Пять песен

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Пять песен
Композитор Луиджи Даллапиккола
Тональность додекафония
Форма вокальный цикл
Время и место сочинения Флашинг, Нью-Йорк, 13 сентября 1956, ред. 1957
Первое исполнение 30 ноября 1956 года, Вашингтон, США, Библиотека Конгресса; исполнители: Фредерик Фуллер (баритон) и солисты Национального симфонического оркестра под управлением Пола Коллэвея
Первая публикация Edizioni Suvini Zerboni, Милан
Место хранения автографа Архив Даллапикколы, Флоренция
Посвящение Роджеру Сешенсу
Продолжительность около 10 минут
Инструменты баритон и ансамбль
Части в пяти частях

Пять песен (итал. Cinque canti)вокальный цикл Луиджи Даллапикколы для баритона и камерного ансамбля, написанный по заказу Фонда Элизабет Спрэг Кулидж при Библиотеке Конгресса в 1956 году на стихи античных лириков в вольном переводе на итальянский Сальваторе Квазимодо. Характеризуется исключительной степенью взаимопроникновения слова и музыки[1]. Работа ознаменовала полное устранение тонального центра в музыке композитора. Также сочинение известно подчёркнуто симметричной на всех уровнях структурой с идеограммой Распятия в центре партитуры.

История написания[править | править код]

Идея сочинения возникла у композитора в начале 1956 года, когда ему довелось спустя более чем десятилетие после окончания этапных для своего формирования трёх вокальных циклов, объединённых общим названием «Греческая лирика», вновь обратиться к сборнику переводов античной поэзии, выполненных Сальваторе Квазимодо. Даллапиккола предварительно отобрал одиннадцать стихотворений (как и в случае с «Греческой лирикой» в выборе и истолковании греков опираясь на эссе Лучано Анчески (итал.), предварявшее переводы Квазимодо[2]), переписав их и, в соответствии со своей многолетней привычкой, нося их ежедневно с собой, постепенно проникаясь каждым словом и каждым их слогом[3]. Когда весной того же года от Фонда Элизабет Спрэг Кулидж при Библиотеке Конгресса в Вашингтоне композитору поступил заказ на сочинение для баритона и ансамбля, процессы отбора, осмысления и поиска характера музыкального эквивалента текстов продвинулись достаточно далеко, в результате чего собственно партитура была написана всего за несколько месяцев. В начале были написаны части 4, 2 и 3 соответственно; затем 1 и 5 (в каком порядке были написаны эти крайние части цикла, сам композитор вспомнить затруднялся)[4].

Вчерне текст работы был завершён накануне отбытия Даллапикколы в США (для преподавания в 1956-57 учебном году в нью-йоркском Куинс-колледже) через Женеву в ночь с 12 на 13 августа; партитура была закончена уже в пути[1]. На последней её странице композитором была поставлена дата: 13 сентября 1956 г., Флашинг, Нью-Йорк. Тем самым Даллапиккола в последний раз символически, посмертно, отдал дань уважения Шёнбергу, как было уже в случае c «Четырьмя стихотворениями Антонио Мачадо», «Тремя поэмами» и «Иовом», завершение которых приурочивалось им ко дню рождения «отца додекафонии»[1]. Партитура была отослана композитором в издательство «Suvini Zerboni» 3 октября 1956 года[1].

Текст и структура[править | править код]

В «Пяти песнях» вновь (после «Греческой лирики») Даллапиккола обратился к поэтическому переосмыслению античной поэзии, осуществлённому Сальваторе Квазимодо, но теперь на принципиально новом уровне: от вольных экспериментов он пришёл к полному овладению техникой. Сочинение состоит из пяти частей:

  1. «Подождём утреннюю звезду…» (Ион Хиосский). Molto animato.
  2. «Золотистые птицы, звонкоголосые, вольные…» (Аноним). Tranquillo; serenamente.
  3. «Ахерон, что терзает людей…» (Лициний). Rapinoso.
  4. «Почивают гор вершины и ущелья…» (Алкман). Lentamente.
  5. «И горю, как долгою ночью горят звёзды…» (Ивик). Mosso; scorrevole.

Сама последовательность выбранных текстов, по замыслу композитора, отражает ход человеческой жизни от рождения (рассвета) до смерти (заката). Музыкальная структура симметрична и увязана с выбором текстов. Симметричности структуры соответствует симметричность серии, чей второй гексахорд является ракоходом инверсии первого: [65e-208-197-t43][5].

