Рабочая память

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Рабо́чая па́мять — это когнитивная система ограниченной емкости, обеспечивающая временное хранение информации, доступной для непосредственной обработки.[1] В русскоязычной литературе также используется термин оперативная память.[2] Работа рабочей памяти (РП) необходима для проведения рассуждений, для текущей мыслительной деятельности, например, для решения логической задачи или осознания сложной информации, и руководства при принятии решений и поведении.[3][4] Хотя РП, по-крайней мере, концептуально отличается от кратковременной памяти, РП позволяет манипулировать хранимой информацией, в то время как кратковременная память относится только к кратковременному хранению информации, в более раних публикациях часто эти термины использовались как синонимы.[5] Однако, есть исследования, которые показывают, что эти две формы памяти различны и на нейробиологическом уровне.[3][6] РП можно рассматривать, как оперативную составляющую кратковременной памяти, предназначенную для временного хранения информации во время её активной переработки мозгом, в которую собираются, сохраняются и обрабатываются, с применением интеллектуальных операций, сведения, необходимые для решения текущей задачи. При этом сознание видит и использует содержимое всей кратковременной памяти, но напрямую изменять может содержимое только её рабочей памяти. Рабочая память является теоретической концепцией, конструктом, занимающим центральное место в когнитивной психологии, нейропсихологии и нейробиологии. В некоторых публикациях РП отнесена к исполнительным функциям.

Проведённые исследования показали, что за кратковременную память отвечают участки в лобной и теменной долях мозга, передняя поясная кора, а также участки базальных ганглиев. Данные о расположении рабочей памяти получены первоначально при исследовании эффектов от удаления отделов мозга у животных, а затем в экспериментах по нейровизуализации[7]. В функционировании рабочей памяти принимает участие верхняя лобная извилина. Установлено, что повреждения левой верхней лобной извилины вызывают длительный и некомпенсированный дефицит рабочей памяти[8].

Понятие рабочей памяти тесно связывают с понятием подвижного интеллекта. Некоторые учёные находили связь между размером рабочей памяти и уровнем подвижного интеллекта, в связи с чем возникла теория о возможности развития подвижного интеллекта посредством тренировки рабочей памяти при использовании техник вроде n-назад[9].

История[править | править код]

Термин «рабочая память» был введён Миллером, Галантереи и Прибрамом,[10][11] и использовался в 1960-х годах в контексте теорий, которые сравнивали ум с компьютером. В 1968 году Аткинсон и Шиффрин[12] использовали этот термин для описания «краткосрочного запаса информации». То, что мы теперь называем рабочей памятью, ранее называлось: «кратковременное хранилище» или кратковременная память, первичная память, немедленная память, оперативная память и временная память.[13] Кратковременная память — это способность запоминать информацию на короткий период времени (порядка секунд). Большинство теоретиков сегодня используют концепцию рабочей памяти в качестве заменяющей или включающей более старую концепцию краткосрочной памяти, с сильным акцентом на манипулировании информацией, а не на её простом сохранении.

Наиболее раннее упоминание об экспериментах по нейробиологическим основаниям рабочей памяти появились более чем 100 лет назад, в описании Гитцига и Ферье экспериментов с удалением префронтальной коры (ПФК); они пришли к выводу, что лобная кора важна для когнитивных, а не сенсорных процессов.[14] В 1935 и 1936 годах Карлайл Якобсен и его коллеги первыми продемонстрировали вредоносный эффект нарушения функционирования ПФК на задержку ответа.[14][15]

Модели рабочей памяти[править | править код]

Многокомпонентная модель[править | править код]

Схема модели рабочей памяти Бэддели

В 1974 году Аланом Бэддели и Грэмом Хитчем[16] представили многокомпонентную модель рабочей памяти, являющуюся развитием модели памяти Аткинсона — Шиффрина.[17]. Предложенная модель включала три компонента: центральный исполнитель, фонологический цикл и визуально-пространственное хранилище, в которой центральный исполнитель выполняет функции центра управления, отбирающего и направляющего информацию между фонологическим и визуально-пространственным компонентами.[18] «Среди прочего» ЦИ отвечает за то, что направляет внимание на соответствующую информацию, подавляет отвлечение на нерелевантную информацию и неподходящие действия, и координирует когнитивные процессы при одновременном выполнении нескольких задач. ЦИ обеспечивает интеграцию информации и координацию «подчиненных систем», функции которых краткосрочное хранение информации. Одна из подчинённых систем фонологический цикл (ФЦ), обеспечивает хранение фонологической информации (такую, как речь) и предотвращает ее разрушение, постоянно обновляя ее в цикле памяти повторения. Например, ФЦ способен сохранять семизначный телефонный номер до тех пор, пока продолжает повторять его.[19] Другая подчиненная система, визуально-пространственное хранилище (ВПХ) служит для хранения визуальной и пространственной информации. Эта подсистема используется, например, для создания и обработки различных визуальных образов, а также для представления ментальных карт. ВПХ может далее быть разделён на визуальную подсистему (имеющую дело с такими явлениями, как форма, цвет и текстура) и пространственную подсистему (направленную на местоположение).

В 2000 году Бэддели расширил модель, добавив четвертый компонент, эпизодический буфер который содержит представления, объединяющие фонологическую, визуальную и пространственную информацию, и, возможно, информацию, не охватываемую подчиненные системы (например, семантическая информация, музыкальная информация, а также временные отметки, эмоциональную составляющую и другую). Эпизодический буфер является также связующим звеном между рабочей и долговременной памятью.[20] Этот компонент называется эпизодическим, так как, предполагается, что он связывает всю информацию РП в единое эпизодическое представление. Эпизодический буфер напоминает концепцию Тулвинга эпизодической памяти, но отличается тем, что является временным хранилищем.[21]

Рабочая память как часть долговременной памяти[править | править код]

Андерс Эриксон и Уолтер Кинч[22] ввели понятие «долговременной рабочей памяти», которое определили как совокупность «поисковых структур» долговременной памяти, обеспечивающих беспрепятственный доступ к информации, актуальной для повседневных задач. В соответствии с этой концепцией часть долговременной памяти эффективно функционирует как рабочая. Аналогично Коуэн не рассматривает рабочую память как систему отдельную от долговременной памяти. Представления в рабочей памяти являются подмножеством представлений в долговременной памяти. Рабочая память организована в виде двух встроенных уровня. Первый состоит из активированных представлений долговременной памяти. Их может быть много — теоретически число активаций представлений в долговременной памяти неограниченно. Второй уровень называется фокусом внимания. Считается, что фокус ограничен и может содержать до четырех активированных представлений.[23]

Оберауэр расширил модель Коуэна, добавив третий компонент, ‘’’суженный фокус внимания’’’, удерживающий в каждый момент времени в своём поле только один объект. Фокус из одного элемента встроен в фокус четырех элементов и служит для выбора отдельного фрагмента для обработки. Например, «фокус внимания» Коуэна может одновременно держать четыре цифры. Если человек хочет выполнить обработку каждой из этих цифр отдельно, например, добавив число два к каждой из цифр, то для каждой цифры требуется отдельная обработка, поскольку большинство людей не может выполнять несколько математических процессов одновременно параллельно.[24] Компонент внимания Оберауэра направляется на одну из цифр для обработки, а затем смещает фокус на следующую цифру, и этот процесс продолжается до тех пор, пока все цифры не будут обработаны.[25]

Оценка емкости рабочей памяти[править | править код]

Размер оперативной памяти определяется личным умением управлять своим умом.[26] Обычно считается, что рабочая память имеет ограниченную емкость. Ранее количественное определение предела емкости, связанного с кратковременной памятью, было « магическое число семь», предложенное Миллером в 1956 году.[27] Он утверждал, что способность обработки информации у молодых людей составляет около семи элементов, которые он назвал «отрезками» (фрагментами), независимо от того, являются ли эти элементы цифрами, буквами, словами или другими единицами. Более поздние исследования показали, что это число зависит от категории используемых фрагментов (например, размер может быть около семи для цифр, шесть для букв и пять для слов) и даже от особенностей фрагментов внутри категории. Например, размер меньше для длинных, чем для коротких слова. Как правило, объем памяти для словесного содержимого (цифр, букв, слов и т. д.) эависит от фонологической сложности содержимого (то есть количества фонем, количества слогов),[28] и от лексического статуса содержимого (является ли содержимое словами, известными человеку или нет).[29] Ряд других факторов влияют на измеряемый размер памяти человека, и поэтому трудно свести оценки объема кратковременной или рабочей памяти к нескольким фрагментам. Тем не менее, Коуэн сделал предположение, что рабочая память имеет емкость около четырех фрагментов у молодых людей (и меньше у детей и пожилых людей).[30]

Измерения и корреляции[править | править код]

Оценка объёма рабочей памяти может быть проведена с помощью различных задач. Обычно используется мера, основанная на парадигме двойной задачи, сочетающей составляющую на хранение информации с параллельной задачей обработки, которую иногда называют «сложным промежутком». Данеман и Карпентер изобрели первую версию задачи такого рода, «reading span task[en]», в 1980 году.[31] Участникам эксперимента предоставляли для чтения список из нескольких предложений (обычно от двух до шести) и им предлагалось запоминать последнее слово каждого из предложений. После чтения списка участники должны были воспроизвести слова в правильном порядке. Впоследствии было показано, что есть другие задачи, не имеющие характера двойной задачи, которые также являются хорошими показателями емкости рабочей памяти.[32] Если Данеман и Карпентер полагали, что для измерения объема рабочей памяти необходимы задачи сочетающие хранение и обработку информации, то теперь известно, что объем рабочей памяти можно измерить, как с помощью задач для рабочей памяти, в которых нет дополнительного компонента обработки,[33][34] так и с использованием определенных задач обработки, не связанных с запоминанием информации.[35][36] Вопрос о функциональности задач, которые могут считаться качественными показателями объема рабочей памяти, является темой текущих исследований.

