Эта статья входит в число добротных статей

Преданная революция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Преданная революция (книга)»)
Перейти к: навигация, поиск
Что такое СССР и куда он идёт?
Преданная революция
Издание
Обложка французского издания книги (1936)
Жанр:

политика, публицистика

Автор:

Троцкий Л. Д.

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1935 — август 1936,
весна 1937 (доп.)

Дата первой публикации:

1936 (Франция)
1991 (СССР)

Издательство:

«Грасси» (1936)
НИИ Культуры (1991)

«Преданная революция: Что такое СССР и куда он идёт?» — книга о состоянии СССР в 1930-е годы, написанная Львом Троцким в 1936 году. Является одним из наиболее значительных произведений автора. В работе проводится анализ советского политического режима — он определяется как «деформированное рабочее государство» и «бюрократический абсолютизм» — а также прогнозируется его дальнейшее развитие; проводятся параллели между Советской Россией и нацистской Германией; делается прогноз о грядущей войне. Книга имела антисталинскую направленность. Была переведена на многие языки; впервые издана в Советском Союзе в 1991 году.

Описание и история[править | править вики-текст]

Данная работа была написана Л. Троцким при содействии его сына[1] — Льва Седова — в период «норвежского затворничества» революционера: после высылки из СССР, во время вынужденной эмиграции в Норвегии[2]. Ей предшествовала масса статей и писем автора на тему Советской России[3]. Исходное название книги, изданной впервые в 1936 году, было «Преданная революция». В первом же русскоязычном издании в Париже она называлась «более академично» — «Что такое СССР и куда он идёт?»[4][5]. Текст русского и иностранных изданий несколько отличается (за счёт дополнений автора, сделанных весной 1937 года[6][7]), что приводит к путанице: зачастую работу Троцкого, выпущенную под разными заголовками, считают двумя разными произведениями бывшего наркома[8].

Книга была подготовлена к печати всего за несколько недель до начала Первого московского процесса над «троцкистами». Задачу данной книги Троцкий ставил так: «правильно оценить то, что есть, чтобы лучше понять то, что становится»[9]. Сам автор оценил данную работу как «главное дело своей жизни»[10].

Едва рукопись книги была представлена во Франции — в издательстве «Грасси» — она оказалась в поле зрения седьмого отдела ГУГБ СССР: подробные сведения о предполагаемой публикации и переводе (сразу на несколько европейских языков) были доложены советскому руководству. Фрагменты рукописи, а возможно и полный текст, оказались в Москве[11].

Отредактированная фотография Сталина с умершим Лениным (1949)[12][13]

Критика[править | править вики-текст]

О сталинизме[править | править вики-текст]

Профессор Барух Кней-Пац охарактеризовал работу Льва Троцкого как «основное произведение о сталинизме»[14]. Он также обращал внимание на «подзаголовок» книги, ставший её вторым названием: предполагается, что это и есть главный вопрос, интересовавший знаменитого революционера в тот исторический период[15].

Авторы четырёхтомной биографии Троцкого Юрий Фельштинский и Георгий Чернявский называли книгу «Преданная революция» «одной из наиболее значительных работ» бывшего наркома, посвящённых положению дел в СССР в 1930-е годы[4]. С этим мнением в 1990 году соглашался и историк Юрий Емельянов, называя данную книгу наиболее полным и значительным произведением Льва Давидовича, в котором суммируется как оценка СССР, так и мирового развития в общем[16] — это его «политическое завещание», в котором «проявляются как слабость, так и сила мышления Троцкого»[17]. Несколько иного мнения придерживался советско-российский биограф Троцкого, генерал Дмитрий Волкогонов: он, ссылаясь на суждение Виктора Сержа, называл книгу яростной, но громоздкой и написанной наспех, наполненной пророчествами, жёсткими оценками и категорическими (но противоречивыми) выводами[18]. В то же время Волкогонов считал, что именно «Пре­данная революция» (название которой он иногда даёт как «Революция предана»[19]) окончательно убедила Иосифа Сталина в особой опасности Троцкого: «силой своего пера… Троцкий был способен постоянно наносить идеологические, литературные удары…»[20].

Ю. Емельянов также утверждал, что «книга представляла собой ответ [Троцкого] на многочисленные произведения видных писателей и общественных деятелей Запада с позиции симпатии к СССР», верно подмечавшего их поверхностный характер. При этом «образ Советского Союза, создаваемый Троцким… отражал не столько объективную реальность, сколько представления о [Советском союзе] вождя IV Интернационала в рамках его концепции мировой революции»[21]. В частности, «по Л. Д. Троцкому, социалистическая революция в СССР имела смысл лишь поскольку она способствовала успеху мировой революции»[22].

Фельштинский и Чернявский обращают внимание на готовность автора использовать новые фактические данные о состоянии дел в СССР (к примеру, «многочисленные свидетельства неравномерности успехов советского производства»[23]) для пересмотра, исправления и дополнения своих теоретических схем — в то же время они отмечают его неготовность «отбросить» или пересмотреть марксистские догмы. Биографы замечают «коммунистический утопизм» и «фанатизм» Троцкого, проигнорировавшего «природу людей» и продолжавшего считать (вслед за Марксом) развитие производственных сил ключом к построению коммунизма[9]. Они также фокусируются на качественном отличии между сталинским «обострением классовой борьбы» по мере продвижения к социализму и взглядом Троцкого на «постепенное отмирание мер административного принуждения» (в связи с наступлением «экономики изобилия»)[24][25].