В центре сочинения — символизирующий для Даллапикколы земную юдоль фрагмент из Лициния: «Ахерон, // Что терзает людей, // Бесконечно бурлящий источник плача и скорби»[6]. Центральность его подчёркивается пятикратно повторяемой идеограммой Распятия, что роднит «Пять песен» с традицией «музыки для глаз» позднего Средневековья и Возрождения, и было вдохновлено созерцанием Распятия в церкви Сан-Феличе (композитор даже зарисовал его), ежедневные молитвы в которой были неотъемлемой частью распорядка дня богобоязненного Даллапикколы.

Сам композитор ретроспективно отмечал независимость своего замысла от подобных ему, в частности, указывая на то, что на момент сочинения ему не было известно о существовании хранящегося в Музее Конде в Шантийи манускрипта, где пьеса Бода Кордье «Моя прекрасная…» («Belle bonne sage plaisante et gentille») выписана в форме сердца[3].

Выбор серии был изначально продиктован замыслом изобразить распростёртые на кресте руки Христа графическими средствами, предоставляемыми партитурой. Ещё до отъезда в США Даллапиккола специально по этому поводу связывался с издательством, чтобы заручиться гарантией того, что это будет возможно реализовать типографически[7]. В идеограмме видны элементы сериального мышления, контролирующего длительности, а также нечто родственное «необратимым ритмам» Мессиана.

Место в творчестве композитора[править | править код]

«Пяти песням», а также написанному годом позже «Концерту на Рождественскую ночь 1956 года» Даллапиккола придавал решающее значение в эволюции своего музыкального языка, а сам 1956 год считал поворотным как ознаменовавшим полное овладение им додекафонной техники и таящегося в ней потенциала, в чём он ретроспективно признался Йозефу Руферу в январе 1961 года во время беседы с тем на Берлинском радио в рамках передачи о современной итальянской музыке[1]. Открывающийся «Пятью песнями» новый этап творчества композитора охарактеризовался полным отказом от тонального центра и каких-либо на него аллюзий, регулярно присутствовавших в работах Даллапикколы ранее.

«Пять песен» также продолжают метрические и тембровые эксперименты, начатые в «Песнях на стихи Гёте» (1953). Тембр как независимый параметр выполняет структурообразующую роль в построении пронизывающих цикл неточных канонов[3].

Состав[править | править код]

Сочинение написано для баритона и камерного ансамбля в составе: флейта и альтовая флейта, арфа и фортепиано, кларнет «ля» и бас-кларнет, альт и виолончель. К окончательному составу ансамбля Даллапиккола пришёл в ходе непосредственной работы над партитурой, осознав также необходимость упорядочивания инструментов по тембрам с выделением четырёх их пар[3].

Посвящение[править | править код]

«Пять песен» посвящены американскому композитору Роджеру Сешенсу, бывшего близким другом композитора в течение нескольких десятилетий. Сешенс, в свою очередь, ответил на эту любезность посвящением в 1959 году Даллапикколе своих «Идиллий Феокрита» для сопрано и двух фортепиано[2].

Первые исполнения[править | править код]

Мировая премьера «Пяти песен» неожиданно для композитора оказалась под угрозой срыва, когда баритон Мартиал Сингер[en], рассматривавшийся в качестве солиста (в связи с чем Даллапиккола отказался от своего исходного замысла написать сочинение для контральто), ознакомившись с партитурой, заявил, что сочинение неисполнимо, и отказался от дальнейшего сотрудничества[1]. В результате чуть было не разразился скандал, так как сложилась беспрецедентная за всю историю деятельности респектабельного Фонда Спрэг Кулидж ситуация, широко освещавшаяся в прессе (впервые музыке в этой связи даже была посвящена передовица «Вашингтон Пост»)[1]. Стравинский по этому поводу в одной из своих бесед с Робертом Крафтом отметил: «Произведение вроде «Пяти песен» Даллапиккола не содержит никаких проблем, связанных с инструментальной интерваликой (eгo крестообразные построения в духе Джорджа Герберта предназначены для глаза и не представляют никакой сложности для слуха; невозможно услышать музыкальное изображение креста). Трудности здесь всецело ритмические, и средний музыкант должен учить подобную вещь такт за тактом»[8].

В конце концов, Сингера заменил Фредерик Фуллер, и мировая премьера состоялась 30 ноября 1956 года в Вашингтоне в концертном зале Библиотеки Конгресса; европейская премьера прошла в рамках цикла концертов «Музыка нашего времени» на Западногерманском радио в Кёльне[1]. Даллапиккола надеялся на то, что петь будет Фишер-Дискау, однако в итоге партию баритона исполнил Эберхард Вехтер (Фишер-Дискау позднее солировал в немецкой премьере «Молитв»)[1].

