Потребительский идеал в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Квартира, дача, машина» (в шуточной форме — «дачка, тачка и собачка»[1]) — триада, характеризующая потребительский идеал, сложившийся в советском обществе в 19601980 годах.[2][3][4][5][6][7] Продолжает существовать и в настоящее время[3][7], хоть и в изменённом виде и не во всех слоях общества.[4]

По свидетельству российского социолога Татьяны Щепанской, приведённому в её монографии «Символика молодёжной субкультуры: опыт этнографического исследования системы, 1986—1989 гг.», «джентльменский набор» «квартира, машина, дача» в этот период стал для большинства советских граждан престижным символом высокого социального статуса и богатства.[2] «Квартире, даче и машине» часто противопоставляют духовные ценности.[8]

Эта триада в какой-то степени перекликалась с «американской мечтой»[9], жизненным стандартом так называемого золотого миллиарда, но уступала ей по уровню запросов.[5][6]

Социальный аспект[править | править код]

В Советском Союзе государственные дача и машина полагались высшему слою чиновников[10], заслуженным ученым, директорам крупных предприятий, некоторым известным спорстменам, деятелям искусства, космонавтам и передовикам производства, таким как Стаханов. Наличие таких государственных ценностей у человека, не приближенного к власти и не входящего в высокооплачиваемую элиту, могло указывать на нетрудовые доходы.

Слово «идеал» подразумевает[11], что наличие квартиры, дачи и автомобиля было высшей степенью состоятельности, на которую мог рассчитывать советский гражданин. В этом отличие понятий «потребительский идеал» и «жизненный стандарт»[12].

На существование такой триады указывает целый ряд журналистов и учёных. Вот что говорит российский экономист, вице-президент Института национальной стратегии, политик левого толка Виктор Милитарёв:[5] (недоступная ссылка с 27-04-2017 [212 дней])[13]

« Советская власть воспитала у нашего народа очень здоровые потребительские идеалы. Я имею в виду те самые пресловутые брежневские «квартира—машина—дача». Для стран третьего мира они и сейчас остаются передовым социальным идеалом. Для зажравшегося золотого миллиарда они представляют собой идеал золотой умеренности и почти аскетизма. Я уверен, что этот жизненный идеал и до сих пор может быть предметом всемирного идеологического экспорта, тем словом, которое Россия ещё может сказать миру. Особенно вместе с другим знаменитым жизненным идеалом брежневских времен «интересная работа — хорошие отношения в коллективе — недалеко от дома» »

Известный артист и публицист Псой Короленко посвятил «трём традиционным символам советского благосостояния» статью, опубликованную в «Независимой газете». По мнению автора, трансформация этих ценностей хорошо иллюстрирует трансформацию российского общества.[4]

Важно отметить, что хотя советская власть не признавала частной собственности на орудия и средства производства, существовала личная собственность на предметы быта, индивидуальные транспортные средства и т.д.[14][15][16].

Советское государство с самого начала взяло курс на развитие общественного, а не личного транспорта. Одним из самых стойких и характерных дефицитов советской эпохи были легковые автомобили (коммерческие автомобили, начиная с лёгких развозных фургонов и внедорожников, в принципе не продавались населению, так как считались средством производства и, соответственно, не могли находиться в личной собственности). Исключение составляла середина 1950-х, когда можно было купить без очереди большой седан ЗИМ, однако спрос на него был ничтожен из-за высокой цены (в 1953 году ЗИМ стоил сорок тысяч рублей, что соответствовало совокупной зарплате рабочего или инженера за четыре - пять лет[17]). Другие автомобили в 1950-х годах стоили дешевле, но на них начали появляться и постоянно увеличиваться многолетние очереди.[18]

Почти все автомобили были советского производства. Сколько-нибудь масштабные закупки ограничивались социалистическими странами (ГДР, Чехословакия), а с середины 1960-х — не производились вообще, и нет свидетельств, что даже эти чешские и немецкие автомобили продавались частным лицам.[18] Тем не менее, в пользовании некоторых граждан СССР имелось ограниченное число иномарок.[19]

По официальной статистике, в 1987 году по СССР в целом на каждую тысячу городских жителей приходилось по 49 личных автомобилей. При этом в Литовской ССР — 108; в Эстонской ССР — 107; в Латвийской ССР — 84; в Грузинской ССР — 84; в Армянской ССР — 59 автомобилей на 1000 городских жителей[20].

Выделявшиеся бесплатно советским гражданам «дачные» участки были небольшими, обычно 4-6 соток. Разумеется, они были в жёстко регламентированном пользовании членов садоводческого товарищества, а сама земля предоставлялась в бессрочное пользование предприятию, при профкоме которого организовывалось такое товарищество. Выделение земли под строительство дач было запрещено в 1960 году (Постановление Совмина СССР от 30.12.1960 № 1346 «Об индивидуальном строительстве дач»[21]. Вновь это было разрешено в 1966 г., когда было принято Постановление Совета Министров РСФСР от 18 марта 1966 г. №261 "О коллективном садоводстве рабочих и служащих в РСФСР", предусматривающее бесплатное выделение участков земли предприятиям и учреждениям, под коллективные садоводческие товарищества их работников и служащих, с садовыми участками из расчета 6 соток на 1 семью (в районах Сибири и Дальнего Востока до 8 соток). Гражданам разрешалось строить на своих садовых участках "садовые домики летнего типа полезной площадью от 12 до 25 кв. метров с террасами площадью до 10 кв. метров на семью" [22].

