Потёмкин, Григорий Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Григорий Александрович
Потёмкин-Таври́ческий
Princepotemkin.jpg
Дата рождения

13 (24) сентября 1739(1739-09-24)

Место рождения

Чижово

Дата смерти

5 (16) октября 1791(1791-10-16) (52 года)

Место смерти

на пути из Ясс у села Рэдений Веки,
Молдавское княжество

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Род войск

Кавалерия

Годы службы

17611791

Звание

генерал-фельдмаршал

Командовал

Российские армии на Юге (1789—1791)
Екатеринославская армия (1787—1789)

Сражения/войны

Русско-турецкая война (1768—1774):

Русско-турецкая война (1787—1791):

Награды и премии
Band to Order St Andr.png Орден Святого Георгия I степени Орден Святого Георгия II степени Орден Святого Георгия III степени
Орден Святого Владимира I степени Band to Order St Alexander Nevsky.png Order of Saint Anne Ribbon.PNG Золотое оружие «За храбрость» с алмазами
Ord.Aquilanera.png Кавалер ордена Серафимов Denmark085.png
Орден Белого орла Орден Святого Станислава
Commons-logo.svg Григорий Александрович
Потёмкин-Таври́ческий
на Викискладе

Светлейший князь[1] (c 1776 года) Григо́рий Алекса́ндрович Потёмкин-Таври́ческий (13 (24) сентября 1739, село Чижово, Смоленская губерния — 5 (16) октября 1791, на пути из Ясс у села Рэдений Веки, Молдавское княжество) — русский государственный деятель, создатель Черноморского военного флота и его первый главноначальствующий, генерал-фельдмаршал.

Руководил присоединением к России (Российской империи) и первоначальным устройством Таврии и Крыма, где обладал колоссальными земельными наделами. Основал ряд городов, включая современные областные центры: Екатеринослав (1776 год), Херсон (1778 год), Севастополь (1783 год), Николаев (1789 год). Возвысился как фаворит (по слухам даже морганатический супруг) Екатерины II[2]. Первый хозяин Таврического дворца в Петербурге. В 1784 году пожалован чином генерал-фельдмаршала. Фактический правитель Молдавского княжества в 1790-1791 годах. Приходился двоюродным дедом по материнской линии русскому полководцу Николаю Николаевичу Раевскому.

Рождение и ранняя жизнь[править | править вики-текст]

Родился в семье смоленского дворянина из рода Потёмкиных, в имении Чижево. Рано потерял отца, Александра Васильевича Потёмкина (1673—1746), вышедшего в отставку майором, воспитан матерью в Москве, где посещал учебное заведение Иоганна-Филиппа Литке в Немецкой слободе.

Потёмкин с детства проявил любознательность и честолюбие. Вступив в Московский университет в 1755 году, через год за успехи в науках удостоен золотой медали, а в июле 1757 года в числе лучших 12 студентов, присланных в С.-Петербург по приглашению И. И. Шувалова, представлен был императрице Елизавете Петровне. Тем не менее в начале 1760 года был исключён из Московского университета, одновременно с Николаем Ивановичем Новиковым, формально за «леность и нехождение в классы». Военная служба Потёмкина началась заочно. 30 мая (10 июня1755 года он был записан одновременно в Московский университет и в Конную гвардию рейтаром с дозволением не являться в полк до окончания наук. 15 (26) августа 1757 года произведён в капралы конной гвардии по докладу Шувалова, ввиду знаний в эллино-греческом языке и богословии, и до окончания наук оставлен в Московском университете. 31 декабря 1758 (11 января 1759) года произведён в гефрейт-капралы с оставлением в университете. 19 (30) июля 1759 года произведён в каптенармусы с оставлением в университете (в полк пришла присланная из университета присяга Потёмкина на чин каптенармуса).

В 1761 году Потёмкин был произведён в вахмистры Конной гвардии и наконец явился в полк на службу. В марте 1762 года, при императоре Петре III, взят в ординарцы к полковнику Конной гвардии, генерал-фельдмаршалу, его высочеству принцу Георгу Людвигу, герцогу Шлезвиг-Гольштейнскому.

При Екатерине II[править | править вики-текст]

