенческих механизмов, позволяющих человеку, с одной стороны, опознать инфекции, вредные вещества или вызывающих болезни паразитов, с другой — проявить профилактическое поведение для предотвращения заболеваний, в частности, избежать контакта с этими объектами. Впервые описан психологом Марком Шаллером[1][2][3].

Эмоция отвращения играет центральную роль в функционировании поведенческой иммунной системы[2]. Наиболее эффективными активаторами BIS являются внешние стимулы, напоминающие вещества, передающие заболевания (например, рвота, моча, фекалии, гной и кровь)[1].

Описание[править | править код]

Живые организмы подвергаются риску контакта с паразитами, биомасса которых в некоторых экосистемах соперничает с хищниками. Паразитарные вирусы, бактерии, простейшие, нематоды, гельминты и членистоногие живут в прочных отношениях со своими хозяевами, от которых они привлекают энергию, жилье, транспорт и репродуктивные возможности. Они наносят ущерб своему хозяину, производя токсины, манипулируя поведением в своих целях и распространяясь на род и общину. Живые организмы имеют механизмы для защиты от повреждения паразитами, включая ряд физиологических барьеров и сложную иммунную систему. Помимо этих физиологических защит они также предохраняют себя от инфекции посредством поведения, которое функционирует как «поведенческая иммунная система»[4].

Поведение, связанное с избеганием патогенов, является универсальным для всех культур, при этом все общества демонстрируют индивидуальное и групповое поведение, имеющее отношение к гигиене. Оно включает в себя очистку тела, жилища и мест совместного использования, избегание тесного контакта или обмена физическими жидкостями с другими (с исключениями для родственников) и избегание вредных, загрязненных или незнакомых продуктов[4].

Основная функция поведенческой иммунной системы заключается в том, чтобы побудить людей избегать потенциальные источники загрязнения. Один из потенциальных источников — это другие люди, особенно члены незнакомых групп[1].

Внешние стимулы, напоминающие вещества, передающие заболевания (например, рвота, моча, фекалии, гной и кровь), являются особенно эффективными активаторами BIS. В ответ на такие стимулы BIS активирует адаптивные реакции, в том числе аффективные (отвращение), когнитивные (мысли о загрязнении) и поведенческие (избегание), то есть побуждает людей избегать ситуаций, которые могут привести к загрязнению. У разных людей BIS проявляется в разной степени[1].

Поскольку избегать всего, что может переносить патогены, невозможно, люди выбирают компромисс между потенциальными издержками контакта с патогенами, и издержками, связанными с избеганием отвращения. Например, голодный человек может выбрать употребление несвежего мяса[2].

Некоторые сексуальные действия или партнёры также вызывают отвращение. Поскольку половой акт влечет за собой потенциальное воздействие патогенов, гомосексуальный контакт, секс с детьми или пожилыми, может подвергнуть человека воздействию патогенов, не предоставляя возможности для размножения. Идея сексуального контакта с такими партнерами вызывает сексуальное отвращение, но простой физический контакт между членами семьи не избегается, несмотря на то, что родственный сексуальный контакт — инцест, вызывает сексуальное отвращение[2].

Предполагается, что механизмы, которые составляют поведенческую иммунную систему, развились как первая линия защиты от болезнетворных патогенов[1].

BIS и сексуальное поведение[править | править код]

У термина «гомофобия» много синонимов: гетеросексизм, гомонегативность и сексуальные предрассудки — то есть термины, которые используются для обозначения негативного отношения к гомосексуализму, лесбиянкам и геям; наиболее широко используется термин «гомофобия». Этот термин не соответствует критериям фобии и не является полностью подходящим[3][5]. Представители меньшинств с низким статусом часто вызывают отвращение, и исследования показали, что отвращение может быть связано с антиЛГБТ позицией[3]. Эмоция отвращения играет центральную роль в функционировании поведенческой иммунной системы[2]. В контексте сексуальных предрассудков эксперименты Нойберга и его коллег (1994) показали, что мужчина, представленный как гетеросексуал, оценивался отрицательно, когда рассматривался с другом, представленным геем. То есть, стигматизация гея загрязнила восприятие гетеросексуала. В то же время гей не был дестигматизирован таким контактом с гетеросексуалом[2]. Таким образом, поведенческая иммунная система может быть активирована людьми, которые кажутся «странными», потому что они не соответствуют общепринятым нормам, включающим нормы сексуальных практик, гигиены и приготовления пищи[3]. Геи ассоциируются с ВИЧ/СПИДом и могут восприниматься как представляющие риск заражения из-за этой связи[2]. При этом авторы некоторых публикаций высказывают точку зрения, что контакт с геями снижает сексуальное предубеждение и предполагают, что образование является ключом к искоренению стереотипов и предрассудков в отношении геев[3].

BIS и социальные взаимодействия[править | править код]

BIS влияет на социальные взаимодействия и межгрупповые отношения. Отвращение коррелирует с предубеждением по отношению к гомосексуальным людям, кроме того, поведенческая иммунная система способствует ксенофобии и этноцентризму[1]. Теоретически, имеющие более сильную BIS индивидумы больше поддерживают социально консервативные ценности. Таким образом, BIS может регулировать социальные отношения поощряя системы ценностей, которые защищают людей от членов внешних групп, представляющих угрозу заражения[1].

Моральное отвращение часто вызвано нарушениями сексуальных норм или финансовым обманом. Эта форма отвращения помогает людям избегать санкций со стороны членов своей группы и координировать наказание нарушающих нормы. В этом случае проявляется не физическое избегание а социальное дистанцирование[2].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 John A. Terrizzi, Natalie J. Shook, Michael A. McDaniel. The behavioral immune system and social conservatism: a meta-analysis // Evolution and Human Behavior. — 2013-03. — Т. 34, вып. 2. — С. 99–108. — ISSN 1090-5138. — DOI:10.1016/j.evolhumbehav.2012.10.003.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Gabrielle Filip-Crawford, Steven L. Neuberg. Homosexuality and Pro-Gay Ideology as Pathogens? Implications of a Disease-Spread Lay Model for Understanding Anti-Gay Behaviors (англ.) // Personality and Social Psychology Review. — 2016-06-23. — Vol. 20, iss. 4. — P. 332–364. — ISSN 1532-7957 1088-8683, 1532-7957. — DOI:10.1177/1088868315601613.
  3. 1 2 3 4 5 Vittorio Lingiardi, Nicola Nardelli. Negative Attitudes to Lesbians and Gay Men: Persecutors and Victims (англ.) // Emotional, Physical and Sexual Abuse. — Cham: Springer International Publishing, 2014. — P. 33–47. — ISBN 9783319067865, 9783319067872. — DOI:10.1007/978-3-319-06787-2_3.
  4. 1 2 Valerie Curtis, Mícheál de Barra, Robert Aunger. Disgust as an adaptive system for disease avoidance behaviour. en:Philosophical Transactions of the Royal Society B Published 3 January 2011. DOI: 10.1098/rstb.2010.0117
  5. см. также Грегори Херек: Homophobia

Ссылки[править | править код]