XVII съезд ВКП(б) в 1934 году: на переднем плане С. М. Киров (справа) и М. С. Чудов.

Основные вопросы и ответы на них[править | править вики-текст]

По мнению Фельштинского и Чернявского, Троцкий в книге пытался ответить на два «коренных вопроса»: существует ли социалистическое общество в СССР и есть ли риск «капиталистической реставрации» в Советской России?[26]

« Военная интервенция — это опасность. Но несравненно большую опасность представляет собой интервенция дешёвых продуктов в товарных вагонах капиталистической армии. »

Для обозначения текущего состояния дел в Советском Союзе Лев Давыдович использовал формулировку (деформированное) «рабочее государство», резко отвергая термин «государственный капитализм». При этом отдельная глава книги была посвящена усиливающейся роли бюрократии — этого «буржуазного», по мнению Троцкого, органа[26][27]:

« Свинцовый зад бюрократии перевесил голову революции. »

В этом «обвинительном акте против бюрократии»[28], «резко осуждая» ошибки и просчеты в экономической политике СССР, Лев Давидович объяснял общее хозяйственное отставание России от «передовых капиталистических стран» прежде всего «отсталой исходной базой социалистического строительства»[23]. При этом, говоря о будущем Советского Союза, Троцкий предрекал возможность перерождения советской бюрократии в новый имущий класс, в котором бывшие управленцы (экспроприировав государство), станут новым «владельцами-акционерами трестов и концернов»[29]. Троцкий делал прогноз: либо рабочий класс одолеет бюрократию, либо чиновник «съест рабочее государство»[30]. Доктор экономических наук Солтан Дзарасов называл данную книгу, наряду с «Историей русской революции», «заслуживающей особого внимания». Он охарактеризовал её как «пророческий труд… объясняющий перерождение советской системы и содержащий предсказание её будущей судьбы, оправдавшееся на наших глазах»[31][32].

Кроме того, советская бюрократия «сурово осуждалась» как за меры по укреплению института семьи, который сам Лев Давидович считал устаревшим: «архаическим, затхлым и прогнившим», — так и за «заботу об авторитете старшего поколения»[33].

Символ современной троцкистской организации в Италии (2014)

Фельштинский и Чернявский отмечают непоследовательность Троцкого в попытке найти социальные корни усиления партийного аппарата — этого «советского термидора»[34], не описанного ранее в рамках марксизма[35]. Диктатура Сталина являла собой, по мнению бывшего наркома, не что иное как политическое выражение интересов бюрократии, совершенно оторванной от масс[36] — «руководящая» роль партии на самом деле никуда общество не направляла, а лишь маскировала собой усиление государственной бюрократии[37].

При этом попытка сравнения СССР с недавно появившимся Третьим Рейхом названа Фельштинским и Чернявским «смелой», особенно в формулировке «сталинизм и фашизм… представляют собою симметрические явления. Многими чертами своими они убийственно похожи…». Из важных положений работы они также отмечают призыв Троцкого к новой революции в СССР (на этот раз против «бюрократического абсолютизма», абсолютизма «жадной, лживой и циничной касты правителей»[38][39]) и созданию многопартийной политической системы[40][41].

В целом же, «по аналитическому уровню, по степени обобщений» данная книга одного из «вершителей судеб» XX столетия[42] «стояла намного выше публицистических произведений о Сталине» — являлась работой «программного характера». Дискуссии о многих тезисах, озвученных впервые в «Преданной революции» — в этом манифесте «нового троцкизма», в «одной из выдающихся книг столетия»[17] и «библии троцкистских сект»[43], — не утихают и в XXI веке[44], оказывая «существенное влияние на часть интеллигенции и студенчества в капиталистических странах»[45].

Профессор Николай Васецкий в 1991 году утверждал, что именно в книге «Преданная революция» Троцкий дал «законченную трактовку» тезиса, «чрезвычайно важного» для всего последующего развития троцкизма — тезиса о необходимости осуществления новой политической революции в СССР[46]. В то же время Васецкий выражал сомнения в серьёзности призыва Льва Давидовича — имевшего самое непосредственное отношение к формированию советской однопартийной системы — к «восстановлению советских партий». Он отмечал отсутствие деталей в тезисе, озвученном Троцким в книге: неясно какие конкретно партии (меньшевистскую, эсеровскую?) планировал возвратить из небытия бывший нарком[47]. При этом профессор Владимир Мамонов в 1991 году обращал внимание, что сам Васецкий не включил ни одного отрывка из «Преданной революции» в первое за 61 год издание произведений Троцкого в СССР (сборник «К истории русской революции»[48])[49].