Вместе с тем, в советском обществе существовали группы, чьи ценности не имели с этим идеалом ничего общего. Речь прежде всего о советской неформальной молодёжи. В своей монографии Татьяна Борисовна Щепанская сравнивает и противопоставляет ценности и символы позднесоветских хиппи (называющих себя «Системой») и «цивилов» (то есть обычных советских граждан, «большого» общества):[2]

« Действительно, символы Системы (смерть, детство, путь, фантастические миры, бедность, неряшливость, бесполость и др.) указывают и подчеркивают бесстатусность. По этой самой причине они непрестижны в «большом» обществе, члены которого как раз стремятся подчеркнуть свой статус и прочное положение в социальной структуре. Здесь (то есть в сфере общепринятого) престижны знаки богатства (дорогие украшения, джентльменский набор «квартира—машина—дача» — мы имеем в виду символы богатства в изучаемый период, в конце 1980-х гг.); престижны черные «Волги» (как знаки высокого положения «начальника» в социальной иерархии); воинские знаки различия — в общем то, что говорит о хорошей адаптированности и укорененности в обществе. Знаки бесстатусности, естественно, будут непрестижны, а потому избегаемы. Большое общество оставляет их андеграунду. »

История[править | править код]

В 1920-1930-е годы на отдельную квартиру, дачу и машину могли рассчитывать только высшие слои советской номенклатуры, включая руководителей крупных предприятий, которым этот набор ценностей предоставлялся государством безвозмездно.[10] Личный автомобиль во времена Сталина мог выдаваться в качестве правительственной награды. Так, в 1930-е годы личные машины получили знаменитые деятели искусства — Леонид Утёсов, Исаак Дунаевский, Борис Бабочкин, Дмитрий Покрасс, а также шахтёр-рекордсмен Алексей Стаханов и др.

В начале Великой Отечественной войны эти автомобили были сданы государству.[23] После войны в личное пользование выдавались трофейные автомобили. Тогда же получил популярность автомобиль «Победа», которым, среди прочих, владели прославленный летчик Кожедуб, диктор Левитан. Рядовые граждане начали приближаться к достижению идеала «квартира, дача, машина» в хрущёвские времена, когда началось массовое жилищное строительство так называемых «хрущёвок» - малогабаритных отдельных квартир. В «хрущёвки» бесплатно переселяли трудящихся из бараков, а позже — и из коммунальных квартир. В связи с тем, что ни личная, ни частная собственность на недвижимость в многоквартирных домах была в СССР невозможна, юридически и фактически квартиры принадлежали государству, гражданам предоставлялось право бесплатного проживания в них, без права владения или покупки[4] (Разрешался обмен, в том числе междугородний. В случае разновеликой площади жилья, либо находящегося в разных по престижности населённых пунктах, районах или домах — обмен с доплатой в неофициальном порядке).

Одновременно в городах и посёлках существовал достаточно обширный т.н. «частный сектор», жильё в котором находилось в личной собственности и могло выступать предметом продажи и покупки (после Великой Отечественной войны индивидуальное жилищное строительство всемерно поощрялось, как один из доступных способов решения жилищной проблемы, однако с конца 50-х годов в большинстве крупных городов оно было прекращено). Площадь земельного участка под такое жильё и его отдельные характеристики (общая/жилая площадь, этажность, высота, наличие дополнительных подсобных помещений, в частности, гаража) также были регламентированы. Такая же ситуация была и в сельской местности, причем в связи с расширением покупки горожанами домов под летнее (дачное) жильё местные власти вводили разнообразные ограничения — в частности, запрет на владение одной семьей более чем одной квартирой/домом в пределах одного административного района или области, запрет на приобретение жилья без трудоустройства по месту жительства (т.е. фактически требования постоянного переезда в сельскую местность) и т.д. В 1948 г. граждане получили право приобрести в личную собственность один жилой дом в 1-2 этажа с 1-5 комнатами, общей площадью не более 60 м2[24].

В 1962 г. было принято Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР от 01.06.1962 г. №561 "Об индивидуальном и кооперативном жилищном строительстве"[25], где, кроме индивидуального жилья, было разрешено создание жилищно-строительных кооперативов, с помощью которых граждане СССР могли строить себе кооперативное жилье, в т.ч. и многоквартирные жилые дома, - на основе паевого (долевого) участия в жилищном кооперативе, с привлечением личных средств и беспроцентных ссуд государства. Кооперативное жилье при этом находилось в кооперативной (коллективной) собственности, квартиры распределялись кооперативом между гражданами-членами кооператива, согласно внесенным ими паям и уставу кооператива[26]. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. предусматривал следующие права граждан[27] на жилье: личная собственность на индивидуальные жилые дома, коллективная (кооперативная) собственность (на кооперативное жилье), получение (найм) государственной квартиры, на правах пожизненной бесплатной аренды у государства, и получение жилья по наследству от родителей по месту прописки[26].

