Эта статья входит в число хороших статей

Притча о слепых (картина)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Притча о слепых.jpeg
Питер Брейгель Старший
Притча о слепых. 1568
De parabel der blinden
Холст, темпера. 86 × 154 см
Музей Каподимонте, Неаполь
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«При́тча о слепы́х», известна также под названиями «Слепые» и «Слепой ведёт незрячего» (нидерл. De parabel der blinden) — картина нидерландского художника периода Ренессанса (англ.) Питера Брейгеля Старшего, написанная в 1568 году. Работа выполнена темперой на льняном холсте размером 86 x 154 см. На картине изображён библейский сюжет «Слепой ведёт незрячего (англ.)» из Мф. 15:14. Произведение входит в коллекцию неапольского музея Каподимонте.

Работа демонстрирует присущее Брейгелю мастерство наблюдения. Все персонажи изображены с различными видами поражения глаз, от лейкомы и атрофии глазного яблока до энуклеации. Головы мужчин приподняты для лучшей ориентации в пространстве. Диагональная композиция зрительно усиливает впечатление движения шести последовательно падающих фигур. Благодаря точному изображению деталей и оригинальному композиционному решению картина «Притча о слепых» считается одним из шедевров мировой живописи. Увеличенную копию картины написал сын художника Питер Брейгель Младший. Оригинальное полотно вдохновило многие литературные произведения, в том числе стихи Шарля Бодлера и Уильяма Уильямса, а также роман Герта Хоффмана (англ.) «Притча о слепых (англ.)».

Брейгель написал картину за год до своей смерти. Художественные критики связывают мрачный характер полотна с учреждением в 1567 году правительством Испанских Нидерландов Кровавого совета, который для сохранения государственной власти и подавления протестантского движения инициировал массовые аресты и казни. Изображённая на заднем плане Церковь Пед-Сент-Анн (англ.) вызвала противоречивые про- и антикатолические интерпретации, однако доподлинно неизвестно, имела ли работа политическую подоплёку.

Сюжет[править | править код]

Фрагмент с изображением падающего на спину поводыря, демонстрирующий мастерство Брейгеля в выборе ракурса

На картине изображена процессия из шести слепых и изуродованных мужчин, связанных друг с другом посохами и положенными на плечи руками. Они идут вдоль дороги, с одной стороны которой тянется река, а с другой — находится деревня с церковью[1]. Поводырь группы запечатлён падающим на спину в канаву и тянущим вслед за собой остальных спутников[2]. На заднем плане изображена фигура пастуха[3]. Существует версия, что мужчины были не только слепыми, но и немыми, о чём говорит тот факт, что они не смогли предупредить друг друга о предстоящем падении[4].

Сюжет картины основан на библейской притче «Слепой ведёт незрячего (англ.)» из Мф. 15:14, в которой Иисус обращается к иерусалимским книжникам и фарисеям: «Они слепые вожди слепых; а если слепой ведёт слепого, то они оба упадут в яму»[5][6][7]. Однако если в послании Иисуса речь шла о слепоте духовной, то Брейгель в мельчайших деталях изобразил слепоту телесную[5]. Согласно художественному критику Маргарет Салливан, в то время почитатели художника были хорошо знакомы как с библейскими, так и с античными сюжетами. За два года до того, как Брейгель написал «Притчу о слепых», Эразм Роттердамский использовал в своей книге «Адагии» цитату римского поэта Горация Caecus caeco dux («слепой лидер слепых»)[8]. На картине Брейгеля изображено шестеро слепых вместо двух, фигурирующих в притче. Все они одеты в хорошую одежду, а не в крестьянские рубахи, что характерно для поздних работ художника[9]. Поводырь изображён уже упавшим, его лицо скрыто от зрителей, рядом с ним в канаве, полной грязи, лежит виела[10]. Второй незрячий вот-вот упадёт, мужчина поворачивает голову так, чтобы уберечь лицо. Художник передал его отчаяние через беспомощно раздвинутые пальцы, ищущие внезапно ушедшую опору, и слетающий с головы колпак. Третий слепой, держащийся за один посох со вторым, уже потерял контроль над своим телом — его ноги не просто подкашиваются, а наполовину отрываются от земли[11]. Падение остальных ещё не произошло, однако легко предугадывается[12]. Четвёртый незрячий всё ещё твёрдо стоит на земле, но его фигура уже слегка склоняется вперёд, а плащ откинут назад[11]. К поясу пятого, одетого в красную рубашку, привязаны литавры, на его шее висит распятие[10]. Шестой слепой твёрдо стоит на ногах и ещё не догадывается о предстоящем падении[11].

