Талион

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Принцип талиона»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Талио́н (от латинского слова talis — такой же) — категория юриспруденции и морали, также известная как равное возмездие; принцип назначения уголовного наказания за преступление, согласно которому наказание должно точно, буквально соответствовать вреду, причинённому вследствие совершения преступления — «око за око, зуб за зуб».

Виды и предназначение

По форме выражения выделяют материальный талион, когда причинённый преступником вред в точности воспроизводится наказанием (например, нанёсшему телесное повреждение причиняется точно такое же повреждение), и символический, в котором равенство проступка и наказания проводится в идее.

Талион появляется в праве, когда кровная месть без пределов перестаёт соответствовать требованиям правосознания. Он имеет целью охрану правонарушителя и его рода от причинения излишнего ущерба со стороны потерпевших.

Талион является грубым выражением справедливости, доступным и понятным любому человеку.

Lex taliōnis буквально означает «закон равного возмездия».

Талион в истории права

Талион известен в первую очередь первобытным народам, у которых применяется в самых разнообразных формах, сохраняющих одно основное стремление — уравнять наказание с причинённым ущербом.

До каких пределов последовательно в этом отношении обычное право, видно из того, что у жителей Гвинеи мужчина, супруга которого совершила прелюбодеяние, был вправе совершить такое же преступление с женой виновного.

В Абиссинии родственник убитого чьим-либо неосторожным падением с дерева мог в таких же условиях сам броситься с дерева на неосторожного правонарушителя.

Самыми ранними письменными отображениями принципа талиона являются законы месопотамских царей, например, свод законов Хаммурапиесли строитель построил человеку дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил хозяина, то этот строитель должен быть казнён. Если он убил сына хозяина, то должны убить сына этого строителя») или законодательство Липит-Иштара.

Весьма полно выражена была идея талиона в еврейском праве («око за око, зуб за зуб»), в римских Законах двенадцати таблиц и в средневековых германских законах.

В русском праве идея талиона ещё сохранялась в значительном объеме в Соборном уложении 1649 года, которое, например, за телесное повреждение предписывало отплачивать преступнику тем же: «отсечёт руку или ногу, или нос, или ухо, или губы отрежет, или глаз выколет… самому ему то же учинить». Разбойников дозволялось пытать в праздники, так как они сами в праздники бьют, мучат и огнём жгут.

Большую роль талион играл и в законах Петра I. В Артикуле воинском 1715 года предписывалось за богохуление прожигать язык раскалённым железом, за лжеприсягу — отсекать 2 пальца, за убийство «паки отметить и без всякой милости голову отсечь». Талион применялся также при ложных доносах.

С течением времени материальный талион, разделяя участь членовредительных наказаний и квалифицированных форм смертной казни, перестаёт применяться. Вообще возможность осуществления его постепенно теряется при усложнении форм преступной деятельности и изменении карательных систем, ставящих в основание кары лишение свободы.

Идея возмездия (без строгого следования правилу талиона) и в настоящее время служит исходным началом уголовного наказания.

Талион в религиозных и философских учениях

Принцип талиона в иудаизме

В древних иудейских законах роль принципа талиона весьма велика. Ветхий Завет содержит одну из древнейших известных формулировок этого принципа — «око за око», которая является цитатой из Исх. 21:23—27, повторённая также в Лев. 24:20.

Комментарий Сончино: Принцип «мера за меру» в его буквальном понимании использовался народами древнего мира, а в некоторых странах применяется до сих пор. В Торе этот принцип применяется только в случае совершения убийства (см. Бемидбар, 35:31: «И не берите искупительный дар за душу убийцы, злодея, которому надлежит умереть, но смерти будет он предан»). Из следующих стихов Торы очевидно, что всем физическим повреждениям, нанесённым одним человеком другому, — при условии, что они не приводят к смертельному исходу, — должно быть найдено денежное выражение, и нанесший повреждение должен компенсировать их. Таким образом, выражение Торы «глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» следует понимать как требование возместить пострадавшему нанесённый ущерб, заплатив штраф в том размере, который судьи определят как стоимость потери здоровья, трудоспособности и т. п. (см. стих 19).