При участии в дворцовом перевороте года Потёмкин обратил на себя внимание императрицы Екатерины II. Он был представлен от полка, вместе с прочими, к производству из вахмистров в корнеты, но императрица собственноручно подписать изволила, возле его фамилии: «быть подпоручиком». 30 ноября (11 декабря1762 года назначен ко Двору камер-юнкером с оставлением в полку, с жалованием камер-юнкера в прибавок к полковому, и получил в собственность 400 душ крестьян. Биографические факты последующих годов известны лишь в общих чертах. Относящиеся к этому времени анекдоты об отношениях Потёмкина к императрице и братьям Орловым, а также о желании его постричься в монахи недостоверны. 13 (24) августа 1763 года Потёмкин стал помощником обер-прокурора синода, при этом не покидая военной службы. 19 (30) апреля 1765 года произведён в поручики Конной гвардии. В 1765 году исполнял казначейскую должность и был назначен в полку для смотрения шитья вновь строившихся вседневных мундиров. 19 (30) июня 1766 года, за увольнением в отпуск ротмистра Мельгунова, командовал 9-й ротой. В 1767 году с двумя ротами своего полка был командирован в Москву во время комиссии об «Уложении». 22 сентября (3 октября1768 года пожалован в Его Императорского Величества действительные камергеры с оставлением в полку. 11 (22) ноября 1768 года отчислен от полка по воле императрицы как состоящий при Дворе (имел звание Его Императорского Величества действительного камергера и чин армии генерал-майора). В комиссии 1767 года он был опекуном депутатов от иноверцев, состоя в то же время и членом духовно-гражданской комиссии, но ничем себя здесь не заявил, и в 1769 году отправился добровольцем на турецкую войну. Он отличился под Хотином, успешно участвовал в битвах при Фокшанах, Ларге и Кагуле, разбил турок при Ольте, сжёг Цыбры, взяв в плен много турецких судов. 27 июля (7 августа1770 года генерал-майор Григорий Александрович Потёмкин был награждён орденом Св. Георгия 3 ст.

Екатерининский собор в Херсоне, основанный Потёмкиным. В нём же он и был похоронен в 1791 году.

В 17701771 годах он был в Санкт-Петербурге, где испросил позволение писать к императрице, но большого успеха не добился. В 1774 году стал генерал-поручиком. Императрица в это время уже переписывалась с ним и в собственноручном письме настаивала на том, чтобы он напрасно не рисковал жизнью. Через месяц после получения этого письма Потёмкин уже был в Санкт-Петербурге, где вскоре сделан генерал-адъютантом, подполковником л.-гв. Преображенского полка и, по отзывам иностранных послов, стал «самым влиятельным лицом в России». По некоторым данным, в 1775 году Потёмкин и Екатерина даже заключили тайный морганатический брак.

Участие его в делах выразилось в это время в посылке подкреплений графу Румянцеву, в меньшем стеснении действий последнего, в мерах против Пугачева и в расформировании Запорожской сечи. Несколько позже Потёмкин был назначен «главным командиром», генерал-губернатором Новороссийского края. Именным Высочайшим указом, от 10 (21) июля 1775 года, генерал-аншеф, подполковник л.-гв. Преображенского полка, Григорий Александрович Потёмкин возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство и получил ряд отличий из-за границы, где влияние его очень скоро стало известно. Датский министр, например, просил его содействовать сохранению дружбы России с Данией. 26 ноября (7 декабря1775 года генерал-аншеф граф Григорий Александрович Потёмкин был награждён орденом Св. Георгия 2 ст.

Однако уже в декабре 1775 года императрице самим же фаворитом был представлен Завадовский, после чего отношения её к Потёмкину немного охладились. Потёмкин тяжело переживал разрыв и даже писал императрице что "жив не будет, кто его место займет"[3]. Однако, Екатерина успокоила его и заверила, что ,несмотря на завершение их романа, Потёмкин продолжит оставаться её ближайшим другом и советником:

Какая тебе нужда сказать, что жив не останется тот, кто место твоё займет? Похоже ли на дело, чтоб ты страхом захотел приневолить сердце? Самый мерзкий способ сей непохож вовсе на твой образ мысли, в котором нигде лихо не обитает. А тут бы одна амбиция, а не любовь действовала. Но вычеркни сии строки и истреби о том и мысли, ибо все это пустошь. <…> Не печалься. Скорее, ты мною скучишь, нежели я. Как бы то ни было, я привещлива и постоянного сложения, и привычка и дружба более и более любовь во мне подкрепляют. <…> Опасаться тебе причины никакой нету. Равного тебе нету.

Письма Екатерины II светлейшему князю Г. А. Потёмкину-Таврическому

Мало влияния на положение Потёмкина оказало и возвышение Александра Ермолова в 1785 году.

За все это время имеется масса фактов, свидетельствующих о той силе, которая находилась в руках Потёмкина. Переписка его с императрицей не прекращается, наиболее важные государственные бумаги проходят через его руки, путешествия его обставлены «необычайными почестями», императрица часто делает ему ценные подарки. Как видно из докладов Потёмкина, его особенно занимал вопрос о южных границах России и, в связи с этим, судьба Турции. В особой записке, поданной императрице, он начертал целый план, как овладеть Крымом. Программа эта, начиная с 1776 года, была выполнена в действительности. Событиями в Оттоманской империи Потёмкин сильно интересовался и имел во многих местах Балканского п-ова своих агентов. Ещё в 1770-х годах им, по сообщению Герриса, был выработан «греческий проект», предполагавший уничтожить Турцию и возложить корону нового византийского царства на одного из внуков императрицы Екатерины II.

В военном деле Потёмкин провел некоторые рациональные реформы, особенно когда после присоединения Крыма стал 2 (13) февраля 1784 года фельдмаршалом. Он уничтожил пудру, косички и букли, ввёл легкие сапоги. Есть, однако, отзывы, что небрежность Потёмкина привела дела военного ведомства в хаотическое состояние. Чрезвычайно важным делом Потёмкина было сооружение флота на Чёрном море. Флот был построен очень спешно, частью из негодного материала, но в последовавшей войне с Турцией оказал значительные услуги.