Изображение отличается мельчайшей деталировкой. Лица и костюмы участников процессии, а также пейзаж, выписаны с большой тщательностью[13]. Благодаря правильно подобранному ракурсу падение поводыря кажется правдивым[2]. Церковь на заднем фоне была написана с Церкви Пед-Сент-Анн (англ.) в деревне Синт-Анна-Педе (англ.)[14][15], что было нетипично для Брейгеля, предпочитающего фантазийный задний план реальному. Помимо «Притчи о слепых», художник изобразил настоящий пейзаж только на полотне «Неаполитанская гавань» (1560)[13].

Технические данные[править | править код]

Фрагмент с изображением спотыкающегося мужчины в белой шляпе. Позднее офтальмологи определили, что глаза слепого были удалены

«Притча о слепых» является одной из четырёх сохранившихся работ Брейгеля, выполненных темперой. В их число также входят «Поклонение волхвов» (1564), «Мизантроп» (1568), «Вино на празднике Святого Мартина» (1568)[16]. Вплоть до XVII века, до широкого распространения масляной живописи, яичная темпера использовалась в станковой живописи и иллюминированных рукописях. Доподлинно неизвестно, от кого Брейгель перенял манеру письма темперой, но исследователи предполагают, что на него могли повлиять его тёща, известная художница-миниатюрист Майкен Верхюльст (англ.)[17], учитель Брейгеля Питер Кук ван Альст или иллюстратор Джулио Кловио. С последним Брейгель жил в Италии и совместно рисовал темперные миниатюры[18].

Из-за непрочности льна и лёгкой растворимости клеевого грунта работы темперой плохо сохраняются и практически не подлежат восстановлению. Однако «Притча о слепых» находится в хорошем состоянии, небольшой эрозии подверглась только центральная часть полотна[19]. Фигура опирающегося на посох скотовода видна в средней части правой половины картины и напоминает похожий образ персонажа заднего плана работы «Неверность мира» (1568). Скотовод также присутствует на копиях картины, в том числе созданных Питером Брейгелем Младшим[20]. В оригинальной работе за деликатными мазками проглядывается структура льняного холста[12][21]. Картина подписана и датирована BRVEGEL.M.D.LX.VIII[22]. «Притча о слепых» является одной из самых больших работ, выполненных в 1568 году; размер холста составляет 86 x 154 см[6][12]. Однако среди искусствоведов ведутся дискуссии о том, была ли картина Брейгеля обрезана по краям. В пользу этой теории говорит то, что реплики холста, хранящиеся в венской коллекции Лихтенштейнов, не заканчиваются, как в оригинале, у руки упавшего поводыря[23].

Стиль[править | править код]

Цветовая гамма полотна составлена из оттенков серого, зелёного, коричневато-красного и чёрного. Подобные блёклые тона передают присущее картине чувство грусти[24]. По мнению искусствоведа Сергея Львова, «Притча о слепых» является самой приглушённой по тону работой Брейгеля[25]. Фигуры расположены по диагональной линии, что не только создаёт видимое драматическое напряжение, но и разделяет передний и задний планы[26][27]. Земля под ногами слепых кажется выпуклой, намекая на округлость земного шара, в то время как задний план изображён более плоским[28]. Ландшафт напоминает пейзажи фламандского региона (Брабант)[29], тогда как в большинстве случаев Брейгель предпочитал добавлять не свойственные местной природе элементы, например, горные хребты[30]. Умиротворённость пейзажа только подчёркивает отчуждённость и одиночество проходящих мимо слепых[28].

