Правый популизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
45-й президент США Дональд Трамп, правый популист[1].

Пра́вый попули́зм, также называемый национа́л-попули́зм и пра́вый национали́зм — вид популизма, политическая стратегия, которая предполагает использование политиком в своей риторике правых идей, наряду с применением популистской модели общения с избирателями.

Первоначально популизм не разделялся на правый и левый, однако с распространением подобных практик в широком спектре стран в политической науке появилось и соответствующее разделение.

Правый популизм имеет ряд особенностей, самыми яркими из которых являются не просто апеллирование к народу в противовес элите, но к «коренному народу», антимиграционные лозунги, зачастую, приверженность неолиберальной экономической школе, критика элит не только за отрыв от народа, но и за слишком большую долю государства в экономике[2][3].

Основные идеи[править | править код]

Несмотря на то что в различных странах лозунги правых популистов несколько отличаются, основные идеи, выдвигаемые в рамках этой политической стратегии, имеют общие черты в основных вопросах.

Так, довольно распространённым тезисом правых популистов является призыв к широкому использованию механизмов прямой демократии, выборов, референдумов и плебисцитов. Как отмечают некоторые исследователи, требования широкого введения данных процедур, применения их в том числе в принятии решений по внешней политике, может значительно усилить позиции именно таких лидеров, так как в подобных мероприятиях «эмоциональность» политических решений возрастает.

Одной из центральных тем в риторике правых популистов является миграционный вопрос. События, начавшиеся в 2015 году, связанные с миграционным кризисом в странах ЕС, стали катализатором усиления правых популистов. Тезисы политиков данного толка объединены идеями провала политики мультикультурализма, необходимости ограничения потока беженцев и представителей исламского мира, а также установления доминирующей культуры, которая бы, заставляя адаптироваться мигрантов под себя, решала бы вопрос образования мигрантских гетто внутри стран. Кроме того, правые популисты выступают за австралийскую модель миграционной политики, в рамках которой приоритетное право въезда в страну принадлежало бы специалистам с высокой квалификацией, то есть людям, чьё проживание в стране было бы оправдано приносимой пользой и выгодностью[4]. Кроме того, антимиграционная риторика правых популистов также связана с применением ими одного из главных популистских приёмов — выстраивания оппозиции «мы — они». В данном случае такой приём применяется не только благодаря выстраиванию оппозиции между элитой и народом, когда именно последний признаётся истинным сувереном, а первые — узурпаторами, но и в «по горизонтали», когда коренное население противопоставляется мигрантам, а также исповедующим ислам[5].

В отношении экономических реформ выделяются два основных направления правопопулистской риторики. В одних странах она носит социально-демократический характер, высказываются призывы к возвращению к социальному государству (например, во Франции). В ряде других стран в отношении экономики правые популисты занимают неолиберальную позицию. Они, в рамках парадигмы оппозиции «народ — элита», говорят о том, что у властей в руках сконцентрировано слишком много средств и рычагов влияния на экономику, что доля государства в ней слишком велика. Кроме того, в отдельных странах подвергается критике прогрессивная шкала налогообложения, а также такие налоги, как, например, налог на наследство[4].

Особенности стратегии[править | править код]

Ряд учёных указывает на то, что правые популисты в своих выступлениях придерживаются определённой стратегии поведения, также выделяющей их на общем фоне. Зачастую такие политики используют крайне простой язык (что в разной степени свойственно всем популистам), чтобы подчеркнуть, что они представляют «глас народа», выражают его интересы в противовес элитам.

Кроме того, характерной чертой является крайняя категоричность суждений. Чтобы поддерживать оппозицию «мы — они», в выступлениях используются однозначные категоричные суждения, деление людей или событий на «хорошие» и «плохие», «моральные» и «аморальные» и т. д. Помимо очевидной нацеленности такой стратегии на поддержание антагонизма в обществе, данная практика также повышает эмоциональность политики, апеллирует скорее к сиюминутным реакциям публики, что может обеспечить поддержку популисту.

Благодаря своему вызывающему поведению, часто подчёркнуто неуважительному в отношении социальных норм, правил поведения на публичных выступлениях, такие популисты пользуются усиленным вниманием СМИ, так как обеспечивают их громкими заголовками[5].

Правый популизм в мире[править | править код]

Партии, которые исследователи, хотя зачастую и с некоторыми оговорками, относят в разряд правопопулистских, существуют сегодня во многих странах как Западной, так и Восточной Европы, Скандинавии, в США. В их риторике есть много общих моментов, однако существуют и различия, как в политической программе, так и в предпосылках формирования и электоральной поддержке.

Западная Европа[править | править код]

В странах Западной Европы партии, использующие стратегию правого популизма, занимают далеко не маргинальное положение, а в таких странах как Франция, Австрия или Германия даже получали немаленькое количество мест в парламенте.