Следует отметить, что в СССР работники крупных предприятий и учреждений в основном получали государственные квартиры бесплатно (на правах пожизненной бесплатной аренды)[26]. К 1989 году свыше 83% населения в СССР жили в отдельных государственных квартирах (оставшаяся часть – это кооперативное жилье и так называемый частный сектор)[28][29].

Широко распространилось дачное строительство среди всех слоёв городского населения. Государство и крупные предприятия бесплатно выделяли земельные участки размером 4-6 соток своим работникам, а также пенсионерам и ветеранам войны и труда. Дачи обычных граждан, конечно, несколько отличались от дач советской партийной и государственной номенклатуры. Тем не менее «квартира, дача, машина» стали более достижимыми для народа, чем даже в современной России. Для трудового народа дачи были не столько местом отдыха на природе, сколько способом психологически расширить своё личное пространство, вернуться к своим деревенским корням [30], а также не в последнюю очередь приобрести себе дополнительный источник продуктов питания (прежде всего фруктов, ягод, овощей, корнеплодов и консервов на их основе, иногда мяса птицы или мелкого скота).

В 1966 г. было принято Постановление Совета Министров РСФСР от 18 марта 1966 г. №261 "О коллективном садоводстве рабочих и служащих в РСФСР", которое предписывало Советам Министров автономных республик, крайисполкомам, облисполкомам, горисполкомам, райисполкомам и советам профсоюзов "принять меры к дальнейшему развитию коллективного садоводства рабочих и служащих, особенно вблизи городов, промышленных центров и рабочих поселков". Был установлен порядок создания садоводческих товариществ. Указанные органы власти должны были отводить предприятиям, учреждениям и организациям земельные участки под коллективное садоводство, а правление такого садоводческого товарищества по решению администрации предприятия, учреждения и профсоюзной организации бесплатно выделяло членам товарищества земельные участки размером до 6 соток. Разрешалось строить на участках летние садовые домики[22].

Постановление Совмина РСФСР, ВЦСПС от 02.08.1968 № 526 "Об устранении недостатков в работе садоводческих товариществ рабочих и служащих в РСФСР" отмечало факты грубых нарушений при выделении земли: "садоводческие товарищества и отдельные граждане самовольно занимали под сады земли колхозов, совхозов, гослесфонда и госзапаса". "В некоторых районах РСФСР под видом летних садовых домиков велось строительство капитальных жилых домов, допускались случаи продажи участков". Постановлением запрещалось строительство садовых домиков не по рекомендуемым проектам и закладка коллективных садов до утверждения проектов их организации райисполкомами или горисполкомами по месту нахождения этих садов[31].

Несмотря на это, случаи самовольного захвата земельных участков гражданами и организациями и прочие "злоупотребления" граждан с садовыми домиками продолжались. Постановление Совета Министров СССР от 29.12.1984 № 1286 "О мерах по дальнейшему развитию коллективного садоводства и огородничества" снова констатировало, что в ряде республик, краев, областей наблюдались нарушения при отводе земли, случаи самовольного захвата земельных участков, в некоторых районах страны под видом летних садовых домиков велось строительство особняков дачного типа с гаражами и банями. Это признавалось "серьезным отступлением от моральных и нравственных норм советского образа жизни", "извращением сущности коллективного садоводства и огородничества". Госстрою СССР было приказано "обеспечить в 1985 - 1986 годах разработку новых и корректировку имеющихся типовых проектов летних садовых домиков с учетом указанных норм, а также природно - экономических особенностей и национальных традиций населения отдельных районов страны". Постановление указывало, что "летние садовые домики не предназначаются для постоянного проживания и не включаются в жилищный фонд"[32].

К июню 1986 г. более 6,6 млн. семей освоили под садовые товарищества 426 тыс. га земли, создав 44 тыс. коллективных садов. Ежегодно в этих коллективных садах проводили отпуска, выходные дни или лето более 20 млн. граждан и членов их семей[33].

Постановление Совета Министров СССР от 15 мая 1986 г. N 562 "О мерах по дальнейшему развитию коллективного садоводства и огородничества" приказывало Советам Министров союзных и автономных республик и исполкомам местных Советов народных депутатов обеспечить[34]:

  • осуществление необходимых мер по полному удовлетворению, начиная с 1987 года, спроса населения на кирпич, известь, гравий, щебень, песок и другие местные строительные материалы;
  • расширение объемов работ и услуг по строительству летних садовых домиков и других строений в коллективных садах, в том числе на условиях "под ключ", по торговому, транспортному и бытовому обслуживанию садоводческих товариществ и коллективов огородников...

Также при Хрущёве началось производство автомобилей «Запорожец», «Москвич» и «Волга», доступных для личного пользования, взамен устаревших «Москвича» старой модели и «Победы».

Автомобиль «Жигули» модели 2103

Эти тенденции закрепились при Брежневе. Начали выпускаться знаменитые автомобили «Жигули», продолжалось строительство многоквартирных домов, развивались дачные поселки. Тем не менее, существенная часть граждан продолжала жить в коммунальных квартирах, которые сохранялись в последние годы СССР и сохраняются в современной России, особенно в Петербурге. Таким образом, жилищная проблема так и не была окончательно решена.

