Правительство Грузинской Демократической Республики в изгнании

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Николай (Карло) Чхеидзе, председатель парламента

После того, как войска Красной Армии вторглись в Грузию, и большевики установили в ней свою власть в 1921 году, парламент Демократической Республики Грузия принял решение об уходе правительства страны в изгнание и о продолжении своей работы. Эмигрантская организация имела название «Национальное Правительство Грузии» (НПГ).

История[править | править код]

Изгнание во Франции[править | править код]

Ной Жордания, председатель второго и третьего правительств Грузии

После того, как стало ясно, что война с большевиками была полностью проиграна, Учредительное собрание Грузии под председательством Карло Чхеидзе[1], проголосовало на своей последней сессии, состоявшейся в Батуми 18 марта 1921 года, об образовании правительства в эмиграции под председательством Ноя Жордании[2]. В тот же день члены правительства, а также ряд депутатов Учредительного собрания Грузии, несколько офицеров и членов их семей отправились на борт корабля Ernest Renan, на котором сначала добрались до Стамбула, а затем до Франции, чьё правительство предоставило грузинским эмигрантам политическое убежище.

Подготовка восстания 1924 года[править | править код]

Используя средства из правительственной казны, эмигрантами был приобретён участок земли в 5 га вокруг «замка» (на самом деле, охотничьего домика) в Левиль-сюр-Орж, небольшом городке, расположенном недалеко от Парижа. Левиль был объявлен официальной резиденцией правительства в изгнании. Хотя эмигранты испытывали постоянную нехватку денег, правительство Жордании поддерживало тесные контакты со всё ещё популярной Социал-демократической партиeй и другими антисоветскими организациями в самой Грузии, и, таким образом, представляло определённые неудобства для советской власти. НПГ оказывало поддержку Комитету по вопросам независимости Грузии, межпартийному блоку в Грузии, в его борьбе против большевистского режима, кульминационной точкой которой стало Августовское восстание 1924 года. До начала восстания Ноэ Хомерики[3], министр сельского хозяйства в изгнании, Бения Чхиквишвили[4], бывший мэр Тбилиси, и Валико Джугели[5], бывший командир Народной гвардии, тайно вернулись в Грузию, но были арестованы и вскоре казнены сотрудниками ОГПУ.

Внимание международного сообщества к Грузии[править | править код]

НПГ предприняло целый ряд попыток привлечь международное внимание к грузинскому вопросу. Несколько меморандумов о поддержке независимости Грузии были отправлены британскому, французскому и итальянскому правительствам, а также в Лигу Наций, которая приняла две резолюции, в 1922 и 1924 годах, в поддержку суверенитета Грузии. В целом, однако, мировая общественность пренебрегала фактом насильственного установления советской власти в Грузии. 27 марта 1921 года руководство грузинского правительства выступило с обращением из своей временной резиденции в Стамбуле ко «всем социалистическим партиям и рабочим организациям» мира, с протестом против вторжения в Грузию. Призыв остался неуслышанным. Единственным заметным сторонником грузинской независимости был сэр Оливер Уордроп, дипломат и эксперт в области грузинской культуры[6].

Ной Рамишвили, председатель первого правительства Грузии

Смерть Карло Чхеидзе и Ноя Рамишвили[править | править код]

Надежды грузинских эмигрантов о помощи со стороны великих держав постепенно начали исчезать.

Тяжелой потерей для грузинской эмиграции была смерть Карло Чхеидзе, который покончил жизнь самоубийством[7] в 1926 году. Ной Рамишвили[8], один из самых энергичных политиков и председатель первого правительства Демократической Республики Грузии, был убит большевистским агентом в 1930 году.

Проникновение советских спецслужб в круги грузинской эмиграции[править | править код]

Агенты советской разведки сумела в значительной степени проникнуть в эмигрантские круги благодаря деятельности Лаврентия Берии, который лично развернул в них разведывательную сеть, успешно функционировавшую как до, так и после Второй мировой войны.

Политика[править | править код]

Дипломатическое признание[править | править код]

Евгений Гегечкори, глава Национального Правительства Грузии в изгнании в 1953―1954 гг.

После эмиграции правительства Жордании и образовании Грузинской ССР возник вопрос о признании правительства для иностранных государств, которые де-юре признали независимость Грузии до установления советской власти. Некоторые страны, в частности Либерия и Мексика, признали ДРГ, когда её правительство уже находилось в изгнании, 28 марта 1921 года и 12 мая 1921 года, соответственно. НПГ продолжало признаваться в течение некоторого времени в качестве «законного правительства Грузии» БельгиейСоединенном Королевством, Францией и Польшей[9]. НПГ было в состоянии поддерживать посольство в Париже до 1933 года (которым руководил Сосипатр Асатиани[10] и которое было закрыто после заключения франко-советского пакта о ненападении 29 ноября 1932 года). НПГ и его главный союзник в Европе, Международного комитет по вопросам Грузии, председателем которого был Жан Мартен, директор газеты Journal de Genève, позже начали кампанию против вступления СССР в Лигу Наций, которое, тем не менее, состоялось в сентябре 1934 года. После этого НПГ фактически прекратило свою деятельность[11].

Главы Национального Правительства Грузии в изгнании[править | править код]

Примечания[править | править код]