Финитность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Предикативность (лингвистика)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фини́тность — одна из важнейших и вместе с тем трудных для определения лингвистических категорий. Часто определяется как способность глагола приписывать падеж субъекту предложения и иметь показатели согласования[1], однако данное определение касается только синтаксической стороны вопроса[2]. Что же касается семантической части, что иногда утверждается, что понятие финитности тождественно понятию предикативности, или сказуемости[3]. В целом, признаётся[кем?], что данное понятие довольно сложно сформулировать: как гласит известный афоризм, его «все используют, но никто не знает, что это такое»[4][5].

Под финитной формой глагола (лат. verbum finitum) понимается форма глагола, способная выражать весь спектр глагольных категорий. Основная функция финитных форм — выступать в позиции вершины независимого предложения[6]. В русской традиции принято финитные глаголы называть личными, так как только они имеют форму грамматического лица[7]. Однако академическая Русская грамматика 1980 года указывает, что понятие личной формы глагола отличается от понятия финитной формы, так как включает только формы, маркированные по лицу (и, тем самым, не включает формы прошедшего времени)[8].

Обычно финитные глаголы являются носителями таких категорий, как:

Финитность vs. нефинитность[править | править код]

Параметр финитности представляет собой противопоставление свойств глагола по двум основаниям.

Финитный глагол Нефинитный глагол
Употребляется как сказуемое главного предложения Предикат в подчиненной конструкции
Выражает перечисленные выше глагольные категории Не выражает

Кроме того, в традиционном представлении о финитности считается, что финитные глагольные формы выражают больше глагольных категорий, чем нефинитные. Данное утверждение находит отражение в шкале финитности Гивона[10]:

Шкала глагольных и именных признаков[править | править код]

Глагольные признаки:

  • маркеры времени, вида и модальности
  • грамматическое согласование предиката с субъектом
  • показатели номинализации

Именные признаки:

  • падежное маркирование субъекта и объекта
  • артикли и другие приименные определители

Шкала финитных признаков

Согласно этой шкале, глагольная форма по мере движения от верхнего (финитного) края шкалы к нижнему (нефинитному) теряет морфосинтаксические признаки глагола в указанном выше порядке, приобретая признаки имени.

Однако, как показано в работе Е. Ю. Калининой и Н. Р. Сумбатовой[11], сформулированная выше система находит своё опровержение в ряде языков. Например, в даргинском языке предикат в независимом предложении выражает меньше «финитных» категорий, чем в зависимой части полипредикативной конструкции.

Критерии финитности[править | править код]

В русском языке не существует отдельного показателя финитности, однако есть несколько критериев, на основании которых можно отличить финитный глагол от нефинитного. Прежде всего это морфологический и синтаксический критерии.

Морфологический критерий[править | править код]

Морфологический критерий опирается на свойство финитного глагола выражать некоторые глагольные категории (род, лицо, число и т. д.). При этом для русского языка основным признаком финитности является маркирование лица.

По данному критерию в качестве финитных форм глагола выделяются следующие формы:

  • формы настоящего и будущего времени (маркированы время, число, лицо, залог)
Примеры: Я иду домой. Эти цветы расцветут в августе.
  • формы прошедшего времени (время, род, число, залог)
Примеры: Неделю назад я видел твою сестру. Это ты взяла мои документы?
Примеры: Если бы мы смогли поехать туда!
Примеры: Сходите в магазин! Ты пока не думай об этом.

Синтаксический критерий[править | править код]

Данный критерий основан на свойстве финитных глаголов употребляться в качестве сказуемого в главном предложении. Деление по этому критерию чаще всего совпадает с делением по морфологическому признаку.

По данному критерию наиболее финитными глаголами являются формы императива, вообще неспособные находиться в придаточных предложениях; наименее финитные — причастия и деепричастия, никогда не употребляющиеся в качестве сказуемого главной клаузы.

Критерий субъектности[править | править код]

Данный критерий имеет в основе способность финитного глагола иметь подлежащее, отличающееся от подлежащего другого предиката. Другими словами, даже находясь в зависимом предложении, финитный глагол способен иметь подлежащее, отличающееся от подлежащего в главном предложении (ср. Я помыл посуду, чтобы мама порадовалась и Я помыл кружку, чтобы сделать в ней чай. В первом случае глагол порадоваться — финитный; во втором случае глагол сделать — нефинитный).