Брейгель изобразил сцену с присущей работам периода Ренессанса эмпирической беспристрастностью. В отличие от ранних художественных произведений, склонных к сакрализации слепых как получателей божественных даров, картина Брейгеля изображает их без симпатии, немощными и дряхлыми. Так, безглазый мужчина, скорее всего, лишился зрения в наказание за проступок или драку[31]. Согласно искусствоведу Наталье Гершензон-Чегодаевой, брейгелевские слепые характеризуются «крайней, всесторонней ущербностью, обречённостью и беспредельным одиночеством»[32]. До Брейгеля слепые обычно изображались с закрытыми глазами, однако художник уделил особое внимание различным поражениям глаз. Реалистичность изображения позднее позволила специалистам идентифицировать запечатлённые дефекты[33], хотя до сих пор существуют некоторые разногласия по поводу диагнозов[34]. Французский анатомический патолог Жан Мартен Шарко и анатом Поль Рише опубликовали одно из первых исследований на эту тему Les difformes et les malades dans l'art («Деформированные и больные в искусстве», 1889), в 1957 году патолог Тони-Мишель Торрильон также изучил изображённые Брейгелем фигуры[12]. Исследователи сошлись во мнении, что глаза поводыря не видны, у следующего за ним человека они отсутствуют вместе с веками, третий мужчина страдает от лейкомы роговицы, у четвёртого диагностирована атрофия глазного яблока, пятый либо не воспринимает свет, либо имеет светобоязнь, в то время как последний мужчина, вероятнее всего, болеет пемфигусом или буллёзным пемфигоидом[35]. Шарко и Рише отдельно отметили точность изображения поведения слепых, идущих с поднятыми вверх лицами, что позволяло им лучше ориентироваться в пространстве с помощью обоняния и слуха[2][1]. Лица слепых застыли в уродливых гримасах, что только увеличивает возникающее у зрителя чувство отторжения[24].

Диагональная композиция придаёт картине напряжение и ощущение движения

Исторический фон[править | править код]

Чёрно-белая иллюстрация сцены из ранней работы Брейгеля «Чревоугодие», 1558 год. Стиль картины похож на изображения Иеронима Босха

Европа в XVI веке претерпевала множество общественных изменений: Реформация и протестантский отказ от религиозной символики, превосходство эмпиризма над верой в Бога, укрепление среднего класса на фоне роста меркантилизма. Эпоха характеризовалась научными открытиями и переходом к эмпирическим знаниям. В этот период сформировалась гелиоцентрическая система мира Николая Коперника и повлиявшая на изображения пейзажей картографическая наука Авраама Ортелия, появились печатные издания Гутенберга. Достижения Андреаса Везалия в анатомии изменили общественное восприятие человеческого тела, мотивировав художников уделять больше внимания анатомической точности[36].

Художественные произведения стали выходить на широкий рынок[37], и художники стремились отойти от общепринятых сюжетов, изображающих сцены из жизни аристократии или библейские и мифологические фабулы. Среди артистов набирали популярность новые, реалистичные техники, основанные на наблюдениях над окружающим миром. Ранее образ повседневности (англ.) уже освещался в античной литературе. На фоне интереса к классической культуре многие художники также обратились к бытовому жанру и изображению обычных людей[38].

Питер Брейгель Старший начал свою карьеру с изображения пейзажей и фантастических сцен в мрачном стиле, напоминающем картины Иеронима Босха. Впоследствии Брейгель последовал по художественному пути другого мастера — Питера Артсена, получившего известность в 1550-е годы за реалистичное изображение повседневности. Одной из самых знаменитых картин Артсена стала «Мясная лавка со святым семейством, раздающим милостыню» (1551), запечатлевшая мельчайшие детали мясных продуктов. Брейгель также начал изображать повседневность с позиции стороннего наблюдателя[38]. Художник не писал портреты королевской семьи или представителей дворянства[39], получив известность за подробные, точные и реалистичные изображения крестьян на льняных холстах и дубовых панелях. Реализм в эпоху позднего Возрождения выступал за гуманистическое изображение противоречия жизни, передачу многосложного характера повседневности[37]. В ранних работах Брейгеля крестьяне изображались безликими, с обобщенными чертами лиц, однако с развитием мастерства художника, их физиономии стали более выразительными и тщательно прорисованными[13].

«Мясная лавка со святым семейством, раздающим милостыню», Питер Артсен, 1551 год

В 1563 году Брейгель женился на дочери своего учителя Питера кук ван Альста Майкен Коэке (англ.)[40] и переехал в Брюссель, где в то время заседало правительство Испанских Нидерландов. В 1567 году наместник Фернандо Альварес де Толедо Альба основал Кровавый совет для подавления гражданских и религиозных свобод и обеспечения испанского правления, что привело к массовым арестам и казням[6]. Доподлинно неизвестно, придерживался ли Брейгель кальвинизма и имела ли картина «Притча о слепых» политическую подоплёку, однако исследователи предполагают, что художник критически относился к католической церкви[41]. Последние работы Брейгеля, такие как «Притча о слепых» и «Сорока на виселице», написаны в мрачных тонах[42].