Военная реформа Г.А. Потемкина[править | править вики-текст]

С 1775 г. он начал реформы в пехоте. Им была введена единая штатная структура частей. Егеря стали формироваться в отдельные батальоны (с 1777 г.) без артиллерии: увеличено число гренадер, сформированы мушкетерские четырехбатальонные полки. Причем в основу были положены румянцевские начала устройства пехоты: способность к независимым операциям, умение совершать усиленные переходы, быстрота, скрытность движения, действия на пересеченной местности, меткость одиночного огня.

Большой вклад внес Потемкин в гуманизацию взаимоотношений внутри армии. В его приказах, инструкциях и других документах неоднократно указывалось командирам и начальникам о необходимости большей человечности к подчиненным. 

Использовать командирами солдат на частных работах воспрещалось под страхом строгого наказания. Потемкин следил за правильностью снабжения солдат, требовал соблюдения санитарно-гигиенических правил.

В вопросах обучения и воспитания он обращал главное внимание не на внешний блеск, а на боевую готовность войск. 

Потемкин стремился навести в армии порядок и экономию. Так, в 1786 г. вышло его постановление, в котором были определены все расходы, необходимые для армии: на жалование личному составу, обмундирование, починку оружия, на обоз, на содержание лошадей и т.д. Этим же постановлением указывались, какие суммы выделялись на различные полки. 

Особое внимание Потемкин уделял казачеству. Так, им были созданы Екатеринославское и Черноморское казачьи войска, произошло более тесное слияние Войска Донского с армией. Он сформировал из казаков регулярные полки и подчинил их тем же законам дисциплины, какие были у армии, приучил их действовать по правилам регулярной армии. Общие требования армии стала учитывать и организация казачьих войск; увеличилось количество воинов, поставляемых казаками (с 4000 – 5000 тыс. человек до 10 000), наконец, казачьи войска получили ряд боевых отличий. 

Под руководством Г. А. Потемкина с 1779 г. велось интенсивное строительство флота на Черном море. 13 (24) августа 1785 г. были утверждены штаты Черноморского адмиралтейства и флота непосредственно подчинявшиеся Потемкину, получившему от императрицы кайзер-флаг. 

Психологический портрет и внешность[править | править вики-текст]

Психологический портрет Григория Потёмкина, который дал ему австрийский мемуарист и военный писатель Шарль-Жозеф де Линь, служивший под началом светлейшего князя:

“Трусливый за других, – пишет де Линь о князе, – он сам очень храбр: он останавливается под выстрелами и спокойно отдает приказания... Он очень озабочен в ожидании опасности, но веселится среди неё и скучает среди удовольствий. То глубокий философ, искусный министр, великий политик, то десятилетний ребенок. Он вовсе не мстителен, он извиняется в причиненном горе, старается исправить несправедливость. Одной рукой он подает условные знаки женщинам, которые ему нравятся, а другой – набожно крестится. С генералами он говорит о богословии, с архиереями – о войне. Он то гордый сатрап Востока, то любезнейший из придворных Людовика XIV. Под личиной грубости он скрывает очень нежное сердце; он не знает часов, причудлив в пирах, в отдыхе и во вкусах: как ребенок, всего желает и, как взрослый, умеет от всего отказаться... Легко переносит жару, вечно толкуя о прохладительных ваннах, и любит морозы, вечно кутаясь в шубы...”

О внешнем облике Г. Потёмкина: "Современники единодушны относительно замечательной физической красоты и мощи “светлейшего”. При высоком росте он обладал пропорциональным сложением, могучими мускулами и высокой грудью. 

Орлиный нос, высокое чело, красиво выгнутые брови, голубые приятные глаза, прекрасный цвет лица, оттененный нежным румянцем, мягкие светло-русые вьющиеся волосы, ровные, ослепительной белизны зубы – вот обольстительный портрет князя в цветущие годы. Немудрено, что он по количеству своих романов... не уступал знаменитому герою романтических новелл 

– Дон Жуану-ди-Тенорио. Потемкин, окруженный ореолом могущества, богатства и блеска, был неотразим для женщин своего времени, конечно, не лелеявших тех светлых идеалов, которые встречаются у героинь тургеневских романов. Даже потеря зрения в одном глазу не портила его внешнего вида. Впрочем, порой, в особенности в годы зрелые, общее впечатление портила угрюмость князя, набегавшая на его чело, изборожденное морщинами. Тогда он, по словам очевидца, подперев подбородок рукой, нахмурив чело и уставив единственный смотревший глаз на собеседника, принимал зверское выражение. Но даже и в поздние годы, – Потемкин умер 52-х лет, – “сгорбленный, съеженный, невзрачный (слова де Линя), когда остается дома, – он выпрямляется, вскидывает надменно голову, он горд, прекрасен, величествен, увлекателен, когда является перед своей армией, точно Агамемнон в сонме греческих царей”... Во всяком случае, в самой наружности князя, в его величественной осанке – сразу виден был человек недюжинного калибра."

В. Огарков. Григорий Потёмкин. Его жизнь и общественная деятельность.

