Присяга Шуйских

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Станислав Жолкевский представляет королю Сигизмунду III и королевичу Владиславу на Сейме 1611 r. пойманных царей Шуйских, Томазо Долабелла (копия неизвестного автора) из коллекции замка в Подгорцах

Присяга Шуйских — присяга пребывающих в польском плену русского царя Василия Шуйского и его братьев, Дмитрия и Ивана Пуговки, королю польскому Сигизмунду III и царю русскому Владиславу, принесённая 29 октября 1611 года в Сенатской зале Королевского Замка в Варшаве. Василий Шуйский к тому времени был свергнут с русского трона, Дмитрий же был разбит в битве при Клушине 24 июня (4 июля1610 года, будучи командующим русско-шведскими войсками.

Присяга русских царей, Ян Канты Шведковский

Под звон колоколов, при большом скоплении народа гетман польный коронный Станислав Жолкевский провёз пленников в открытой для всеобщего обозрения повозке по Варшаве и после триумфального въезда в Королевский Замок поставил их перед королём Сигизмундом III, депутатами и сенаторами. Кроме Василия, Дмитрия и Ивана Пуговки Шуйских, среди пленников были жена Дмитрия, великая княжна Екатерина Григорьевна — дочь Григория «Малюты» Скуратова, бывший воевода смоленский Михаил Шеин, митрополит Ростовский Филарет[1].

В Сенатской зале Королевского Замка присутствовали также епископы, ведущие политики и военачальники. Около трона Сигизмунда разместились примас польский и великий канцлер коронный. Царь Василий Шуйский с непокрытой головой склонился к земле, ладонью правой руки коснулся земли, а следом поцеловал её. Затем принёс присягу, покорился маестату (величию) Речи Посполитой, признал себя побеждённым и пообещал, что Россия больше никогда на Польшу не нападёт. Только после этой присяги король Сигизмунд позволил ему поцеловать руку, что было очередным проявлением превосходства Польской Короны. Князь Дмитрий пал лицом к земле и бил челом перед королём и Речью Посполитой, после чего принёс такую же присягу, как царь. Великий князь Иван пал лицом и трижды бил поклоны, затем присягнул так же, как и его братья. Перед польским троном лежали добытые в битвах под Клушиным и Кремлём русские хоругви, в том числе наиболее значимая — царская хоругвь Василия Шуйского. Церемония русской присяги закончилась торжественной литургией в соседствующем с Замком костёле св. Яна.

Московская часовня — склеп царей Шуйских[править | править код]

Московская часовня — реконструкция Сигизмунда Либровича, около 1901

Не сохранилась до наших дней Московская часовня — Kaplica Moskiewska — склеп умерших в плену Шуйских. Она находилась недалеко от пересечения улицы Краковское предместье, Солецкого тракта (нынешние улицы Тамка и Николая Коперника) и дорогой на Черск (совр. ул. Новы Свят). Текст надписи[2], размещённой королём Сигизмундом III Вазой над входом в Московскую часовню и находившейся там в годах 1620 — ок. 1768[3]:

Латинский текст Русский перевод[4]
Jesu Christi Dei Filii, Regis Regum, Dei Exercituum, Gloriæ. Sigismundus Tertius Rex Poloniæ & Sueciæ Exercitu Moschovitico ad Clussinum cæso, Moscoviæ Metropoli deditione accepta, Smolensco Republicæ restitutio. Basilio Szuyski, Magno Duce Moschoviæ, Et Fratre eius Demetrio Militiæ Præfecto, Captiuis iure belli receptis. Et in Arce Gostiniensi sub custodia habitis, Ibique vita functis, Humanæ fortis memor, Ossa illorum huc deferre. Et ne se regnante etiam hostes, Iniusteque Sceptra parantem, Iustis sepulturaque carerent. In hoc A se ad publicam posteritatis memoriam, Regnique sui nomen, Extructo trophæo, Deponi iussit. Anno à Partu Virginis, M. DC. XX. Regnorum Nostrum Poloniæ, XXXIII. Sueciæ XXVI. Слава Иисусу Христу, Царю Царей, Господу Саваофу. Сигизмунд Третий, король Польши и Швеции, победив войска московские под Клушиным, принял капитуляцию столицы Москвы, возвращая Смоленск Речи Посполитой. Василий Шуйский, Великий Князь Московский, и его брат Дмитрий, военачальник, по праву военному захвачены в плен. В Гостынинском замке проживая, закончили свои дни; памятующий о судьбе человеческой приносит сюда их останки. И хоть враги эти бесправно правили, не были лишены они места погребения. На этом памятнике, поставленном для всеобщей памяти потомков, имя своё разместить наказываю. Года [Господня] от рождения от Девы 1620-го, царствования Нашего Польше 33-го, в Швеции 26-го.