В Древней Греции незрячих людей воспринимали как получателей божьих даров, а слепые певцы пользовались большим уважением у публики. В средневековой Европе незрячие были сакрализированы, часто встречались описания их чудесного исцеления. Примером служит образ Вартимея в Мр. 10:46–52. После Реформации сюжеты о святых и чудесах перестали пользоваться популярностью в протестантских регионах Европы[33]. В католической традиции такие дела милосердия, как наделение милостыней слепых и бедных, относились к «добрым делам (англ.)», которые, вместе с верой, способствовали спасению Иисуса. Однако протестантская доктрина sola fide отвергала роль дел в достижении спасения души, предписав, что спасение зависит только от веры (и усложнения Божьего предопределения для каждого человека). Благотворительные практики в отношении бедных и немощных сократились, и качество жизни нищих резко ухудшилось[43]. Литература того времени обычно описывает слепых как мошенников или объекты насмешек[44]. В своей ранней работе «Нидерландские пословицы» (1559) Брейгель также изобразил притчу «Слепой ведёт незрячего (англ.)». Голландская пословица того времени гласила: «Если один слепой ведёт другого, то они оба упадут в канаву»[13][45].

Анализ[править | править код]

Изображение притчи «Слепой ведёт незрячего (англ.)» в ранней работе Брейгеля «Нидерландские пословицы», 1559 год

Искусствовед Шарль Боло отмечал свойственную композиционному ритму Брейгеля напряжённость. Композиция символически разделена параллельными косыми линиями на девять равных частей, расположенных под углом относительно друг друга[46]. Сюжет построен таким образом, что зритель обращает внимание на действие, а не концентрируется на отдельных фигурах. Согласно искусствоведу Ростиславу Климову, за действием фигур следует последовательное изменение «от тупости и животной плотоядности через алчность, хитрость и злобу к стремительно нарастающей осмысленности, а вместе с ней и отвратительному духовному уродству обезображенных лиц»[37]. Слепые мужчины похожи друг на друга по одежде и чертам лица[47] и выглядят так, будто сменяют друг друга в одном движении, кульминацией которого является падение[14]. Каждый мужчина изображает одну из последовательных фаз падения[48]: «ходьба, затем следует колебание, встревоженность, спотыкание, и, наконец, падение»[47]. Головы фигур также расположены по кривой линии, и чем дальше последовательность движения, тем больше расстояние между головами, что создаёт ощущение увеличение скорости падения[47]. Помимо этого, ощущение падения передаётся через подогнутые ноги, отлетающие назад одеяния, расположение посохов. По мнению Натальи Гершензон-Чегодаевой, брейгелевские слепые являются аллегорией странствующего по земной поверхности человечества, а их падение в ручей знаменует его мрачный конец[49]. Крутые крыши домов на заднем плане придают композиции подвижности[12].

Искусствовед Густав Глюк (англ.) отметил, что изображённые нищие одеты в хорошую одежду, несут полные денег кошельки и посохи. Исследователи Линдсей и Бернар Хаппе объясняют подобное противоречие тем, что незрячие могут быть ложными священниками, проигнорировавшими наставления Иисуса не носить золото, кошельки или посохи[45]. Колёсная лира в руках поводыря интерпретируется как знак того, что мужчина был «ложным менестрелем», не восхваляющим Бога[50][51]. Тот факт, что слепые путешествуют боковыми переулками, также свидетельствует об их статусе попрошаек[52].

