Процесс Синявского и Даниэля

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Процесс Синявского и Даниэля — уголовный процесс в СССР против писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Длился с осени 1965 года по февраль 1966 года; судебные заседания проходили 10-14 февраля 1966 года. Вёл процесс председатель Верховного суда РСФСР Лев Смирнов. Обвинительный приговор вызвал международный скандал и протесты внутри страны, положившие начало диссидентского движения в СССР.

Внешние медиафайлы
Изображения
Юлий Даниэль (крайний слева на втором плане) и Андрей Синявский (слева на переднем плане) на судебном заседании 10 февраля 1966 г.
Видеофайлы
Отрывок из речи Шолохова на XXIII съезде КПСС (YouTube)
Права человека. Веб-сериал, 2017

Публикации[править | править код]

Поскольку в СССР художественные произведения этих писателей не печатались, они переправляли их на Запад, где они публиковались под псевдонимами Абрам Терц (Синявский)[1][2][3] и Николай Аржак (Даниэль)[4][5][6][7][8]. Произведения вывозила Элен Пельтье-Замойская, дочь военно-морского атташе Франции, с которой был знаком Синявский. Жена Синявского Мария Розанова позднее рассказывала: «Может быть, случилось это только потому, что Андрей Синявский согласился на неё доносить, да, расписался в КГБ, что будет, а потом пошёл к ней и всё рассказал. И что и как доносить, они уже решали вместе»[9].

Когда КГБ установил их авторство, они были арестованы (Синявский — 8 сентября, Даниэль — 12 сентября 1965 года[10]) и отданы под суд.

Существуют различные версии того, как КГБ удалось раскрыть псевдонимы Синявского и Даниэля. В частности, существуют утверждения, что их выдал друг Синявского Сергей Хмельницкий.

Евгений Евтушенко утверждал, что Роберт Кеннеди рассказал ему («запершись в ванне и включив воду»), что Синявского и Даниэля выдало ЦРУ, «чтобы отвлечь общественное мнение от политики США, продолжавших непопулярную войну во Вьетнаме, и перебросить внимание общественности на СССР, где преследуют диссидентов». В начале 1970-х годов Евтушенко рассказывал Даниэлю, что СССР заплатил ЦРУ за раскрытие псевдонимов чертежами новой подводной лодки. Диссидент Сергей Григорьянц называет эти россказни Евтушенко «дикими» и «много раз опровергнутыми»[11].

Сын Ю. Даниэля Александр писал: «О том, как КГБ узнал о том, кто такие Абрам Терц и Николай Аржак, в точности неизвестно до сих пор, однако утечка информации, безусловно, произошла за пределами СССР: Ю. Даниэлю на допросе показали правленный его рукой экземпляр его повести „Искупление“, который мог быть найден только за рубежом».

Возможно, что Синявский и Даниэль проговорились о своём авторстве каким-либо знакомым, которые их выдали, однако последняя версия не объясняет, откуда в КГБ появилась рукопись, находящаяся на западе, или её копия[12][13].

Однако уже в январе 1962 года в журнале «Иностранная литература» появляется большая статья его главного редактора Бориса Рюрикова «Социалистический реализм и его ниспровергатели» с беспощадной критикой как антисоветских и клеветнических всего двух публикаций, появившихся за несколько лет на Западе: небольшого исследования «Что такое социалистический реализм» и повести «Суд идет»[11].

Обвинения и суд[править | править код]

Писателей обвинили в написании и передаче для напечатания за границей произведений, «порочащих советский государственный и общественный строй». Даниэль был обвинен в написании повестей «Говорит Москва» и «Искупление» и рассказов «Руки» и «Человек из МИНАПа». Синявский был обвинен в написании повестей «Суд идет» и «Любимов», статьи «Что такое социалистический реализм», а также в том, что пересылал за границу произведения Даниэля и участвовал в пересылке за границу произведений Андрея Ремезова, издававшихся под псевдонимом «И. Иванов».

