Проституция в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Проститу́ция в СССР официально не признавалась вплоть до 1986 года.

История[править | править код]

В историческом процессе явления выделяются три периода:

  • доимперский и имперский (до 1917 года),
  • советский (1917—1985)
  • постсоветский (после 1985 года)[1]:

В дореволюционной России проституция регламентировалась, после революции эта система была разрушена, но проституция осталась вместе с сопутствующими ей негативными явлениями. Какие-либо оценки масштабов проституции были затруднены.

В работах криминологов отмечается[2]:

В учебниках по советской криминологии утверждалось, что проституция, наркомания и т. п. социальные болячки — это явления, свойственные обществу, где царит «загнивающий капитализм». В Советском энциклопедическом словаре, изданном в 1980 году, можно было прочесть, что проституция возникла в классовом антисоциалистическом обществе и широко распространена при капитализме.

Тема проституции на газетных полосах, в журнальных повествованиях и в современной прозе была исключительно запретной. Создавалось впечатление, что обнародование наличия у нас этого явления может подорвать не только наши морально-нравственные устои, но и существенно пошатнуть политический авторитет или оборонную мощь страны.

Дореволюционная Россия[править | править код]

В дореволюционной России до Николая I проституция преследовалась по закону начиная с 1649 года, когда Алексей Михайлович приказал городским объездчикам следить, «чтобы на улицах и переулках блудниц не было».[3]

Во времена Николая I с 1843 года вплоть до 1908 года в Российской Империи был принудительный осмотр проституток. Уголовно-правового запрета на занятие проституцией до революции не существовало, однако применялось наказание за сводничество и сутенерство.[4]

Послереволюционный период (1917—1922)[править | править код]

Сразу же после Февральской революции все нормы полицейской регламентации проституции были отменены. «Труженицы пола» пытались создавать свои профсоюзы и отстаивать свои права наряду с другими профессиями, о чём свидетельствует, в частности, поэма Блока «Двенадцать» («И у нас было собрание Вот в этом здании. Обсудили, постановили: На время — десять, на ночь — двадцать пять»). Советское правительство, исходя из идеологических представлений, преследовало проституток во время «военного коммунизма» (Ленин, в числе экстренных мер по предотвращению восстания в Нижнем Новгороде, требовал «вывезти и расстрелять сотни проституток, спаивающих солдат»[5]). В 1919 г. в Петрограде был создан концлагерь принудительных работ для женщин; 60 % его заключённых были женщины, подозревавшиеся в торговле телом[6]. В то же время делались попытки социализации проституток, как «жертв капиталистического строя».

В конце 1919 года была создана Комиссия по борьбе с проституцией при Наркомате здравоохранения, а затем Междуведомственная комиссия по борьбе с проституцией при Наркомате соцобеспечения.

В СССР (с декабря 1922 года по 1986 год)[править | править код]

Особые статьи, наказывающие за проституцию, в советских кодексах до 1987 года отсутствовали, но проститутки могли подвергаться преследованиями по другим статьям уголовного и административного кодексов. Непосредственно уголовному преследованию подвергалось вовлечение несовершеннолетних в проституцию, сводничество и содержание притонов. Идеологическое отрицание[7] нисколько не мешало фактическому существованию проституции в СССР[8][3], в том числе в криминальных организованных формах (притоны, нелегальные публичные дома). Процветала скрытая проституция, в виде, например, «обработки» отдыхающих на курортах.

С началом НЭПа проституция переживает новый всплеск, она практиковалась практически открыто представительницами всех слоёв общества. По данным опросов, услугами проституток пользовалось от 40 % до 60 % взрослого мужского населения.[9] В связи с чем в феврале 1923 года был принят циркуляр о борьбе с проституцией[10]. Были попытки вновь ввести обязательные медицинские освидетельствования проституток[3]. Попытки полицейско-репрессивной борьбы с проституцией (облавы и т. п.) соединялись с идеями социальной профилактики, отстаивавшимися Центральной комиссией по борьбе с проституцией при Наркомздраве; в ходе последней программы, для социализации проституток создаются особые профилактории[11].

Венерологи фиксировали в своих исследованиях, что численность проституток к 1928 году и количество заражений венерическими болезнями по отношению к 1914 году уменьшались[12].

Проституток начали преследовать с 1929 года. Вводится система, согласно которой проституток отправляли в контролируемую НКВД систему «специальных учреждений принудительного трудового перевоспитания»[6] — артелей, мастерских открытого типа, полузакрытых трудпрофилакториев и загородных колоний специального режима; в случае рецидива после освобождения из колонии женщин порой отправляли в лагеря НКВД. Крупнейшая колония для проституток помещалась в Троице-Сергиевом монастыре[11]. Режим в профилакториях ужесточается[13], в 1937 г. профилактории для бывших проституток были переведены в систему ГУЛАГа[3].

Если в начале 30-х годов подозреваемые в проституции подвергались административным высылкам, то с развертыванием Большого Террора их стали приговаривать к лишению свободы по политическим обвинениям[14]: проституток теперь начинают относить к классовым врагам. В то же время всякая информация о проституции со страниц прессы исчезает, что создаёт впечатление искоренения этого явления, хотя эта деятельность никогда не прекращалась[9].