В Австрии яркой правопопулистской партией является Австрийская Партия Свободы (АПС). Данная партия сформировалась ещё в 1950-х годах и первоначально в своей идеологии многое почерпнула из национал-социалистической риторики. Исследователи отмечают, что одной из причин образования довольно радикальной на первоначальном этапе АПС было связано с потерей австрийцами своей национальной идентичности после Второй мировой войны, когда они считались жертвами нацистского режима. Данная партия же, напротив, возвращала главенствующую роль германской культуры. Однако в дальнейшем партия меняла свой идеологический уклон: чтобы завоевать статус мощной политической силы, она к 1980-м годам начала сотрудничать с австрийскими социал-демократами, что привело к серьёзным противоречиям внутри партии. Однако уже в 1986 году, когда новым лидером АПС стал Й. Хайдер, риторика партии вновь сместилась «вправо». Основной электоральной базой для АПС долгое время оставались молодые мужчины-представители рабочего класса, часто не состоявшие ни в каких политических организациях, например, профсоюзах. Кроме того, к причинам череды успехов партии можно отнести также широкое недовольство неэффективностью политики предшествовавших правительственных элит, а также отсутствием реальной политической дискуссии, обсуждения действительно насущных проблем[6].

Другой яркой правопопулистской партией Западной Европы является германская «Альтернатива для Германии», созданная в 2013 году. Её составляют как представители интеллигенции, вышедшие из Христианско-демократической партии, так и более радикальные члены. Первоначально главной чертой данной партии была ярковыраженная антииммиграционная риторика. Партия быстро набрала популярность, и уже в 2017 году заняла третье по численности место в парламенте. Однако внутри АдГ, из-за её первоначальной связи с националистическими и радикальными элементами, существовало разделение на более либеральных членов, выступавших против такой коалиции, и на более радикальных, которое объяснялось и тем, что состав партии изначально не был однородным. Помимо антиммиграционной повестки, условно причислить её к популистским партиям правой части политического спектра позволяют и произносившиеся её членами тезисы в защиту социального неравенства, выделение внутри самого народа привилегированной части, выстраивание дихотомии «мы — они» по этническому признаку. В отличие от Австрийской Партии Свободы, АдГ опирается не только на социально менее защищённый электорат. За неё голосуют в том числе представители среднего класса, особенно в восточной части Германии, недовольные отсутствием реальной дискуссии в кругах политических элит, нерешённостью острых проблем, в том числе миграционной.

Во Франции самой крупной партией, представляющей правопопулистские взгляды, является Национальный фронт, основанный в 70-х гг. прошлого столетия. Ряд историков отмечают, что во Франции движения правого популизма до последних десятилетий имели волнообразный характер и были связаны с нарастанием в стране кризисных явлений, главным образом в трёх сферах: политической, социально-экономической и национальной. Однако Национальный фронт представляет собой гораздо более устойчивую структуру, которая пользуется немалой популярностью. Рост популярности правых популистов во Франции начался в последней четверти XX века, когда левые и правые в правительстве вступили в коалицию и фактически перешли на центристские позиции. Таким образом, в большинстве европейских стран одной из общих причин всплеска правого популизма является кризис в области представления интересов различных групп в верховных органах власти. Кроме того, важнейшей причиной популярности Национального фронта, который некоторые исследователи причисляют к партиям неонационалистического толка, стала интеграция Франции в единое европейское пространство. Это, с одной стороны, привело к увеличению количества мигрантов в стране, а с другой, предопределило развитие кризиса национальной идентичности. Национальный фронт пользуется весьма широкой поддержкой ещё и потому, что выросло целое поколение людей, родившихся в 1980-х годах, которые росли в условиях неуклонно растущей популярности НФ. Это позволило партии приобрести своих сторонников в самых разных социальных слоях. Однако большую популярность она имеет сегодня среди мелких предпринимателей и наёмных работников, причём в основном имеющих дипломы о профессиональном образовании или не имеющих их вовсе. Кроме того, партию больше поддерживают мужчины, чем женщины, а треть всего электората партии Марин ле Пен не исповедуют никакую религию.[7]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. bonikowski_-_trumps_populism.. Дата обращения: 11 января 2021. Архивировано 15 ноября 2020 года.
  2. А. Белинский. Правый популизм и кризис старого миропорядка // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. — 2018.
  3. Akkerman, Agnes (2003) «Populism and Democracy: Challenge or Pathology?» Acta Politica n.38, pp.147-159
  4. 1 2 А. В. Белинский. Правый популизм как вызов для системы евро-атлантической безопасности // Проблемы европейской безопасности. — 2018.
  5. 1 2 Thomas Greven. The Rise of Right-wing Populism in Europe and the United States. Дата обращения: 23 мая 2020. Архивировано 16 февраля 2020 года.
  6. Стракевич А. А. «Старые» и «новые» правые популисты в Западной Европе (на примере «Альтернативы для Германии» и «Австрийской Партии Свободы») // Россия и современый мир. — 2019.
  7. Канинская Г. Н. Метаболизмы правого популизма во Франции XXI века // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. — 2018.