Процесс подробно освещался в «Известиях» и «Литературной газете». В частности, репортажи из зала суда вёл журналист «Известий» Юрий Феофанов[14] (25.08.1925-24.02.2009):

На протяжении нескольких лет они [подсудимые] сочиняли антисоветские пасквили и переправляли их в зарубежные буржуазные издательства. Там охотно печатали стряпню, направленную против нашей Родины. Печатали на многих языках, снабжали антисоветскими предисловиями и широко распространяли. Наш закон устанавливает, что антисоветская литература - это литература, содержащая призывы к подрыву или ослаблению Советской власти? А подсудимые прямо призывали к борьбе с нашим строем, нашей моралью.[15]

Нет, все это далеко не так невинно, как пытается представить Даниэль. Перед судом предстает преступник. Не противник, который открыто, в честной дискуссии отстаивает свои взгляды, а злобный враг. Он кусал исподтишка, тайком пересылая рукописи в явно антисоветские издательства и редакции. Факты свидетельствуют об этом неопровержимо.[16]

Но все-таки где же причины падения двух людей, считавших себя интеллигентными? Одной из них, мне кажется, является крайняя идейная распущенность, моральная безответственность подсудимых. Полная утрата ими гражданских, патриотических чувств родила ненависть к нашему государственному строю, к идеям коммунизма, к образу жизни советских людей. Все это привело подсудимых к прямым враждебным действиям.[17]

Синявский и Даниэль не признали себя виновными[18][19].

Синявский в последнем слове назвал себя "советским человеком":

Возникает вопрос: что такое агитация и пропаганда, а что художественная литература? Позиция обвинения такая: художественная литература – форма агитации и пропаганды; агитация бывает только советская и антисоветская; раз не советская, значит, антисоветская. Я с этим не согласен. <...>

Тут начинает действовать закон «или-или», иногда он действует правильно, иногда – страшно. Кто не за нас, тот против нас. В какие-то периоды – революция, война, гражданская война – эта логика может быть и правильна, но она опасна применительно к спокойному времени, применительно к литературе. У меня спрашивают: где положительный герой. Ах нет? А-а, не социалист? Не реалист? А-а, не марксист? А-а, фантаст? А-а, идеалист? Да еще за границей! Конечно, контрреволюционер! <...>

Но я не отношу себя к врагам, я советский человек, и мои произведения – не вражеские произведения.[20]

Даниэль в последнем слове высказался против сталинизма:

<...> почему я написал повесть «Говорит Москва»? Я отвечал: потому что я чувствовал реальную угрозу возрождения культа личности. Мне возражают: при чем здесь культ личности, если повесть написана в 1960–61 году. Я говорю: это именно те годы, когда ряд событий заставил думать, что культ личности возобновляется. <...>

По поводу другого моего произведения – то же самое: почему вы написали «Искупление»? Я объясняю: потому что считаю, что все члены общества ответственны за то, что происходит, каждый в отдельности и все вместе. <...> Нам говорят: оцените свои произведения сами и признайте, что они порочны, что они клеветнические. Но мы не можем этого сказать, мы писали то, что соответствовало нашим представлениям о том, что происходило. Нам взамен не предлагают никаких других представлений, не говорят, были такие преступления или не были, не говорят, что нет, люди не ответственны друг за друга и за свое общество, – просто молчат, не говорят ничего. Все наши объяснения, как и сами произведения, написанные нами, повисают в воздухе, не принимаются в расчет. <...> Ну как доказать антисоветскую сущность Синявского и Даниэля? Тут применялось несколько приёмов. Самый простой, лобовой прием – это приписать мысли героя автору; тут можно далеко зайти. Напрасно Синявский считает, что только он объявлен антисемитом – я, Даниэль Юлий Маркович, еврей, – тоже антисемит. <...> Обвинительное заключение построено в большей части на отзыве Главлита. Вот в отзыве Главлита говорится буквально следующее: «Автор считает возможным в нашей стране проведение Дня педераста». А на самом деле речь идет о приспособленце, цинике, художнике Чупрове, что он хоть про День педераста станет плакаты писать, лишь бы заработать, это про него главный герой говорит. Кого он тут осуждает – советскую власть или, может, другого героя? <...> И я вовсе не старался, как тут говорил Васильев, изобразить дело так, будто я занимаюсь изящной словесностью; я не пытаюсь уйти от политического содержания моих произведений. <...> Как нас еще обвиняют? Критика определенного периода выдается за критику всей эпохи, критика пяти лет – за критику пятидесяти лет, если даже речь идет о двух-трех годах, то говорят, что это про все время. <...>

Как мы оба говорили на предварительном следствии и здесь, мы глубоко сожалеем, что наши произведения использовали во вред реакционные силы, что тем самым мы причинили зло, нанесли ущерб нашей стране. Мы этого не хотели. У нас не было злого умысла, и я прошу суд это учесть.[20]

Приговоры[править | править код]

Даниэль был осуждён на 5 лет лагерей по предъявленной ему статье 70 УК РСФСР «антисоветская агитация и пропаганда».