Церковь Пед-Сент-Анн в деревне по дороге из Брюсселя в Нинове. Изображение церкви вызвало противоречивые интерпретации картины

На заднем плане Брейгель изобразил церковь Церковь Сент-Анн[en] в Дилбеке, расположенную на территории современной Бельгии[15]. Изображение религиозной символики вызвало противоречивые интерпретации картины. Согласно первой точке зрения, образ церкви является доказательством моралистической подоплёки композиции. Сторонники этой теории считают, что Брейгель изобразил двух спотыкающихся мужчин как находящихся за пределами черты, за которой возможно искупление грехов. Остальные четверо незрячих композиционно располагаются за церковью и, таким образом, могут быть спасены. Противоположная точка зрения подразумевает, что церковь с помещённым перед ней засохшим деревом является анти-католическим символом, и что те, кто следует за ней, падут за поводырём, как и люди в канаве. Некоторые исследователи отрицают какой-либо символический контекст, аргументируя это тем, что церкви часто появляются в деревенских сценах Брейгеля как часть деревенского пейзажа[43]. Врач Зейнел А. Карчиоглу (англ.) предполагает, что церковь символизирует безразличие к тяжёлому положению инвалидов[13]. У правого края картины изображён цветок ириса — символ добродетели и спасения[28].

Вместо присущей картинам того периода статичности, Брейгель рассматривает траектории времени и пространства через ускоренное движение фигур. Особенное внимание художник уделил изображению ног слепых мужчин, глядя на которые зритель улавливает, как сбивается ритм ходьбы и происходит само падение[53]. Критики Шарко и Ричер отмечали, что до XVII века визуализация движения не была распространена среди художников[14]. Таким образом, Брейгель значительно опередил своё время, предопределив концепцию кинофильмов[26][47] и работу Марселя Дюшана «Обнажённая, спускающаяся по лестнице»[14]. Карчиоглу считает, что картина предвосхищает хронофотографию Этьена-Жюля Маре[12]. Голландский режиссёр Йорис Ивенс утверждал: «Если бы Брейгель был жив сегодня, он был бы режиссёром»[14].

Влияние[править | править код]

«Притча о слепых» считается одной из самых выдающихся работ в мире искусства[27][14]. Картина Брейгеля рассматривается как самая ранняя из всех сохранившихся иллюстраций притчи «Слепой ведёт незрячего», хотя существуют и более ранние нидерландские гравюры, изображавшие сцены из притчи [43]. Среди них есть работы, приписываемые Босху и Корнелису Массейсу (англ.)[54], с которыми Брейгель, скорее всего, был знаком. Полотна художника получили всемирную известность и даже изучались исследователями в далёких от искусства дисциплинах, таких как медицина[55].

Фигуры незрячих на картине Брейгеля оказали большое влияние на последователей художника, включая Давида Винкбонса. Фламандский гравёр Иероним Вирикс включил работу «Притча о слепых» в свою серию «Двенадцать фламандских пословиц»[56]. Подделка под названием «Слепой», приписываемая Якобу Саверею (англ.), появилась в 1600 году с ложной надписью, датируемой 1562 годом[57]. Питер Брейгель Младший, создал увеличенную версию картины в 1616 году [30] с дополнительными деталями, включая стадо овец. Изначально работа Брейгеля Младшего находилась в частной коллекции Фердинандо I Гонзага, покровителя итальянского художника барокко Доменико Фетти, который скорее всего находился под влиянием картины, когда рисовал свою версию притчи в 1621—1622 годах[58][59]. В настоящее время полотно Питера Брейгеля Младшего экспонируется в Лувре[12].

Картине Брейгеля были посвящены и литературные произведения, в том числе стихи немецких и французских поэтов Йозефа Вайнхебера, Вальтера Бауэроа (англ.)[60], Шарля Бодлера[61].

О, созерцай, душа: весь ужас жизни тут
Разыгран куклами, но в настоящей драме
Они, как бледные лунатики, идут
И целят в пустоту померкшими шарами.
И странно: впадины, где искры жизни нет,
Всегда глядят наверх, и будто не проронит
Луча небесного внимательный лорнет,
Иль и раздумие слепцу чела не клонит?
А мне, когда их та ж сегодня, что вчера,
Молчанья вечного печальная сестра,
Немая ночь ведет по нашим стогнам шумным
С их похотливою и наглой суетой,
Мне крикнуть хочется — безумному безумным:
«Что может дать, слепцы, вам этот свод пустой?»