Мировая премьера и последующие концерты убедительно показали, что сочинение является крайне сложным для исполнения. Полностью удовлетворившего бы его исполнения композитор при жизни так и не услышал, выделяя, впрочем, работу с «Пятью песнями» Булеза[9]. Череда разочарований даже вынудила Даллапикколу, когда в начале 1959 года в Милане готовился очередной концерт с «Пятью песнями» под управлением Шерхена, попросить своего бывшего ученика Берио присутствовать на репетициях и сообщать ему об успехах музыкантов (чтобы приехать на концерт лишь при наличии оснований наконец-то услышать свою музыку такой, какой она была им написана): к сожалению, Берио лишь на последней репетиции увидел проблески света, когда воодушевлённый известием Даллапиккола прибыть из Флоренции вовремя не мог уже просто физически[9]. Запись «Пяти песен» с Шерхеном (с другим составом) была издана десятилетия спустя, в 1990 году.

Записи[править | править код]

  • 1957: Ансамбль Джульярдской школы музыки под управлением Фредерика Праусница[en], баритон Фредерик Фуллер. Концертная запись 1 февраля 1957 года. Не издавалась.
  • 1958/90: Солисты оркестра им. Алессандро Скарлатти под управлением Пьера Булеза, баритон Теодоро Роветта. Концертная запись 9 июня 1958 года в Неаполе. Издано лейблом «Stradivarius» (STR 10029).
  • 1964/90: Солисты оркестра театра «Ла Фениче» (Венеция) под управлением Германа Шерхена, баритон Марио Базиола[it]; запись с концерта 8 сентября 1964 года, издана в 1990 году на диске «Stradivarius» (STR 10034).
  • 1969: Тот же состав, что и в записи 1957 года. Запись многократно переиздавалась на грампластинках «CBS Epic», а позднее и на компакт-диске: Philips Modern Music Series A 01526 L.
  • 1979: «Arch Ensemble» под управлением Роберта Хьюза, баритон Томас Бакнер[en]; 1750 Arch Records S-1782. Критикой отмечается высокий уровень исполнения в целом (Хьюз в 1959-60 годах брал уроки композиции у Даллапикколы и хорошо знал его музыку), однако указывается на грубые интонационные ошибки солиста, вплоть до вольного «транспорта» им отдельных фраз[10]. Несмотря на это, запись следует считать наиболее художественно цельной и убедительной из всех существующих.

В Архиве Даллапикколы во Флоренции также доступен для ознакомления ряд других концертных записей, включая сделанную Хансом Росбаудом с баритоном Дереком Ольсеном в 1958 году в Баден-Бадене.

Библиография[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Kämper, Dietrich. Tra Europa e Stati Uniti // Luigi Dallapiccola. La vita e l'opera. — Firenze: Sansoni Editore, 1985. — P. 207-216.
  2. 1 2 Scalfaro, Anna. Capitolo II. Luigi Dallapiccola: dalle Liriche greche ai Cinque Canti // I Lirici Greci di Quasimodo: un ventennio di recezione musicale (Tesi di dottorato). — Università di Bologna, 2007. — P. 110-181.
  3. 1 2 3 4 Даллапиккола, Луиджи. О «Пяти песнях» для баритона и восьми инструментов // Parole e musica = A proposito dei «Cinque Canti» per baritono e otto strumenti / A cura di Fiamma Nicolodi. Introd. di Gianandrea Gavazzeni. — Milano: Il Saggiatore, 1980. — P. 489—496. — ISBN 9783885830054.
  4. Натан, Ханс. О методах работы Даллапикколы = On Dallapiccola's Working Methods // Perspectives of New Music. — 1977. — Т. 15, вып. 2. — С. 34—57.
  5. В цифровой нотации.
  6. В пер. с ит. П. Ступина
  7. Даллапиккола, Луиджи. Письма в издательство «Suvini Zerboni» от 23 июля 1956 года и 25 мая 1957 года. Приводятся в монографии Кемпера: Kämper, Dietrich. Luigi Dallapiccola. La vita e l'opera. — Firenze: Sansoni Editore, 1985. — P. 213.
  8. Стравинский, И. Ф. Диалоги. — Л.: Музыка, 1971. — С. 248.
  9. 1 2 165. Dallapiccola - Mila (25 febbraio 1959) // Tempus aedificandi. Luigi Dallapiccola — Massimo Mila. Carteggio 1933-1975 / a cura di Livio Aragona ; prefazione di Pierluigi Petrobelli. — Milano: Ricordi, 2005. — P. 220—221. — 428 p. — ISBN 8875927987.
  10. Eckert, Michael. Luigi Dallapiccola: Review of New Recordings // Perspectives of New Music. — 1983. — Т. 21, № 1/2. — С. 410-416.

Ссылки[править | править код]