Синявский был приговорён к 7 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима по предъявленной ему статье 70 УК РСФСР «антисоветская агитация и пропаганда»[21].

17 февраля советская пресса сообщила:

Четыре дня в открытом судебном заседании слушалось уголовное дело А. Д. Синявского и Ю. М. Даниэля. Судебное следствие сорвало маску с авторов антисоветских «творений», широко публиковавшихся в зарубежной буржуазной и эмигрантской печати.

Материалы обвинения, показания самих подсудимых, свидетелей, экспертизы, предъявленные документы неопровержимо доказали: Синявский и Даниэль клеветали на социалистическую Родину, ее народ, дали в руки врага идеологическое оружие в борьбе против Советского государства. Судебная коллегия по уголовным делам Верховною суда РСФСР в составе: председателя Верховного суда РСФСР Л. Н. Смирнова, народных заседателей Н. А. Чечиной и П. Б. Соколова признала Синявского и Даниэля виновными в соответствии с частью первой статьи 70 Уголовного кодекса РСФСР. Суд приговорил: Синявского А. Д. к семи годам заключения в исправительно-трудовой колонии строгого режима, Даниэля Ю. М. — к пяти годам заключения в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Присутствующие в зале представители трудящихся, общественности и Московской писательской организации встретили решение суда аплодисментами.

Клеветники получили по заслугам![22]

Реакция общественности[править | править код]

Многие писатели считали процесс Даниэля и Синявского противозаконным и протестовали против их осуждения[19].

На международном уровне против приговора протестовали президент ПЕН-клуба Артур Миллер, романист Альберто Моравиа и даже Луи Арагон[23][24].

В газете «Таймс» было опубликовано письмо всемирно знаменитых писателей (всего — 48 подписей, среди них — Франсуа Мориак, Генрих Белль, Гюнтер Грасс, Альберто Моравиа, Артур Миллер, Грэм Грин, Айрис Мердок, Джон Уэйн):

Мы верим в правоту этих писателей и в то, что их произведения будут опубликованы на родине, и поэтому вновь обращаемся к совести и чувствам советских руководителей и просим освободить двух наших коллег, чьи книги считаем серьезным вкладом в современную литературу.[25]

В защиту свободы писателей выступил журнал Итальянской Компартии «Ринашита», в частности, опубликовав статью Витторио Страды[26].

В поддержку Синявского и Даниэля выступали актёр Игорь Кваша[27], литературовед Вячеслав Иванов, критики Ирина Роднянская и Юрий Буртин, поэт-переводчик Анатолий Якобсон, искусствоведы Юрий Герчук и Игорь Голомшток[28], художник-реставратор Николай Кишилов, научный сотрудник АН СССР Вадим Меникер, писатели Лев Копелев, Лидия Чуковская, Владимир Корнилов, Константин Паустовский.

Как пишет Семичастный в своей записке,

начиная с декабря 1965 года, в Москве состоялись выступления в защиту Синявского и Даниэля и памяти жертв сталинизма. Участники требовали пересмотра законов, отдельных статей Уголовного кодекса, освобождения из-под стражи задержанных органами КГБ распространителей антисоветских документов.

Действия участников сборищ не носили случайного характера. Они инспирировались и готовились людьми, которые задались целью опорочить советский строй. В их числе были Вольпин, Якир, Гинзбург и другие. Неблаговидную роль в этом деле играли Снегов, Генри, Петровский, Балтер, Костерин, Некрич, Чуковская, а также некоторые ученые и деятели культуры, подписавшие ряд сомнительных документов. Эта группа в количестве 35–40 человек изготовляла и распространяла антисоветскую литературу и проводила манифестации. Она была связана с зарубежной антисоветской организацией НТС, лидеры которой направляли прямые инструкции отдельным членам этой группы.

