Положение рабочего класса в Англии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Положение рабочего класса в Англии (нем. Die Lage der arbeitenden Klasse in England) — книга 1845 года немецкого мыслителя Фридриха Энгельса, исследующая промышленный рабочий класс Британии в 40-е годы 19 века. Первая книга Энгельса первоначально была написана на немецком языке; английский перевод был опубликован в 1885 году. Была написана во время пребывания Энгельса в Манчестере в 1842-44 годах и составлена на основе собственных наблюдений Энгельса и подробных отчётов.

Книга описывает промышленную революцию, массовую урбанизацию, быстрый экономический рост и растущее неравенство в Англии. Рост национального дохода на душу населения сопровождается стагнацией реальной зарплаты рабочих[1]. Профессор экономической истории Роберт Аллен предложил назвать длительный период стагнации заработной платы в Великобритании с 1800 по 1860 год «паузой Энгельса»[2].

В книге Энгельс утверждает, что промышленная революция ухудшила условия жизни рабочих. Например, он показывает, что в крупных промышленных городах, таких как Манчестер и Ливерпуль, смертность от болезней (оспа, корь, скарлатина и коклюш) в четыре раза превышала смертность в окружающей города сельской местности, от судорог — в десять раз. Общая смертность в Манчестере и Ливерпуле была значительно выше, чем в среднем по стране (1 в 32,72, 1 в 31,90 и даже 1 в 29,90, по сравнению с 1 из 45 или 46). В городе Карлайл, где до введения мельниц (1779-87) 4 408 из 10 000 детей умерли до достижения пятилетнего возраста, а после их введения в строй число смертей выросло до 4 738. До постройки мельниц 1 006 из 10 000 взрослых умерли до достижения 39 лет, а после их введения смертность выросла до 1 261 из 10 000 человек.

По уровню доходов Энгельс выделил 4 категории рабочих, исходя из того как они питались. Самые обеспеченные рабочие едят мясо каждый день, а на ужин едят бекон и сыр. Менее обеспеченные едят мясо 2—3 раза в неделю, а иногда только по воскресеньям, в другие дни их рацион составлял картофель и хлеб. Уровнем ниже расположены те, кто не может позволить себе мясо и ест только сыр, хлеб, кашу и картофель. Энгельс отдельно выделил ирландцев, для которых основным продуктом питания являлся картофель[3].

После первой встречи с Энгельсом в 1844 году Карл Маркс прочел эту книгу и был глубоко впечатлен ей.

Современные дискуссии[править | править код]

Согласно расчётам британского ВВП Крафтса и Харли, производительность на одного рабочего между 1780 и 1840 годами выросла на 46 %. За тот же период подсчитанный Фейнштейном индекс реальных заработных плат вырос лишь на 12 %. В историографии промышленной революции есть исследователи, отстаивающие идею, что рабочие в 1780-1830-х годах жили лучше, чем представлял Энгельс. Грегори Кларкruen утверждает, что средние реальные зарплаты росли быстрее, чем подсчитал Фейнштейн, а ВВП рос медленней, чем в расчетах Крафтса и Харли. По оценке Кларка, работники физического труда получали в годы промышленной революции зарплату, которая росла быстрее, чем производительность, поэтому выиграли скорее рабочие, чем капиталисты[4][1].

Среди исследователей, признающих отставание роста зарплат от производительности, есть сторонники объяснения этого чередой катастроф: плохие урожаи и Наполеоновские войны завысили цены на сельхозпродукцию в Британии и остановили рост реальных доходов в начале 19-го века[5]. Хлебные законы удерживали высокие цены на продовольствие до 1846 года и также препятствовали росту доходов[6]. Череда проблем прекратилась после 1870-го года, благодаря американскому зерновому экспорту, который снизил цены на пшеницу и повысил реальные доходы[7][8].

Р. Аллен, основываясь на оценках и расчетах Фейнштейна, Крафтса и Харли, доказывает, что в первой половине 19-го века рост реальной заработной платы рабочих значительно отставал от роста производительности. Чтобы внедрить технические новшества, требовались большие инвестиции. Без сорокалетнего «взлёта» неравенства не было бы экономического роста. Потребность в капитале «заставляла» капиталистов повысить норму прибыли. Используя возросшую прибыль, капиталисты «профинансировали» спрос на капитал[1].

В последующие 50-60 лет ситуация изменилась. Между 1840 и 1900 годами производительность рабочих выросла на 90 процентов, а реальный доход - на 123%. Это больше похоже на эталон развития, на то, что мы понимаем под современным экономическим ростом, когда производительность и доходы растут со схожей скоростью. И, по иронии судьбы, эталон модернизации и развития проявился в Британии в те же годы, когда Энгельс сел писать «Положение рабочего класса в Англии».

[1]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Аллен, 2009.
  2. Пикетти Т. Капитал в XXI веке. — М.: Ad Marginem, 2015. — С. 26.
  3. Аллен Р. Британская промышленная революция в глобальной картине мира = The British Industrial Revolution in Global Perspective. — М.: Издательство Института Гайдара, 2014. — С. 51. — 448 с.
  4. Clark, Gregory, 2001. The secret history of the industrial revolution.
  5. Mokyr, Joel, Savin, N. Eugene, 1976. Stagflation in historical perspective: the Napoleonic wars revisited. In: Uselding, Paul (Ed.), Research in Economic History, vol. I, pp. 198–259.
  6. Williamson, J.G., 1990. The impact of the Corn laws just prior to repeal. Explorations in Economic History 27, 123–156.
  7. O’Rourke, Kevin H., 1997. The European grain invasion, 1870–1913. Journal of Economic History 57, 775–801.
  8. O’Rourke, Kevin H., Williamson, Jeffrey G., 1999. Globalization and History: The Evolution of a Nineteenth Century Atlantic Economy. The MIT Press, Cambridge.

Литература[править | править код]