Принцип талиона в христианстве

Ещё до пришествия Иисуса Христа принцип справедливости в ветхозаветном обществе способствовал формированию более высокого уровня человеческих взаимоотношений, которые выражаются в «золотом правиле этики», если быть точнее — в его первоначальной отрицательной формуле: «не поступай с другим так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». С пришествием Иисуса Христа и обретением Нового Завета, стало возможным исполнять положительную формулу «золотого правила этики»: «поступай с другим так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Христианин призван останавливать зло на себе.

На христианскую интерпретацию принципа талиона оказала огромное влияние цитата из Лев. 19:18 во время Нагорной проповеди Иисуса Христа. В той части проповеди, которую называют «Развитием Закона», Иисус призывает своих последователей «подставлять другую щёку», когда они сталкиваются с насилием:

Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую

Матфей, 5:38—39

Христианские толкователи, например святитель Иоанн Златоуст, обращали внимание на то, что и кажущаяся жестокость ветхозаветной заповеди на самом деле является человеколюбием.

Законодатель предписал — око за око не для того, чтобы мы друг у друга вырывали глаза, но чтобы удерживали руки свои от обид; ведь угроза, заставляющая страшиться наказания, обуздывает стремление к делам преступным.

Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Евангелие от Матфея, XVIII.1

Эта заповедь была дана применительно к нравственному состоянию ветхозаветных людей, склонных к насилию. Вместе с тем свт. Иоанн считает, что кара по принципу талиона уже является смягчённой по отношению к преступнику.

Принцип талиона в исламе

Принцип талиона весьма развит в шариате, согласно которому воровство в ряде случаев карается отрубанием руки, однако он ограничен идеями исламского милосердия:

Воздаянием за зло является равноценное зло. Но если кто простит и помирится, тому награда будет от Аллаха.

Коран, 42:40

Ичкерия

В границах сегодняшней Российской Федерации заявлялось о попытках применить этот принцип на практике в Чеченской Республики Ичкерия[1]. Сообщалось, что когда в России был принят новый уголовный кодекс, в этой республике (не подчинявшейся тогда российскому законодательству) был принят свой уголовный кодекс, положения которого были скопированы[2] с уголовного кодекса Судана.

В среде современных чеченцев отмечаются случаи примирения семей при условии, что убийца понесёт достойное наказание по законодательству Российской Федерации[3].

Принцип талиона и пенологические теории

Потеряв своё прежнее значение в юридической практике, талион сохранил его в теориях и доктринах наказания, исходящих из начала справедливости как математического равенства, дозволяющего причинить преступнику не более того страдания и зла, которые причинены им самим. Научному анализу уголовно-правовых и пенологических концепций, основанных на принципе талиона, посвящены научные работы российского учёного-пенолога К.В. Корсакова.

На развитии идеи талиона построены философские теории наказания Иммануила Канта и Георга Гегеля, которые впоследствии легли в основу классической школы уголовного права. И. Кант исходил из положения, что категорический императив предполагает возмездие преступнику в равном объёме: убийство должно караться смертью[источник не указан 153 дня]. Так как последовательное проведение талиона далеко не всегда возможно, то И. Кант допускал относительное равновесие наказания и преступления, например, отправление вора на каторжные работы, назначение кастрации за изнасилование[источник не указан 153 дня].

Г.В.Ф. Гегель выдвинул идею восстановления права и так как, по его мнению, уголовное наказание должно быть уравнено с преступлением, хотя не материально, а соответственно характеру воли преступника, то его теория также опиралась на принцип равного возмездия, то есть на правило талиона.

В современных уголовных кодексах это направление криминологической мысли потеснено другими концепциями, поддерживаемыми сторонниками социологического направления в криминологии, утверждающими идеи предупреждения, охраны, целесообразности государственной политики в области уголовного правосудия и придающими началу возмездия меньшую роль. Однако и сегодня принцип талиона продолжает бытовать в общественном сознании, например, смертная казнь как вид уголовного наказания нередко воспринимается общественностью как торжество воздающей справедливости.