С организованными формами проституции в сталинские времена боролись. Однако притоны, или «бардаки», как их тогда называли, отнюдь не были экзотической редкостью. Характерную запись сделал в своем дневнике профессор Добротвор 26 сентября 1941 г.: «В столовой слышал возмутительный разговор двух военных (командиров) относительно того, что существуют нелегальные бардаки. Девочки 16-17 лет. Плата за ночь с закуской — 100 руб. Эти командиры собираются сегодня ночью идти в один из таких домов»[15]. Вместе с тем считалось, что проституция «как распространённое социальное явление» не может существовать в социалистическом обществе ввиду того, что для неё исчезли социальные условия; поэтому имеющиеся отдельные нетипичные случаи есть результат пережиточных личностных отклонений; проституция рассматривалась как форма паразитического существования[16].

В официальном документе о присоединении Советского Союза к Конвенции № 649, направленном Генеральному Секретарю ООН 11 августа 1954 года декларировалось[17]:

« В Советском Союзе устранены социальные условия, порождающие преступления, предусмотренные Конвенцией.»

В период с 1955 по 1985 год даже в контексте декларации несовместимости проституции с социалистическим образом жизни режим так и не решился на уголовно-правовой запрет проституции, хотя для преследования проституток практиковалось как уголовно-правовое, так и административно-правовое регулирование.

Оценка масштабов и социальных характеристик явления в послевоенный период осложнилась даже по сравнению с периодом 20-30-х годов. За всё время было проведено всего два эмпирических исследования проституции, при этом результаты не были обнародованы (был поставлен гриф «Для служебного пользования»).

Подъём проституции отмечен в 70-е годы[18].

После 1929 года[19] в прессе об отечественной проституции ничего не упоминалось, за исключением исследований венерологов[20][21]. Вместе с тем у социологов тема была табуирована[22]:

Поскольку проституция как социальное явление в стране победившего социализма была «ликвидирована», исследовались — разумеется, «для служебного пользования», — некое «поведение женщин, ведущих аморальный образ жизни» либо же чисто юридические проблемы сохранившихся в уголовном кодексе республики составов преступлений: «содержание притонов разврата», «сводничество», «вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией» (Ю. В. Александров, А. Н. Игнатов и др.). ещё раз подчеркнем: это не вина, а беда отечественной науки и её представителей. Социологические исследования проституции (под её различными псевдонимами) в 70-е годы проводились под руководством М. И. Арсеньевой, а также группой сотрудников ВНИИ МВД СССР — К. К. Горяиновым, А. А. Коровиным, Э. Ф. Побегайло.

При этом в западных СМИ материалы о советских проститутках публиковали регулярно. В 1959 году, после публикации в британской News of the World очерка о гостиничной проституции, МГК КПСС принял постановление о дополнительных мерах борьбы с проституцией (в частности, в гостиницах запретили пребывание «посторонних лиц» после 23:00), но для советских журналистов тема оставалась запретной[23].

Перестройка (1986—1991)[править | править код]

Публикация о проститутках, работавших на КГБ СССР, в газете «Новый взгляд» (1993)

Первые публикации о проституции в советской периодике — статьи Е. Ю. Додолева в «Московском комсомольце» — «Ночные охотницы» (24 октября 1986), «Белый танец» (19 ноября и продолжение 21 ноября 1986). Эти сенсационные очерки вывели «Московский комсомолец» на общесоюзный уровень цитирования, подняли тираж на рекордный уровень. Как следствие, 29 мая 1987 года в Кодекс об административных правонарушениях РСФСР была внесена статья 164-2, карающая за занятие проституцией штрафом в 100 рублей (в то время — месячная зарплата низкоквалифицированного рабочего). Аналогичная статья сохранилась и в современном законодательстве[24].

Одним из заметных событий перестроечной жизни СССР стала публикация повести Владимира Кунина «Интердевочка» в журнале «Аврора» в 1988 году. Писатель провёл серьёзное исследование о профессиональной деятельности проституток и в течение нескольких месяцев следил за их работой в одной из ленинградских гостиниц[25]. Рабочее название повести было «Проститутка». Редакция не решилась печатать повесть со столь скандальным заголовком, и Кунин заменил его на эвфемизм «интердевочка». Впоследствии этот неологизм прочно вошёл в русский язык[26]. Повесть вызвала бурную реакцию у читающей аудитории, редакция получила большое количество откликов, режиссёром Петром Тодоровским был снят фильм «Интердевочка».

Начиная с 1980-х, практикуется торговля живым товаром: девушек и несовершеннолетних отправляют «на работу» за границу. В этот период по-прежнему нет данных о клиентах советских проституток.