В связи с этим Прокуратурой СССР и КГБ были привлечены к уголовной ответственности: Гинзбург, Галансков, Добровольский, Лашкова, Радзиевский, Кушев, Хаустов, Буковский, Делоне и Габай[29].

13 января 1966 года, за месяц до начала суда, Д. Ерёмин (секретарь правления Московской писательской организации) опубликовал в «Известиях» статью «Перевёртыши» про Синявского и Даниэля[25]:

Противно цитировать пошлости, которыми пестрят страницы их книг. Оба с болезненным сладострастием копаются в сексуальных и психопатологических „проблемах“. Оба демонстрируют предельное нравственное падение. Оба выплескивают на бумагу все самое гнусное, самое грязное. <...>

Нашу Советскую Армию, бессмертный подвиг которой спас народы Европы от истребления гитлеризмом, эти „сочинители“ пытаются очернить, оклеветать. <...> Антисоветчик в роли наставника советских писателей – какое бесстыдство! Какое наглое лицемерие! Какая наглядная демонстрация нравственного падения! Одной рукой он голосует «за», другую – со злорадным кукишем держит в кармане. <...> Речь идет об отщепенцах, поступивших на службу к самым оголтелым, самым разнузданным врагам коммунизма. <...>

По существу говоря, это выстрелы в спину народа, борющегося за мир на земле, за всеобщее счастье. Такие действия нельзя рассматривать иначе, как враждебные отношению к Родине.[30]

15 февраля "Литературная газета" опубликовала письмо профессоров и преподавателей филологического факультета МГУ, осуждающее Синявского:

Мы не можем не выразить публично своего отношения к беспринципной деятельности Андрея Синявского. <...> сочинения Терца полны ненависти к коммунизму, к марксизму и славным свершениям в нашей стране на протяжении всей истории Советского государства.[31]

Письмо подписали: А.Г. Соколов, декан факультета; А.Н. Соколов, профессор; С.М. Бонди, профессор; А.И. Метченко, профессор; В.И. Кулешов, профессор; В.В. Ивашева, профессор; В.Н. Турбин, старший преподаватель; В.П. Неустроев, профессор; Н.А. Глаголев, профессор; Е.П. Любарева, доцент; О.С. Ахманова, профессор; Л.Г. Андреев, доцент; Р.А. Будагов, профессор; Н.С. Чемоданов, профессор; Н.М. Гайденков, профессор; П.А. Николаев, доцент; П.Ф. Юшин, доцент; К. В. Горшкова, доцент.

17 февраля 1966 на очередном заседании секретариата правления Московского отделения Союза писателей РСФСР был рассмотрен вопрос об антисоветской деятельности Синявского А. Д., члена Союза писателей с 1960 года. Секретариат правления Московской организации Союза писателей РСФСР единогласно постановил исключить Синявского А. Д. из членов Союза писателей СССР как двурушника и клеветника, поставившего свое перо на службу кругов, враждебных Советскому Союзу[20].

В марте Всеволод Кочетов в своей статье «Скверное ремесло»[32] поставил имя Синявского в один ряд с нацистским преступником Рудольфом Гессом. Кочетов заявил, что бывший советский критик совершал литературные убийства «во имя продления на земле владычества денежных мешков».

Но главным общественным обличителем обвиняемых выступил Михаил Шолохов. Писатель выступил на XXIII съезде КПСС (который открылся через месяц после процесса над Синявским и Даниэлем) и выразил сожаление о слишком мягком приговоре (стиль сохранён):

Попадись эти молодчики с чёрной совестью в памятные 20-годы, когда судили не опираясь на строго разграниченные статьи уголовного кодекса, а руководствуясь революционным правосознанием... (бурные аплодисменты)...

Ох, не ту бы меру наказания получили бы эти оборотни! (бурные аплодисменты).

А тут, видите ли, ещё рассуждают о суровости приговора! Мне ещё хотелось бы обратиться к зарубёжным защитникам пасквилянтов: не беспокойтесь, дорогие, за сохранность у нас критики. Критику мы поддерживаем и развиваем, она остро звучит и на нынешнем нашем съезде. Но клевета — не критика, а грязь из лужи — не краски из палитры художника[33]!

Леонид Брежнев в своей речи на том же XXIII съезде партии сказал примирительно:

К сожалению, встречаются и такие ремесленники от искусства, которые вместо помощи народу избирают своей специальностью очернение нашего строя, клевету на наш героический народ. Конечно, таких людей у нас единицы[34].