Показатели емкости рабочей памяти тесно связаны с производительностью решения других сложных когнитивных задач, таких, как понимание смысла прочитанного, решение проблем, а также с коэффициентом интеллекта.[37]

Некоторые исследователи утверждают,[38] что ёмкость рабочей памяти отражает эффективность выполнения исполнительных функций, прежде всего способность поддерживать несколько представлений, имеющих отношение к задаче, в условиях воздействия отвлекающей нерелевантной информации; и что такие задачи, вероятно, отражают различия в индивидуальных способностях концентрировать и поддерживать внимание, особенно, в условиях наличия привлекающих внимание событий. Как и рабочая память, исполнительные функции, не исключительно, но сильно зависят от лобных областей мозга.[39]

Ряд исследователей считает, что способность рабочей памяти лучше характеризуются ментальной способностью понимать отношения в рассматриваемой информации и формировать отношения между элементами. Среди прочих, эта идея была выдвинута Грэмом Хэлфордом, который использовал ее для иллюстрации нашей ограниченной способности понимать статистические зависимости между переменными.[40] Он с другими исследователями попросил людей сравнить письменные утверждения об отношениях между несколькими переменными с графиками, иллюстрирующими то же или другое отношение, как в следующем предложении: «Если торт из Франции, то в нем больше сахара, если он сделан с шоколадом, чем если бы он был сделано со сливками, но если пирог из Италии, то в нем больше сахара, если он сделан со сливками, чем если бы он был сделан из шоколада». Это утверждение описывает отношение между тремя переменными (страна, ингредиент и количество сахара), которое является максимальным, понимаемым большинством людей. Очевидное ограничение емкости — это не ограничение памяти (всю релевантную информацию можно видеть непрерывно), а ограничение на количество взаимосвязей, отслеживаемых одновременно.

Экспериментальные исследования емкости рабочей памяти[править | править код]

Существует несколько гипотез о природе границы емкости. Одна из них заключается в том, что существует ограниченный пул когнитивных ресурсов необходимых для поддержки активности представлений и, обеспечения доступности их для обработки и для перерабатывающих их процессов.[41] Другая гипотеза состоит в том, что без обновления повторением перезаписи следы информации в рабочей памяти гаснут и исчезают в течение нескольких секунд, а, так, как, скорость перезаписи ограничена, то РП может поддерживать только ограниченный объем информации.[42] Еще одна идея заключается в том, что представления, хранящиеся в рабочей памяти, создают помехи и мешают друг другу.[43]

Теории затухания[править | править код]

Предположение, что содержание кратковременной или рабочей памяти со временем угасает, если только его не предотвращать повторением перезаписи, восходит к началу экспериментальных исследований краткосрочной памяти.[44][45] Это положение является также одним из основных в многокомпонентной теории рабочей памяти.[46] Наиболее сложная теория рабочей памяти, базирующаяся на предположении затухания — это «модель совместного использования ресурсов на основе времени».[47] Эта теория строится на предположении, что, если представления в рабочей памяти не обновляются, то они разрушаются. Их обновление требует использования механизма внимания, который также необходим для любой параллельной (конкурентной) задачи обработки. При наличии небольших временных интервалов, в которых задача обработки не требует механизма внимания, он может быть использован для обновления следов памяти. Поэтому теория предсказывает, что интенсивность забывания зависит от временной плотности требований внимания к задаче обработки — эта плотность называется «когнитивной нагрузкой». Когнитивная нагрузка зависит от двух переменных: требования задачи обработки к интенсивности выполнения отдельных шагов, и продолжительности каждого шага. Например, если задача обработки состоит в добавлении цифр, то необходимость добавлять еще одну цифру каждые полсекунды создает большую когнитивную нагрузку на систему, чем необходимость добавления цифры каждые две секунды. В серии экспериментов Barrouillet и его коллеги показали, что память для списков символов зависит не от количества шагов обработки и общего времени обработки, а от когнитивной нагрузки.[48]

Ресурсные теории[править | править код]

Ресурсные теории предполагают, что емкость рабочей памяти является ограниченным ресурсом, который должен совместно использоваться всеми представлениями, которые должны поддерживаться в рабочей памяти одновременно.[49] Некоторые теоретики ресурсов также предполагают, что хранение в памяти и параллельная обработка используют один и тот же ресурс;[41] этим можно объяснить почему эффективность памяти обычно ухудшается при одновременной потребности в обработке. Теории ресурсов были очень успешны в объяснении результатов тестов рабочей памяти для простых визуальных функций, таких, как цвета или ориентация полос. Продолжаются дебаты о том, является ли ресурс безгранично делимым, который можно разделить на любое число элементов в рабочей памяти, или же он состоит из небольшого числа дискретных «слотов», каждый из которых может быть назначен только одному элементу памяти, так что только ограниченное количество около 3 элементов может быть сохранено в рабочей памяти одновременно.[50]

Интерференционные теории (теории помех)[править | править код]

Теоретики обсуждали несколько форм интерференций. Одна из самых старых идей заключается в том, что новые элементы просто заменяют в рабочей памяти старые. Другой формой помех является поисковая конкуренция. Например, задача состоит в запоминании в заданном порядке списка из 7 слов, и воспроизведении списка начиная с первого слова. При попытке извлечь из памяти первое слово, случайно может выбраться второе слово, находящееся в непосредственной близости к первому, и тогда оба слова будут конкурировать за окончательный отбор. Часто, ошибками в задачах последовательного вспоминания является перепутывание в памяти соседних элементов списка (также, называемое транспозицией). Таким образом, поисковая конкуренция ограничивает способность вспоминать списки элементов в исходном порядке, а также, возможно, и в других задачах на рабочую память. Третья форма помех состоит в искажении представлений из-за наложения нескольких из них друг на друга, и таким образом, каждое из представлений размывается влиянием других.[51] Четвертая форма помех, которая предполагается некоторыми авторами, состоит в перемещении свойств.[52][53] Идея заключается в том, что каждое слово, цифра или другой элемент в рабочей памяти представлены в виде связки свойств, и когда несколько элементов обладают набором общих свойств, свойства одних элементов могут перемещаться к другим. Чем больше элементов хранится в рабочей памяти и чем больше их свойства перекрываются, тем сильнее перемещаются свойства и искажается, часто уменьшается, различие элементов.

Ограничения[править | править код]

Ни одна из представленных гипотез не может полностью объяснить данные экспериментов. Например, гипотеза о ресурсах предназначалась для объяснения компромисса между хранением и обработкой: чем больше информации должно храниться в рабочей памяти, тем медленнее и более подверженными ошибкам должны становиться параллельные процессы обработки, и процессы обработки с более высокой потребностью в памяти должны сильнее подавляться. Такая взаимосвязь исследовалась с помощью задач, типа, описанной выше, задачи чтения-запоминания. Было обнаружено, что сила взаимоподавления зависит от сходства информации, подлежащей запоминанию, и обработке. Например, процессы запоминания чисел и обработки пространственной информации или запоминания пространственной информации и обработки чисел выполняются совместно легче, чем запоминание и обработка материалов одного вида.[54] Также, проще осуществляется запоминание слов и обработка цифр или запоминание цифр и обработка слов, чем запоминание и обработка материалов одной категории.[55] Эти выводы также трудно объяснить в рамках гипотезы затухания, поскольку скорость исчезновения представлений в памяти должна зависеть только от длительности задержки повторения перезаписи или вспоминания задачей обработки, а не от ее содержания. Еще одна проблема для гипотезы затухания возникает в результате экспериментов, в которых вспоминание списка символов задерживается, либо инструктированием участников вспоминать более медленным темпом, либо указанием говорить какое-нибудь нерелевантное слово один или три раза между воспроизведениями каждой буквы. Здесь задержка вспоминания практически не влияет на его точность.[56][57] Вероятно, что теория помех, даёт наиболее логичное объяснение существенного затруднения параллельной работы процессов памяти и обработки при большом сходстве содержимого памяти и содержания задач обработки. Большой объём схожих материалов с большей вероятностью будет приводить к перемещению свойств от одних элементов к другим, их последующему перепутыванию, и увеличению поисковой конкуренции.

