Поморье

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Поморье
Другие названия Биармия, Заволочье
Географический регион побережье Белого и Баренцева морей
Население

русские, в том числе поморы, водлозёры, выгозёры, заонежане;

а также саамы, финны, карелы, вепсы, коми-зыряне, коми-ижемцы, ненцы
В составе России, Норвегии
Включает полностью или частично: Архангельская область, Вологодская область, Ненецкий АО, Коми, Карелия, Мурманская область, Шпицберген (пом. Грумант), Северная Норвегия
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Помо́рье — историческое название обширной территории на севере Европейской России. Термин применяется в нескольких значениях. В самом узком смысле Поморье (Поморский берег) — южный берег Белого моря от Онеги до Кеми. Более широко Поморье понимается как всё беломорское побережье с прилегающими районами и реками; в ещё более широком (и практически не использующемся в настоящее время) понимании — это весь Европейский Север России. В Архангельской области Поморьем неофициально называют территорию этой области (иногда вместе с Ненецким автономным округом)[1].

Происхождение[править | править код]

Основная статья: Поморы
Ландшафт на Кий-острове в Белом море

Этимология названия точно не установлена. «Поморцами», а затем «поморами» с XVI века именовали население прибрежной части Западного Беломорья и волостей, записанных за Соловецким монастырем до раскола в русской православной церкви[2]. В Архангелогородской губернии в XVIII веке и Архангельской губернии в XIX веке местное население именовало «Поморьем» исключительно Поморский берег Белого моря, включая бывшие волости Соловецкого монастыря в Западном Беломорье.

Однако в концепции «Великого Поморья» В. Н. Булатова термин «Поморье» употребляется как историческое название обширной территории на севере Европейской России — весь Русский Север от Карелии до Северного Урала.

По мнению этнографа Т. А. Бернштам, которая в 60-е годы XX века исследовала часть Беломорского побережья, «распространённое в среде историков, этнографов и фольклористов мнение о том, что главным доказательством внутреннего единства поморов служит их почти исключительно новгородское происхождение, нельзя считать основательным. <...> Наряду с давно установленным фактом преобладания славянского (русского) компонента в формировании русского населения и культуры Севера и поморов, хотелось бы отметить важную роль, которую сыграло в этих процессах включение в состав и культуру севернорусского населения в целом и поморского в частности местных иноязычных жителей, их производственных навыков и элементов культурных традиций. Также хотелось бы подчеркнуть, что до и после сложения поморов как особой группы русского населения имела место определённая тенденция к «мирному сосуществованию» доминирующего русского населения с иноязычными соседями (племенами чуди заволочской, карелами, саамами, ненцами, коми) — тенденция, обусловившая широкий обмен производственными навыками, хозяйственное сотрудничество и кооперацию, культурное взаимовлияние. На этой широкой основе и происходит в XIV—начале XVIII в. формирование поморов»[3]. Таким образом, термин «Поморье» отражает не только географическую территорию, но и внутреннее культурное единство его жителей, которое развивается независимо от территориального деления и других искусственных факторов.

История[править | править код]

Карта Поморья в XVII веке

С начала XII века земли у Белого моря являлись владениями Новгородской республики. По версии В. Н. Булатова, эти земли и есть собственно Поморье, называвшееся также Заволочьем (между верховьями рек бассейнов Балтийского и Белого морей лежит водораздел, по которому ладьи перетаскивались волоком). Как полагает Булатов, освоению Поморья могло придать импульс нашествие Батыя и разорение Южной Руси. Постепенная колонизация Поморья и ассимиляция местного финно-угорского населения славянами привела к складыванию на европейском Севере особого этноса русского народа — поморов.

С начала XVII века в эпоху Смуты термин «поморские города» (Вятка, Тотьма, Пермь и Великий Устюг) применялся в документах московских приказов как название для целого региона. Но в новгородских источниках термин «Поморье» применялся исключительно к Западному Беломорью — волостям Соловецкого монастыря, хотя также высказывается мнение, что поморскими волостями назывались не только западные, но и восточные районы Белого моря[2][4].

Отвечая на критику, сторонники концепции Булатова высказывают мнение, что в период существования Новгородской республики поморами называли жителей западного побережья Белого моря, но с приходом Московского государства поморами стали именовать всё население бывших чудских районов Заволочья (онежане, мезенцы, двиняне, важане и др). Это обстоятельство подтверждается многими историческими источниками XVII века, в которых «поморскими городами» (то есть городами, входившими в состав Поморья) называются не только Холмогоры, Каргополь, Кемь, Пустозерск, но и Вятка, Тотьма, Пермь и Великий Устюг. Кроме того, термин «Поморские города» использовался в московском приказном производстве для обозначения северных городов Московского государства, входивших в состав Поморья. Понятия «Поморье» и «Поморские города» в БСЭ определяются как частичные синонимы[5]: «Поморье, „Поморские города“, в 15—17 вв. название административного района по берегам Белого моря, Онежского озера и по рр. Онега, Северная Двина, Мезень, Печора, Кама и Вятка, вплоть до Урала… В 12—15 вв. П[оморье] было обширной колонией Великого Новгорода. К началу 16 в. закончилось присоединение П[оморья] к Москве».

