Повесть о двух городах

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Повесть о двух городах
A Tale of Two Cities
Издание
Первое издание
Жанр:

исторический роман

Автор:

Чарльз Диккенс

Язык оригинала:

английский

Дата первой публикации:

1859

Издательство:

Chapman & Hall[d]

Предыдущее:

Крошка Доррит

«По́весть о двух города́х» (англ. A Tale of Two Cities) — изданный в 1859 году исторический роман Чарльза Диккенса о временах Французской революции.

Сюжет[править | править код]

Лондон, 1775 год. Пожилой банковский служащий Джарвис Лоррис сообщает 17-летней Люси Манетт о том, что её отец вовсе не умер (как она считала), а с момента её рождения содержался в Бастилии по навету злобного маркиза Эвремонда. Теперь он освободился и живёт в Париже у своего прежнего слуги, Дефаржа. Лорри и Люси отправляются во Францию, чтобы увезти несчастного на родину.

1780 год. В лондонском Олд-Бейли судят французского эмигранта Чарльза Дарнея. Ловкому адвокату Сиднею Картону удаётся убедить суд в его невиновности. Освободившись, Дарней встречается в Париже со своим дядюшкой — маркизом Эвремондом, раздражая его своей симпатией к «униженным и оскорблённым». Ночью Эвремонда закалывает горожанин, сына которого тот задавил своей каретой.

Между Люси и Дарнеем возникает чувство, и молодой человек просит её руки у доктора Манетта. Он признаётся в том, что Дарней не его настоящее имя, что на самом деле он Эвремонд — ближайший родственник того человека, который обрёк доктора на 20-летнее заточение. Доктор даёт своё согласие на брак, но погружается в безумие — берётся за тачание обуви, которому прежде предавался в Бастилии.

«Море прибывает» — иллюстрация столетней давности

1789 год. Супруги Дефаржи в числе первых врываются в ненавистную Бастилию. Добродетельный Дарней, живущий в Лондоне с Люси, получает из Парижа письмо, в котором его пожилой безобидный слуга, попавший под трибунал, заклинает о помощи. Едва Дарней ступает на французскую землю, как его задерживают как беглого аристократа и препровождают в тюрьму Ла-Форс (фр.). Семейство Дарнеев-Манеттов в полном составе устремляется на его спасение.

Один год и три месяца проходят в ожидании суда над Дарнеем. Во время процесса показания против него даёт мадам Дефарж. В качестве подтверждения преступности всех Эвремондов, она приводит заметки всем известного и уважаемого доктора Манетта, составленные им в Бастилии. Несмотря на его вмешательство в защиту зятя, под впечатлением от перечисленных злодеяний Эвремондов, революционный трибунал приговаривает Дарнея к казни на гильотине.

Опустившемуся адвокату Картону, который безответно влюблён в Люси, удаётся подслушать разговор мадам Дефарж, в котором она раскрывает истинную причину своей ненависти к Эвремондам. Много лет назад покойный Эвремонд изнасиловал её сестру, лечащим врачом которой был доктор Манетт. Её семья была обречена на истребление, и сама она выжила только чудом.

Картон предупреждает Люси и её семью о необходимости срочно покинуть Францию, так следующей жертвой мадам Дефарж станет семья «последнего из Эвремондов», то есть сама Люси и её дочь. При помощи шантажа он получает доступ в камеру Дарнея и меняется с ним одеждой. Так как внешне они очень похожи, Дарнею удаётся беспрепятственно выбраться из тюрьмы и из Парижа, а Картон на другой день вместо него восходит на гильотину.

Из последних слов Картона ясно, что он считает свой поступок актом самопожертвования из любви к Люси и ради её счастья. В конце книги показана гибель мадам Дефарж от руки верной экономки Люси Манетт. Супруги Дарнеи благополучно возвращаются в Лондон.

Анализ[править | править код]

Идея «Повести о двух городах» пришла к Диккенсу во время исполнения в пьесе Уилки Коллинза роли человека, который жертвует собой ради счастья своей возлюбленной и дорогого её сердцу мужчины. С этим сюжетом, который имел параллели в жизни самого Диккенса, связались мысли о Французской революции, почерпнутые во время чтения исторической книги Карлейля — писателя, которого Диккенс боготворил и у которого учился.

Что характерно для зрелого Диккенса, остросюжетные конструкции позволяют ему наметить нити, пронизывающие всё общество, и провести перед глазами читателя представителей самых разных сословий. Юридическая профессия, как всегда, влечёт его к драматическим описаниям судебных процессов. Религиозные мотивы возвращения к жизни, всепрощения и самопожертвования отражены в веренице образных антитез и противопоставлений. Скажем, растекающееся по парижской улице вино из разбитой бочки предвещает реки крови.

По наблюдению Корнея Чуковского[1], «Повесть…» начинается с почти стихотворного каданса, задающего ритм противопоставлений, который пронизывает всю книгу, — между верхами и низами, аристократией и парижским «дном», любящими и ненавидящими, Парижем и Лондоном:

«Это было лучшее изо всех времен, это было худшее изо всех времен; это был век мудрости, это был век глупости; это была эпоха веры, это была эпоха безверия; это были годы Света, это были годы Мрака; это была весна надежд, это была зима отчаяния; у нас было все впереди, у нас не было ничего впереди…»

Популярность[править | править код]

Обложка американского издания 1942 года

В англоязычных странах единственный (за исключением «Барнеби Раджа») исторический роман Диккенса стал хрестоматийным. Утверждается, что при тираже в 200 млн экземпляров это не только самое популярное в англоязычных странах произведение писателя, но и главный бестселлер в истории англоязычной прозы[2].

Роман неоднократно экранизировался, первый раз в 1911 году. Классической считается экранизация 1935 года, спродюсированная Д. Селзником. В 1980-е годы обратиться к этому литературному материалу планировал Терри Гильям. В 1980 году вышли также американская экранизация романа, английский минисериал, а в 1984 году — австралийский мультфильм. На сюжет романа поставлены опера и мюзикл.

Лев Толстой в трактате «Что такое искусство?» приводил «Историю двух городов» как «образец высшего, вытекающего из любви к Богу и ближнему, религиозного искусства». Революционный писатель К. Федин выбрал начальные строки романа эпиграфом к своей книге «Города и годы».

Тем не менее русскоязычным читателям книга относительно мало известна, вероятно, ввиду острокритического изображения революционных реалий, которое сделало её мишенью нападок со стороны марксистских литературоведов. Так, авторы Краткой литературной энциклопедии упрекают писателя в «мелкобуржуазной ограниченности мировоззрения» на том основании, что «активные действия людей из народа вызывают в нём страх».[1]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]