Новороссия[править | править вики-текст]

Потемкин незадолго до смерти, апрель 1791 года

Колонизаторская деятельность Потёмкина подвергалась многим нареканиям. Несмотря на громадные затраты, она не достигла и отдалённого подобия того, что Потёмкин рисовал в своих письмах императрице. Тем не менее, беспристрастные свидетели вроде Кирилла Разумовского, в 1782 посетившего Южную Украину, не могли не удивляться достигнутому. Херсон, заложенный в 1778, являлся в это время уже значительным городом, Екатеринослав был описан как «лепоустроенный». На месте прежней пустыни, служившей путём для набегов крымцев, через каждые 20 — 30 вёрст находились деревни. Мысль об университете, консерватории и десятках фабрик в Екатеринославе так и осталась неосуществлённой. Не удалось Потёмкину и сразу создать нечто значительное из Николаева.

Из огромного числа деловых бумаг и писем потёмкинской канцелярии, которой ведал Василий Степанович Попов (его «правая рука»), видно, как многогранна была его деятельность по управлению южной Россией. Но, вместе с тем, во всем чувствуется лихорадочная поспешность, самообольщение, хвастовство и стремление к чрезмерно трудным целям. Приглашение колонистов, закладка городов, разведение лесов и виноградников, поощрение шелководства, учреждение школ, фабрик, типографий, корабельных верфей — всё это предпринималось чрезвычайно размашисто, в больших размерах, причем Потёмкин не щадил ни денег, ни труда, ни людей, ни себя. Многое было начато и брошено, другое с самого начала оставалось на бумаге, осуществилась лишь самая ничтожная часть смелых проектов[4].

В 1787 предпринято было знаменитое путешествие Екатерины II в Крым, которое обратилось в торжество Потёмкина. Созданная по приказу князя Амазонская рота доставила немалое удовольствие императрице, Херсон, со своей крепостью, удивил даже иностранцев, а вид Севастопольского рейда с эскадрой в 15 больших и 20 мелких судов был самым эффектным зрелищем всего путешествия. При прощании с императрицей в Харькове Потёмкин получил почётное прозвание Таврического.

Многие считают, что во время этого путешествия Потёмкин, не добившийся особых успехов на административном поприще, решил представить себя в лучшем свете и инсценировал результаты деятельности — т. н. «потёмкинские деревни». Ленинградский учёный А. М. Панченко доказал, что это — миф. Но миф особого рода. Дело в том, что тогда было принято пышно декорировать все придворные мероприятия. Но украшения были настолько роскошными, что породили сомнение даже реальности существующего. И это могло быть не только прихотью Потёмкина — ведь Екатерину сопровождал австрийский император Иосиф II.

Война с Османской империей[править | править вики-текст]

Подробнее о войне см. Русско-турецкая война 1787—1791

В 1787 началась война с Турцией, вызванная отчасти деятельностью Потёмкина и путешествием Екатерины II в Крым. Устроителю Таврии пришлось взять на себя роль полководца. Недостаточная готовность войск сказалась с самого начала. В течение месяца Потёмкин организовывал имеющиеся резервы и готовил фураж для армии, он запросил подкрепление у графа Румянцева и обратился к Екатерине II с просьбой о рекрутском наборе. 24 сентября 1797 года было получено известие о том что только построенный Черноморский флот попал в шторм и был уничтожен, Потемкин был сражен этим известием и даже обратился к Екатерине с просьбой передать командование Румянцеву[5]: "Матушка Государыня, я стал несчастлив. При всех мерах возможных, мною предприемлемых, все идет навыворот. Флот севастопольский разбит бурею; остаток его в Севастополе – все малые и ненадежные суда, и лучше сказать, неупотребительные. Корабли и большие фрегаты пропали. Бог бьет, а не Турки. Я при моей болезни поражен до крайности, нет ни ума, ни духу. Я просил о поручении начальства другому. Верьте, что я себя чувствую; не дайте чрез сие терпеть делам. Ей, я почти мертв; я все милости и имение, которое получил от щедрот Ваших, повергаю стопам Вашим и хочу в уединении и неизвестности кончить жизнь, которая, думаю, и не продлится. Теперь пишу к Графу Петру Александровичу, чтоб он вступил в начальство, но, не имея от Вас повеления, не чаю, чтоб он принял. И так, Бог весть, что будет. Я все с себя слагаю и остаюсь простым человеком."[5]

Однако на следующий день выяснилось что флот по большей части уцелел и вернулся в Севастополь на базу для починки.

Императрица, в письмах, старалась поддержать его бодрость.

С самого начала войны партия Воронцова-Завадовского, неприятелей Потёмкина, акцентировала внимание на необходимости скорейшего захвата турецкой крепости Очаков, которая была одной из самых защищенных крепостей того времени. Осада началась в июле 1788 и продлилась до штурма 6 декабря, когда за полтора часа крепость была взята. Часть современников и позде историков упрекали Потёмкина что, осада велась не энергично, много солдат погибло от болезней, стужи и нужды в необходимом. О причинах задержки штурма есть несколько предположений, первая - это слабая подготовка рекрут и отличное состояние крепости. вторая - Потёмкин ожидал ухудшения погодных условий, которые бы не позволили армиям Швеции и Пруссии открыть второй фронт, кроме того после того как на Лимане встал лед исчезла опасность подхода турецкого флота. Благодаря высокой готовности к штурму, он был проведен очень быстро и потери составили 2630 человек - невероятно мало учитывая размеры и состояние крепости.