Письма писателей[править | править код]

После суда об освобождении Синявского и Даниэля ходатайствовали («письмо 62-х»)[35]: А. Н. Анастасьев, А. А. Аникст, Л. А. Аннинский, П. Г. Антокольский, Б. А. Ахмадулина, С. Э. Бабёнышева, В. Д. Берестов, К. П. Богатырёв, З. Б. Богуславская, Ю. Б. Борев, В. Н. Войнович, Ю. О. Домбровский, Е. Я. Дорош, А. В. Жигулин, А. Г. Зак, Л. А. Зонина, Л. Г. Зорин, Н. М. Зоркая, Т. В. Иванова, Л. Р. Кабо, В. А. Каверин, Ц. И. Кин, Л. З. Копелев, В. Н. Корнилов, И. Н. Крупник, И. К. Кузнецов, Ю. Д. Левитанский, Л. А. Левицкий, С. Л. Лунгин, Л. З. Лунгина, С. П. Маркиш, В. З. Масс, О. Н. Михайлов, Ю. П. Мориц, Ю. М. Нагибин, И. И. Нусинов, В. Ф. Огнев, Б. Ш. Окуджава, Р. Д. Орлова, Л. С. Осповат, Н. В. Панченко, М. А. Поповский, Л. Е. Пинский, С. Б. Рассадин, Н. В. Реформатская, В. М. Россельс, Д. С. Самойлов, Б. М. Сарнов, Ф. Г. Светов, А. Я. Сергеев, Р. С. Сеф, Л. И. Славин, И. Н. Соловьёва, А. А. Тарковский, А. М. Турков, И. Ю. Тынянова, Г. С. Фиш, К. И. Чуковский, Л. К. Чуковская, В. Т. Шаламов[36], М. Ф. Шатров, В. Б. Шкловский, И. Г. Эренбург («Литературная Газета», 19/11, 1966 г.)[37].

В ответной статье Секретариат Союза Советских Писателей — К. А. Федин, Н. С. Тихонов, К. М. Симонов, В. А. Смирнов, Л. С. Соболев, С. В. Михалков[38], А. А. Сурков — высказался против Синявского и Даниэля.

Митинг гласности[править | править код]

5 декабря 1965 года, (День Конституции) на Пушкинской площади состоялся митинг в поддержку Даниэля и Синявского. В число участников входили Александр Есенин-Вольпин, Валерий Никольский, Юрий Титов, Юрий Галансков, Владимир Буковский. Митингующие требовали освободить Даниэля и Синявского, а также «уважать собственную Конституцию». Прямо с площади на допрос были увезены А. Есенин-Вольпин, Ю. Галансков, А. Шухт и др. Допрос продолжался два часа, впоследствии участники были отпущены.

Самиздат о деле Синявского и Даниэля[править | править код]

В самиздате распространялись открытые обращения к деятелям науки и искусства, с описаниями процесса Синявского и Даниэля, предупреждающие об опасности повторения сталинских репрессий в случае молчаливого одобрения таких процессов обществом.

Широкую известность получило открытое письмо Л. К. Чуковской к М. А. Шолохову[39][нет в источнике].

Современные оценки[править | править код]

Процесс Синявского и Даниэля связывают с началом второго периода демократического (диссидентского) движения в СССР[40].

По словам историка А. Майсуряна, процесс Синявского-Даниэля стал «рождением оппозиционного движения» в СССР: «маленькая трещинка, пробежавшая в сентябре 1965 года между интеллигенцией и партией, стала стремительно расти, шириться и углубляться… в которую в конечном итоге провалился и социализм, и СССР…»[41]

Диссидент Сергей Григорьянц назвал процесс и его освещение «изощрённой провокацией КГБ»[42], «кампанией по фантастической рекламе этого по сути своей малоинтересного дела», «бешеной рекламной свистопляской, затеянной властями», в результате которой «была создана открытая, легальная, в основном контролируемая и управляемая политическая оппозиция»[11]. Григорьянц уточняет:

А ведь каким гигантским был этот «план Шелепина» и одна из его важнейших частей «Суд над Синявским и Даниэлем», какие фантастические перспективы казалось бы с такой ясностью открывал. Он был сравним с «мировой революцией» Ленина и Троцкого, с планами войн Сталина и в 1939-40 годах и в 1952-53-м[43].