Развитие[править | править код]

Емкость рабочей памяти постепенно увеличивается с детства[58] и постепенно снижается в старости.[59]

Детство[править | править код]

Показатели производительности на тестах рабочей памяти постоянно растут с раннего детства к юности, при этом структура корреляций между различными тестами, в значительной степени, остается неизменной.[58] Начиная с работ в неопиажевской традиции,[60][61] теоретики утверждают, что увеличение емкости рабочей памяти является основной движущей силой когнитивного развития. Эта гипотеза получила сильную эмпирическую поддержку исследований, показывающих, что емкость рабочей памяти является надежным предиктором когнитивных способностей в детстве,[62] успешности в целом ряде областей, таких как[63][64]: владение родным языком, математика, способность понимать тексты, и осваивать другие учебные дисциплины и области знаний. Ещё более убедительные доказательства роли рабочей памяти в развития были получены в лонгитюдном исследовании, показывающем, что емкость рабочей памяти в любом возрасте предсказывает способность мыслить в более позднем возрасте.[65] Показано, что индивидуальные различия рабочей памяти объясняют от трети до половины всех индивидуальных различий общего интеллекта.[37][63] Исследования неопиажевской традиции дополнили эту картину, проанализировав сложность когнитивных задач с точки зрения количества предметов и отношений, которые необходимо одновременно учитывать при решения. В широком спектре дети способны справиться с версиями задач одинакового уровня сложности примерно в одном возрасте, в соответствии с предположением, что объем рабочей памяти ограничивает сложность, с которой они могут справиться в данном возрасте.[66] Хотя нейробиологические исследования подтверждают мнение, что у детей при выполнении различных задач для рабочей памяти активизируется префронтальная кора, метаанализ фМРТ сравнения детей со взрослыми, выполняющими задача n-назад, показал отсутствие постоянной активации префронтальной коры у детей, в то время как задние области, включая островковую корю и мозжечок, остаются незадействованными.[67]

Старение[править | править код]

Рабочая память входит в состав когнитивных функций, наиболее чувствительных к снижению в преклонном возрасте.[68][69] В психологии было предложено несколько объяснений причин этого снижения. Одним из них является теория скорости обработки когнитивного старения Тима Салтуза.[70] Опираясь на обнаружение общего замедления когнитивных процессов с возрастом людей, Salthouse утверждает, что более медленная обработка увеличивает время разрушения содержимого рабочей памяти, что снижает эффективную емкость. Однако сокращение объема рабочей памяти нельзя полностью объяснить замедлением, поскольку в старости емкость снижается сильнее, чем скорость обработки.[69][71] Другим предложением является гипотеза подавления, выдвинутая Линн Хашер и Роуз Закс.[72] Эта теория предполагает общий дефицит в пожилом возрасте в способности подавлять нерелевантную или более неактуальную информацию. Следовательно, рабочая память имеет тенденцию загромождаться ненужным содержимым, которое уменьшает эффективную емкость для соответствующего содержимого. Предположение о дефиците ингибирования в пожилом возрасте получило большую эмпирическую поддержку[73], но до сих пор неясно, объясняет ли полностью снижение способности к подавлению снижение емкости рабочей памяти. Вест привела ещё одно объяснение снижение емкости рабочей памяти и других когнитивных функций в пожилом возрасте, связанное с изменениями на нейронном уровне.[74] Она утверждала, что рабочая память в значительной степени зависит от префронтальной коры, которая в старении, ухудшается сильнее, чем другие области мозга. Связанное с возрастом снижение емкости рабочей памяти можно кратковременно устранить с помощью транскраниальной стимуляции низкой интенсивности, синхронизируя ритмы в областях двусторонней лобной и левой височной долях.[75]

Тренировка[править | править код]

Торкель Клингберг был первым, кто исследовал, оказывает ли интенсивная тренировка рабочей памяти благотворное влияние на другие когнитивные функции. Его новаторское исследование показало, что рабочую память можно улучшить, обучая пациентов с СДВГ с помощью компьютерных программ.[76] Исследование показало, что тренировка рабочей памяти увеличивает диапазон когнитивных способностей и повышает результаты тестов IQ. Другое исследование той же группы[77] продемонстрировало, что после тренировки активность мозга, связанная с рабочей памятью, повышалась в префронтальной коре, области, которую многие исследователи связывают с работой функции памяти. В одном из исследований было показано, что тренировка рабочей памяти увеличивает плотность дофаминовых рецепторов (в частности, DRD1) префронтальной и теменной коры в тесте персон.[78] Однако последующая работа с той же программой обучения не смогла воспроизвести положительное влияние обучения на когнитивные способности. Отчет метааналитических исследований по программе обучения Клингберга до 2011 года показывает, что такой тренинг в лучшем случае незначительно влияет на тесты интеллекта и внимания.[79]

В другом авторитетном исследовании тренировка с задачей рабочей памяти (двойная задача n-назад ) позволила улучшить показатели теста подвижного интеллекта у здоровых молодых людей.[80] В 2010 году было воспроизведено улучшение интеллектуального анализа подвижного интеллекта с помощью задачи n-назад,[81], но два исследования, опубликованные в 2012 году, не смогли воспроизвести эффект.[82][83] Объединенные данные, полученные в результате около 30 экспериментальных исследований эффективности обучения рабочей памяти, были оценены в нескольких метаанализах.[84][85] Авторы этих метаанализов не согласны в своих выводах относительно того, улучшает ли тренировка рабочей памятью интеллект. Тем не менее, эти метаанализы согласуются в своей оценке размера эффекта обучения рабочей памяти: если такой эффект есть, он, вероятно, будет небольшим.

Память и мозг[править | править код]

Нейронные механизмы хранения информации[править | править код]

Первое понимание нейронных и нейротрансмиттерных основ рабочей памяти было получено из исследований на животных. Работа Якобсена[86] и Фултон в 1930-х годах впервые показали, что поражение ПФК ухудшало качество пространственной рабочей памяти обезьян. В последующей работе Фустер[87] записал электрическую активность нейронов в ПФК обезьян, когда они выполняли задачу, включающую задержки. В этой задаче обезьяна видит, как экспериментатор кладет немного еды под одну из двух чашек одинакового вида. Затем затвор опускается на переменный период задержки, экранируя чашки от взгляда обезьяны. После задержки открывается затвор, и обезьяне разрешается извлекать еду из-под чашек. Успешный поиск с первой попытки то, чего животное может достигнуть после некоторой тренировки над заданием, требует сохранения информации о местоположения пищи в памяти в течение периода задержки. Фустер обнаружил нейроны в ПФК, которые срабатывали в основном в течение периода задержки, что позволяет предположить, что они участвовали в сохранении представления о местоположении пищи, пока оно было невидимым. Более поздние исследования показали, что подобные сохраняющие активность нейроны также находятся в задней части теменной коры, таламусе, хвостатом ядре и бледном шаре.[88] Работа Голдман-Ракич и других показала, что главная борозда дорсолатеральной ПФК (principal sulcal, dorsolateral PFC) соединяется со всеми этими областями мозга, и что нейронные микросети в ПФК способны сохранять информацию в рабочей памяти через повторяющиеся возбуждение глутаматных сетей пирамидальных клеток, которые продолжают срабатывать в течение всего периода задержки.[89] Эти сети настраиваются путем бокового торможения ГАМКергические интернейронов.[90] Системы нейромодулирующего возбуждения заметно изменяют функцию рабочей памяти ПФК; например, слишком малое или большое количество дофамина или норадреналина ухудшает работу сети ПФК[91] и производительность рабочей памяти.[92]

Описанные выше исследования по постоянному срабатыванию определенных нейронов в период задержки задач рабочей памяти, показывают, что мозг имеет механизм поддержания активных представлений без внешних сигналов. Однако сохранение активных представлений недостаточно, если задача требует поддержки более одного фрагмента информации. Кроме того, компоненты и функции каждого фрагмента должны быть правильно связаны друг с другом, чтобы предотвратить их перепутывание. Например, если требуется одновременно запомнить красный треугольник и зеленый квадрат, необходимо, чтобы «красный» связан с «треугольником», а «зеленый» — с «квадратом». Одним из способов установления таких связей является синхронизация нейронов, представляющие признаки одного фрагмента, и рассинхронизация нейронов, представляющих элементы разных фрагментов.[93] Для этого примера нейроны, представляющие красный цвет, должны срабатывать синхронно с нейронами, представляющими треугольник, но не срабатывать синхронно, с представляющими квадрат. На настоящее время нет прямых доказательств того, что рабочая память использует такой механизм связывания, поэтому были предложены и другие механизмы.[94] Предполагается, что синхронное срабатывание нейронов, участвующих в рабочей памяти, осуществляется с частотами в диапазоне тета-ритм (от 4 до 8 Гц). Действительно, мощность тета-частоты в ЭЭГ растёт с нагрузкой на рабочую память,[95] и колебания в тета-диапазоне, измеренные в разных частях головы становятся более скоординированными, когда человек пытается запомнить связь между двумя компонентами информации.[96]

Локализация в мозге[править | править код]

Определения локализации функций в головном мозге людей значительно упростилось с появлением методов визуализации мозга (ПЭТ и фМРТ). Исследование на их основе подтвердило, что области ПФК вовлечены в функции рабочей памяти. В течение 1990-х годов многие дискуссии были сосредоточены на функциях вентролатеральной и дорсолатеральной областях ПФК. Исследование поражений человека предоставляют дополнительные данные о роли дорсолатеральной префронтальной коры в рабочей памяти.[97] Одно предположение заключалось в том, что дорсолатеральные области отвечают за пространственную, а вентролатеральные области — за непространственную рабочую память. Другое предположение состояло в наличии функционального различия, в том, что вентролатеральные области в основном участвуют только в хранении информации, тогда как дорсолатеральные области, также вовлечены в задачи, требующие определенной обработки запоминаемого материала. Дискуссия полностью не завершена, но большая часть данных поддерживает точку зрения функциональных различий.[98]

