Политика постправды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Политика постправды (англ. post-truth politics) — тип политической культуры, в которой дискурс в основном формируется через обращение к эмоциям и личным убеждениям аудитории (при этом подробности политической реальности остаются без внимания), повторение одной и той же аргументации и упорное игнорирование объективных фактов, противоречащих заданной концепции[1][2].

Происхождение термина приписывается блогеру Дэвиду Робертсу, который использовал его в 2010 году в своей колонке для интернет-издания Grist[3].

Западные политические эксперты приводят свидетельства того, что в настоящее время политика постправды становится преобладающей во многих общественных системах, включая США, Россию, Китай и другие государства, где публичный дискурс формируется на комбинации 24-часового новостного цикла, ангажированных СМИ и всепроникающих социальных сетей.

Термин «политика постправды» («эра постправды») приобрёл особую популярность в 2016 году в ходе кампании по проведению референдума о выходе Великобритании из ЕС и в ходе президентских выборов в США.

Оксфордский словарь английского языка назвал слово post-truth («постправда» или «постистина») словом 2016 года[4][5].

«Постправда — обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми при формировании общественного мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям».

Описание[править | править вики-текст]

Определяющей чертой политики постправды является то, что участники кампании продолжают повторять свои тезисы, даже если те получили опровержение в СМИ или через независимых экспертов[6]. Это происходит из-за того, что раздробленность источников новостей создаёт ситуацию, в которой ложь, сплетни и слухи распространяются с необычайной скоростью. Ложь, которую распространяют политики или их сторонники в интернете через сеть пользователей, может очень быстро подменять правду[7].

Например, в ходе предшествовавшей брекситу кампании, организация Vote Leaveruen делала неоднократные заявления, что членство в ЕС обходится в £350 миллионов в неделю, а затем спустя какое-то время они стали использовать эту сумму для перевода непосредственно в страны ЕС. Несмотря на то, что многие СМИ отказались даже проверять эти данные, а институт фискальных исследований назвал эту сумму «заведомо неверной»[8], Vote Leave продолжало использовать эти данные для проведения своей политики вплоть до дня проведения референдума. Во время кампании Сара Волластонruen — депутат британского парламента от Консервативной партии и член Vote Leave — покинула организацию в знак протеста, резко раскритиковав использование механизмов «политики постправды»[9].

Для достижения максимального эффекта от политики постправды используется также конспирология[10]. Согласно мнению Микаэля Дикона, парламентского представителя в The Daily Telegraph, интернет и социальные сети сделали распространение теорий заговора максимально эффективным и быстрым. Поэтому теории заговоров парадоксальным образом не только вызывают гнев у людей, но и успокаивают, заявляя, что наши проблемы не наша вина, а во всем виноваты истеблишмент, масс-медиа, новый мировой порядок и сионисты[11]. Поэтому в «эру постправды» такие конcпирологические теории, как например заявление Дональда Трампа в 2008 году, что Барак Обама не был рождён на территории США, становятся главными новостными повестками. Согласно опросу, в 2008 году 20% населения Америки верили, что Барак Обама — мусульманин[12].

Сегодня можно выделить два типа «постправды».

В первом случае политики говорят одно, а делают противоположное. Например, американские республиканцы выступают за свободные рынки и конкуренцию, но при этом поддерживают субсидии для топливной промышленности, чтобы защитить США от импорта продукции.

Второй вариант — просто игнорировать доказательства, как это было во время избирательной кампании Митта Ромни, который заявлял, что он отменит предложение президента Барака Обамы сократить финансирование обороны, зная при том, что расходы на оборону при Обаме возросли.[13]

Манипулирование эмоциями обладает сильным влиянием на людей. Все вышеперечисленные примеры доказывают, что эмоции могут перекрыть факты. Именно поэтому современные политики любят использовать в своих выступлениях слова «позитивный» и «негативный», так как они позволяют легко уклониться от критики. Соответственно, в 2016 году «политик, который врёт, скорее будет восприниматься как тот, кто ведёт позитивную политику, в то время как оппонент, который разоблачает ложь, „занимается личными нападками“»[11].

Обзор механизма воздействия постправды на человеческую личность с точки зрения психологии[править | править вики-текст]

Почему же подобный вид воздействий оказался столь эффективным? Очевидно благодаря влиянию на столь значимую личностную составляющую, как собственные идеологические взгляды на мир посредством прямого или косвенного воздействия на эмоции и чувства человека. Зная особенности человеческого поведения[14], можно влиять на его когнитивную составляющую. Например, в постправде можно заметить такие методы воздействия, как:

  • Объяснение тех или иных событий через обвинение чего-то или кого-то. Например: «В том, что произошёл экономический кризис, виноваты страны „A, B, C“ или „старый экономический курс“». Зачастую при объяснении какого-либо обстоятельства подчёркивается какой-либо единственный фактор, значимость которого возводится в абсолют. Но на самом деле у данного события не единственная причина. Как правило на него влияет совокупность целого ряда факторов.
  • Эмоциональность историй. Если преподнести одну и ту же информацию с высоким акцентированием на эмоциональность, а в другом варианте сухо изложить факты, то в большинстве случаев люди выберут ту историю, которая заставила их сопереживать, бояться, восхищаться, негодовать, и несмотря на то, что некоторые события в такой истории могут быть приукрашены, а объективные факты опущены, на это не обратят должного внимания.