С конца 80-х, когда было легализовано мелкое частное предпринимательство, началось постепенное имущественное расслоение общества и изменение потребительского идеала граждан. У хорошо зарабатывавших кооператоров появилась возможность приобретать дорогую домашнюю технику, импортные автомобили, выезжать за границу. После распада СССР и начала капиталистических реформ трансформация потребительских стандартов и расслоение общества ещё больше усилились, бесплатная выдача жилья и земельных участков гражданам постепенно прекратилась из-за резкого падения доходов государства, приватизации государственных учреждений, предприятий и сельскохозяйственных земель.

В настоящее время, квартиры гражданам России государством бесплатно выделяются лишь в исключительных и очень редких случаях: например, немногим еще живым ветеранам Великой Отечественной войны, большинству из которых сейчас уже более 90 лет, Жерару Депардье[35], высшим чиновникам правительства и депутатам Государственной Думы РФ. Рядовые граждане современной России уже не могут, как это было во времена СССР, рассчитывать на бесплатное получение государственной квартиры, садового участка, или на беспроцентную ссуду на кооперативную квартиру[26]. По состоянию на 2012 год, покупка жилья в ипотеку в России была недоступна для 81% населения[36], зато автомашины стали в несколько раз доступнее для граждан России, по сравнению с концом 1990-х годов[37].

Отношение властей[править | править код]

Реакция властей СССР на стремление граждан к материальным ценностям была противоречивой. С одной стороны, государство стремилось обеспечить гражданам комфортные условия жизни: личную квартиру, личный автомобиль, приусадебные участки. Широко распространился лозунг, призывающий «Догнать и перегнать» капиталистические страны.

Массовое жилищное строительство, начиная с «хрущёвок», было направлено на улучшение жилищных условий граждан. Поставленный в 1970 г на конвейер автомобиль «Жигули» задумывался как «народный автомобиль», который сможет приобрести любой советский инженер.

Бывало даже, что повышение благосостояния народа объявлялось главной задачей очередной пятилетки.[38]

Об обеспечении граждан жильём власти всерьёз задумались в середине 1950-х. Поворотной точкой стали постановления «О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства» 1956[39] и «О развитии жилищного строительства в СССР» 1957 года [40]. Задание партии строителям состояло в том, чтобы разработать к осени 1956 года проекты, позволяющие резко удешевить строительство жилья и сделать его доступным для трудящихся. Так появились знаменитые «хрущёвки». Цель проекта была в том, чтобы в 1980 году каждая советская семья встретила коммунизм в отдельной квартире.[39]

Впрочем, к 1980 отдельные квартиры появились не у каждой семьи; в 1986 году Михаил Горбачёв отодвинул сроки ещё на 20 лет, выдвинув лозунг «Каждой советской семье — отдельную квартиру к 2000 году».[39][41]

В 1959 году XXI съезд отметил существование жилищной проблемы и назвал развитие жилищного строительства «одной из важнейших задач». Предусматривалось, что в 1959—1965 гг. будет сдано в 2,3 раза больше квартир, чем в прошлой семилетке. Причём упор делался на отдельные, а не коммунальные квартиры.[42][43]

Спустя двенадцать лет те же самые тезисы были повторены XXIV съездом КПСС. Съезд всецело одобрил программу социальных мероприятий, направленную на рост благосостояния населения; счёл необходимым расширить жилищно-коммунальное и культурно-бытовое строительство.[44]

Всего, в период с 1956 по 1989 год в Советском Союзе было построено и сдано в эксплуатацию свыше 76 миллионов квартир. К 1989 году свыше 83% семей в СССР жили в отдельных государственных квартирах (оставшаяся часть – это кооперативное жилье и так называемый частный сектор). По своей сути, государственные квартиры были социальным жильем, так как семьи пользовались государственной жилплощадью на правах пожизненной бесплатной аренды[28], платили они только небольшую плату за коммунальные услуги[45]. Как упоминалось выше, разрешалось передавать квартиры по наследству и обменивать их.

В производстве легковых автомобилей СССР практически целиком полагался на собственные силы — из других стран «легковушки» импортировались в небольших количествах.[19] В отличие от стран Запада, и особенно от США, личный автомобиль в СССР считался скорее роскошью. Советское государство с самого начала взяло курс на развитие общественного, а не личного транспорта. В городах вводились в эксплуатацию трамвайные и троллейбусные линии, новые маршруты автобусов, в крупных городах СССР – в Москве, Ленинграде, во многих столицах союзных республик, было построено метро. Проезд был настолько дешев (5 копеек за 1 поездку в метро), что можно говорить о практически бесплатном общественном транспорте в СССР. В городах не было современных пробок, дворы и тротуары не были загромождены автомобилями[28].

