Процесс над пособниками немецких оккупантов в Краснодаре (1943)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Процесс над пособниками немецких оккупантов в Краснодаре»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Процесс над пособниками немецких оккупантов в Краснодаре — судебный процесс 1417 июля 1943 года над группой советских коллаборационистов, принимавших участие в военных преступлениях на территории Краснодара и Краснодарского края. Первый в СССР судебный процесс по делу о зверствах оккупантов и их пособников[1].

Подсудимые[править | править код]

Подсудимые во время оглашения приговора

Обвиняемыми в совершении военных преступлений, в частности, уничтожении советских граждан, стали 11 арестованных немецких пособников:

  1. Тищенко Василий Петрович, 1914 года рождения, уроженец Краснодарского края. В августе 1942 года он добровольно пошёл на службу в краснодарскую оккупационную полицию, а впоследствии за отличную службу был повышен до должности старшины зондеркоманды «СС-10-А». Впоследствии стал следователем гестапо, одновременно выполняя обязанности тайного агента. Совместно с немецкими офицерами гестапо Тищенко принимал участие в облавах, арестах, пытках и казнях советских граждан. Следственные дела гестапо, которые вёл Тищенко, заканчивались смертным приговором или отправкой в концентрационные лагеря для их фигурантов[2]. Также Тищенко принимал участие в массовых убийствах советских граждан в душегубках[3].
  2. Пушкарёв Николай Семёнович, 1915 года рождения, уроженец Днепропетровска. Добровольно пошёл на службу в краснодарскую полицию в августе 1942 года, затем был повышен до должности командира отделения в зондеркоманде. Принимал участие в розысках, арестах, охране, пытках и казнях партизан, советских активистов и мирного населения. Также Пушкарёв принимал участие в массовых убийствах советских граждан в душегубках. В начале февраля 1943 года, при отступлении немецких войск из Краснодара, он участвовал в подрыве здания городского гестапо, в котором находились арестованные, что привело к гибели последних[3].
  3. Речкалов Иван Анисимович, 1911 года рождения, уроженец Челябинской области, дважды был осуждён к лишению свободы за хищения. В августе 1942 года, уклонившись от мобилизации в РККА, Речкалов перебежал на сторону немцев, поступил на службу в полицию, и уже через несколько дней был переведён в зондеркоманду «СС-10-А». Участвовал в выявлении партизан и активистов, арестах, охране и убийствах советских граждан. Также Речкалов принимал участие в массовых убийствах советских граждан в душегубках[3].
  4. Мисан Григорий Никитич, 1916 года рождения, уроженец Краснодарского края. В августе 1942 года добровольно поступил на службу в полицию, а вскоре был переведён в зондеркоманду. Участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан. Также Мисан принимал участие в массовых убийствах советских граждан в душегубках[3].
  5. Котомцев Иван Фёдорович, 1918 года рождения, уроженец Кировской области, ранее был судим за хулиганство. В сентябре 1942 года он добровольно поступил на службу в полицию, в ноябре переведён в зондеркоманду. Участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан[3].
  6. Напцок Юнус Мицухович, 1914 года рождения, уроженец Краснодарского края. Добровольно пошёл на службу в зондеркоманду, участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан[3].
  7. Кладов Игнатий Фёдорович, 1911 года рождения, уроженец Свердловской области. Добровольно пошёл на службу в зондеркоманду, участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан, а также выполнял обязанности тайного агента гестапо[3].
  8. Ластовина Михаил Павлович, 1883 года рождения, уроженец Краснодарского края. В 1932 году, будучи «кулаком», избежал репрессий, приехал и устроился на работу санитаром больницы в Краснодаре. В декабре 1942 года оказывал содействие немецким войскам в массовом убийстве шестидесяти пациентов этой больницы[3].
  9. Тучков Григорий Петрович, 1909 года рождения, уроженец Краснодарского края. Добровольно пошёл на службу в полицию, затем был переведён в зондеркоманду. Участвовал в облавах и арестах антинемецки настроенных советских граждан[3].
  10. Павлов Василий Степанович, 1914 года рождения, уроженец Ташкента. Добровольно поступил на службу в зондеркоманду. Участвовал в облавах и арестах антинемецки настроенных советских граждан[3].
  11. Парамонов Иван Иванович, 1923 года рождения, уроженец Ростова-на-Дону. Добровольно поступил на службу в зондеркоманду. Участвовал в облавах и арестах антинемецки настроенных советских граждан[3].