Сергей Семанов высказывается так:

Теперь-то ясно, что это был шаг Шелепина и его ставленника на Лубянке Семичастного: вот, мол, до чего довело страну хрущевское заигрывание с интеллигенцией либерального толка… Конечно, это было несомненное самоуправство органов госбезопасности, они проделали эту операцию самостоятельно, не согласовав ее с партийным руководством. <...> Шелепин и Семичастный решили «порулить» сами. Видимо, они надеялись на малозначимость обоих сочинителей, никто, мол, за них не вступится. Они ошиблись, да еще как! <...> Короче, Шелепин и его сотоварищи своими грубыми действиями спровоцировали опасную для них волну, но они не понимали сути происходящего. <...> Всем понимающим людям стало ясно, что Шелепин и его команда проиграли: поворота в политике не добились, противников своих не запугали, а только пыль подняли[44].

По мнению Леонида Парфёнова, Шелепин хотел «вернуться к репрессиям», и устроил процесс над Синявским и Даниэлем «ради создания прецедента»[45]. По воспоминаниям диссидента Левитина-Краснова, «Шелепин потребовал тогда 20 тысяч голов»[46].

Судьбы писателей после освобождения[править | править код]

По воспоминаниям академика Сахарова, первый заместитель Генерального прокурора СССР Маляров ещё в 1967 году обещал, что к 50-й годовщине Октябрьской революции будет широкая амнистия, и Даниэль, так же как и Синявский, будет освобожден[47]. Однако по словам Роя Медведева решение об исключении из амнистии политзаключённых принято в последний момент.

8 июня 1971 года Синявский был освобождён досрочно (помилован по инициативе Андропова[48]) и в 1973 году переехал во Францию. Он не был официальным эмигрантом и не лишался советского гражданства — поехал по приглашению на работу в Сорбонну.

Даниэль остался в СССР. Отбыв полностью срок, Ю. Даниэль работал сначала в Калуге, затем в Москве. Печататься мог только анонимно, под псевдонимом Ю. Петров (в период особого устрожения переводы из Аполлинера были опубликованы под именем Б. Окуджавы).[49]

17 октября 1991 года в «Известиях» появилось сообщение о пересмотре дел Ульманиса, Тимофеева-Ресовского и Царапкина, Синявского и Даниэля за отсутствием в их действиях состава преступления[50]. Даниэль до этого не дожил.

Фильмы[править | править код]

  • «Процесс Синявского и Даниэля», документальный фильм (Россия, 2007). Режиссёры Александр Коняшев, Ольга Каменкова-Павлова.

Примечания[править | править код]