После взятия Очакова Потёмкин вернулся в Санкт-Петербург, всячески чествуемый по пути. 16 (27) декабря 1788 года генерал-фельдмаршал князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический награждён орденом Св. Георгия 1 ст. В Санкт-Петербурге он получил щедрые награды и часто вёл с императрицей беседы о внешней политике. Он стоял в это время за уступчивость по отношению к Швеции и Пруссии. Вернувшись на театр войны, он позаботился о пополнении числа войск и медленно подвигался с главной массой войск к Днестру, не участвуя в операциях Репнина и Суворова. Осаждённые им Бендеры сдались ему без кровопролития. В 1790 году Потёмкин получил титул великого гетмана казацких Екатеринославских и черноморских войск. Он жил в Яссах, окружённый азиатской роскошью и толпой раболепных прислужников, но не переставал переписываться с Санкт-Петербургом и с многочисленными своими агентами за границей. О продовольствии и укомплектовании армии он заботился как нельзя лучше.

После новых успехов Суворова, в январе 1791 года, Потёмкин снова испросил позволение явиться в Санкт-Петербург и в последний раз прибыл в столицу, где считал своё присутствие необходимым ввиду быстрого возвышения юного фаворита Зубова. Екатерина писала весной принцу де Линю:

« По виду фельдмаршала можно подумать, что победы и успехи украшают. Он вернулся из армии прекрасным, как день, весёлым как птица, блестящим как светило, остроумнее, чем когда-либо; не грызет ногтей и даёт пиры один блестящее другого. »

В Таврический дворец на грандиозное празднество 28 апреля (9 мая1791 года явились три тысячи разряженных придворных. В аллегорической форме перед государыней была развёрнута библейская история Амана и Мардохея, призванная предостеречь её от оплошного увлечения молодым вертопрахом. Державин составил в стихах развёрнутое «Описание торжества, бывшего по случаю взятия города Измаила в доме генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического 1791 г. 28 апреля».

Несмотря на все старания, цели своей — удаления Зубова — фельдмаршалу не удалось достигнуть. Хотя императрица и уделяла ему всё ту же долю участия в государственных делах, но личные отношения её с Потёмкиным изменились к худшему. По её желанию Потёмкин должен был уехать из столицы, где он за четыре месяца истратил на пиршества 850 тысяч рублей, выплаченных потом из кабинета.

Молдавское княжество[править | править вики-текст]

В 1790 – 1791 годах Григорий Потемкин являлся фактическим главой Молдавского государства. Его действия в княжестве выходили далеко за пределы полномочий главы оккупационной администрации и выдавали долгосрочные интересы в Молдавии.

Главнокомандующий русскими армиями на юге провел ротацию членов Дивана (Молдавского правительства) и назначил в качестве его главы бывшего российского вице-консула в Яссах Ивана Селунского. При главной квартире в Молдавии им был создан двор, представлявший собой подобие императорского двора в Петербурге. Здесь «азиатская роскошь и европейская утонченность соединялись на праздниках, следовавших один за другим, непрерывной цепью… Лучшие современные артисты стекались тешить светлейшего князя, у которого в гостях толпились важные знаменитые вельможи соседних стран».

Потемкин привлекал ко двору местную знать, был особенно ласков к молдавским боярам. Те в свою очередь, почти открыто призывали  Григория Александровича взять судьбу княжества в свои руки. В письмах они благодарили его за освобождение от «тирании турок» и умоляли не терять из вида интересы своей страны, которая всегда «будет чтить его как освободителя».

Много молдаван служило при главном штабе и в действующей армии. Молдавские  волонтёры (около 10 тысяч) были переведены на положение казаков и подчинены непосредственно Потемкину. Вместо собиравшихся  османами налогов, в Молдове были введены поставки для обеспечения русских войск припасами и транспортом. Русская администрация требовала от местных властей строго соблюдения раскладки повинностей в соответствии с доходами жителей. В связи с тем, что в регионах Молдовы, оккупированных австрийскими войсками, установился более жесткий налоговый режим, наблюдался приток населения на подвластную Потемкину территорию.

В феврале 1790 года по повелению Григория Александровича вышло в свет первое печатное издание газетного типа в истории Молдовы. Газета называлась «Courier de Moldavia», выходила на французском языке, каждый ее номер был украшен гербом Молдавского княжества – изображением головы быка, увенчанной короной.

Потемкин покровительствовал молдавским деятелям культуры и искусства. Именно он сумел разглядеть большой талант художника в Евстафии Алтини, который позднее стал выдающимся иконописцем и портретистом. Попечением князя крестьянский самородок из Бессарабии был направлен на учебу в Венскую академию художеств. Местные искусствоведы говорят о том, что художественные впечатления жителей княжества под влиянием музыкально-театральных начинаний князя были столь значительны, что позволяют говорить об «эпохе Потемкина» в Молдавии.

