Эта статья входит в число добротных статей

Портрет Алисы Барнхэм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Alice Barnham and Her Sons Martin and Steven 1557.png
неизвестный художник
Портрет Алисы Барнхэм
и её сыновей Мартина и Стивена
. 1557
Доска, масло. 96,5 × 83,8[1] см
Денверский художественный музей
Собрание Уильяма Бергера, Денвер[1]

Портрет Алисы Барнхэм и её сыновей Мартина и Стивена (англ. Alice Barnham and Her Sons Martin and Steven), ранее «портрет леди Ингрэм и её сыновей» — написанная в 1557 году картина неизвестного художника, один из первых образцов английского семейного портрета[2]. Изображённая на портрете женщина, ранее считавшаяся «леди Ингрэм», — Алиса Барнхэм (урождённая Брэдбридж, 1523—1604), супруга лондонского купца и самостоятельная предпринимательница, бабушка другой Алисы Барнхэм[en] (1592—1650) — жены Фрэнсиса Бэкона.

Возможно, сохранившаяся картина — правая часть диптиха или цельной доски, на которой семья была изображена в полном составе. Портрет, четыре века хранившийся в доме потомков Алисы Барнхэм, в 1998 году был продан на аукционе Christie’s частным коллекционерам из США и в настоящее время экспонируется в Художественном музее Денвера.

Описание[править | править вики-текст]

Семья в интерьере. Псалтирь Джона Дея, 1563. Мать и дети сидят по левую руку отца и смотрят вправо (влево от зрителя).

В основе композиции картины — равносторонний треугольник, образованный фигурами матери и сыновей[3]. Мать отклонила плечи назад, отдавая передний план картины детям[3]. Лица и взгляды матери и детей обращены влево от зрителя, что традиционно означало подчинённое, младшее положение в семействе[4]. Картина почти буквально воспроизводит тип семейного портрета в интерьере, известный по иллюстрации английской Псалтири 1563 года … если бы не отсутствие на ней отца семейства[5]. Предположение о том, что он был изображён на левой, ныне утраченной, части картины или на левой створке диптиха не опровергнуто и не подтверждено: на левом торце доски нет следов клея, изломов или каких-либо иных свидетельств существования «отцовской» части[6].

Все изображённые одеты в чёрное; очевидно, они принадлежат к имущим классам, но не к придворной знати. Чёрная вышивка на воротниках — не только украшение, но и указание на род занятий матери — торговлю шелками и вышивкой[1].

Мать пишет очищенным пером на листе бумаги, рядом с которым на столе стоит открытый ларец для письменных принадлежностей[комм. 1]. Её письмо начинается парафразом описания евхаристии из протестантской книги общих молитв короля Эдуарда VI: «Да воспримем мы все поровну…»[7]. В руках старшего сына карманная книга притчей Соломоновых на народном английском языке[3] в поэтическом изложении Джона Холла[8] или Томаса Стернголда[9], раскрытая на заповеди «Сын мой! если ты примешь слова мои …» (Притчи 2:1)[9][10][комм. 2]. Над головами изображённых — сливающиеся с фоном кирпичной стены таблички-подписи, составленные в первом лице от имени матери[комм. 3]:

Я родилась в воскресенье 7 сентября 1523 и стала тем, что вы видите, в год от Р. Х. 1557
Стивен родился в 10 часов вечера в воскресенье 21 июля в год от Р. Х. 1549
Мартин родился в 9 часов утра 26 марта в год от Р. Х. 1548

Картина не подписана, имя художника не известно. Искусствоведы согласны в том, что автор принадлежал к фламандской живописной школе: на это указывают характерный пейзаж за окном, и несвойственные тюдоровской архитектуре[en] рисунок и тон кирпичной кладки[11]. По предположению Дерека Кина портрет мог быть написан во Фландрии, во время поездки Алисы Барнхэм в гости к брату-политэмигранту Уильяму[11][12]. По мнению Лины Орлин более вероятно, что портрет был написан художником-фламандцем в Лондоне[11]. Картина стилистически близка портретам работы Ганса Эворта, но на ней нет характерной эвортовской монограммы[12][комм. 4].

По воле художника и заказчицы картина наполнена загадками[3]. Чем занимается отец сыновей, жив ли он или умер? Кому адресовано письмо матери и что она собиралась написать? Что произошло в семье в 1557 году и чем именно «стала в год от Р. Х. 1557» главная героиня[3]?