Пессимизм, авантюризм и самообман[править | править вики-текст]

Определяя книгу как «пронизанную пессимизмом», другой биограф Троцкого — Исаак Дойчер — обращает внимание на общую точность прогноза автора о наступающей войне, которую «у Гитлера гораздо меньше шансов, чем у Вильгельма II, довести до победы»[50]. По мнению Дойчера, в этой «концентрации трагических филиппик» Троцкий «порывал» с Советским Союзом[51]. Ю. Емельянов считал, что это «классическое произведение марксистской литературы»[43], созданное Львом Давидовичем, являлось «ярким свидетельством идейного тупика политического авантюризма»[52].

Польские исследователи Ежи Вятр и Анджей Валицкий положительно относились к выводам, содержащимся в книге, — они ценили теоретическое наследие Троцкого, независимо от оценки его «практической политической деятельности». В то же время философ Лешек Колаковский и теоретик марксизма Тони Клифф вместе со своими сторонниками видели в «Преданной революции» и других антисталинских работах бывшего наркома только «отчаянный самообман» — попытку внушить миру (и самому себе) мысль о том, что «сталинский деспотизм» не имел ничего общего с Октябрьской революцией. Они также отмечали чрезмерный «оптимизм» автора относительно дальнейшей судьбы СССР[53].

Влияние[править | править вики-текст]

Исаак Дойчер утверждал, что идеи и аргументы, высказанные Троцким в своей «самой трудной» работе — «Преданной революции», — оказали влияние на многие более поздние произведения других авторов, включая художественную литературу. К таковым он относил: книгу «Революция управляющих» Джеймса Бернхема, работы Игнацио Силона и Артура Кестлера, роман «1984» Джорджа Оруэлла, а также статьи многих советологов и «пропагандистов холодной войны»[54].

К анализу книги обращались многие исследователи — в одной из статей западных экономистов[55] была даже предпринята попытка формализовать и изучить подход Троцкого из «Преданной революции», используя математическую теорию катастроф[56].

Издания и переводы[править | править вики-текст]

Книгу с самого начала предполагалось издать на нескольких языках: французский перевод осуществил Виктор Серж, на немецкий язык рукопись переводила жена немецкого троцкиста Пфюмферта, в Чехословакии изданием занимался В. Бурян. Кроме того, Троцкий получил предложение от польского издательства «Видовництво Польске», расположенного в Варшаве[57]. Уже в 1938 году «Преданная революция» появилась в Китае. К 1989 году только в США она была переиздана девять раз[58][59].

В 1990 году в СССР фрагмент книги — раздел «Социальные корни термидора» — вышел в Вестнике ЛГУ[60].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Троцкий, 1938, с. 4.
  2. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 178.
  3. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 185.
  4. 1 2 Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 190.
  5. Волкогонов, 1998, с. 246.
  6. Емельянов, 1990, с. 56.
  7. Trotsky, 1937, с. 4.
  8. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 191.
  9. 1 2 Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 192.
  10. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 196.
  11. Волкогонов, 1998, с. 182—185, 306.
  12. Gilbert, Large, 2008, с. 213.
  13. Jones, 2012.
  14. Knei-Paz, 1978, с. 381.
  15. Knei-Paz, 1978, с. 385.
  16. Емельянов, 1990, с. 56, 71.
  17. 1 2 Васецкий, Дойчер, 1991, с. 346.
  18. Волкогонов, 1998, с. 176, 182, 281, 373.
  19. Волкогонов, 1998, с. 213.
  20. Волкогонов, 1998, с. 186, 306.
  21. Емельянов, 1990, с. 56—57.
  22. Емельянов, 1990, с. 60.
  23. 1 2 Емельянов, 1990, с. 58.
  24. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 193.
  25. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 348.
  26. 1 2 Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 194—195.
  27. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 351.
  28. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 349.
  29. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 352.
  30. Черняев, 2014, с. 179.
  31. Дзарасов, Троцкий, 2017.
  32. McCauley, 2002, p. 211.
  33. Емельянов, 1990, с. 62.
  34. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 360—363.
  35. Knei-Paz, 1978, с. 386.
  36. Хейвуд, 2005, с. 442—443.
  37. Хейвуд, 2005, с. 323.
  38. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 355.
  39. Волкогонов, 1998, с. 182.
  40. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 195—196.
  41. Heywood, 2013, с. 368—371.
  42. Хейвуд, 2005, с. x.
  43. 1 2 Васецкий, Дойчер, 1991, с. 367.
  44. Фельштинский, Чернявский, 2013, с. 196—197.
  45. Емельянов, 1990, с. 55.
  46. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 563.
  47. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 565.
  48. Васецкий, Троцкий, 1990.
  49. Мамонов, 1991, с. 77.
  50. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 364—365.
  51. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 366.
  52. Емельянов, 1990, с. 71.
  53. Ługowska, Grabski, 2003, с. 53—75.
  54. Васецкий, Дойчер, 1991, с. 366—367.
  55. Burkett, 1987, pp. 70—93.
  56. Белых, 2013, с. 13.
  57. Волкогонов, 1998, с. 184—185.
  58. Sinclair, 1989, с. 1280—1283.
  59. Lamont, 2004.
  60. Белых, 2013, с. 8.

Текст книги[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Книги
Статьи