Известная критика

  • Мартин Лютер Кинг использовал принцип талиона в своих рассуждениях на тему расового насилия: «Старый закон „око за око“ оставит всех слепыми»[4].

Примечания

  1. Альфред Кох на polit.ru от 03 сентября 2005 «Как я понимаю чеченцев. Четыре взгляда» Архивная копия от 13 марта 2012 на Wayback Machine: «Кстати, ислам тут ни при чём. Магомет, признавая Христа пророком, включил в своё учение и категорию прощения. В этом контексте совсем по-другому выглядят усилия Масхадова в т. н. „мирный период“ с 1996 по 1999 годы внедрить в Чечне вместо адатов — шариатский суд, то есть суд, основанный на исламском законодательстве, содержащий правило „талиона“ взамен кровной мести, включающий понятие „случайности“, „непреднамеренности“, „прощения“ и прочих вещей, характерных для высокоразвитого, современного судопроизводства».
  2. «Р. Беккин, В. Бобровников. Северный Кавказ — не царство благородных разбойников // Татарский мир. — 2003. — № 19 (29). — декабрь. — С. 8.» Архивная копия от 27 ноября 2018 на Wayback Machine: Иногда доходило до смешного. Например, знаменитый уголовный кодекс Чечни 1996 года, о котором многие слышали, но который мало кто читал, был практически полностью списан с Уголовного Кодекса Судана, принятого за несколько лет до этого в соответствии с маликитским мазхабом (правовой школой), — в то время как в Чечне преобладает шафиитский мазхаб. Сторонники введения данного закона в Чечне так торопились, что забыли заменить в некачественно выполненном подстрочном переводе указанного кодекса Судана многие местные реалии. Например, там остались штрафы в суданских фунтах. Плата за кровь должна была взиматься верблюдами. А где вы найдете в Чечне, например, сто верблюдов за убийство дееспособного свободного мужчины, как того требует закон?
  3. «В Москве помирились чеченцы, которые считались кровными врагами» Архивная копия от 18 мая 2005 на Wayback Machine NEWSru.com, 20 октября 2000: «Родственники решили жить в мире, не воевать и ждать приговора суда. Если убийца понесет достойное наказание, родственники убитого не будут мстить»
  4. King, Martin Luther jr, King, Coretta Scott, ed., The Words. Дата обращения: 18 марта 2019. Архивировано 19 февраля 2022 года.

Литература

  • Анисимов Л. И. Талиона закон // Российская юридическая энциклопедия. — М.: Инфра-М, 1999. — С. 957;
  • Апресян Р. Г. Талион: его восприятие и видоизменения в христианстве и исламе // Сравнительная философия: моральная философия в контексте многообразия культур / Отв. ред. М.Т. Степанянц. — М.: Восточная литература, 2004. — С. 221—229;
  • Апресян Р. Г. Талион и золотое правило: критический анализ сопряженных контекстов // Вопросы философии. — 2001. — № 3. — C. 72-84;
  • Жижиленко А. А. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных мер. — СПб.: типография Правда, 1914. — 676 с.;
  • Корсаков К. В. Карательное право как первая ступень правогенеза // Журнал российского права. — 2016. — № 11. — С. 21-29;
  • Корсаков К. В. Модель возмездия в криминологии и уголовно-правовой доктрине. — М.: Юрлитинформ, 2007. — 224 с.;
  • Корсаков К. В. Принцип равновозмездности в феномене уголовного наказания // Государство и право. — 2015. — № 6. — С. 93-97;
  • Корсаков К. В. Талион // Философский словарь по правам человека. — Екатеринбург: АМБ, 2006. — С. 560—562;
  • Мальцев Г. В. Месть и возмездие в древнем праве. — М.: Норма, Инфра-М, 2012. — 736 c.;
  • Соловьев Э. Ю. Переосмысление талиона. Карательная справедливость и юридический гуманизм // Новый мир. — 2004. — № 1. — C. 123—142.