Поморье в концепции В. Н. Булатова[править | править код]

Согласно концепции В. Н. Булатова c начала XVI века Поморье, за четыре века значительно увеличившись по территории, входит в состав Русского государства. В это время Поморье приблизительно составляло около 60 % всей территории складывавшегося Российского государства, а к середине XVI века — около половины[6]. Во второй половине XVII века в 22 уездах «Большого Поморья» проживало до 1 млн человек, в этой части России никогда не было крепостного права, а основную массу населения составляли свободные «черносошные крестьяне»). По мнению Булатова, Поморье играло определяющую роль в экономической жизни государства, особенно во внешней торговле[7]. Тезисы Булатова в 2011—2015 гг на сайте ИА «Регнум» были подвергнуты резкой критике выпускником Архангельского педагогического университета, историком по образованию Дмитрием Семушиным, однако не получили поддержки в академическом историческом сообществе.

Популярное изложение взглядов В. Н. Булатова содержится в брошюре, изданной в 2004 году[8].

Поморье в понимании В. Н. Татищева[править | править код]

Основная статья: История Российская

Российский историк XVIII века В. Н. Татищев, употребив в своей «Истории Российской» (написанной в 1739—1750 гг.) термин «Поморье» в разных местах с разным смыслом, помимо своего желания положил начало его вольной трактовки, которая продолжается до настоящего времени и включает обозначение:

  • Территории беломорского побережья от Онеги до Кеми;
  • Территории всего беломорского побережья;
  • Территории всего Русского Севера[9][10]. Прежде это словосочетание нигде в исторических документах не встречалось[11].

В. Н. Татищев в своей «Истории Российской» даёт такое определение: «Обсчее имя Поморие, а по уездам: Архангельской, Колмоград, Вага, Тотьма, Вологда, Каргополь, Чаронда и Олонец»… «Есть северная часть России, в которой все по берегу Белого моря и Северного моря от границы Карелии с финнами на восток до гор Великого пояса или Урала заключается. К югу же издревле русские поначалу часть по части овладевали и к Руси приобчали. Ныне же все оное и есче с немалою прибавкой под властью Поморской губернии состоит».

В расширительном смысле В. Н. Татищев употребил термин «Поморье» и «Поморская губерния» в следующем контексте:

ПОМОРЬЕ Это северная часть России, в которой все по берегу Белого и Северного моря, от границы Корелии с финнами на восток до гор Великого Пояса, или Урала, заключается. К югу же издревле русские помалу, часть по части, захватывали и к Руси приобчали, из-за того невозможно границы положить. Ныне все оное и ещё с немалою прибавкою под управлением Поморской губернии состоит.

Княжения у древних народов или владетели были ли, точно сказать нельзя. Однако ж у югров по сей истории, а у пермов в житии Стефана Пермского князи упомянуты.

Народы в сей части:

Емь около Ладожского и Онежского озёр до Белого моря.

Лопи, к Северному морю.

Двиняне, по реке Двине.

Югры, или югдоры, по реке Югу и выше по Сухоне жиля.

Зыряне по Вычогде, где ныне Соль Вычегоцкая.

Пермы, выше Сухоны и за Каму на великом пространстве[12].

В. Н. Татищев

Никаких поморов здесь В. Н. Татищев не упоминает. В других местах, например, в той же первой книге «Истории Российской» В. Н. Татищев писал: «…а маурема значит поморье, или приморская, или многоводная земля, отчего до сих пор поморье северное около Двины и Колы именуют Мауремани и Мурмани, также и град Муром, думается, от множества болот или от народа, пришедшего от моря, имя получил». И ещё: «…обсчее имя Поморие, а по уездам Архангельской, Колмоград, Вага, Тотьма, Вологда, Каргополь, Чаронда (прим. Вологодская обл.) и Олонец (прим. Карелия)».