Американский писатель Уильям Карлос Уильямс создал серию поэм о работах Брейгеля. Одна из них, «Притча о слепых» 1962 года, посвящена композиции картины и значению слова «слепой», которое появляется три раза в восьми терцетах. Фигуры спотыкаются по диагонали вниз, и

«…один
следует за другим с посохом в
руке, к торжеству катастрофы[62]
»

Картины Брейгеля послужили источником вдохновения для пьесы Мориса Метерлинка «Слепые» [63], романа «Притча о слепых (англ.)» западногерманского писателя Герта Хоффмана (англ.). Последний изобразил, как Брейгель неоднократно заставлял людей зимой переходить мост и падать в ручей, чтобы добиться выражающего человеческую сущность выражения опустошения на их лицах[64]. В историческом романе 1987 года «Брейгель, или мастерская снов» Клода Хенри Рокета (фр.), Брейгель рисует слепых из страха потерять своё собственное зрение [13]. Французский карикатурист F'Murr (англ.) создал комикс Les Aveugles (1991) по мотивам картины[65][66].

Провенанс[править | править код]

Работы Брейгеля «Притча о слепых» и «Мизантроп» были упомянуты в 1612 году при конфискации имущества графа Пармы Джованни Баттиста Маси за участие в заговоре против Дома Фарнезе. Доподлинно неизвестно, как именно картина оказалась в Италии, хотя исследователи предполагают, что холст попал в коллекцию Маси через его отца, вернувшегося в 1595 году из Нидерландов с несколькими картинами[67]. После конфискации картина Брейгеля вошла в одно из крупнейших собраний (англ.) эпохи Возрождения, принадлежащее дому Фарнезе. Оно было разделено между семейными резиденциями в Парме и Риме[68].

В XVIII веке король Испании Карл III унаследовал коллекцию от своей матери Изабеллы Фарнезе, наследницы Пармского герцогства, впоследствии ставшей королевой. Как младший сын Карл получил титул герцога Пармы, а после захвата Неаполитанского королевства он также стал королём Неаполя. Впоследствии Карл унаследовал испанский престол и разместил свою художественную коллекцию в здании современного Музея Каподимонте в Неаполе[68]. Работа Брейгеля «Притча о слепых» в настоящее время экспонируется в одном зале с картиной «Мизантроп»[69].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Charcot, Richer, 1889, p. 74.
  2. 1 2 3 Delevoy, Skira, 1959, p. 124.
  3. Silver, 2012, p. 52.
  4. Степанов, 2009, с. 224.
  5. 1 2 Степанов, 2009, с. 223.
  6. 1 2 3 Hagen, Hagen, 2003, p. 191.
  7. Котельникова, 2004, с. 121.
  8. Sullivan, 1991, p. 463.
  9. Lindsay, Huppé, 1956, pp. 384–385.
  10. 1 2 Роке, 2018, с. 265.
  11. 1 2 3 Гершензон-Чегодаева, 1983, с. 255.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 Karcioglu, 2002, p. 58.
  13. 1 2 3 4 5 6 Karcioglu, 2002, p. 57.
  14. 1 2 3 4 5 6 Delevoy, Skira, 1959, p. 126.
  15. 1 2 Vries, 2007, p. 232.
  16. Orenstein, 2001, p. 31.
  17. Котельникова, 2004, с. 121—122.
  18. Lobkova, 2010, pp. 74–75.
  19. Edwards, 2013, pp. 60, 71.
  20. Зедльмайр, 2015, с. 18.
  21. Bordin, D'Ambrosio, 2010, p. 30.
  22. Grossmann, 1966, p. 203.
  23. Зедльмайр, 2015, с. 17.
  24. 1 2 Гершензон-Чегодаева, 1983, с. 257.
  25. Львов, 1998, с. 275.
  26. 1 2 Delevoy, Skira, 1959, pp. 125–126.
  27. 1 2 Huxley, Videpoche, 1938, p. 52.
  28. 1 2 3 Гершензон-Чегодаева, 1983, с. 254.
  29. Гершензон-Чегодаева Н. М. Брейгель. — М.: Искусство, 1983. — С. 254.
  30. 1 2 Michel, Charles, 2012, p. 255.
  31. Hagen, Hagen, 2003, pp. 192—194.
  32. Гершензон-Чегодаева, 1983, с. 252.
  33. 1 2 Hagen, Hagen, 2003, p. 192.
  34. Karcioglu, 2002, pp. 61–62.
  35. Karcioglu, 2002, pp. 58—59.
  36. Karcioglu, 2002, p. 56.
  37. 1 2 3 Ротенберг, 1962.
  38. 1 2 Sullivan, 2011.
  39. Karcioglu, 2002, p. 55.
  40. Orenstein, 2001, p. 7.
  41. Hagen, Hagen, 2003, pp. 191–192, 194.
  42. Orenstein, 2001, p. 9.
  43. 1 2 3 Hagen, Hagen, 2003, p. 193.
  44. Hagen, Hagen, 2003, p. 194.
  45. 1 2 Lindsay, Huppé, 1956, pp. 384.
  46. Bouleau, 1963, p. 123.
  47. 1 2 3 4 Funch, 1997, p. 120.
  48. Львов, 1998, с. 276.
  49. Гершензон-Чегодаева, 1983, с. 253.
  50. Lindsay, Huppé, 1956, pp. 384—385.
  51. Minamino, 2002.
  52. Зедльмайр, 2015, с. 33.
  53. Райгородский, 2013, с. 94.
  54. Mieder, 2008, p. 263.
  55. Karcioglu, 2002, pp. 55–56.
  56. Orenstein, 2001, p. 77.
  57. Orenstein, 2001, p. 78.
  58. Askew, 1961, pp. 23,36.
  59. Rowlands, 1996, p. 254.
  60. Denham, 2010, p. 18.
  61. Burness, 1972, p. 161.
  62. Heffernan, 2004, pp. 163–165.
  63. Nöller, 1998, p. 147.
  64. Leigh Hafrey. Eyeless with Bruegel. The New York Times (26 января 1986). Дата обращения: 27 марта 2020.
  65. F’Murr. Lambiek. Дата обращения: 24 февраля 2020.
  66. Pieter Bruegel the Elder. Lambiek. Дата обращения: 24 февраля 2019.
  67. Edwards, 2013, p. 60.
  68. 1 2 Risser, Saunders, 2013, pp. 14–15.
  69. Bonn, 2006, pp. 84, 86.