История картины[править | править вики-текст]

Главный дом поместья Бафтон-Мончелси. Фото 2009 года

Картина впервые предстала публике в 1998 году, во время распродажи аукционным домом Кристис антиквариата из кентского поместья Бафтон-Мончелси[en] [13]. Какие-либо обстоятельства приобретения картины к тому времени были утрачены: портрет мог попасть в Мончелси и в XVI, и в XX веке[13]. Однако к задней стороне доски была прикреплена полоска бумаги, на которой почерком XVII века было написано «Прабабушка, леди Ингрэм, и её мальчики»[14]. Аукционисты ошибочно предположили, что на картине изображены представители рода Ингрэм-Райдер, владевшего Мончелси с 1786 по 1887 год, и выставили её на продажу как «портрет леди Ингрэм и её сыновей»[15]. Портрет, требовавший срочной реставрации из-за коробления доски, был продан за 183 000 фунтов[16] американским коллекционерам Уильяму и Бернадетт Бергер[17]. После смерти Бергера в 1999 году его коллекция переехала на постоянное хранение в художественный музей Денвера; отреставрированный портрет «леди Ингрэм» периодически выставляется в общедоступной экспозиции музея[18].

Для историков правильная идентификация изображённых не составила труда: в Англии с 1538 года велась всеобщая регистрация крещений, браков и похорон, а в конце XVI века архивы церковных книг были переписаны на долговечный пергамент и потому в большинстве своём дошли до наших дней[17]. «Леди Ингрэм» родилась задолго до указа 1538 года, но её сыновья, получившие относительно редкие[19] для своей эпохи имена, должны были быть учтены в архивах[17]. Сузив поиск до членов семей, владевших Мончелси в XVI и XVII веках, Лина Орлин идентифицировала «Мартина» как Мартина Барнхэма, сына Фрэнсиса и Алисы Барнхэм, крещёного в лондонской церкви св. Милдред[комм. 5] 27 марта 1548 года[20]. Его брат Стивен Барнхэм был крещён в той же церкви 27 июля 1549 года. Сын Мартина сэр Фрэнсис Барнхэм приобрёл Мончелси в 1613 году — вероятно, тогда же картина переехала в Мончелси, где провела почти четыре века[20].

Семейство Барнхэмов[править | править вики-текст]

Лорд-мэр, олдермен и ливрейный купец Лондона в церемониальных одеждах. Рисунок Лукаса де Хеера[en], 1574

Алиса Барнхэм, урождённая Брэдбридж, — младшая из четырнадцати детей богатого купца Уильяма Брэдбриджа из Чичестера. Её муж, лондонский предприниматель Фрэнсис Барнхэм (1515 или 1516—1576), принадлежал к благородному роду, по семейному преданию восходившему к Уолтеру Барнхэму — председателю суда (англ. Chief Baron) Палаты шахматной доски при Ричарде II[21]. В 1483 году дед и прадед Фрэнсиса, примкнувшие к партии Ричарда III, погибли в битве при Босворте; в наказание семья лишилась и имущества, и рыцарского достоинства[22]. Отец Фрэнсиса сумел выбиться в люди, нашёл место при дворе Генриха VIII, но, как гласит семейное предание, в старости промотал всё нажитое[21]. Фрэнсис Барнхэм оставил разорённое имение, уехал в Лондон, поступил в услужение купцу, в 1541 году вступил в ливрейную компанию торговцев тканями и открыл собственное дело[23][24]. Полноправным членом цеха он стал в 1550 году[25]. Состояние Барнхэм заработал не на тканях (цеховой устав запрещал ему торговать в розницу), а на земельных спекуляциях и экспортной торговле через Московскую компанию Себастьяна Кабота[26][комм. 6], и не гнушался незаконным ростовщичеством[27]. Годовой доход Фрэнсиса Барнхэма в зрелые годы оценивался в тысячу фунтов, он неоднократно ссужал королевский двор под проценты, в 1561 году приобрёл рыцарское достоинство[комм. 7], в 1568 году был избран олдерменом[комм. 8], но заветный пост лорд-мэра Лондона занять не сумел[28].

Зажиточные лондонские горожанки. Рисунок Лукаса де Хеера[en], 1574

Когда именно Алиса и Фрэнсис обвенчались — неизвестно: церковные записи её родного Чичестера до 1558 года утрачены[29]. Вероятно, свадьба состоялась в Чичестере в 1546 или 1547 году[25]. Алисе было уже 23 или 24 года: в купеческих семьях было принято, чтобы дочери в совершенстве постигли секреты ремёсел и ведения бизнеса до замужества[30]. Новобрачные совместно владели состоянием около тысячи фунтов, и управляли им совместно, как деловым товариществом[31]. В тогдашней модели купеческой семьи жена была младшим, но всё же партнёром мужа, а не его подчинённой[31]. Алиса управляла собственной швейной мастерской и держала розничную лавку. Товары, произведенные в мастерской Алисы, Фрэнсис вкладывал в финансовые операции, ссужая должникам шелка по завышенным ценам в обход законов о ростовщичестве[32].