Тищенко, Речкалов, Ластовина и Пушкарёв обвинялись по ст. 58-1 «а» УК РСФСР, остальные — по ст. 58-1 «б» УК РСФСР[3].

Ход процесса[править | править код]

Казнь осуждённых

Открытый процесс начался 14 июля 1943 года в Краснодаре в кинотеатре «Великан». Перед судом предстали 11 подсудимых, участвовавших в военных преступлениях совместно с немецкими оккупантами. В качестве руководителей всех совершённых преступлений были названы командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Р. Руофф и начальник краснодарского гестапо полковник Кристман, которые на процессе не присутствовали. Большая часть подсудимых входила в состав зондеркоманды, образованной при гестапо[2]. В Краснодарском крае впервые для массовых убийств были применены газенвагены (автомобили-душегубки). В них казнили арестованных гестапо, пациентов городской больницы, а также множество прохожих, попавшихся во время облав. Всего подобным образом было уничтожено около семи тысяч жителей Краснодара и Краснодарского края[4].

Судил предателей Военный трибунал Северо-Кавказского фронта, возглавляемый полковником юстиции Майоровым. В состав трибунала вошли заместитель Майорова Захарьянц и член трибунала Костров. Государственное обвинение поддерживал генерал-майор юстиции Яченин. По назначению суда защищали подсудимых адвокаты Казначеев, Якуненко и Назаревский[3]. На суде присутствовал ряд представителей советских средств массовой информации, писатель Алексей Толстой, Герои Советского Союза Покрышкин и Глинка.

Первоначально были допрошены все подсудимые, а затем 22 свидетеля их преступлений. Затем вниманию трибунала было представлено заключение судебно-медицинской экспертизы, оглашённое доктором Прозоровским. Из эксгумированных и подвергнутых исследованию 623 трупов 523 скончались от отравления окисью углерода, а ещё в 100 случаях — от огнестрельных ранений. Все подсудимые признали себя в последнем слове виновными[2].

Приговор[править | править код]

На основании статей 319 и 320 УПК РСФСР, а также руководствуясь указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, 17 июля 1943 года военный трибунал приговорил Тищенко, Речкалова, Пушкарёва, Напцока, Мисана, Котомцева, Кладова и Ластови́ну к высшей мере наказания — смертной казни через повешение. Парамонов, Тучков и Павлов были приговорены к 20 годам каторжных работ[3]. Приговор был встречен бурными аплодисментами присутствовавших в зале[2].

Приговор был приведён в исполнение 18 июля 1943 года в 13 часов на центральной площади Краснодара. На площади присутствовало около 50 тысяч человек[2].

Процесс 1963 года[править | править код]

Спустя двадцать лет, осенью 1963 года, в Краснодаре состоялся открытый суд над девятью другими функционерами зондеркоманды 10-А: Вейхом, Скрипкиным, Еськовым, Суховым, Сургуладзе, Жирухиным, Буглаком, Дзампаевым и Псаревым. 24 октября всем подсудимым был вынесен смертный приговор.[5]

Примечания[править | править код]

  1. Анатолий Ушаков. Без срока давности (рус.). Краснодарские известия (12 июля 2008). Проверено 28 июня 2011. Архивировано 12 августа 2012 года.
  2. 1 2 3 4 5 Н.Майоров. Краснодарский процесс (рус.). [1]. Проверено 28 июня 2011. Архивировано 12 августа 2012 года.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Приговор (рус.). Проверено 28 июня 2011. Архивировано 12 августа 2012 года.
  4. Ольга Смольнова. Июль 1943 года: дело краснодарских душегубов (рус.). Труд (8 июня 2011 года). Проверено 28 июня 2011. Архивировано 12 августа 2012 года.
  5. Гинзбург Л. В. Бездна. — М.: Советский писатель, 1967.

Ссылки[править | править код]