В 1966 году XXIII съезд КПСС постановил увеличить в новой пятилетке выпуск легковых машин с 201 тысяч до 700—800 тысяч. Причиной называлось то, что «в связи с ростом благосостояния наших советских людей резко возрастёт число легковых автомобилей, находящихся в индивидуальном пользовании».[46]

Этот план в намеченные сроки выполнен не был — в 1970 году было собрано только 344 тысяч легковых машин. Но Советское правительство не оставляло надежд обеспечить граждан личным автотранспортом. На следующем съезде партии автопрому были поставлены ещё более амбициозные задачи:[47]

« В настоящее время вводится в действие Волжский автомобильный завод, строительство которого будет завершено в 1972 году. Проектная мощность этого завода 660 тысяч легковых автомобилей в год. Выпуск автомобилей «Москвич» в 2 раза увеличится после завершения реконструкции Московского завода имени Ленинского комсомола. Производство их достигнет 200 тысяч штук в год. Уже в нынешнем году 70 тысяч автомобилей произведет новый Ижевский завод, полная проектная мощность которого составит 220 тысяч автомобилей в год. Все это позволит довести выпуск легковых автомобилей в 1975 году до 1 миллиона 200 — 1 миллиона 300 тысяч вместо 344 тысяч, выпущенных в 1970 году. (Аплодисменты). »

В результате, со 2-й половины 1970-х годов советский автопром выпускал около 1 миллиона легковых автомобилей в год, правда, часть из них шла на экспорт. Цены были высокими: в середине 1970-х годов «Волга» ГАЗ-24 стоила 9200 рублей (в несколько раз больше средней стоимости отдельной кооперативной квартиры[48]), «Жигули» BA3-2103 – 7500 рублей, «Москвич-412» – 4990 рублей, а «Запорожец» ЗАЗ-968 – 3500 рублей. Несмотря на невысокое качество сборки машин, желающих их купить становилось все больше, так что образовывались огромные очереди на покупку автомобилей (что свидетельствовало о возросшем уровне материального благосостояния советских граждан)[28][45].

С другой стороны, официальная пропаганда осуждала чрезмерное стремление к материальным ценностям как несовместимое с идеалами коммунизма. В печати регулярно высмеивались подобные явления, в широкое обращение вошли штампы «мещанство», «вещизм» и «потребленчество». Эти явления критиковалась на самых высоких уровнях: от фельетонов и карикатур во всесоюзной прессе[49] до выступлений высших партийных чинов[50].

Советское искусство, вслед за партией, также осуждало чрезмерное стремление к материальным ценностям. Например, в произведениях советского писателя Анатолия Софронова противопоставляется брак по расчёту («У него хорошая квартира. Машина. Дача под Москвой… Остальное приложится») и искренние человеческие отношения.[8]

В популярном фильме "Чародеи" брачный контракт Алёны и Сатанеева содержал весь потребительский идеал: Пятикомнатная квартира, Загородная дача, Собственная машина и др.

Влияние на культуру[править | править код]

Шаблон «квартира, дача, машина» нашёл отражение в советской и пост-советской литературе. В советском искусстве эта триада закрепилась как символ престижа и высокого достатка ещё с конца 1950-х. К примеру, в изданном в то время романе «из жизни ткачей» «За Москвою-рекой»[51] высокое положение одного из героев в советском обществе описывается следующим образом:

« Практическая работа и медленный, но неуклонный подъём по служебной лестнице... Очень многие завидуют ему — видное положение, квартира, машина, дача, достаток. »

За несколько десятилетий этот идеал не претерпел сколь-либо существенных изменений. В написанном в 1983 г. романе Юрия Визбора «Завтрак с видом на Эльбрус» главный герой заявляет[52]:

« Я считаю, что мужик может жениться, когда у него есть все. Квартира, машина, дача, деньги, связи. У меня все это есть. »

Как видно, в обоих случаях к абстрактным и довольно относительным благам «достаток», «деньги», «положение» добавляются куда более конкретные квартира, машина и дача.

Одновременно с этим советское искусство осуждало меркантильное стремление получить «квартиру—машину—дачу», как уже было показано выше на примере Анатолия Софронова.

В популярных советских комедияхИван Васильевич меняет профессию», «Бриллиантовая рука») часто намекалось на то, что изобилие материальных ценностей (например, личный автомобиль) в СССР характерно для нечистых на руку людей.

Воспоминание о тройке «квартира—дача—машина» как о пределе мечтаний большинства советских граждан сохраняется и в постсоветской литературе. В написанном и изданном в 2000-е годы романе «Двойник» авторы называют тройку «квартира, машина, дача» «мечтой советского человека»[53]:

« Из всего, что составляло мечту советского человека: квартира, машина, дача, не было только дачи. »

В романе «Моё прекрасное алиби» Чингиз Абдуллаев описывает социальные гарантии в СССР следующим образом[54]:

« Участник войны, боевой офицер, к тому же инвалид — в бывшем Советском Союзе мое будущее было гарантировано. Хорошая работа, на которую можно вообще не ходить, приглашения на все торжественные мероприятия, квартира, машина, дача — все вне очереди. Все для инвалида войны. »

В изданном в 2006 году детективе Марины Серовой «Не на ту напали!» приводится такое описание советского прошлого:

« Представьте себе: подающий надежды молодой учёный, работает в космической отрасли. Между прочим, самый молодой профессор в своей области — это звание он получил в двадцать шесть лет. Квартира, машина, дача... Казалось бы, чего ещё желать от жизни? »

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. «Крыша. Устная история рэкета», Вышенков Евгений: «Сокровенным, негласным лозунгом (в 70—80-е) стала триада: «Дачка, тачка и собачка».
  2. 1 2 3 Щепанская Т. Б.  «Символика молодёжной субкультуры: опыт этнографического исследования системы, 1986—1989 гг.» — М. Издательство «Наука», 1993. — С. 70
  3. 1 2 Советская формула счастья — «квартира, машина, дача» — действует и сейчас — руководитель аналитического центра IRN.ru Олег Репченко //Sostav.ru
  4. 1 2 3 4 «Квартира, машина, дача. Псой Короленко о трансформации ценностей» // «Независимая газета», 06.07.2007
  5. 1 2 3 «Русская национальная идея на экспорт» // Российские вести.
  6. 1 2 Автомобиль — неотъемлемая составляющая советской триады благоденствия: «квартира, машина, дача». // Ведомости 17.12.2004
  7. 1 2 «Мы, постсоветские люди, по-прежнему привязаны к устойчивой триаде: одна квартира, одна дача, одна машина». Президент Российской академии архитектуры и строительных наук, президент Московского архитектурного института (государственной академии) Александр Кудрявцев. — Интеллектуальный дом - это не только мечта, но и воплощенная реальность // Индикаторы Рынка Недвижимости, 11.08.04
  8. 1 2 Анатолий Софронов. Собрание сочинений в шести томах. т. 4. Комедии. М.: Издательство «Художественная литература», 1983. Стр. 329
  9. В её более позднем значении — высоком уровне жизни американских граждан.
  10. 1 2 Александр Меленберг. Личное состояние Брежнева Л. И. // Новая газета, ежемесячное обозрение, май 2006 года: По заведённому в 1917 году порядку все советские руководители в материальном плане находились на полном государственном обеспечении.
  11. идеал — Викисловарь
  12. Социологический словарь
  13. Виктор МИЛИТАРЕВ. Технопарк.
  14. Конституция провозгласила, что социализм в СССР победил и в основном построен. Это означало, что установлена диктатура пролетариата, уничтожена частная собственность и эксплуататорские классы, победили социалистические производственные отношения.
  15. Конституция СССР 1936 года: Статья 4. Экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком. Статья 5. Социалистическая собственность в СССР имеет либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений).
  16. Конституция СССР 1977 года: Статья 10. Основу экономической системы СССР составляют социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Социалистической собственностью является также имущество профсоюзных и иных общественных организаций, необходимое им для осуществления уставных задач. Государство охраняет социалистическую собственность и создает условия для её преумножения. Никто не вправе использовать социалистическую собственность в целях личной наживы и в других корыстных целях.
  17. Средняя зарплата в целом по народному хозяйству в 1953 году составила 684 рубля, в промышленности — 743 рубля, а на водном транспорте — 840 рублей. Источник Сборник документов «Советская жизнь. 1945—1953 гг.» М.: РОССПЭН, 2003
  18. 1 2 Так, записавшиеся в 1959 году в очередь на покупку «Волги» смогли выкупить свой автомобиль лишь в 1966 году. В 1970-е годы, несмотря на рост производства автомобилей с пуском «Волжского автомобильного завода», очереди выросли до десяти лет, и почти все автомобили стали распределяться по месту работы. Из-за дефицита автомобиль почти любого срока эксплуатации со вторых рук стоил в два - три раза больше нового, при этом покупатель часто «кидал» продавца, зная, что тот не обратится в милицию, боясь обвинения в спекуляции. Существовали и административные ограничения на перепродажу автомобилей. Это резко сокращало рынок автомобилей со вторых рук. Дефицит автомобилей частично отступил лишь в первой половине 1980-х, когда некоторые массовые марки легковых автомобилей стало возможно купить без очереди и даже по потребительскому кредиту, например, «Москвич-2140», Иж-412, «Запорожец» и некоторые другие, но «Жигули» оставались дефицитными, а престижный автомобиль «Волга» продавался преимущественно загранработниками за чеки Внешпосылторга - Кто покупал автомобили в СССР?
  19. 1 2 Немецкая оккупация // Ведомости. — №23 (113). — 30.06.2008.
  20. Газета Труд 29 октября 1988 года.
  21. Постановление Совмина РСФСР от 16.01.1961 N 52. www.alppp.ru. Проверено 29 октября 2015.
  22. 1 2 от 18 марта 1966 г. N 261 О КОЛЛЕКТИВНОМ САДОВОДСТВЕ РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ В РСФСР. kadastr61.ru. Проверено 29 октября 2015.
  23. Некоторые автомобили действительно были сданы, а другие, например, автомашина Пришвина, остались в частном владении.
  24. Жилищно-правовая проблема и развитие жилищного законодательства Российской Федерации | Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование" | http://www.dpr.ru. dpr.ru. Проверено 29 октября 2015.