В браке Алисы Брэдбридж и Фрэнсиса Барнхэма родились четверо сыновей: изображённые на картин Мартин (1548—1610) и Стивен (1549—1608), Бенедикт (1558—1598) и Энтони (род. 1559, дата смерти неизвестна — вероятно, умер в детстве)[33]. Духовным воспитанием детей, скорее всего, занималась исключительно мать. По воспоминаниям Мартина, записанным его сыном, в 1553—1555 годы[комм. 9] она часто водила малолетних детей к воротам Тауэра на проповеди узника-протестанта Джона Брэдфорда[34]. Мартин, Стивен и Бенедикт сделали удачные карьеры в бизнесе и в политике, породнились с титулованными семьями и оставили многочисленное потомство[35]. Дочь Бенедикта, Алиса Барнхэм (в замужестве Бэкон) вошла в историю как жена Фрэнсиса Бэкона.

После смерти мужа в 1576 году Алиса продолжила семейный бизнес вместе с Бенедиктом. После смерти Бенедикта в 1598 году только недвижимость, заработанная в семейном предприятии, оценивалась в 14,6 тысяч фунтов[36]. Последние архивные записи о предпринимательстве Алисы Барнхэм датированы 1601—1602 годами, когда она, уже в возрасте 78 или 79 лет, отпустила на волю последнего из своих подмастерьев[37].

«Превращение» 1557 года[править | править вики-текст]

До идентификации изображённой как Алисы Барнхэм (1523—1604) искусствоведы полагали, что отец семейства, протестант «лорд Ингрэм», мог стать жертвой религиозного террора правившей в 1553—1558 годы королевы-католички Марии, либо бежал от него в эмиграцию[38]. Эта версия была вскоре опровергнута. Многочисленные архивные документы свидетельствуют, что в годы правления Марии Фрэнсис Барнхэм не покидал Англии, и никогда в жизни не подвергался политическому или религиозному преследованию[39]. Ни в 1557, ни в 1556 году в его жизни не произошло ничего, что могло бы объяснить загадочную надпись на портрете[40]. Протестантские убеждения Алисы сформировались задолго до прихода к власти католички Марии и впоследствии не менялись, поэтому версия о некоем духовном перерождении в 1557 году также отвергается[34]. По мнению Лины Орлин, наиболее вероятно прозаическое объяснение: заказывая портрет, Алиса Барнхэм хотела всего лишь зафиксировать собственный облик на тридцать четвётом году жизни[41]. «Превращение» (англ. turn) не связано с каким-либо конкретным событием: это всего лишь оборот речи, указывающий на время создания портрета, и её послание будущим поколениям семьи. В таких же выражениях составлялись надписи и на других «говорящих» портретах XVI века[41].

Религиозная версия «превращения» полностью не исключена. В 1557 году по воле королевы Марии в Чичестере были казнены трое из рода Брэдбриджей — дальние родственники Алисы, а её старший брат и старейшина рода Уильям Брэдбридж бежал от католического террора в Нидерланды[42]. Дерек Кин и Лина Орлин высказали предположение, что в том же 1557 году, оставив мужа «на хозяйстве», на континент бежала и Алиса с детьми; это объясняет не только тайну «превращение 1557 года», но и отсутствие на портрете Фрэнсиса Барнхэма[41].

См. также[править | править вики-текст]

  • Alice Bradbridge — статья об Алисе Барнхэм (урождённой Брэдбридж) в английской википедии

