Поленица (мифология)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Русская богатырша Настасья Королевична[fi] (илл. С. С. Соломко)

Полени́ца[1], поляни́ца[2], паленица, паляница[3] удалая — дева-воительница в русских былинах, женщина-богатырь[4].

Характеристика[править | править код]

В былинах это женщины-воительницы, в своих боевых навыках не уступающие мужчинам-богатырям. Чтобы завоевать их руку, будущий муж должен осилить их в поединке, что удаётся с трудом (Настасья Королевична даже выбивает глаз Дунаю стрелой). Их занятие — полякование: они ездят в чистом поле и бьются с богатырями. Из-за силы их могут принять за мужчин (Василиса Микулишна в былине «Ставр Годинович», Настасья Микулишна в былине «Женитьба Добрыни»). В былине о Дунае Ивановиче Настасья Королевишна «ѣздитъ въ чисто поле полякуетъ, слыветъ поляницею преудалою»[5].

Догнал Добрыня поляницу, богатыршу удалую,
Ударил поляницу булатной палицей,
Да ударил её в буйну голову.
Поляница тут назад приоглянется,
Говорит поляница таковы слова:
— Я думала, меня комарики покусывают,
А это русский богатырь пощёлкивает.

Настасья Микулична («Поленица Удалая, дочь Микулы Селяниновича»). Рисунок А. Рябушкина

Так, Добрыня, видя огромного богатыря, вступает с ней в поединок, но терпит позорное поражение. Настасья Микулишна «ухватила Добрыню за жёлты кудри, сдёрнула Добрынюшку со седла долой», не глядя суёт Добрыню себе в карман, и потом задумывается, кого, собственно, в карман сунула. Решает: если богатырь понравится — я за него замуж пойду, если не понравится — голову срублю. Достаёт Добрыню, и тот ей нравится, она выходит за него замуж.

В описаниях пиров князя Владимира часто некие пирующие поленицы упоминаются в запевах вместе с пирующей дружиной.

Корни[править | править код]

Б. А. Рыбаков связывал обилие женских воинственных персонажей в сказках и несколько былинных сюжетов, в которых действует поленица, с дотатарским степным миром скифо-сарматского происхождения[6]. Это может быть отражение контактов киевских воинов с аланскими или болгарскими степняками[7].

Д. М. Балашов[8] считал, что поленицы напоминают конных степных сарматских воительниц: они обычно умелые наездницы и искусные лучницы. «С этой точки зрения былины отражают победы славян над сарматами: Дунай и Добрыня побеждают полениц в богатырском поединке и обретают над ними власть мужа над женой. В пользу степного происхождения образа поленицы говорит тот факт, что, согласно былине, из крови убитой Дунаем Настасьи берёт своё начало Непра-река (то есть Днепр — река, бывшая пограничной со степью). Кроме того, известно, что у сарматов были весьма сильны пережитки матриархата, поэтому нет ничего удивительного в том, что память об этом народе сохранилась в эпосе в образе женщин-воительниц»[9]. В сюжетах свадеб полениц с богатырями, по его мнению, «допустимо видеть столкновение славян с сарматами, перекрёстные браки с которыми отмечал ещё Тацит».

Амазонка в древнегреческой керамике

Балашов пишет: «Это — степные наездницы и вместе с тем, после сражения с героем, — жёны богатырей. Допустить их корневое славянское происхождение едва ли возможно, этому противоречит факт упорной, постоянной борьбы с ними русских героев, хотя нарицательное имя этих наездниц — „поляницы“ — славянское. По-видимому, надо признать женщин-поляниц сарматскими конными воительницами, а наличие славянского названия их означает, что представления о поляницах утвердились в эпическом творчестве до появления в русском языке тюркского слова „богатырь“, название женщин-воительниц не изменилось, ибо из живого бытия они уже исчезли»[10].

Современный исследователь пишет о родстве полениц с образами женщин-воительниц в тюркском эпосе: «В эпических произведениях встречается множество образов отважных наездниц, владеющих мечом и искусством охоты. Таковы героини киргизского дестана "Джангъыл Мирза“, уйгурского — "Нёзюгюм“, башкирского дестана "Зая Тюлек“, киргизского эпоса "Манас“, алтайского и хакасского дестана "Алтын Арыгъ“, а также азербайджанского эпического сказания о Кёр-оглы. Полагаем, что "богатырши-паляницы“ попали в славянский фольклор в результате контакта с тюркскими народами. Тюркские воительницы, в частности, есть в татарском войске в былине "Илья-Муромец и Калин-царь“»[4]. Поединок жениха с невестой, отмечает исследователь, у тюркских народов в эпоху средневековья был частью свадебного обряда и не предполагал фатального исхода.