Нужно отметить, что выводы В. Н. Татищев о месте нахождения и размерах «Помория» основаны на работе с доступными ему письменными источниками и документами Разряда — центрального московского военного ведомства, а не на фактическом обследовании местности. При этом следует учитывать, что В. Н. Татищев создавал историю и географию о всей России и для всей России. В отдельных случаях он сочинял собственную терминологию, иногда не совсем удачно. Например, в исторических трудах В. Н. Татищева «Белой Русью» именовалась Ростово-Суздальская земля. Термин В. Н. Татищева в данном случае в отечественной историографии не прижился. Но в случае с Поморьем, интерпретация В. Н. Татищева получила широкое распространение.

Важность перекрестного использования источников[править | править код]

Работу с историческими документами всегда полезно сопоставлять с другими источниками, например — этнографическими. Так, полевые этнографические экспедиции Т. А. Бернштам в 60-е годы XX века показали, что жители деревень устья Северной Двины не называли себя поморами: «Никогда и разговору нет». Они считали поморами население Летнего берега. И ещё: «С Кандалакши на Мурман не ходили. Те может себя тоже поморами зовут, а для нас это не поморы»; Но встречались и заявления: «С Летнего берега не поморы, они картошку сеяли, хлебопашеством занимались». Жители кандалакшского берега утверждали: «Мы губяне, не поморы. Поморы — те по морю живут, а мы в губе живем, и поэтому в Архангельске нас называют губянами». Жителей Терского берега кандалакшане называли «терчанами», «роканами», «карелой» и «пеккой». Сильнее всего самосознание «помор» оказалось выраженным у населения Поморского берега. Настоящими поморами оно считало только себя, прочно связывая это название с мурманскими тресковыми промыслами, а слово «поморский» добавляли ко многим проявлениям своей жизни и быта: «поморский харч», «поморская справа», «поморский обычай», «поморские гости» и т. д. Ещё одним важным источником для перекрёстного сопоставления, наряду с историческими и этнографическими источниками, следует считать официальные данные переписей населения, в результате которых большая часть носителей поморской идентичности сегодня проживает на территории Архангельской области, а не на западном берегу Белого моря.

На сегодняшний день, с учётом данных переписей населения, целесообразно считать поморами население, обладающее поморской идентичностью, а представления о поморах, взятые из некоторых исторических источников прошлых веков — устаревшими.

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Куратов А. А. Поморье // Поморская энциклопедия / Гл. ред. Н. П. Лавёров. — Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2001. — Т. Т. 1: История Архангельского Севера. — С. 318. — 483 с. — ISBN 5-88086-147-3. Открытый доступ
  2. 1 2 См. подробно: «Поморы» / Поморская энциклопедия : в 5 т. / гл. ред. акад., вице-президент РАН Н. П. Лаверов. Т. 1: История Архангельского Севера / Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, Ломоносовский фонд, Поморский науч. фонд; гл. ред. В. Н. Булатов; сост. А. А. Куратов. — Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2001. — C. 318.
  3. Бернштам Т. А. Заключение // Поморы: формирование групп и система хозяйства / АН СССР; Ин-т этнографии; под ред. К. Р. Чистова. — Л.: Наука, 1978. — С. 164—165. — 176 с.
  4. Ануфриев В. В. Русские поморы. Культурно-историческая идентичность. — Архангельск, 2008.
  5. Поморье // Плата — Проб. — М. : Советская энциклопедия, 1975. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 20).
  6. Этническая история (XIV—XVI века) (недоступная ссылка). Дата обращения 31 октября 2012. Архивировано 28 июля 2013 года.
  7. См. подробно: Булатов В. Н. Русский Север. Кн. 1. Заволочье (IX−XVI вв.). — Архангельск, 1997; Кн. 2. Встречь солнца (XV−XVII вв.). — Архангельск, 1998; Кн. 3. Поморье (XVI − нач. XVIII вв.). — Архангельск, 1999; Кн. 4. Свет полярной звезды (XVIII−XIX вв.). — Архангельск, 2002; Кн. 5. Ворота в Арктику. — Архангельск, 2001. — Архангельск: Изд. центр ПГУ им. М. В. Ломоносова, 1997—2001.
  8. Поморская сторона: Культура и краткая история поморов — коренного народа Севера / Община поморов. — Архангельск, Архангельская областная территориально-соседская община коренного малочисленного народа поморов, 2004. — 33 с. PDF Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  9. Историк-любитель и архангельский краевед И. М. Ульянов полагает, что понятие «Русский Север», включающее в себя Архангельскую, Вологодскую и Олонецкую губернии, является сконструированным. Его якобы ввёл в оборот архангельский губернатор А. П. Энгельгардт в конце XIX века
  10. Энгельгардт А. П. Русский Север. Путевые заметки. — СПб., 1897.
  11. Ульянов И. М. О происхождении названия «поморы» / Страна Помория. 1984.
  12. Татищев В. Н. История Российская. Часть I.
  13. Каменев Александр Александрович

Ссылки[править | править код]