Визуализация мозга также показала, что функции рабочей памяти не ограничиваются ПФК. Обзор многочисленных исследований[99] показывает, что области активации во время задач рабочей памяти, разбросаны по большой части коры. Для пространственных задач существует тенденция привлекать больше областей правого полушария, а для вербальной и объектной рабочей памяти больше областей левого полушария. Активация во время вербальных заданий на рабочую память может быть разбита на один компонент, отражающий хранение, в левой задней теменной коре, и компонент, отражающий повторение звука, в левой лобной коре (область Брока, участвующая в формировании речи).[100]

Формируется консенсус, что большинство задач на рабочую память вовлекают сеть из ПФК и теменных областей. Проведённое исследование показывает, что во время задач рабочей памяти связи между этими областями усиливаются.[101] Другое исследование показало, что эти области не случайно активируются во время задач на рабочую память, они необходимы для функционирования рабочей памяти. Временная их блокировка с помощью транскраниальной магнитной стимуляцией (ТМС), приводит к ухудшению выполнения задач.[102]

Текущие обсуждения касаются функции этих областей мозга. Было установлено, что ПФК активна в различных задачах, требующих исполнительных функций.[39] Это побуждает ряд исследователей утверждать, что роль ПФК в функционировании рабочей памяти состоит в управлении вниманием, выборе стратегий и манипулировании информацией, но не хранении информации. Функция хранения проявляется в более задних областях головного мозга, включая теменную кору.[103][104] Другие авторы интерпретируют деятельность в теменной коре как относящуюся к исполнительным функциям, поскольку эта область также активируется в задачах, требующих не памяти, а внимания[105]

Метаанализ 2003 года 60 нейровизуальных исследований показал, что кора левой лобной доли вовлечена в низкозатратные требования к вербальной рабочей памяти, кора правой лобной доли к пространственной рабочей памяти. Поля Бродмана 6, 8 и 9 в верхней лобной коре активны, при потребности в непрерывном обновлении рабочей памяти, когда память должна быть сохранена в течение некоторого времен. Правые поля Бродмана 10 и 47 в вентральной лобной коре чаще всего вовлечены в такие манипуляции, как двойные задачи или умственные операции, поле 7 задней теменной коры участвует во всех исполнительных функциях.[106]

Предполагается, что рабочая память включает два процесса с различными локализациями в лобной и теменной долях.[107] В первой, локализуется операция выбора, извлекающую наиболее релевантный элемент, а во второй, операция обновления, которая меняет фокус внимания на нем. Было обнаружено, что обновление фокуса внимания включает временную активацию в каудальной части верхней лобной борозды и задней теменной коры, в то время как возрастающие требования к отбору избирательно изменяют активацию в ростральной верхней лобной борозде и задней поясной извилине/en:precuneus.[107]

Уточнение функций областей мозга, вовлеченных в рабочую память, зависит от способности задач дифференцировать эти функции.[108] В большинстве исследований рабочей памяти, полученных с помощью визуализации мозга, использовались задачи распознавания, такие как отложенное распознавание одного или нескольких стимулов, или задача n-назад, в которой каждый новый стимул в длинной серии должен сравниваться со тем, что был n шагов назад. Преимущество задач распознавания состоит в том, что они требуют минимального движения (нажатие одной из двух клавиш), что облегчает фиксацию головы в сканере. Экспериментальные исследования и исследования индивидуальных различий в рабочей памяти, тем не менее, использовали в основном задания на вспоминание (например,  задача чтения диапазона (англ.), см. ниже). Не ясно, в какой степени задачи распознавания и вспоминания отражают одинаковые процессы и одинаковые ограничения производительности.

Нейровизуальные исследования мозга были проведены с заданием на период чтения или с соответствующими задачами. Повышенная активация во время этих задач была обнаружена в ПФК и, в нескольких исследованиях, также в передней поясной коре. Люди, выполняющие эту задачу лучше, показали большее увеличение активации в этих областях, и их активация коррелировала больше с течением времени, предполагая, что их нейронная активность в этих двух областях была лучше скоординирована, возможно, из-за более сильной из связности.[109][110]

Нейронные модели[править | править код]

Одним из подходов к моделированию нейрофизиологии и функционирования рабочей памяти является префронтальнокорковая базальноганглиевая рабочая память (PBWM) (англ.).

Влияние стресса на нейрофизиологию[править | править код]

Рабочая память страдает от интенсивного и хронического психологического стресса. Это явление впервые было обнаружено в исследованиях на животных Арнстеном и его коллегами,[111], которые показали, что вызванное стрессом высвобождение катехоламина в ПФК быстро снижает срабатывание нейронов ПФК и емкость памяти посредством прямых, внутриклеточных сигнальных путей.[112] Воздействие хронического стресса приводит к более глубокому нарушению рабочей памяти и дополнительным структурным изменениям в ПФК, включая дендритную атрофию и потерю шипиков,[113], который можно предотвратить путем ингибирования сигнальной протеинкиназы.[114] Проведённые с применением фМРТ подобные исследования на людях подтвердили, что ухудшение рабочей памяти, вызванная острым стрессом, связано с пониженной активацией ПФК, а стресс — с повышенным уровнем катехоламинов.[115] Визуализированные исследования студентов-медиков, сдающих стрессовые экзамены, также показали снижение функциональной связности ПфК, что согласуется с исследованиями на животных.[116] Выявленное заметное влияние стресса на структуру и функции ПФК может помочь объяснить, как стресс может вызвать или усугубить психическое заболевание. Чем больше стресса в жизни, тем ниже эффективность рабочей памяти при выполнении простых познавательных задач. Студенты, выполнявшие упражнения, снижающие появление негативных мыслей, показали увеличение емкости рабочей памяти. Состояние настроения (положительное или отрицательное) может оказывать влияние на дофамин, нейромедиатор, который, в свою очередь, может воздействовать на решение проблем.[117]

Влияние алкоголя на нейрофизиологию[править | править код]

Результатом злоупотребления алкоголя может быть повреждение мозга, что вызывает нарушение рабочей памяти.[118] Алкоголь влияет на уровень кислорода в крови (англ.) (BOLD ответ). BOLD ответ показывает повышенную оксигенацию крови при активности мозга, что делает этот ответ полезным инструментом для измерения нейронной активности.[119] При выполнении задачи на рабочую память ответ BOLD проявляется в таких областях мозга, как базальные ганглии и таламус. Подростки, которые начинают пить в молодом возрасте, проявляют снижение BOLD-ответа в этих областях мозга.[120] Молодые женщины с алкогольной зависимостью, в частности, демонстрируют меньший BOLD-ответ в теменных и лобных кортикальных слоях при выполнении задачи пространственной рабочей памяти.[121] Употребление алкоголем, в частности, может также повлиять на производительность для задач на рабочую память, особенно визуальную рабочую память.[122][123] Кроме того, по-видимому, существует гендерное различие в отношении того, как алкоголь влияет на рабочую память. Несмотря на то, что женщины лучше справляются с заданиями на вербальную рабочую память после употребления алкоголя, чем мужчины, они, похоже, хуже справляются с задачами на пространственную рабочую память, о чем свидетельствует меньшая мозговая активность.[124][125] Наконец, возраст является дополнительным фактором. Пожилые люди сильнее подвержены влиянию алкоголя на рабочую память, чем молодые.[126]

Генетика[править | править код]

Генетика поведения[править | править код]

Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти в некоторой степени наследуемы; примерно половина различий между людьми связана с различиями в их генах.[127][128][129] Генетический компонент изменчивости объема рабочей памяти в значительной степени разделяется с таковым для подвижного интеллекта.[128][127]

Попытки идентифицировать отдельные гены[править | править код]

Мало что известно о том, какие гены связаны с функционированием рабочей памяти. В теоретических рамках многокомпонентной модели был предложен один ген-кандидат, а именно ROBO1 для гипотетического фонологического цикла рабочей памяти.[130]

Роль в успеваемости[править | править код]

Объем рабочей памяти коррелирует с результатами обучения грамоте и счету. Первоначальные доводы наличия такой связи исходили из корреляции между емкости рабочей памяти и понимания читаемого, которое впервые наблюдали Данеман и Карпентер (1980)[131] и было подтверждено в последующем мета-аналитическом обзоре нескольких исследований.[132] Последующая исследования показали, что емкость рабочей памяти детей младшего школьного возраста точно прогнозировала успешность решения математических задач.[133] Одно из лонгитюдных исследований показало, что рабочая память ребенка в 5 лет является лучшим предиктором академического успеха, чем IQ.[134]

В широкомасштабном скрининговом исследовании в Великобритании у каждого десятого ребёнка обычных классов была идентифицирована недостаточность рабочей памяти. Большинство из них показали очень плохие результаты в учебе, независимо от их IQ.[135] Аналогично, недостаточность рабочей памяти была выявлена у детей в возрасте семи лет с низким уровнем успеваемости в ходе реализации национальной учебной программе.[136] Без соответствующего вмешательства эти дети отстают от своих сверстников. Недавнее исследование 37 детей школьного возраста со значительными нарушениями обучения показало, что емкость рабочей памяти при базовом измерении, но не IQ, предсказывает результаты обучения два года спустя.[137] Это говорит о том, что нарушения рабочей памяти связаны с низкими результатами обучения и представляют собой фактор высокого риска для успеваемости детей. У детей с нарушениями обучения, такими как дислексия, СДВГ и расстройствами координации развития, сходная картина очевидна.[138][139][140][141]

Примечания[править | править код]

  1. Models of working memory. Mechanisms of active maintenance and executive control (англ.) / Miyake, A.; Shah, P.. — Cambridge University Press, 1999.
  2. Душков Б. А., Смирнов Б. А., А. В. Королёв. Оперативная память // Психология труда, профессиональной, информационной и организационной деятельности. Словарь / Под ред. Б. А. Душкова. — 3-е изд. — М.: Академический проект, 2005. — С. 360—362. — (Gaudeamus). — ISBN 5-8291-0506-3.
  3. 1 2 Diamond A. Executive functions (англ.) // Annu Rev Psychol. — 2013. — Vol. 64. — P. 135—168. — doi:10.1146/annurev-psych-113011-143750. — PMID 23020641.. — «РП (хранение информации в уме и манипулирование ею) отличается от краткосрочной памяти (просто хранение информации в памяти). РП объединяет отдельные факторы в факторных анализах детей, подростков и взрослых (Alloway et al. 2004, Gathercole et al. 2004). Функционирование РП связаны с работой различных нейронный подсистем. В работу РП больше вовлекается дорсолатеральная префронтальная кора, в то время как сохранение информации в уме, но не манипулирование ею (пока количество элементов не огромно (надпороговое)), не требует вовлечения дорсолатеральной префронтальной коры (D'Esposito et al. 1999, Eldreth). et al. 2006, Smith & Jonides 1999). Визуальные исследования показывают, что фронтальная активация только в вентролатеральной префронтальной коре для поддержания памяти, которая не является надпороговой.