Вероятно, самым масштабным начинанием светлейшего князя в дунайском княжестве стало учреждение в 1789 году Молдавского экзархата. Несмотря на то, что дунайские княжества были канонической территорией Константинопольской патриархии, экзархат создавался в составе Русской Православной церкви. Можно предположить, что Григорий Александрович вряд ли развязывал конфликт с Константинопольским патриархом, если бы рассматривал Молдавию как заурядную временно оккупированную область.

Смерть[править | править вики-текст]

Смерть Г. А. Потемкина; Россия, 1793 г.
Гравёр: Скородумов Гавриил Иванович; автор рисунка: Иванов Михаил Матвеевич

Потёмкин имел крепкое здоровье и не был подвержен никаким хроническим заболеваниям. Однако, находясь в полевых условиях большую часть времени, Потёмкин нередко подхватывал болезни распространявшиеся в армии. Об этом упоминается в личной переписке с Екатериной II[6] . В 1791 году по возвращении в Яссы Потёмкин деятельно вёл мирные переговоры, но болезнь помешала ему окончить их. 5 (16) октября 1791 года, направляясь из Ясс в Николаев, Потёмкин умер от перемежающейся лихорадки неподалёку от молдавского села Рэдений Веки. «Вот и всё, — сказал он, — некуда ехать, я умираю! Выньте меня из коляски: я хочу умереть на поле!»

Горе Екатерины было очень велико: по свидетельству французского уполномоченного Жене, «при этом известии она лишилась чувств, кровь бросилась ей в голову, и ей принуждены были открыть жилу». «Кем заменить такого человека? — повторяла она своему секретарю Храповицкому. — Я и все мы теперь как улитки, которые боятся высунуть голову из скорлупы». Она писала Гримму: «Вчера меня ударило, как обухом по голове… Мой ученик, мой друг, можно сказать, идол, князь Потемкин Таврический скончался… О, Боже мой! Вот теперь я истинно сама себе помощница. Снова мне надо дрессировать себе людей!..»

Прощание[править | править вики-текст]

Потёмкин на смертном одре
Скородумов Гавриил Иванович
Надгробие на могиле Потёмкина

Прах Потёмкина был забальзамирован и захоронен в соборе Св. Екатерины в Херсонской крепости. Одетый в парадный генерал-фельдмаршальский мундир, светлейший князь был уложен в двойной гроб: дубовый и свинцовый. В изголовье князя положили миниатюрный портрет Екатерины ІІ, весь усыпанный бриллиантами. Вскоре после кончины князя было оглашено указание Екатерины ІІ: «…Тело покойного князя перевесть в Херсон, и там погребеть со всеми подобающими степени и заслугам его почестями». Главным распорядителем похорон был назначен генерал Михаил Сергеевич Потемкин. 22 ноября 1791 года погребальный траурный кортеж прибыл в Херсон.

23 ноября 1791 года в Херсонской крепости, на Дворцовой площади, перед собором, на возвышении, покрытом парчою, был поставлен гроб светлейшего, обтянутый розовым бархатом со сверкающими золотыми позументами. Справа от гроба стояла чёрная мраморная доска, на которой были перечислены заслуги Потемкина, слева — герб князя. У гроба несли почетное дежурство генералы, полковники и штаб-офицеры. В карауле стояли солдаты Екатеринославского гренадерского полка, лейб-гвардии Преображенского полка и кирасирского полка Князя Потемкина. В момент выноса тела князя войска стали во фрунт по обе стороны шествия. Прогремел залп орудий в 11-кратном выстреле, сопровождаемый колокольным звоном всех храмов Херсона. В начале процессии шёл эскадрон гусар и кирасирский полк князя Потемкина. За ними под траурный бой барабанов на площадь вышли сто двадцать солдат с факелами в черных епанчах (плащах) и шляпах с чёрным флером (чёрной шелковой тканью, скрывающей лицо). Следом выступали двадцать четыре обер-офицера в белых епанчах, местные вельможи, генералитет, духовенство. Далее следовали офицеры, несшие регалии генерал-фельдмаршала: икону, подаренную императрицей, ордена, камергерский ключ, гетманскую булаву и саблю, венец (подарок Екатерины ІІ), фельдмаршальский жезл, кейзер-флаг и знамена. Гроб с телом князя офицеры несли до самого Екатерининского собора. Следом ехали дроги, покрытые чёрным бархатом, запряженные восемью лошадьми, и парадная карета Потемкина, покрытая чёрным сукном. Завершал шествие эскадрон конвойных гусар.[7] После панихиды прозвучали артиллерийские залпы и троекратный выстрел из ружей. Гроб с телом светлейшего был опущен в склеп: «…сего месяца 23 дня тело покойного светлейшего князя в Херсонской соборной церкви предано земле с подобающей церемонией, место для погребения выбрано пристойное…»[8]

Тело светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического покоилось под церковным полом по правую сторону амвона. В полу была сделана подъемная дверь через которую спускались в свод, где стоял на возвышении свинцовый гроб, а перед ним находилась икона с горящею пред нею лампадой. В 1798 г. по приказанию императора Павла[9] забальзамированное тело Г. А. Потёмкина было, по православному обычаю, предано земле: «все тело, без дальнейшей огласки, в самом же том погребу погребено было в особо вырытую яму, а погреб засыпан землею и изглажен так, как бы его никогда не бывало». Сход в склеп в более поздние годы был закрыт. Мраморное надгробие находится на прежнем месте, в правой части собора, перед амвоном; ежегодно, в день памяти Потёмкина, на его могиле служится панихида.