  25. Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР от 01.06.1962 N 561 об индивидуальном. pravo.levonevsky.org. Проверено 29 октября 2015.
  26. 1 2 3 4 Как распределяли жилье в СССР. amic-polit.ru. Проверено 29 октября 2015. Архивировано 17 ноября 2015 года.
  27. RELP. Гражданский кодекс РСФСР :. law.edu.ru. Проверено 29 октября 2015.
  28. 1 2 3 4 Официальный сайт газеты Советская Россия - Радуга мыльного пузыря. www.sovross.ru. Проверено 29 октября 2015. Архивировано 17 ноября 2015 года.
  29. С.Г.Кара-Мурза "Советская цивилизация" (том II). www.kara-murza.ru. — «Усилиями поэтов и публицистов в массовом сознании было создано ощущение, что чуть ли не полстраны живет в коммуналках . Реальность была такова: в 1989 г. в городских поселениях СССР 83,5% граждан жили в отдельных квартирах, 5,8% в общих квартирах, 9,6% в общежитиях, 1,1% - в бараках и других помещениях. Чтобы проклинать за "коммуналки" советский строй, надо было просто не считать за людей ту треть населения даже богатого Запада, которая проживает именно "в иных помещениях" и считала бы за счастье иметь собственную комнату в общей квартире. О трущобах Рио де Жанейро, в которых без воды и канализации живет 3 млн. человек, и говорить нечего.». Проверено 27 апреля 2017.
  30. Ирина Чеховских. «Российская дача — субурбанизация или рурализация?»
  31. Об устранении недостатков в работе садоводческих товариществ рабочих и служащих в РСФСР. lawru.info. Проверено 29 октября 2015.
  32. ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВМИНА СССР ОТ 29.12.1984 N 1286 ОБ УПОРЯДОЧЕНИИ ОРГАНИЗАЦИИ КОЛЛЕКТИВНОГО САДОВОДСТВА И ОГОРОДНИЧЕСТВА. russia.bestpravo.com. Проверено 29 октября 2015.
  33. Историко-правовые аспекты становления садоводства, огородничества, дачного строительства в России. www.center-bereg.ru. Проверено 29 октября 2015.
  34. ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВМИНА СССР ОТ 15.05.1986 N 562 О МЕРАХ ПО ДАЛЬНЕЙШЕМУ РАЗВИТИЮ КОЛЛЕКТИВНОГО САДОВОДСТВА И ОГОРОДНИЧЕСТВА. russia.bestpravo.com. Проверено 30 октября 2015.
  35. Forbes | Невероятные приключения Жерара Депардье в России. m.forbes.ru. Проверено 29 октября 2015.
  36. Ипотека оказалась недоступной для 81 процента россиян. dom.lenta.ru. Проверено 30 октября 2015.
  37. Автомобили стали доступнее для россиян - МИР24. mir24.tv. Проверено 30 октября 2015.
  38. Стенографический отчет XXIV Съезда КПСС. М.: Политиздат, 1971. т.2, стр. 228. Резолюция XXIV съезда КПСС по Отчётному докладу ЦК КПСС: Курс Коммунистической партии на повышение благосостояния народа будет определять не только главную задачу девятой пятилетки, но и общую ориентацию хозяйственного развития страны на длительную перспективу.
  39. 1 2 3 Реализация Программы ипотечного жилищного кредитования работников ОАО «РЖД» и перспективы участия в ней НПФ «Благосостояние». Тезисы выступления Е. В. Сухоруковой, Исполнительного директора НПФ «Благосостояние»: Как многие знают, в советской России власти впервые задумались об обеспечении граждан жильем после войны. В 1955 г 23 августа вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР «О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства». Партийными директивами было предписано: к сентябрю 1956 г разработать типовые проекты, позволяющие резко удешевить строительство жилья и сделать его доступным для трудящихся. Цель проекта была такова, чтобы в 1980 г каждая советская семья «встретила коммунизм» в отдельной квартире. Ни коммунизма, ни наличия квартиры у каждой семьи, к сожалению, не случилось. Правда, отдадим должное: «хрущёвок» в России теперь гораздо больше, чем домов дореволюционной постройки, и, в общем-то, в своё время они действительно помогли частично решить квартирную проблему.
  40. КПСС в революциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК — М.: Политиздат, 1989. Том 9 Издание 9. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О Развитии жилищного строительства в СССР». 31 июля 1957 г.: В стране социализма, где власть принадлежит трудящимся, подъём жизненного уровня и благосостояния народа является одной из важнейших задач. Для Коммунистической партии и Советского правительства нет цели более высокой, чем забота о благе и счастье народа, об улучшении условий его жизни.
  41. Жильё, доступное не всем. // Парламентская газета, 21 Июня 2007