Современная Россия[править | править код]

Основная статья: Проституция в России

В произведениях культуры и искусства[править | править код]

Литература
Кинематограф
Телевидение

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Жукова Л. А. Социально-гигиенические аспекты женской проституции в России и СССР (конец XIX — первая четверть XX века) // Вестник дерматологии и венерологии. — № 1. — 1998. — С. 66-68.
  2. Вилкс А. Я., Тэсс Л. В. Проституция: Исторический и криминологический аспекты. — Рига, 2005. ISBN 9984-9773-5-8
  3. 1 2 3 4 Александр Малахов Три века российской проституции // Журнал «Коммерсантъ Деньги» № 17 (321) от 05.05.2001. — С. 52
  4. Проституция // Сексологический словарь
  5. Телеграмма Г. Ф. Фёдорову, 9.08.1918//ПСС,5 изд., т.50, стр. 142
  6. 1 2 Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Кнутом или законом? (Часть 3) // Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIX в. −40-е гг. XX в.). — М., Прогресс-Академия, 1994. — С. 132—178.
  7. Проституция и меры борьбы с ней: сборник статей : (со включением данных о годовой деятельности Смоленского губсов. по борьбе с проституцией). — Смоленск : Губсов. по борьбе с проституцией, 1925. — 51 с.; 23 см.
  8. Андрей Кротков Казус Венеры. Надо ли государству менять свою политику по отношению к продажной любви Архивная копия от 5 февраля 2008 на Wayback Machine // Политический журнал
  9. 1 2 Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Кнутом или законом? (Часть 2) // Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIX в. −40-е гг. XX в.). — М., Прогресс-Академия, 1994. — С. 132—178.
  10. Действующие распоряжения по милиции: Постановления, циркуляры, приказы и инструкции Систематический сборник с пояснениями / Составили В. А. Померанцев и И. Л. Любимов ; Под ред. нач. Отд. милиции НКВД — нач. милиции Республики И. Ф. Киселева. — 2-е изд., значит. перераб. — Москва : Нар. ком. внутр. дел РСФСР, 1928 («Мосполиграф», 14-я тип.). — 775 с. : ил., черт.; 26х17 см.
  11. 1 2 Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Кнутом или законом? (Часть 1) // Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIX в. −40-е гг. XX в.). — М., Прогресс-Академия, 1994. — С. 132—178.
  12. Тени половой жизни/ С. Е. Гальперин и И. Л. Зегаль. — Москва : Охрана материнства и младенчества, 1928 (Центральная типография НКВМ). — 78, 2 с.; 19 см.
  13. Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Кнутом или законом? // Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIX в. −40-е гг. XX в.). — М.: Прогресс-Академия, 1994. — С. 132—178.
  14. Лебина Н. Б. и др. Кнутом или законом?
  15. Зефиров Михаил, Дёгтев Дмитрий. Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа // Армейская мафия. — М. : АСТ, 2009. — 407 с. — (Неизвестные войны). — ISBN 978-5-17-060252-0.
  16. Проституция // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  17. Предупреждение и пресечение проституции Архивная копия от 3 мая 2014 на Wayback Machine // Административная деятельность органов внутренних дел. Часть Особенная. Учебник. Архивная копия от 3 мая 2014 на Wayback Machine/ Под ред. док. юрид. наук, проф. А. П. Коренева. — М.: МЮИ МВД России: «Щит-М». 1997—346 с.
  18. Глава девятнадцатая. Экономическое развитие социалистического общества. Торговая фаза (социализм) // Паршков Е. А. Экономическое развитие общества. — Запорожье: Дикое Поле
  19. Жизнь без контроля: (половая жизнь и семья рабочей молодежи) / В. Кетлинская и Влад. Слепков. — Москва ; Ленинград : Молодая гвардия, 1929. — 110, 2 с. : ил., табл.; 16 см. — (Библиотека бытовой конференции).
  20. Половая жизнь крестьянской молодежи: по данным анкеты, проведенной среди красноармейцев N-ой территориальной дивизии/д-р Гамбург М. И.; Нижне-Волжский краев. ком-т РОКК. — Саратов : б. и., 1929. — 42 с.; 17 см.
  21. Расовая теория на службе фашизма: Сборник статей И. М. Полякова, Е. А. Финкельштейна, З. А. Гуревича и др. / Украинская ассоциация марксо-ленинских науч.-исслед. ин-тов. (УРАМЛИН). Ин-т философии. — Киев : Госмедиздат, 1935. — 207 с.; 23 см.
  22. Гилинский Я. И. Глава 29. Социология девиантного поведения и социального контроля // Социология в России / Под ред. В. А. Ядова. 2-е изд., перераб. и дополн. — М.: Издательство Института социологии РАН, 1998. — 722 с.
  23. Евгений Жирнов «Коммунизм — могила проституции» // Журнал «Коммерсантъ Власть» № 36 от 13.09.2004. — С. 72.
  24. Влад Листьев. Пристрастный реквием // «Музыкальная Правда» № 01, 13 января 2012.
  25. Опасный секс: Насилие, проституция, болезни Архивировано 28 декабря 2008 года. // Кон И. С. Сексуальная культура в России. Клубничка на березке. — М.: ОГИ, 1997. — 464 с. — ISBN 5-900241-33-5.
  26. Максимов В. И. «Типы неологизмов в современном русском языке» // «Русский язык за рубежом». — № 3. — 2001.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]