До появления термина[править | править вики-текст]

Несмотря на то, что постправда как самостоятельно обособленное понятие идентифицировано было лишь в 2004 году, частичные или полные его проявления присущи политике уже давно, однако до появления определения оно рассматривалось не как самостоятельное политико-терминологическое значение, а скорее как сегмент ряда других приёмов взаимодействия с социальной сферой.

Пример постправды в древние времена[править | править вики-текст]

Великое множество полемических приёмов известно человеческому обществу с незапамятных времён. Ярким тому подтверждением является политическая жизнь древней Греции, где подобного рода воздействия активно использовались в политических кругах. В качестве примера непосредственного использования постправды или тесно взаимосвязанных с нею понятий можно рассмотреть дебаты того времени, на которых граждане вели различные по смысловому значению споры. Сами же споры считались одним из фундаментальных аспектов демократии[15].

История термина[править | править вики-текст]

Впервые термин «постправда» использован в таком значении в 1992 году сербско-американским драматургом Стивом Тесичем[en] в его эссе о конфликте в Персидском заливе. В 2004 году американский писатель Ральф Кийс[en] ввёл термин «эра постправды», который использовал в одноимённой книге. В том же году американский журналист Эрик Альтерман[en] высказался о «политической среде постправды» и использовал термин «президентство постправды» в своём анализе дезориентирующих заявлений, сделанных администрацией Буша после событий 11 сентября 2001 года. В своей книге 2004 года Колин Крауч[en] использовал фразу «постдемократия», под которой подразумевал модель политики, в которой «выборы действительно существуют и могут сменить правительство», но «публичные предвыборные дебаты являются жёстко контролируемым спектаклем под управлением противоборствующих команд экспертов по технике убеждения, рассматривающим лишь узкий спектр проблем, выбранных самими командами».

Термин «политика постправды» был впервые использован блогером Дэвидом Робертсоном в статье для онлайн-издания Grist 1 апреля 2010 года, где термин был определён как политическая культура, в которой публичное содержание политики (общественное мнение и содержание новостей) почти полностью оторвалось от сути законодательства. Термин получил широкое распространение в период президентских выборов в США 2016 года и референдума о выходе Великобритании из Европейского союза. Оксфордский словарь объявил термин «постправда» международным словом 2016 года, ссылаясь на 2000-процентный рост его использования в 2016 году по сравнению с 2015-м.

Дженнифер Хосчилд, профессор Гарвардского университета в области государственного устройства, объяснила рост популярности термина возвратом политики США к методам политики и освещения информации XVIII и XIX веков, за которыми последовал период XX века, в котором СМИ придерживались баланса, а тон риторики был значительно снижен. Памфлетные войны, появившиеся с распространением печати и грамотности в XVII веке, были описаны ею как ранняя форма политики постправды. Клеветнические и саркастичные памфлеты, напечатанные самым дешёвым способом и распространяемые повсеместно, способствовали разжиганию войн и революций, как то: Английская гражданская война и Война за независимость США[источник не указан 272 дня].

Примеры использования[править | править вики-текст]

США[править | править вики-текст]

В своей первоначальной формулировке фраза «политика постправды» была использована для описания парадоксальной ситуации в США. Этот термин употребил Пол Кругман для The New York Times, чтобы охарактеризовать президентскую кампанию Митта Ромни в 2012 году, в ходе которой он пообещал отменить сокращение расходов на оборону при президенте Обаме, при том, что расходы на оборону при Обаме возросли.[13]

Термин «политика постправды» широко использовался англоязычными журналистами, когда писали о президентских выборах в США. Кандидат от республиканцев Дональд Трамп неоднократно делал ошеломляющие всех заявления об иммигрантах, о запрете мусульманам въезжать в страну и так далее[16]. Он заявлял, что Хиллари Клинтон была преступником, а Барак Обама родился за пределами США, но всё было опровергнуто. Более 70 % заявлений Дональда Трампа были оценены проектом Politifact как ложь или искажение фактов. Тем не менее, по опросам населения, Трамп считался более честным и заслуживающим доверия, чем его оппонент, Хиллари Клинтон[17].

Великобритания[править | править вики-текст]

Первое упоминание термина «постправда» о политике в Великобритании было в марте 2012 года, когда Ян Грэй, член шотландской лейбористской партии, подверг критике Шотландскую национальную партию за то, что её заявления противоречат официальной статистике[13]. Лидер шотландской лейбористской партии Джим Мерфи также характеризовал политику постправды как политику, при которой люди открыто «убирали тех», кто не поддерживал правильную точку зрения, распространённую среди сторонников независимости в 2014 году, во время шотландского референдума о независимости, а также во время кампании Vote Leave за выход Великобритании из ЕС в 2016 году[11].