  1. 844. Терц Абрам. Фантастические повести: В цирке. Ты и я. Квартиранты. Графоманы. Гололедица. Пхенц; Суд идёт; Любимов; Что такое социалистический реализм / Вступ. ст.: Филиппов Б.; Суперобл.: Сафонов Н..- Нью-Йорк: Междунар. Лит. Содружество, 1967.- 455 с. Номер хранения 776. http://libavtograd.tgl.ru/library.php?page_id=693 Архивная копия от 17 марта 2007 на Wayback Machine
  2. Абрам Терц. В ЦИРКЕ. (появление в самиздате: 1960—1965 гг.) http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059498774.html Архивная копия от 27 сентября 2007 на Wayback Machine
  3. Абрам Терц. ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059651903.html Архивная копия от 10 июня 2007 на Wayback Machine
  4. Николай АРЖАК. Искупление. Рассказ. Inter-Language Literary Associates, New York, 1964, 71 стр.
  5. Аржак, Николай. «Говорит Москва». Повести и рассказы. Нью-Йорк, Inter-Language Literary Associates, 1966.
  6. Аржак Н. Говорит Москва. Повести и рассказы. / Вст. ст. и послесловие Б. Филиппова. Нью-Йорк Международное литературное содружество 1966. 168 с.
  7. НИКОЛАЙ АРЖАК — Человек из МИНАПа http://www.vbooks.ru/AUTHORS/YULIY-DANIYEL-NIKOLAY-ARZGAK/027607.html Архивная копия от 27 сентября 2007 на Wayback Machine
  8. «Что Николай Аржак бесстрашен — очевидно. Не будь этого, не мог бы он писать и распространять в рукописях в большевицком подполье, выбирая при этом издевательские и уничтожающие власть темы, и, что ещё увеличивает опасность, пересылать списки для издания за границу… Риск, который берёт на себя Н. Аржак, без сомнения очень велик…» (Я. Н. Горбов. «Возрождение», #145, 1964). http://old.russ.ru:8080/krug/vek/20010815_a-pr.html Архивная копия от 27 сентября 2007 на Wayback Machine
  9. Андрей и Абрам: Путешествие по биографии Синявского. К 80-летию со дня рождения писателя, Передача «Радио Свобода» — интервью с вдовой Синявского Марией Розановой, 08.10.2005.. Дата обращения: 13 мая 2011. Архивировано 29 ноября 2014 года.
  10. Как с ареста Синявского и Даниэля началось диссидентское движение. Дата обращения: 2 ноября 2021. Архивировано 2 ноября 2021 года.
  11. 1 2 3 Четыре маски Андрея Синявского. Глава из книги «Полвека советской перестройки». Сергей Григорьянц. | Григорьянц Сергей Иванович. Дата обращения: 10 марта 2021. Архивировано 2 марта 2021 года.
  12. В. Шохина. Синявский и Даниэль: шутовской хоровод. Дата обращения: 13 мая 2011. Архивировано 14 июля 2014 года.
  13. Евгений Евтушенко вступился за всех российских «несогласных» (недоступная ссылка). Дата обращения: 13 мая 2011. Архивировано 22 февраля 2014 года.
  14. О «священных коровах», «всероссийских иконах» и вечно пьяных «гарантах демократии». Дата обращения: 19 мая 2022. Архивировано 5 августа 2021 года.
  15. Юрий Феофанов. Тут царит закон // Известия. 1966. 11 февр.
  16. Юрий Феофанов. Изобличение // Известия. 1966. 12 февр.
  17. Юрий Феофанов. Пора отвечать // Известия. 1966. 13 февр.
  18. Андрей Синявский. ДИССИДЕНТСТВО КАК ЛИЧНЫЙ ОПЫТ.. Дата обращения: 18 мая 2014. Архивировано 12 августа 2014 года.
  19. 1 2 Диссиденты Юлий Даниэль-Аржак, Андрей Синявский-Терц и первые уроки демократии для СССР (1998) (недоступная ссылка). Дата обращения: 2 июня 2007. Архивировано 26 сентября 2007 года.
  20. 1 2 3 Цена метафоры, или Преступление и наказание Синявского и Даниэля. - Москва: Книга, 1989. - 526, [1] с.; 22 см. - (Время. Судьбы).; ISBN 5-212-00310-5
  21. СИНЯВСКИЙ, АНДРЕЙ ДОНАТОВИЧ (псевдоним Абрам Терц) (1925—1977). Энциклопедия «Кругосвет», http://www.krugosvet.ru/articles/109/1010978/1010978a1.htm Архивная копия от 30 июня 2007 на Wayback Machine
  22. Приговор клеветникам. «Советская культура», 1966, 17 февраля, С.4
  23. Р. Г. Назиров. Дневниковые записи. Архивная копия от 5 января 2022 на Wayback Machine Запись 24 февраля 1966 года. Четверг.
  24. Луи Арагон. По поводу одного процесса Архивная копия от 18 февраля 2018 на Wayback Machine // Юманитэ. 1966. 16 февр.
  25. 1 2 В перевернутом мире | Статьи | Известия. Дата обращения: 24 апреля 2021. Архивировано 24 апреля 2021 года.
  26. Рабочие тетради 60-х годов — Журнальный зал. Дата обращения: 4 февраля 2022. Архивировано 22 июня 2019 года.