Оценки[править | править вики-текст]

Императрица была сильно поражена смертью Потёмкина. Отзывы о нём, после смерти, как и при жизни, были весьма различны. Одни называли его злым гением императрицы Екатерины, «князем тьмы» (немецкий роман-памфлет 1794 «Pansalvin, Fürst der Finsternis und seine Geliebte»), другие — в том числе сама императрица Екатерина — великим и гениальным человеком. Во всяком случае, это был самый недюжинный из екатерининских современников, несомненно способный администратор, деятельный и энергичный человек, избалованный, однако, побочными обстоятельствами, доставившими ему высокое положение, и поэтому лишённый равновесия и способности соразмерять свои желания с действительностью. Начинания его на юге России составляют несомненную его заслугу перед потомством. Созданные им города и теперь принадлежат к наиболее важным населённым пунктам северного побережья Черного моря.

Потёмкин проявлял редкую для того времени прогрессивность взглядов на национальные вопросы. «Почти уникум среди русских военных и государственных деятелей, Потёмкин был больше, чем просто толерантным к евреям: он изучал их культуру, наслаждался обществом их раввинов и стал их покровителем». К такому выводу пришёл современный кембриджский историк Себаг-Монтефиоре[10], а также ряд других историков (Дм. Фельдман, Ф. Кандель, С. Дудаков).

Личная жизнь[править | править вики-текст]

Елизавета Тёмкина. Портрет работы Боровиковского

Как считается частью историков, тайное венчание Екатерины и Потёмкина состоялось в 1774 году (по некоторым сведениям, 8 июня) или в Храме Св. Сампсония на Выборгской стороне в Санкт-Петербурге или в не сохранившейся московской церкви Вознесения у Никитских Ворот. Также существует предположение, что у Екатерины и Потёмкина была дочь Елизавета Григорьевна, которая получила фамилию Тёмкина — с отброшенным первым слогом, как это было принято.

После охлаждения чувств между ним и Екатериной Потёмкин, как отмечали шокированные современники и иностранные дипломаты, устроил свою личную жизнь следующим образом: пригласив жить в свой дворец своих племянниц, дочерей своей сестры Елены Энгельгардт, он по мере их взросления «просвещал» их, а потом через некоторое время выдавал замуж.

«Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам, — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России»[11]. (Подробнее см. Энгельгардт, Екатерина Васильевна). Из 6 его племянниц такую инициацию прошли 3:

  1. Браницкая, Александра Васильевна
  2. Варвара, замужем за Сергеем Федоровичем Голицыным
  3. Энгельгардт, Екатерина Васильевна
  4. а также Самойлова, Екатерина Сергеевна, жена его племянника Александра Самойлова

В официальном браке Потёмкин не состоял, длительных отношений не имел. В личной переписке Екатерины и Потемкина нет упоминаний о его привязанностях, хотя новым фаворитам Екатерины он всегда слал приветы и поклоны.[12]

Наследники[править | править вики-текст]

Императрица пожаловала Потёмкина колоссальными земельными владениями в Таврии, которые сделали его богатейшим человеком России. Его владения не уступали по своим размерам знаменитой «Вишневеччине» XVII века. Поскольку законных детей у Потёмкина не было, после смерти они были распределены между многочисленными детьми его сестёр Самойловой, Высоцкой и Энгельгардт[13]:

Чины, должности, звания, титулы[править | править вики-текст]

Генерал-фельдмаршал (с 1784); сенатор (с 1776); президент Государственной Военной коллегии (с 1784, вице-президент в 1774—1784); главнокомандующий российскими армиями на юге (с 1789), главнокомандующий Екатеринославской армией (1787—1789); главнокомандующий всей регулярной и нерегулярной лёгкой конницей (с 1774) и Донским войском (с 1780); главнокомандующий Черноморским флотом и главноначальствующий в Черноморском адмиралтейском правлении (с 1785); Екатеринославский (с 1783), Таврический (с 1784) и Харьковский (с 1787) генерал-губернатор; великий гетман Екатеринославского и Черноморского казачьих войск (с 1790); генерал-адъютант Её Императорского Величества (с 1774); действительный камергер (с 1768); генерал-инспектор войск (с 1780); подполковник лейб-гвардии Преображенского полка (с 1774); шеф: Кавалергардского корпуса (с 1784), Кирасирского своего имени (с 1776), Санкт-Петербургского драгунского (с 1790) и Екатеринославского гренадерского (с 1790) полков; верховный начальник Мастерской оружейной палаты (с 1778).