    РП и кратковременная память также показывают различные прогрессии развития; последняя развивается раньше и быстрее».
  4. Malenka R. C., Nestler E. J., Hyman S. E. Chapter 13: Higher Cognitive Function and Behavioral Control // Molecular Neuropharmacology: A Foundation for Clinical Neuroscience (англ.) / Sydor A., Brown R. Y.. — 2nd. — New York: McGraw-Hill Medical, 2009. — P. 313—321. — ISBN 978-0-07-148127-4.. — «Исполнительные функции, когнитивный контроль поведения, зависит от префронтальной коры головного мозга, высоко развитой у высших приматов и особенно у людей.
    Рабочая память - это кратковременный когнитивный буфер с ограниченными возможностями, который хранит информацию и позволяет манипулировать ею при принятии решений и поведения. ...
    Рабочая память может быть нарушена в СДВГ, наиболее распространенной детской психиатрической практике. расстройство, наблюдаемое в клинических условиях . .. СДВГ можно рассматривать как расстройство исполнительной функции; в частности, СДВГ характеризуется сниженной способностью оказывать и поддерживать когнитивный контроль поведения. По сравнению со здоровыми людьми, люди с СДВГ имеют сниженную способность подавлять несоответствующие доминантные ответы на раздражители (нарушение ингибирования ответа) и сниженную способность подавлять ответы на несоответствующие раздражители (нарушение подавления помех). Ранние результаты со структурной МРТ показывают истончение коры головного мозга у пациентов с СДВГ по сравнению с сопоставимыми по возрасту контрольными органами в префронтальной коре и задней теменной коре, областях, вовлеченных в рабочую память и внимание».
  5. Aben B., Stapert S., Blokland A. About the distinction between working memory and short-term memory (англ.) // Cognition. — 2012. — Vol. 3. — P. 301. — doi:10.3389/fpsyg.2012.00301. — PMID 22936922.
  6. Cowan, Nelson. What are the differences between long-term, short-term, and working memory? (англ.) — 2008. — Vol. 169. — P. 323—338. — (Progress in Brain Research). — ISBN 978-0-444-53164-3. — doi:10.1016/S0079-6123(07)00020-9.
  7. Кирилл Стасевич Как работает рабочая память // Наука и жизнь. — 2017. — № 7. — С. 59 — 63
  8. Functions of the left superior frontal gyrus in humans: a lesion study (англ.). Oxford Academic.
  9. Jaeggi S. M., Buschkuehl M., Jonides J., Perrig W. J. Improving fluid intelligence with training on working memory (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — United States National Academy of Sciences, 2008. — Vol. 105, no. 19. — P. 6829—6833. — ISSN 0027-8424. — doi:10.1073/pnas.0801268105. — PMID 18443283.
  10. Pribram, Karl H.; Miller, George A.; Galanter, Eugene. Plans and the structure of behavior. — New York: Holt, Rinehart and Winston (англ.), 1960. — С. 65. — ISBN 978-0-03-010075-8.
  11. Baddeley A. Working memory: looking back and looking forward (англ.) // Nature Reviews Neuroscience : journal. — 2003. — October (vol. 4, no. 10). — P. 829—839. — doi:10.1038/nrn1201. — PMID 14523382.
  12. Atkinson, R.C.; Shiffrin, R.M. Human Memory: A Proposed System and its Control Processes (англ.) / Kenneth W Spence; Janet T Spence. — The psychology of learning and motivation. — Academic Press, 1968. — Vol. 2. — P. 89—195. — ISBN 978-0-12-543302-0. — doi:10.1016/S0079-7421(08)60422-3.
  13. Fuster, Joaquin M. The prefrontal cortex: anatomy, physiology, and neuropsychology of the frontal lobe (англ.). — Philadelphia: Lippincott-Raven (англ.), 1997. — ISBN 978-0-397-51849-4.
  14. 1 2 Fuster, Joaquin. The prefrontal cortex. — 4. — Oxford, UK: Elsevier, 2008. — С. 126. — ISBN 978-0-12-373644-4.
  15. Benton, A. L. The prefrontal region:Its early history // Frontal lobe function and dysfunction (англ.) / Levin, Harvey, S.; Eisenberg, Howard, M.; Benton, Arthur, L.. — New York: Oxford University Press, 1991. — P. 19. — ISBN 978-0-19-506284-7.
  16. Baddeley, Alan D.; Hitch, Graham. Working Memory / Gordon H. Bower. — The psychology of learning and motivation. — Academic Press, 1974. — Т. 2. — С. 47—89. — ISBN 978-0-12-543308-2. — doi:10.1016/S0079-7421(08)60452-1.
  17. Бэддели А. Работает ли все ещё рабочая память? // Когнитивная психология: история и современность: Хрестоматия / Под ред. М. Фаликман, В. Спиридонова. М., 2011. С. 312—321.
  18. Levin, E.S. Working Memory : Capacity, Developments and Improvement Techniques (англ.). — New York: Nova Science Publishers, Inc. (англ.), 2011.
  19. Weiten, W. Variations in psychology. — 9. — New York: Wadsworth, 2013. — С. 281—282.
  20. Weiten, W. Variations in psychology. — 9. — Belmont, CA: Wadsworth, 2013. — С. 281—282.
  21. Baddeley, A. D. The episodic buffer: a new component of working memory? (англ.) // Trends Cogn. Sci. (англ.) : journal. — Cell Press[убрать шаблон], 2000. — Vol. 4, no. 11. — P. 417—423. — doi:10.1016/S1364-6613(00)01538-2. — PMID 11058819.
  22. Ericsson, K. A.; Kintsch, W. Long-term working memory (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 1995. — Vol. 102, no. 2. — P. 211—245. — doi:10.1037/0033-295X.102.2.211. — PMID 7740089.
  23. Cowan, Nelson. Attention and memory: an integrated framework (англ.). — Oxford [Oxfordshire]: Oxford University Press, 1995. — ISBN 978-0-19-506760-6.
  24. Schweppe, J. Attention, working memory, and long-term memory in multimedia learning: A integrated perspective based on process models of working memory (англ.) // Educational Psychology Review (англ.) : journal. — 2014. — Vol. 26, no. 2. — P. 289. — doi:10.1007/s10648-013-9242-2.
  25. Oberauer K. Access to information in working memory: exploring the focus of attention (англ.) // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition (англ.) : journal. — 2002. — May (vol. 28, no. 3). — P. 411—421. — doi:10.1037/0278-7393.28.3.411. — PMID 12018494.
  26. The Psychology of Learning and Motivation: Advances in Research and Theory (англ.). — Elsevier, 2004. — ISBN 9780080522777.
  27. Miller G. A. The magical number seven plus or minus two: some limits on our capacity for processing information (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 1956. — March (vol. 63, no. 2). — P. 81—97. — doi:10.1037/h0043158. — PMID 13310704. Переиздано: Miller G. A. The magical number seven, plus or minus two: some limits on our capacity for processing information. 1956 (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 1994. — April (vol. 101, no. 2). — P. 343—352. — doi:10.1037/0033-295X.101.2.343. — PMID 8022966.
  28. Service, Elisabet. The Effect of Word Length on Immediate Serial Recall Depends on Phonological Complexity, Not Articulatory Duration (англ.) // The Quarterly Journal of Experimental Psychology Section A : journal. — 1998. — 1 May (vol. 51, no. 2). — P. 283—304. — ISSN 0272-4987. — doi:10.1080/713755759.
  29. Hulme, Charles; Roodenrys, Steven; Brown, Gordon; Mercer, Robin. The role of long-term memory mechanisms in memory span (англ.) // British Journal of Psychology (англ.) : journal. — 1995. — November (vol. 86, no. 4). — P. 527—536. — doi:10.1111/j.2044-8295.1995.tb02570.x.
  30. Cowan, Nelson. The magical number 4 in short-term memory: A reconsideration of mental storage capacity (англ.) // Behavioral and Brain Sciences (англ.) : journal. — 2001. — Vol. 24, no. 1. — P. 87—185. — doi:10.1017/S0140525X01003922. — PMID 11515286.
  31. Daneman, Meredyth; Carpenter, Patricia A. Individual differences in working memory and reading (англ.) // Journal of Verbal Learning & Verbal Behavior (англ.) : journal. — 1980. — August (vol. 19, no. 4). — P. 450—466. — doi:10.1016/S0022-5371(80)90312-6.
  32. Oberauer, K.; Süss, H.-M.; Schulze, R.; Wilhelm, O.; Wittmann, W. W. Working memory capacity—facets of a cognitive ability construct (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2000. — December (vol. 29, no. 6). — P. 1017—1045. — doi:10.1016/S0191-8869(99)00251-2.