Как уже было отмечено выше, термин «постправда» набрал популярность в 2016 году в связи с проведением референдума о выходе Великобритании из Евросоюза, особенно применительно к кампании Vote Leave. Большинство британцев считало, что членство в ЕС обходится стране слишком дорого, несмотря на предоставляемые цифры и документы, доказывающие, что регулирование ЕС весьма умеренное и что членство в организации обходится Великобритании существенно дешевле[18].

Ещё одним примером «постправды» является заявление министра обороны Пенни Мордаунт, что Великобритания не имеет права вето на вступление Турции в ЕС, или же ситуация, когда член парламента из партии Тори Андреа Ледсом сделала огромное количество сомнительных заявлений, говоря о своей карьере до политики[11].

Экологическая политика[править | править вики-текст]

Несмотря на то, что ученые[какие?] согласились[источник не указан 71 день] с тем, что глобальное потепление связано с человеческой деятельностью, несколько политических групп[какие?] отрицают факт изменения климата. Эти партии[какие?] обвиняют[кто обвиняет?] в использовании механизмов «политики постправды» для того, чтобы иметь возможность нападать на природоохранные территории и бороться с мерами, направленными на борьбу с изменением климата, в интересах промышленности. Согласно газете The Age, отмена ценообразования углерода правительством в Австралии является примером «политики постправды»[19].

Критика[править | править вики-текст]

В редакционной статье журнал New Scientist предложили такую идею, что если бы «политики были бы более нечестными, чем они есть», то тогда бы «выдумки, которые были предназначены только для одних ушей, были бы услышаны всеми»[20]. Так же считает Винер, предположив, что в то время как социальные медиа помогают некоторым быстро распространять слухи, они также сдерживают и других. В качестве примера она привела скандальную статью издания «The Sun», написанную сразу после трагедии на «Хиллсборо» и связанную с ним историю прикрытия полицейских, что было бы трудно представить в эпоху социальных медиа. Тем самым доказывая, что медиа помогает раскрывать ложные факты и обнародовать их[21]. Тоби Янг в журнале «The Spectator» называет «политику постправды» клише, использованным в основном левыми комментаторами, чтобы нападать на то, что на самом деле является универсальными идеологическими пристрастиями, заявляя, что «мы все живём в эру постправды и, вероятно, всегда жили»[22].

Алексиос Мантзарлис для Пойнтер института сказал, что политическая ложь — явление отнюдь не новое, и описал несколько исторических политических кампаний, которые сейчас могут быть описаны как «постправда», а также отметил, что 2016 год был «ожесточённым годом для политики по обе стороны земного шара»[23].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Art of the lie (англ.), The Economist. Проверено 9 сентября 2016.
  2. Jonathan Freedland. Post-truth politicians such as Donald Trump and Boris Johnson are no joke (англ.). The Guardian (13 May 2016). Проверено 9 сентября 2016.
  3. David Roberts. Post-truth policy. Grist.
  4. Word of the Year 2016 is… (англ.)
  5. Оксфордский словарь назвал слово года., Lenta.ru (2016-).
  6. Peter Preston. Broadcast news is losing its balance in the post-truth era. The Guardian.
  7. The post-truth era: Dishonesty and Deception in Contemporary life (укр.). The new york life. Проверено 9 сентября 2016.
  8. The UK's EU membership fee. Full Fact (25 февраля 2016).
  9. Ned Simons. Tory MP Sarah Wollaston switches sides in EU Referendum campaign. Huffpost politics (9 июня 2016).
  10. Rob Boston. Humanists and the rise of "Post-truth" America. The humanist.com (22 декабря 2015).
  11. 1 2 3 4 Michael Deacon. In a world of post-truth politics, Andrea Leadsom will make the perfect PM. The Telegraph (9 июля 2016).
  12. Jayson Harsin. That's democratainment: Obama, Rumor Bombs, and primary definers.
  13. 1 2 3 Iain Gray. Iain Gray: Beware the black art of post-truth politics. The scotsman.
  14. Д.Уотсон Бихевиоризм
  15. Пьер Видаль-Накэ. Чёрный охотник. Формы мышления и формы общества в греческом мире
  16. Conor Gaffey. Donald Trump and Brexit make post-truth the word of the year. Newsweek.
  17. Timothy Egan. The post-truth presidency. The New York Times (4 ноября 2016).
  18. Артем Ефимов. Платон мне друг, но истины не надо.
  19. Tony abott's carbon tax outrage signals nadir of post-truth politics. The Age (17 июля 2014).
  20. Free speech has met social media, with revolutionary results. New Scientist (1 июня 2016).
  21. How technology disrupted the truth. The Guardian (12 июля 2016).
  22. Toby Young. The truth about post-truth politics. The Spectator (16 июля 2016).
  23. Alexios Mantzarlis. No, we're not in a post-truth era. Poynter (21 июля 2016).

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]