  27. Ахеджакова Л. «Я и маму его играла, и сестру, и жену…» // Новая газета. — 31.08.2012.
  28. «Свидетель обвинения» Архивировано 9 июля 2007 года.
  29. В. Е. Семичастный. Беспокойное сердце. М. 2002, С.254
  30. "Перевертыши" - Дело Синявского и Даниэля. Дата обращения: 5 января 2022. Архивировано 5 января 2022 года.
  31. Нет нравственного оправдания // Литературная газета. 1966. 15 февр.
  32. «Октябрь» № 3 (март) 1966. С. 211—218.
  33. XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза, 29 марта-8 апреля 1966 года, стенографический отчет, т.1. М.,Изд.полит.лит., 1966, с.358
  34. Сюзанна Шаттенберг. Леонид Брежнев: величие и трагедия человека и страны. // РОССПЭН, 2018, ISBN 9785824322446, С. 405
  35. Письмо 62-х литераторов Москвы в защиту Даниэля и Синявского. Дата обращения: 18 февраля 2014. Архивировано 31 августа 2014 года.
  36. Варлам Шаламов «Письмо старому другу» Архивная копия от 9 июня 2019 на Wayback Machine — Письмо В. Шаламова. В «Белой книге по делу А. Синявского и Ю. Даниэля» (составитель А. И. Гинзбург) данный текст фигурирует как анонимный.
  37. Письмо Архивная копия от 16 февраля 2008 на Wayback Machine редактора журнала «Синтаксис» А. Гинзбурга А. Н. Косыгину.
  38. «Выступление на XIX конференции Московской городской организации КПСС» С. Михалкова. (См. «Литературную Газету» от 27 марта и 3 апреля.) Михалков заявил: «Советский суд осудил двух политических клеветников и двурушников [А. Синявского и Ю. Даниэля]. Как ни странно нашлись среди наших литераторов добровольные адвокаты, выступившие на защиту пособников враждебного нам лагеря… Справедливости ради следует отметить, что если не считать трёх-четырёх известных писательских имён, большинство подписавших эти письма ничем не прославили нашу литературу… Уместно напомнить этим литераторам, что такое гуманизм в понимании Максима Горького. Великий сын великого народа считал, что подлинный гуманизм — это воинствующий гуманизм непримиримой борьбы против лицемерия и фальши тех, кто заботится о спасении старого мира».
  39. Юлий Ким, Илья Габай, Пётр Якир. К ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ, КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА Архивная копия от 27 августа 2010 на Wayback Machine (Январь 1968)
  40. Речь В. В. Игрунова на Международной научной конференции «Диссидентское движение в СССР. 1950-е — 1980-е». Дата обращения: 2 июня 2007. Архивировано 27 сентября 2007 года.
  41. «Незамеченный юбилей» | Рабкор.ру. Дата обращения: 10 марта 2021. Архивировано 20 апреля 2021 года.
  42. Тяжкие последствия первоначальной лжи. Сергей Григорьянц | Григорьянц Сергей Иванович. Дата обращения: 10 марта 2021. Архивировано 26 февраля 2021 года.
  43. Четыре маски Андрея Синявского. Глава из книги «Полвека советской перестройки». Сергей Григорьянц. | Григорьянц Сергей Иванович. Дата обращения: 10 марта 2021. Архивировано 2 марта 2021 года.
  44. С. Н. Семанов. Дорогой Леонид Ильич. — М., Алгоритм-Эксмо, 2006
  45. Архивированная копия. Дата обращения: 5 января 2022. Архивировано 5 января 2022 года.
  46. Глава 2 Ночь. Бессонница. Кошмары. ::: Левитин-Краснов А. Э. — Родной простор ::: Левитин-Краснов Анатолий Эммануилович (псевд. А. Краснов-Левитин) ::: Воспоминания о ГУЛАГе ::…. Дата обращения: 5 января 2022. Архивировано 5 января 2022 года.
  47. Воспоминания Гл.2-1 (недоступная ссылка). Дата обращения: 12 марта 2021. Архивировано 23 февраля 2020 года.
  48. О помиловании СИНЯВСКОГО Архивная копия от 5 мая 2017 на Wayback Machine. Решение Политбюро ЦК № П 4/48 от 19.05.71
  49. Даниэль Юлий Маркович (Николай Аржак) (1925—1988), http://www.rvb.ru/np/publication/02comm/02/04daniel.htm Архивная копия от 17 июня 2007 на Wayback Machine
  50. Научно-информационный центр / Хроника перестройки / 1991 17.10.1991 Опубликовано сообщение о пересмотре дел Ульманиса, Тимофеева-Ресовского и Царапкина, Синявского и Даниэля за отсутствием в их действиях состава преступления (Известия, 1991, 17 октября), Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 28 июня 2007. Архивировано 27 сентября 2007 года.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]