  33. Unsworth, Nash; Engle, Randall W. On the division of short-term and working memory: An examination of simple and complex span and their relation to higher order abilities (англ.) // Psychological Bulletin (англ.) : journal. — 2007. — Vol. 133, no. 6. — P. 1038—1066. — doi:10.1037/0033-2909.133.6.1038. — PMID 17967093.
  34. Colom, R. Abad, F. J. Quiroga, M. A. Shih, P. C. Flores-Mendoza, C. Working memory and intelligence are highly related constructs, but why? (англ.) // Intelligence : journal. — 2008. — Vol. 36, no. 6. — P. 584—606. — doi:10.1016/j.intell.2008.01.002.
  35. Oberauer, K. Süß, H.-M. Wilhelm, O. Wittmann, W. W. The multiple faces of working memory - storage, processing, supervision, and coordination (англ.) // Intelligence : journal. — 2003. — Vol. 31, no. 2. — P. 167—193. — doi:10.1016/s0160-2896(02)00115-0.
  36. Chuderski, Adam. The relational integration task explains fluid reasoning above and beyond other working memory tasks (англ.) // Memory & Cognition (англ.) : journal. — 2013. — 25 September (vol. 42, no. 3). — P. 448—463. — ISSN 0090-502X. — doi:10.3758/s13421-013-0366-x. — PMID 24222318.
  37. 1 2 Conway A. R., Kane M. J., Engle R. W. Working memory capacity and its relation to general intelligence (англ.) // Trends in Cognitive Sciences (англ.) : journal. — Cell Press[убрать шаблон], 2003. — December (vol. 7, no. 12). — P. 547—552. — doi:10.1016/j.tics.2003.10.005. — PMID 14643371.
  38. Engle, R. W.; Tuholski, S. W.; Laughlin, J. E.; Conway, A. R. Working memory, short-term memory, and general fluid intelligence: a latent-variable approach (англ.) // Journal of Experimental Psychology: General (англ.) : journal. — 1999. — September (vol. 128, no. 3). — P. 309—331. — doi:10.1037/0096-3445.128.3.309. — PMID 10513398.
  39. 1 2 Kane, M. J.; Engle, R. W. The role of prefrontal cortex in working-memory capacity, executive attention, and general fluid intelligence: an individual-differences perspective (англ.) // Psychonomic Bulletin & Review : journal. — 2002. — December (vol. 9, no. 4). — P. 637—671. — doi:10.3758/BF03196323. — PMID 12613671. (недоступная ссылка)
  40. Halford, G. S.; Baker, R.; McCredden, J. E.; Bain, J. D. How many variables can humans process? // Psychological Science. — 2005. — Январь (т. 16, № 1). — С. 70—76. — doi:10.1111/j.0956-7976.2005.00782.x. — PMID 15660854.
  41. 1 2 Just, M. A.; Carpenter, P. A. A capacity theory of comprehension: individual differences in working memory (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 1992. — January (vol. 99, no. 1). — P. 122—149. — doi:10.1037/0033-295X.99.1.122. — PMID 1546114.
  42. Towse, J. N.; Hitch, G. J.; Hutton, U. On the interpretation of working memory span in adults (англ.) // Memory & Cognition (англ.) : journal. — 2000. — April (vol. 28, no. 3). — P. 341—348. — doi:10.3758/BF03198549. — PMID 10881551.
  43. Waugh N. C., Norman D. A. Primary Memory (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 1965. — March (vol. 72, no. 2). — P. 89—104. — doi:10.1037/h0021797. — PMID 14282677.
  44. Brown, J. Some tests of the decay theory of immediate memory // Quarterly Journal of Experimental Psychology. — 1958. — Т. 10. — С. 12—21. — doi:10.1080/17470215808416249.
  45. Peterson, L. R.; Peterson, M. J. Short-term retention of individual verbal items (англ.) // Journal of Experimental Psychology (англ.) : journal. — 1959. — Vol. 58, no. 3. — P. 193—198. — doi:10.1037/h0049234. — PMID 14432252.
  46. Baddeley, A. D. Working memory. — Oxford: Clarendon, 1986.
  47. Barrouillet P., Bernardin S., Camos V. Time constraints and resource sharing in adults' working memory spans (англ.) // Journal of Experimental Psychology: General (англ.) : journal. — 2004. — March (vol. 133, no. 1). — P. 83—100. — doi:10.1037/0096-3445.133.1.83. — PMID 14979753.
  48. Time and cognitive load in working memory, J Exp Psychol Learn Mem Cogn, May 2007 
  49. Ma; W. J.; Husain, M.; Bays, P. M. Changing concepts of working memory (англ.) // Nature Reviews Neuroscience : journal. — 2014. — Vol. 17, no. 3. — P. 347—356. — doi:10.1038/nn.3655. — PMID 24569831.
  50. van den Berg, Ronald; Awh, Edward; Ma, Wei Ji. Factorial comparison of working memory models (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 2014. — Vol. 121, no. 1. — P. 124—149. — doi:10.1037/a0035234. — PMID 24490791.
  51. Oberauer, Klaus; Lewandowsky, Stephan; Farrell, Simon; Jarrold, Christopher; Greaves, Martin. Modeling working memory: An interference model of complex span (англ.) // Psychonomic Bulletin & Review : journal. — 2012. — 20 June (vol. 19, no. 5). — P. 779—819. — ISSN 1069-9384. — doi:10.3758/s13423-012-0272-4. — PMID 22715024.
  52. Oberauer, Klaus; Kliegl, Reinhold. A formal model of capacity limits in working memory (англ.) // Journal of Memory and Language (англ.) : journal. — 2006. — November (vol. 55, no. 4). — P. 601—626. — doi:10.1016/j.jml.2006.08.009.
  53. Bancroft, T.; Servos, P. Distractor frequency influences performance in vibrotactile working memory (англ.) // Experimental Brain Research (англ.) : journal. — 2011. — Vol. 208, no. 4. — P. 529—532. — doi:10.1007/s00221-010-2501-2. — PMID 21132280.
  54. Maehara, Yukio; Saito, Satoru. The relationship between processing and storage in working memory span: Not two sides of the same coin (англ.) // Journal of Memory and Language (англ.) : journal. — 2007. — February (vol. 56, no. 2). — P. 212—228. — doi:10.1016/j.jml.2006.07.009.
  55. Li, Karen Z.H. Selection from Working Memory: on the Relationship between Processing and Storage Components (англ.) // Aging, Neuropsychology, and Cognition : journal. — 1999. — June (vol. 6, no. 2). — P. 99—116. — doi:10.1076/anec.6.2.99.784.
  56. Lewandowsky S., Duncan M., Brown G. D. Time does not cause forgetting in short-term serial recall (англ.) // Psychonomic Bulletin & Review : journal. — 2004. — October (vol. 11, no. 5). — P. 771—790. — doi:10.3758/BF03196705. — PMID 15732687. (недоступная ссылка)
  57. Oberauer K., Lewandowsky S. Forgetting in immediate serial recall: decay, temporal distinctiveness, or interference? (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 2008. — July (vol. 115, no. 3). — P. 544—576. — doi:10.1037/0033-295X.115.3.544. — PMID 18729591.
  58. 1 2 Gathercole, S. E.; Pickering, S. J.; Ambridge, B.; Wearing, H. The structure of working memory from 4 to 15 years of age (англ.) // Developmental Psychology : journal. — 2004. — Vol. 40, no. 2. — P. 177—190. — doi:10.1037/0012-1649.40.2.177. — PMID 14979759.
  59. Salthouse, T. A. The aging of working memory // Neuropsychology. — 1994. — Т. 8, № 4. — С. 535—543. — doi:10.1037/0894-4105.8.4.535.
  60. Pascual-Leone, J. A mathematical model for the transition rule in Piaget's developmental stages (англ.) // Acta Psychologica (англ.) : journal. — 1970. — Vol. 32. — P. 301—345. — doi:10.1016/0001-6918(70)90108-3.
  61. Case, R. (1985). Intellectual development. Birth to adulthood. New York: Academic Press.
  62. Jarrold, C., & Bayliss, D. M. (2007). Variation in working memory due to typical and atypical development. In A. R. A. Conway, C. Jarrold, M. J. Kane, A. Miyake & J. N. Towse (Eds.), Variation in working memory (pp. 137—161). New York: Oxford University Press.
  63. 1 2 Белова А. П., Малых С. Б. Природа индивидуальных различий рабочей памяти (рус.) // Теоретическая и экспериментальная психология. — 2013. — Т. 6, № 3. — С. 54—64. — ISSN 2073-0861.
  64. Clair-Thompson H.S. et al. Improving chil- dren’s working memory and classroom performance // Educational Psychology. — 2010. — Vol. 30. — No. 2. — P. 203—219.
  65. Kail, R. Longitudinal evidence that increases in processing speed and working memory enhance children's reasoning (англ.) // Psychological Science : journal. — 2007. — Vol. 18, no. 4. — P. 312—313. — doi:10.1111/j.1467-9280.2007.01895.x. — PMID 17470254.