По данному критерию можно выделить три основные группы:

  • наиболее финитные — формы, способные иметь собственное подлежащее, маркированное номинативом (формы настоящего, прошедшего, будущего времени, сослагательного наклонения)
  • формы, способные иметь собственное подлежащее, которое, однако, не может маркироваться номинативом (инфинитив)
  • формы, не способные иметь собственное подлежащее (деепричастие, причастие)

Примеры[править | править код]

Несколько примеров финитных глаголов из разных языков мира:

Испанский язык: показатели времени, лица, числа, залога, наклонения

Desconocía que fuera casada
не.знать-PAST что быть-SUBJ.PAST женатый
Я не знал что она замужем.

Французский язык: показатели времени, лица, числа, залога, наклонения

Carole a eu peur que sa mère soit fâchée
Кароль AUX иметь-PART.PAST страх что её мать быть-SUBJ.PRES злой
Кароль испугалась, что её мать разозлится.

Гренландский язык: показатели времени, лица, числа, наклонения, залога, аспекта

qimmi-p miiraq kii-va-a
собака-ERG ребенок. ABS кусать-INDIC-3SG.INDIC
Собака кусает ребёнка.

Румынский язык: показатели времени, лица, числа, наклонения, залога

Știu înot bine
знать-1SG SUBJ плавать хорошо
Я умею хорошо плавать.

Примечания[править | править код]

  1. Cowper E. Finiteness. 2002
  2. first
  3. «Вот этот оттенок в слове, показывающий, что слово соответствует не представлению только, а целой мысли, называется в синтаксисе сказуемостью. Сказуемость — это грамматическая категория, и притом важнейшая из категорий, так как в ней тесно сцепляются речь с мыслью» [Пешковский 1956 (1928): 165-166].
  4. The notion of finiteness is used by everybody and understood by nobody. [Clein W. On finiteness. 2006]
  5. The term “finite” has been used in grammatical literature for centuries, but its meaning is difficult to pin down. [Cowper E. Finiteness. 2002]
  6. Сердобольская Н. В. Синтаксический статус актантов зависимой нефинитной предикации, 2005 p.15
  7. Тестелец Я. Г. Введение в общий синтаксис, 2001 p.88
  8. Грамматика 1980:§ 1517
  9. Более подробно для английского языка данные категории рассмотрены в работах Quirk et al. (1979:43f.), Greenbaum and Quirk (1990:25ff.), Downing and Locke (1992:6, 180), Klammer and Schulz (1996:276f.), Radford (1997:508), Finch (2000:92f.)
  10. Givón 1990: 853—854
  11. Kalinina, Sumbatova, 2007.

Литература[править | править код]

  • Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. — М.: Учпедгиз, 1956.
  • Clein W. On Finiteness = V. Van Geenhoven (Ed.) Semantics meets acquisition. — Dordrecht: Kluwer, 2002.
  • Downing, A. and P. Locke. English grammar: A university course, second edition. — London: Routledge, 1992.
  • Finch, G. Linguistic terms and concepts. — New York: St. Martin's Press, 2000.
  • Givón T. Syntax: a Functional-Typological Introduction, v. 2. — Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins, 1990.
  • Greenbaum, S. and R. Quirk. A student's grammar of the English language. — Harlow, Essex, England: Longman, 1990.
  • Kalinina E. Yu., Sumbatova N.R. Clausse Structure and Verbal Forms in Nakh-Daghestanian Languages = Nikolaeva I. (Ed.) Finiteness. Theoretical and empirical foundations. — Oxford: Oxford University Press, 2007.
  • Klammer, T. and M. Schulz. Analyzing English grammar. — Boston: Allyn and Bacon, 1996.
  • Quirk, R. S. Greenbaum, G. Leech, and J. Svartvik. A grammar of contemporary English. — London: Longman, 1979.
  • Radford, A. Syntactic theory and the structure of English: A minimalist approach. — Cambridge, UK: Cambridge University Press, 1997.