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Orlin, 2008, p. 18 считает этот ларец уменьшенной и упрощённой копией ларца Генриха VIII, хранящегося в музее Виктории и Альберта..
  2. В английских текстах XVI века это обращение повторяется трижды, одними и теми же словами: в первой, второй и четвёртой главах. В русском синодальном переводе три обращения изложены разными словами.
  3. Orlin, 2008, p. 19: исследования в инфракрасных лучах показали, что таблички были выполнены одновременно с написанием портрета..
  4. Orlin, 2008, p. 47, отмечает, что большинство картин, приписываемых Эворту, не подписаны..
  5. Церковь св. Милдред на улице Полтри[en], внутри Лондонского Сити (51°30′49″ с. ш. 0°05′24″ з. д.HGЯO), известна с 1175 года. В 1871 году закрыта и снесена, а её приход присоединён к церкви св. Олава[en], просуществовавшей до 1887 года.
  6. Orlin, 2008, p. 27 отмечает, что английские товары той эпохи были неконкурентоспособны на рынках Западной Европы, поэтому лондонские купцы искали выход на относительно неразвитые рынки..
  7. Описание герба Барнхэмов приведено в Cooke, R. The Visitation of London in the Year 1568. — London: Harleyan Society, 1869. — P. 88.: «1 and 4 Sable, a cross engrailed between four crescent argent, 2 and 3 Azure, a pheon argent». Pheon (широкий наконечник стрелы) — родовая эмблема Брэдбриджей.
  8. Orlin, 2008, pp. 281-283 отмечает, что должности олдерменов и лорд-мэра были крайне обременительны: чиновники оплачивали общественные расходы из личных средств и ими же компенсировали налоговые недоимки всей общины..
  9. Orlin, 2008, p. 60: Временной интервал указан по биографии Брэдфорда. Он был заключен под стражу осенью 1553 года и казнён 1 июля 1555 года..

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Alice Barnham and Her Sons Martin and Steven, 1557. The Berger Collection (2013).
  2. Orlin, 2008, p. 17: «One of the earliest family group portraits from England, known as ‘Lady Ingram and Her Two Boys’».
  3. 1 2 3 4 5 Orlin, 2008, p. 18.
  4. Orlin, 2008, p. 46.
  5. Orlin, 2008, pp. 43-44.
  6. Orlin, 2008, p. 45.
  7. Frye, 2011, p. 16: «That we all shall receive the same...».
  8. Frye, 2011, p. 18.
  9. 1 2 Orlin, 2008, p. 59.
  10. Frye, 2011, p. 18: «My son, receive ye these my words...».
  11. 1 2 3 Orlin, 2008, p. 61.
  12. 1 2 Barnham (née Bradbridge), Alice (1523–1604). Oxford Dictionary of National Biographies (2013).
  13. 1 2 Orlin, 2008, p. 20.
  14. Orlin, 2008, p. 20: «Great Grandmother Lady Ingram & her two Boys».
  15. Orlin, 2008, pp. 19-20.
  16. A group Portrait of Lady Ingram and her two sons Martin and Steven. Christie's (1998).
  17. 1 2 3 Orlin, 2008, p. 19.
  18. The Berger Collection. Аbout. The Berger Collection (2013).
  19. Orlin, 2008, p. 22: «the names are sufficiently unusual especially in tandem».
  20. 1 2 Orlin, 2008, p. 22.
  21. 1 2 Orlin, Barnham, 2008, p. 264.
  22. Orlin, Barnham, 2008, p. 263.
  23. Orlin, Barnham, 2008, p. 265.
  24. Orlin, 2008, pp. 25-26.
  25. 1 2 Orlin, 2008, p. 28.
  26. Orlin, 2008, pp. 27, 28, 34.
  27. Orlin, 2008, pp. 262-280.
  28. Orlin, 2008, pp. 25, 28, 30.
  29. Orlin, 2008, p. 27.
  30. Orlin, 2008, pp. 288-289.
  31. 1 2 Orlin, 2008, p. 35.
  32. Orlin, 2008, pp. 288-290.
  33. Orlin, 2008, pp. 23, 53-59.
  34. 1 2 Orlin, 2008, p. 60.
  35. Orlin, 2008, pp. 53-59.
  36. Orlin, 2008, p. 284.
  37. Orlin, 2008, p. 290.
  38. Orlin, 2008, p. 16.
  39. Orlin, 2008, pp. 23-25, 37.
  40. Orlin, 2008, p. 38.
  41. 1 2 3 Orlin, 2008, p. 62.
  42. Orlin, 2008, pp. 60-61.

Источники[править | править вики-текст]

  • Frye, S. Pens and Needles: Women's Textualities in Early Modern England. — University of Pennsylvania Press, 2011. — 344 p. — ISBN 9780812206982.
  • Orlin, L.C., Barnham, F. The Character of Sir Martin Barnham Knight by his son Sir Francis Barnham // Renaissance Historicisms: Essays in Honor of Arthur F. Kinney. — Associated University Press, 2008. — P. 259-290. — ISBN 9780874130010.
  • Orlin, L.C. Locating Privacy in Tudor London. — Oxford University Press, 2008. — 370 p. — ISBN 9780199226252.