  66. Andrews, G.; Halford, G. S. A cognitive complexity metric applied to cognitive development // Cognitive Psychology. — 2002. — Т. 45, № 2. — С. 153—219. — doi:10.1016/S0010-0285(02)00002-6. — PMID 12528901.
  67. Yaple, Z., Arsalidou, M (2018). N-back working memory task: Meta-analysis of normative fMRI studies with children, Child Development, 89(6), 2010—2022.
  68. Hertzog C., Dixon R. A., Hultsch D. F., MacDonald S. W. Latent change models of adult cognition: are changes in processing speed and working memory associated with changes in episodic memory? (англ.) // Psychol Aging (англ.) : journal. — 2003. — December (vol. 18, no. 4). — P. 755—769. — doi:10.1037/0882-7974.18.4.755. — PMID 14692862.
  69. 1 2 Park D. C., Lautenschlager G., Hedden T., Davidson N. S., Smith A. D., Smith P. K. Models of visuospatial and verbal memory across the adult life span (англ.) // Psychol Aging (англ.) : journal. — 2002. — June (vol. 17, no. 2). — P. 299—320. — doi:10.1037/0882-7974.17.2.299. — PMID 12061414.
  70. Salthouse, T. A. The processing speed theory of adult age differences in cognition (англ.) // Psychological Review (англ.) : journal. — 1996. — Vol. 103, no. 3. — P. 403—428. — doi:10.1037/0033-295X.103.3.403. — PMID 8759042.
  71. Mayr, U.; Kliegl, R.; Krampe, R. T. Sequential and coordinative processing dynamics in figural transformation across the life span (англ.) // Cognition : journal. — 1996. — Vol. 59, no. 1. — P. 61—90. — doi:10.1016/0010-0277(95)00689-3. — PMID 8857471.
  72. Hasher, L., & Zacks, R. T. (1988). Working memory, comprehension, and aging: A review and new view. In G. H. Bower (Ed.), The psychology of learning and motivation, Vol. 22, (pp. 193—225). New York: Academic Press.
  73. Hasher, L., Zacks, R. T., & May, C. P. (1999). Inhibitory control, circadian arousal, and age. In D. Gopher & A. Koriat (Eds.), Attention and Performance (pp. 653—675). Cambridge, MA: MIT Press.
  74. West, R. L. An application of prefrontal cortex function theory to cognitive aging (англ.) // Psychological Bulletin (англ.) : journal. — 1996. — Vol. 120, no. 2. — P. 272—292. — doi:10.1037/0033-2909.120.2.272. — PMID 8831298.
  75. Devlin, H.. Scientists reverse memory decline using electrical pulses (англ.), The Guardian (8 April 2019).
  76. Klingberg, T.; Forssberg, H.; Westerberg, H. Training of working memory in children with ADHD (англ.) // Journal of Clinical and Experimental Neuropsychology (англ.) : journal. — 2002. — September (vol. 24, no. 6). — P. 781—791. — doi:10.1076/jcen.24.6.781.8395. — PMID 12424652.
  77. Olesen P. J., Westerberg H., Klingberg T. Increased prefrontal and parietal activity after training of working memory (англ.) // Nature Neuroscience : journal. — 2004. — January (vol. 7, no. 1). — P. 75—9. — doi:10.1038/nn1165. — PMID 14699419.
  78. McNab, F.; Varrone, A.; Farde, L. et al. Changes in cortical dopamine D1 receptor binding associated with cognitive training (англ.) // Science : journal. — 2009. — February (vol. 323, no. 5915). — P. 800—802. — doi:10.1126/science.1166102. — Bibcode2009Sci...323..800M. — PMID 19197069.
  79. Hulme, C. & Melby-Lervåg, M. Current evidence does not support the claims made for CogMed working memory training (англ.) // Journal of Applied Research in Memory and Cognition (англ.) : journal. — 2012. — Vol. 1, no. 3. — P. 197—200. — doi:10.1016/j.jarmac.2012.06.006.
  80. Jaeggi, S.M.; Buschkuehl, M.; Jonides, J.; Perrig, W. J. Improving fluid intelligence with training on working memory (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 2008. — May (vol. 105, no. 19). — P. 6829—6833. — doi:10.1073/pnas.0801268105. — Bibcode2008PNAS..105.6829J. — PMID 18443283.
  81. Jaeggi, Susanne M.; Studer-Luethi, Barbara; Buschkuehl, Martin; Su, Yi-Fen; Jonides, John; Perrig, Walter J. The relationship between n-back performance and matrix reasoning — implications for training and transfer (англ.) // Intelligence : journal. — 2010. — Vol. 38, no. 6. — P. 625—635. — ISSN 0160-2896. — doi:10.1016/j.intell.2010.09.001.
  82. Redick, Thomas S.; Shipstead, Zach; Harrison, Tyler L.; Hicks, Kenny L.; Fried, David E.; Hambrick, David Z.; Kane, Michael J.; Engle, Randall W. No evidence of intelligence improvement after working memory training: A randomized, placebo-controlled study (англ.) // Journal of Experimental Psychology: General (англ.) : journal. — 2013. — Vol. 142, no. 2. — P. 359—379. — ISSN 1939-2222. — doi:10.1037/a0029082. — PMID 22708717.
  83. Chooi, Weng-Tink; Thompson, Lee A. Working memory training does not improve intelligence in healthy young adults (англ.) // Intelligence : journal. — 2012. — Vol. 40, no. 6. — P. 531—542. — ISSN 0160-2896. — doi:10.1016/j.intell.2012.07.004.
  84. Au, Jacky; Sheehan, Ellen; Tsai, Nancy; Duncan, Greg J.; Buschkuehl, Martin; Jaeggi, Susanne M. Improving fluid intelligence with training on working memory: a meta-analysis (англ.) // Psychonomic Bulletin & Review : journal. — 2014. — 8 August (vol. 22, no. 2). — P. 366—377. — ISSN 1069-9384. — doi:10.3758/s13423-014-0699-x. — PMID 25102926.
  85. Melby-Lervåg, Monica; Redick, Thomas S.; Hulme, Charles. Working Memory Training Does Not Improve Performance on Measures of Intelligence or Other Measures of "Far Transfer" (англ.) // Perspectives on Psychological Science (англ.) : journal. — 2016. — 29 July (vol. 11, no. 4). — P. 512—534. — doi:10.1177/1745691616635612. — PMID 27474138.
  86. Jacobsen C. F. Studies of cerebral function in primates // Comparative Psychology Monographs. — 1938. — Т. 13, № 3. — С. 1—68.
  87. Fuster J. M. Unit activity in prefrontal cortex during delayed-response performance: neuronal correlates of transient memory (англ.) // Journal of Neurophysiology (англ.) : journal. — 1973. — January (vol. 36, no. 1). — P. 61—78. — doi:10.1152/jn.1973.36.1.61. — PMID 4196203.
  88. Ashby F. G., Ell S. W., Valentin V. V., Casale M. B. FROST: a distributed neurocomputational model of working memory maintenance (англ.) // Journal of Cognitive Neuroscience (англ.) : journal. — 2005. — November (vol. 17, no. 11). — P. 1728—1743. — doi:10.1162/089892905774589271. — PMID 16269109.
  89. Goldman-Rakic P. S. Cellular basis of working memory (англ.) // Neuron (англ.). — Cell Press[убрать шаблон], 1995. — Vol. 14, no. 3. — P. 447—485. — doi:10.1016/0896-6273(95)90304-6. — PMID 7695894.
  90. Rao S. G., Williams G. V., Goldman-Rakic P. S. Destruction and creation of spatial tuning by disinhibition: GABA(A) blockade of prefrontal cortical neurons engaged by working memory (англ.) // Journal of Neuroscience (англ.) : journal. — 2000. — Vol. 20, no. 1. — P. 485—494. — doi:10.1523/JNEUROSCI.20-01-00485.2000. — PMID 10627624.
  91. Arnsten AFT; Paspalas CD; Gamo NJ; Y. Y; Wang M. Dynamic Network Connectivity: A new form of neuroplasticity (англ.) // Trends in Cognitive Sciences (англ.) : journal. — Cell Press[убрать шаблон], 2010. — Vol. 14, no. 8. — P. 365—375. — doi:10.1016/j.tics.2010.05.003. — PMID 20554470.
  92. Robbins T. W., Arnsten A. F. The neuropsychopharmacology of fronto-executive function: monoaminergic modulation (англ.) // Annu Rev Neurosci : journal. — 2009. — Vol. 32. — P. 267—287. — doi:10.1146/annurev.neuro.051508.135535. — PMID 19555290.
  93. Raffone A., Wolters G. A cortical mechanism for binding in visual working memory (англ.) // Journal of Cognitive Neuroscience (англ.) : journal. — 2001. — August (vol. 13, no. 6). — P. 766—785. — doi:10.1162/08989290152541430. — PMID 11564321.
  94. O'Reilly, Randall C.; Busby, Richard S.; Soto, Rodolfo. Three forms of binding and their neural substrates: Alternatives to temporal synchrony // The unity of consciousness: Binding, integration, and dissociation (англ.) / Cleeremans, Axel. — Oxford: Oxford University Press, 2003. — P. 168—190. — ISBN 978-0-19-850857-1.