  42. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. — М.: Политиздат, 1981. т.9, стр. 391. Резолюция XXI Съезда КПСС «О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 годы»: Коммунистическая партия и Советское правительство считают, что в настоящее время дальнейшее развитие жилищного строительства, имеющего всенародное значение, является одной из важнейших задач всех партийных, советских, профсоюзных, хозяйственных органов, всего советского народа. Успешно осуществляется и будет вовремя обеспечено выполнение задач, поставленных в решении ЦК КПСС и Совета Министров о развитии жилищного строительства в СССР, с тем чтобы ликвидировать недостаток жилищ в стране. В этих целях предусматривается построить в 1959—1965 гг. в городах и рабочих посёлках, посёлках совхозов, РТС и леспромхозов за счёт государственных капитальных вложений и средств населения с помощью государственного кредита жилые дома общей площадью 650—660 млн кв. м, или около 15 млн квартир, что в 2,3 раза больше, чем построено в предшествующем семилетии. В сельской местности силами колхозников и сельской интеллигенции будет построено около 7 млн жилых домов. Жилищный фонд в городах и рабочих посёлках к концу семилетия увеличится в 1,6 раза. В городах и сельской местности будут строиться экономичные, благоустроенные квартиры для заселения одной семьей. Ставится задача осуществить переход в распределении жилой площади к предоставлению отдельной квартиры на семью.
  43. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. — М.: Политиздат, 1981. т.9, стр. 392. Резолюция XXI Съезда КПСС «О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 годы»: Государство будет всемерно поощрять и помогать трудящимся в строительстве собственных домов и квартир за счет личных сбережений. При этом предусматривается улучшить качество продаваемых населению сборных домов заводского изготовления, а также оказывать помощь застройщикам в их сборке. Будут приняты меры к широкому развитию жилищно-строительной кооперации, с тем чтобы привлечь личные сбережения трудящихся к развитию жилищного строительства.
  44. Стенографический отчет XXIV Съезда КПСС. — М.: Политиздат, 1971. т.2, стр. 227. Резолюция XXIV съезда КПСС по Отчётному докладу ЦК КПСС: Съезд всецело одобряет намеченную на девятую пятилетку широкую программу социальных мероприятий, направленную на рост благосостояния всех слоев населения, сближение уровней жизни городских и сельских жителей, на создание более благоприятных условий для труда и отдыха, для всестороннего развития способностей и творческой активности советских людей, для воспитания подрастающего поколения. В этих целях съезд считает необходимым в девятом пятилетии: <…> расширить жилищно-коммунальное и культурно-бытовое строительство, особенно в восточных районах, создавать необходимые условия для труда, отдыха и физического воспитания трудящихся. Улучшить санитарное состояние городов и рабочих поселков, усилить охрану природы, рационально использовать природные богатства. Съезд подчеркивает, что непременным условием претворения в жизнь намечаемых мер по повышению благосостояния советского народа является дальнейший неуклонный рост материального производства, его эффективности и производительности общественного труда.
  45. 1 2 Цены и оклады: эпоха «зрелого социализма». p-marketing.ru. Проверено 30 октября 2015.
  46. Стенографический отчет XXIII Съезда КПСС. — М.: Политиздат, 1966. т.2, стр.184. Речь товарища В. Ф. Промыслова «О Директивах XXIII съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1966—1970 годы»: В проекте Директив по пятилетнему плану предусматривается увеличить выпуск легковых автомобилей с 201 тысячи в 1965 году до 700-800 тысяч к 1970 году. Естественно, что в связи с ростом благосостояния наших советских людей резко возрастёт число легковых автомобилей, находящихся в индивидуальном пользовании. Уже сейчас в Москве насчитывается 75 тысяч семей, имеющих легковые автомашины, а к концу пятилетки, по нашим расчётам, их число увеличится в несколько раз. Для обеспечения их нормальной эксплуатации потребуются стоянки, гаражи, заправочные станции и хорошая ремонтная база.
  47. Стенографический отчет XXIV Съезда КПСС. — М.: Политиздат, 1971. т.2, стр.30. Доклад Председателя Совета Министров СССР товарища А. Н. Косыгина «Директивы XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1971—1975 годы»
  48. Квартира в кооперативе - назад в СССР? (ru-RU). Interfax.ru. Проверено 30 октября 2015.
  49. «Крокодилу — 60 лет» М.: «Правда», 1983.
  50. Постановление ЦК КПСС о работе Выборгского райкома Партии г. Ленинграда 28 октября 1987: Многотиражные газеты без должной остроты и принципиальности развивают критику, слабо организуют эффективную работу коллективов в новых условиях. Партийные, профсоюзные, комсомольские организации, правоохранительные органы не обеспечили решительного усиления борьбы с пьянством, хулиганством, хищениями социалистической собственности, психологией потребительства и мещанства.
  51. В. А. Тевекелян. «За Москвою-рекой». М.:Советский писатель, 1959
  52. «Завтрак с видом на Эльбрус». // Визбор, Ю. И. "Я сердце оставил в синих горах..." [Текст] : стихи, песни, проза / [Послесл. А. Азарова]. — М. : Физкультура и спорт, 1986. — 348 с.
  53. Живов В. Л. (при участии Левашова В.В). «Двойник». — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. ISBN 5-224-04863-X
  54. «Моё прекрасное алиби» // Абдуллаев Ч. А. Уйти и не вернуться: Роман. Мое прекрасное алиби: Роман. — Ростов-на-Дону: Проф-Пресс, 1995. — 480 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-88475-024-2

Литература[править | править код]