Литература[править | править код]

Книги
Журналы
  • Askew, Pamela. The Parable Paintings of Domenico Fetti (неопр.) // The Art Bulletin. — College Art Association, 1961. — March (т. 43, № 1). — С. 21—45. — doi:10.2307/3047929.
  • Burness, Donald B. Pieter Bruegel: Painter for Poets (неопр.) // Art Journal. — College Art Association, 1972. — Т. 32, № 2. — С. 157—162. — ISSN 0004-3249. — doi:10.2307/775727.
  • Karcioglu, Zeynel A. Ocular Pathology in The Parable of the Blind Leading the Blind and Other Paintings by Pieter Bruegel (англ.) // Survey of Ophthalmology (англ.) : journal / Marmor, Michael. — 2002. — Vol. 47, no. 1. — P. 55. — doi:10.1016/S0039-6257(01)00290-9.
  • Lindsay, Kenneth C.; Huppé, Bernard. Meaning and Method in Brueghel's Painting (англ.) // The Journal of Aesthetics and Art Criticism : journal. — American Society for Aesthetics, 1956. — Vol. 14, no. 3. — P. 376—386.
  • Sullivan, Margaret A. Bruegel's Proverbs: Art and Audience in the Northern Renaissance (англ.) // The Art Bulletin : journal. — College Art Association, 1991. — September (vol. 73, no. 3). — P. 431—466. — doi:10.2307/3045815.
  • Sullivan, Margaret A. Bruegel the Elder, Pieter Aertsen, and the Beginnings of Genre (неопр.) // The Art Bulletin. — 2011. — June (т. 93, № 2). — С. 127—149. — doi:10.1080/00043079.2011.10786001.
  • Райгородский Л. Д. Питер Брейгель. Слепые // Вестник СПбГУ. — 2013. — № 3. — С. 93—99.
  • Ханс Зедльмайр. Низвержение cлепых // Логос. — 2015. — Т. 25, вып. 4. — С. 16—57.
Другие источники
  • Edwards, Jamie Lee (2013). Still Looking for Pieter Bruegel the Elder (PDF) (Thesis). University of Birmingham. Дата обращения 2013-08-28.
  • Lobkova, Nadya (2010). The Cycle of the Year: The Genre of Calendar Illustrations from Origins to Lucas and Maarten van Valckenborch (PDF) (Thesis). Ghent University. Архивировано из оригинала (PDF) 2014-05-22. Дата обращения 2014-05-22. Архивная копия от 22 мая 2014 на Wayback Machine