Список[править | править код]

  • Дочери богатыря Микулы Селяниновича:
  • Настасья Королевична, Непра — дочь короля Данила Манойловича, жена Дуная Ивановича. Выходит за него замуж после поединка; затем погибает от его руки во время соревнования по стрельбе, Дунай кончает с собой.
  • Женщины Ильи Муромца:
  • Марья Моревна — степная королева-воительница.
  • Безымянная поленица из былины «Три поездки Ильи Муромца», желавшая его заманить.
  • Дарья Псковская — легендарная псковская богатырица, погибшая в бою с литовским войском[20].
  • В сказке Афанасьева (№ 173) есть «девица, у которой с рук и с ног вода течёт: кто этой воды изопьёт, на тридцать лет моложе станет. (Вариант — хозяйка молодильных яблок.) Выезжает со своим войском в зелёные луга тешиться — всё войско из одних девиц набрано»[21].
  • Девка-Турка, хозяйка зверей и предводительница женского войска, связанная с градом Китежем и озером Светлояром[21]

Упоминаются также обладательницы колдовского дара (воинские достоинства в них не подчёркиваются):

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Поленица // Толковый словарь русского языка в 4 томах / Под ред. Д. Н. Ушакова. — М., 1939. — Т. 3.
  2. Добрыня и Дунай сватают невесту князю Владимиру // Архангельские былины и исторические песни, собранные А. Д. Григорьевым в 1899–1901 гг., с напевами, записанными посредством фонографа. В 3‑х тт.. — СПб., 2003. — Т. 3.
  3. От «поле». Ср. «поляковать» — частое занятие богатырей, то есть ездить в поле на ратное дело (на бой, на войну).
  4. 1 2 Чернышева Е. В. ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗОВ ДЕВ — ВОИТЕЛЬНИЦ В ТЮРКСКОМ И СЛАВЯНСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ // Вопросы духовной культуры — КУЛЬТУРОЛОГИЯ
  5. Филевич И. П. История древней Руси. Т. I. Территория и население. — Варшава, 1896
  6. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян / Б. А. Рыбаков. — М. : Наука, 1994. с. 589
  7. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и Русские княжества / Б. А. Рыбаков. — М. : Наука, 1993. стр. 158
  8. Балашов Д. М. Из истории русского былинного эпоса / Д. М. Балашов // Русский фольклор : Т. 15. — Л. Наука, 1975. — С. 26-54.
  9. Поленицы (поляницы) // Былины.ру
  10. Балашов Д. М., Новичкова Т. А. Русский былинный эпос. Гл.9. Дунай
  11. 1 2 3 Мадлевская Е. Героиня-воительница в русских былинах
  12. Топоров В. Н. Исследования по этимологии и семантике. Том 3. Индийские и иранские языки. М., Языки славянских культур, 2010. С. 250.
  13. Юбилейный сборник в честь Всеволода Федоровича Миллера, изданный его учениками и почитателями. М., Типо-лит. А. В. Васильева, 1900. С. 158.
  14. Азбелев С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. Л., Наука, 1982. С. 310.
  15. Топорков А. Л. Секс и эротика в русской традиционной культуре. М., Ладомир, 1996. С. 75, 89.
  16. Русская устная словесность. Примечания М. Сперанского. М., Издание М. и С. Сабашниковых, 1916. С. 402.
  17. Былины. Ред. В. И. Чичеров. Сост. П. Д. Ухов. М., Изд-во Московского университета, 1957. С. 112.
  18. Беломорские старины и духовные стихи: собрание А. В. Маркова. Ред. А. В. Марков, Т. Г. Иванова, С. Н. Азбелев. Сост. С. Н. Азбелев. М., Институт русской литературы (Пушкинский дом), 2002. С. 364.
  19. Юбилейный сборник в честь Всеволода Федоровича Миллера, изданный его учениками и почитателями. М., Типо-лит. А. В. Васильева, 1900. С. 156-158.
  20. Лобач В. А. Богатыри, осилки и девы-воительницы в топонимических преданиях восточных славян. Балто-славянские исследования–XX: Сб. науч. трудов. — М., 2019. — 480 с. ISSN-13: 977-2658-576-00-8 ISSN-8: 2658-576-6 DOI: 10.31168/2658-5766 Стр. 367-368.
  21. 1 2 Удалые девицы Руси // Русская правда