Колонна короля Сигизмунда[править | править код]

Надпись на западной стороне колонны короля Сигизмунда III в Варшаве

Колонна, воздвигнутая Владиславом IV в 1643—1644 гг. в честь его отца, Сигизмунда III, украшена в цокольной части четырьмя бронзовыми памятными досками. Текст с западной стороны:

Латинский текст Русский перевод
SIGISMVUNDUS III LIBERIS SVFFRAGIIS POLONIAE HAEREDITATE SVCCESSIONE IVRE SVECIAE REX PACIS STVDIIS GLORIAQ INTER REGES PRIMVS BELLO ET VICTORIIS NEMINI SECVNDVS MOSCORVM DVCIBVS METROPOLI PROVINCIIS CAPTIIS EXERCITIBVS PROFLIGATIS SMOLENSCO RECVPERATO TVRCIA POTENTIA AD CHIOCIMVM REFRACTA QVADRAGINTA QVATVOR ANNIS REGNO IMPRENSIS QVADRAGESIMVS QVARTVS IPSE IN REGIA SERIE OMNIVM AEQVAVIT AVT IVNXIT GLORIAM Сигизмунд III, свободно избранный король Польши, наследный король Швеции, в любви к миру и славе первый среди королей, в войне и победах не уступающий никому, взял в плен предводителей московских, столицу и земли [московские] занял, войска разгромил, Смоленск вернул, сломил под Хотином мощь Турции, царствовал сорок четыре года, сорок четвёртый король, сравнялся во славе со всеми [предыдущими] и принял её [славу] полностью

Примечания[править | править код]

  1. Достоверных источников относительно пребывания в плену Фёдора Никитича Романова (митрополита Филарета) нет. Известно, что Фёдор Никитич всегда был оппонентом Василия Шуйского. Никаких точных данных о том, что он принял присягу, нет. Относительно пребывания Фёдора Никитича в плену у самозванца, Лжедмитрия II, в Тушино, также нет полноценных источников. Есть обрывочные сведения у Авраамия Палицына и сведения археографической комиссии, согласно которым, сам Патриарх Гермоген невзирая на возложенный на Филарета "тушинским вором" титула "наречённого патриарха" писал: "«А которые взяты в плен, как и Филарет-митрополит и прочий, не своею волею, но нуждею, и на християнский закон не стоят, и крови православных братии своих не проливают… таковых мы не порицаем, но и молим о них Бога, елика сила, чтоб Господь от них и от нас отвратил праведный свой гнев и полезная б подал им и нам по велицей Его милости" (см.: Акты археографической экспедиции. Т. 2. 1598-1613. СПб.: Типография II Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1836. № 169. С. 288–289).
  2. Szymon Starowolski. Monumenta sarmatarum beatae aeternitati. — Kraków: Officina viduae et haeredum Francisci Caesarij, 1655. — С. 275-276 (259-260). — 856 с.
  3. Julian Ursyn Niemcewicz Dzieje panowania Zygmunta III tom III в «Книгах Google», s. 131. Wrocław, 1822.
  4. Оригинал и польский перевод XVII века — Oddanie tryumfalne Wasilia Szuyskiego Cara Moskiewskiego, i z bracią Jego królewskiey Mości na seymie w Warszawie, przez hetmana koronnego P. Stanisława Żółkiewskiego, który woyska wielke Moskiewskie pod Kluzinem poraziwszy, stolicę Moskiewską spaliwszy, Cara tego poimał. Z rękopisu biblioteki X.A.C. (польск.) // Pamiętnik lwowski : журнал. — 1818. — T. t. 1, nr 3 - 3/4. — S. 1-6.