В начале 1780-х годов полное титулование Потёмкина звучало следующим образом: «Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской, Великомилостивой Государыни моей генерал-аншеф, Главнокомандующий сухопутными Ея Императорского величества Войсками в Крыму и Южных Российской империи губерниях расположенных, флотами, плавающими в Чёрном, Азовском и Каспийском морях, всею легкой конницей, Донским войском и всеми иррегулярными, Государственной Военной Коллегии Вице-Президент, Екатеринославский, Астраханский, Саратовский генерал-губернатор, Ея Величества генерал-адъютант, Действующий Камергер, Кавалергардского Корпуса поручик, Лейб-Гвардии Преображенского полка подполковник, Новотроицкого Кирасирского полка Шеф, над войсками генерал-инспектор, и орденов Российских Св. Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Военного Св. Великомученика Георгия и Св. равноапостольного князя Владимира — больших крестов, Королевско-Прусского — Чёрного Орла, Датского — Слона, Шведского — Серафима, Польского — Белого Орла и Св. Станислава и Великокняжеского Голстинского — Св. Анны — кавалер»[14].

По желанию российской императрицы грамотой римского императора Иосифа II, от 16 (27) февраля 1776 года, генерал-аншеф, наместник Астраханской, Азовской и Новороссийской губерний, л.-гв. Преображенского полка подполковник, действительный камергер, граф Григорий Александрович Потёмкин возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Римской империи достоинство, с титулом светлости. Высочайшим указом, от 20 апреля (1 мая1776 года, дозволено ему принять означенный титул и пользоваться им в России.

После посещения в 1787 году императрицей Екатериной Херсона и Тавриды, за присоединение в 1783 году Тавриды к Российской империи именным Высочайшим указом, от 8 (19) июля 1787 года, светлейшему князю Потёмкину пожалован титул Таврического и повелено именоваться впредь светлейшим князем Потёмкиным-Таврическим.

Награды[править | править вики-текст]

Таврический дворец Потемкина в Санкт-Петербурге

российские:

иностранные:

Художественный образ Потёмкина[править | править вики-текст]

Историческая проза[править | править вики-текст]

Автор Название книги Описание
Николай Гейнце Князь Тавриды Главный герой
Валентин Пикуль Фаворит Главный герой
Григорий Данилевский Потёмкин на Дунае Главный герой
Грегор Самаров[15] Адъютант императрицы Главный герой
Николай Гоголь Ночь перед Рождеством Герой второго плана
Евгений Фёдоров Каменный пояс (том 3) Герой второго плана
Ольга Форш Радищев Второстепенный персонаж
Михаил Казовский Арестанты любви Один из героев
Алла Бегунова Тайный агент Её Величества Герой второго плана
Ольга Елисеева Век Золотой Екатерины (том 3 и 4) Главный герой
Василий Нарежный Российский Жилблаз Второстепенный персонаж

Киновоплощения[править | править вики-текст]

Памятники Потёмкину[править | править вики-текст]

Памятники установлены:

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Священной Римской империи
  2. Елисеева О. И. Геополитические проекты Г.Потемкина
  3. «Романовы» — Первый канал, Star Media, Бабич-дизайн (2013)
  4. Многие замыслы Потёмкина, впрочем, получили дальнейшее развитие. К примеру, Севастополь на долгие века остался главной базой Черноморского флота, имея идеальные условия для стоянки военных судов, а в Николаеве до 1990-х годов находились основные верфи, где ковалась и строилась мощь Русского, а впоследствии и Советского Черноморского флота. См. также Греческий проект.
  5. 1 2 Вторая Екатерина. Екатерина Вторая и Г. А. Потемкин. Личная переписка (1769-1791) (стр. 18) - ModernLib.Ru. modernlib.ru. Проверено 11 апреля 2016.
  6. Вторая Екатерина. Екатерина Вторая и Г. А. Потемкин. Личная переписка (1769-1791) (стр. 28) - ModernLib.Ru. modernlib.ru. Проверено 11 апреля 2016.
  7. Свято-Екатерининский собор. / Херсон город, Перекопская улица. / Русские Церкви. Проверено 10 апреля 2013. Архивировано из первоисточника 14 апреля 2013.
  8. Там же.
  9. Таврический дворец был разграблен ещё ранее, собственным управителем Потёмкина, полковником Гарновским, которому тот всецело доверял.
  10. Sebag Montefiore. Prince of Princes: The Life of Potemkin. Weidenfeld & Nicolson, 2000. ISBN 9780297819028.
  11. С. С. Монтефьоре. «Потёмкин»
  12. Вторая Екатерина. Екатерина Вторая и Г. А. Потемкин. Личная переписка (1769-1791) (Весь текст) - ModernLib.Ru. modernlib.ru. Проверено 11 апреля 2016.
  13. Подробнее о наследниках Потёмкина см.: А. М. Данилова. Ожерелье светлейшего. Племянницы Потёмкина. Биографические хроники. — М.: Изд-во Эксмо, 2006.
  14. А.А. Щёлоков. Увлекательная нумизматика. — Эксмо, 2006. — С. 62-63. — 384 с. — ISBN 5-699-18445-7.
  15. немецкий писатель Оскар Мединг

Библиография[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]