  95. Klimesch, W. Binding principles in the theta frequency range // Handbook of binding and memory (англ.) / Zimmer, H. D.; Mecklinger, A.; Lindenberger, U.. — Oxford: Oxford University Press, 2006. — P. 115—144.
  96. Wu X., Chen X., Li Z., Han S., Zhang D. Binding of verbal and spatial information in human working memory involves large-scale neural synchronization at theta frequency (англ.) // NeuroImage (англ.) : journal. — 2007. — May (vol. 35, no. 4). — P. 1654—1662. — doi:10.1016/j.neuroimage.2007.02.011. — PMID 17379539.
  97. Barbey, Aron K.; Koenigs, Michael; Grafman, Jordan. Dorsolateral prefrontal contributions to human working memory (англ.) // Cortex : journal. — 2013. — Vol. 49, no. 5. — P. 1195—1205. — doi:10.1016/j.cortex.2012.05.022. — PMID 22789779.
  98. Owen, A. M. The functional organization of working memory processes within human lateral frontal cortex: the contribution of functional neuroimaging (англ.) // The European Journal of Neuroscience (англ.) : journal. — 1997. — July (vol. 9, no. 7). — P. 1329—1339. — doi:10.1111/j.1460-9568.1997.tb01487.x. — PMID 9240390.
  99. Smith E. E., Jonides J. Storage and executive processes in the frontal lobes (англ.) // Science : journal. — 1999. — March (vol. 283, no. 5408). — P. 1657—1661. — doi:10.1126/science.283.5408.1657. — PMID 10073923.
  100. Smith, E. E.; Jonides, J.; Marshuetz, C.; Koeppe, R. A. Components of verbal working memory: evidence from neuroimaging (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1998. — February (vol. 95, no. 3). — P. 876—882. — doi:10.1073/pnas.95.3.876. — Bibcode1998PNAS...95..876S. — PMID 9448254.
  101. Honey, G. D.; Fu, C. H.; Kim, J. et al. Effects of verbal working memory load on corticocortical connectivity modeled by path analysis of functional magnetic resonance imaging data (англ.) // NeuroImage (англ.) : journal. — 2002. — October (vol. 17, no. 2). — P. 573—582. — doi:10.1016/S1053-8119(02)91193-6. — PMID 12377135.
  102. Mottaghy, F. M. Interfering with working memory in humans (англ.) // Neuroscience (англ.). — Elsevier, 2006. — April (vol. 139, no. 1). — P. 85—90. — doi:10.1016/j.neuroscience.2005.05.037. — PMID 16337091.
  103. Curtis, C. E.; D'Esposito, M. Persistent activity in the prefrontal cortex during working memory (англ.) // Trends in Cognitive Sciences (англ.) : journal. — Cell Press[убрать шаблон], 2003. — September (vol. 7, no. 9). — P. 415—423. — doi:10.1016/S1364-6613(03)00197-9. — PMID 12963473.
  104. Postle B. R. Working memory as an emergent property of the mind and brain (англ.) // Neuroscience (англ.) : journal. — Elsevier, 2006. — April (vol. 139, no. 1). — P. 23—38. — doi:10.1016/j.neuroscience.2005.06.005. — PMID 16324795.
  105. Collette, F.; Hogge, M.; Salmon, E.; Van der Linden, M. Exploration of the neural substrates of executive functioning by functional neuroimaging (англ.) // Neuroscience (англ.) : journal. — Elsevier, 2006. — April (vol. 139, no. 1). — P. 209—221. — doi:10.1016/j.neuroscience.2005.05.035. — PMID 16324796.
  106. Wager, Tor D.; Smith, Edward E. Neuroimaging studies of working memory: a meta-analysis (англ.) // Cognitive, Affective & Behavioral Neuroscience (англ.) : journal. — 2003. — 1 December (vol. 3, no. 4). — P. 255—274. — ISSN 1530-7026. — doi:10.3758/cabn.3.4.255. — PMID 15040547.
  107. 1 2 Bledowski, C.; Rahm, B.; Rowe, J. B. What 'works' in working memory? Separate systems for selection and updating of critical information (англ.) // The Journal of Neuroscience (англ.) : journal. — 2009. — October (vol. 29, no. 43). — P. 13735—13741. — doi:10.1523/JNEUROSCI.2547-09.2009. — PMID 19864586.
  108. Coltheart, M. What has functional neuroimaging told us about the mind (so far)? (англ.) // Cortex : journal. — 2006. — April (vol. 42, no. 3). — P. 323—331. — doi:10.1016/S0010-9452(08)70358-7. — PMID 16771037.
  109. Kondo, H.; Osaka, N.; Osaka, M. Cooperation of the anterior cingulate cortex and dorsolateral prefrontal cortex for attention shifting (англ.) // NeuroImage (англ.) : journal. — 2004. — October (vol. 23, no. 2). — P. 670—679. — doi:10.1016/j.neuroimage.2004.06.014. — PMID 15488417.
  110. Osaka N., Osaka M., Kondo H., Morishita M., Fukuyama H., Shibasaki H. The neural basis of executive function in working memory: an fMRI study based on individual differences (англ.) // NeuroImage (англ.) : journal. — 2004. — February (vol. 21, no. 2). — P. 623—631. — doi:10.1016/j.neuroimage.2003.09.069. — PMID 14980565.
  111. Arnsten, A. F. The biology of being frazzled (англ.) // Science. — 1998. — June (vol. 280, no. 5370). — P. 1711—1712. — doi:10.1126/science.280.5370.1711. — PMID 9660710.
  112. Arnsten, A. F. Stress signalling pathways that impair prefrontal cortex structure and function (англ.) // Nature Reviews Neuroscience : journal. — 2009. — June (vol. 10, no. 6). — P. 410—422. — doi:10.1038/nrn2648. — PMID 19455173.
  113. Radley, J. J.; Rocher, A. B.; Miller, M.; Janssen, W. G.; Liston, C.; Hof, P. R.; McEwen, B. S.; Morrison, J. H. Repeated stress induces dendritic и loss in the rat medial prefrontal cortex (англ.) // Cereb Cortex (англ.) : journal. — 2006. — March (vol. 16, no. 3). — P. 313—320. — doi:10.1093/cercor/bhi104. — PMID 15901656.
  114. Hains, A. B.; Vu, M. A.; Maciejewski, P. K.; van Dyck, C. H. (англ.); Gottron, M.; Arnsten, A. F. Inhibition of protein kinase C signaling protects prefrontal cortex dendritic spines and cognition from the effects of chronic stress (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 2009. — October (vol. 106, no. 42). — P. 17957—17962. — doi:10.1073/pnas.0908563106. — Bibcode2009PNAS..10617957H. — PMID 19805148.
  115. Qin S., Hermans E. J., van Marle H. J., Luo J., Fernández G. Acute psychological stress reduces working memory-related activity in the dorsolateral prefrontal cortex (англ.) // Biological Psychiatry (англ.) : journal. — 2009. — July (vol. 66, no. 1). — P. 25—32. — doi:10.1016/j.biopsych.2009.03.006. — PMID 19403118.
  116. Liston C., McEwen B. S., Casey B. J. Psychosocial stress reversibly disrupts prefrontal processing and attentional control (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 2009. — January (vol. 106, no. 3). — P. 912—917. — doi:10.1073/pnas.0807041106. — Bibcode2009PNAS..106..912L. — PMID 19139412.
  117. Revlin, Russell. Human Cognition : Theory and Practice. — International. — New York, NY: Worth Pub, 2007. — С. 147. — ISBN 978-0-7167-5667-5.
  118. van Holst R. J., Schilt T. Drug-related decrease in neuropsychological functions of abstinent drug users (англ.) // Curr Drug Abuse Rev : journal. — 2011. — March (vol. 4, no. 1). — P. 42—56. — doi:10.2174/1874473711104010042. — PMID 21466500.
  119. Jacobus J.; Tapert S. F. Neurotoxic Effects of Alcohol in Adolescence (англ.) // Annual Review of Clinical Psychology (англ.) : journal. — 2013. — Vol. 9, no. 1. — P. 703—721. — doi:10.1146/annurev-clinpsy-050212-185610. — PMID 23245341.
  120. Weiland B. J., Nigg J. T., Welsh R. C., Yau W. Y., Zubieta J. K. et al. Resiliency in adolescents at high risk for substance abuse: flexible adaptation via subthalamic nucleus and linkage to drinking and drug use in early adulthood (англ.) // Alcohol. Clin. Exp. Res. (англ.) : journal. — 2012. — Vol. 36, no. 8. — P. 1355—1364. — doi:10.1111/j.1530-0277.2012.01741.x. — PMID 22587751.
  121. Tapert S. F., Brown G. G., Kindermann S. S., Cheung E. H., Frank L. R., Brown S. A. fMRI measurement of brain dysfunction in alcohol-dependent young women (англ.) // Alcohol. Clin. Exp. Res. (англ.) : journal. — 2001. — Vol. 25, no. 2. — P. 236—245. — doi:10.1111/j.1530-0277.2001.tb02204.x. — PMID 11236838.
  122. Ferrett H. L., Carey P. D., Thomas K. G., Tapert S. F., Fein G. Neuropsychological performance of South African treatment-naive adolescents with alcohol dependence (англ.) // Drug Alcohol Depend : journal. — 2010. — Vol. 110, no. 1—2. — P. 8—14. — doi:10.1016/j.drugalcdep.2010.01.019. — PMID 20227839.
  123. Crego A., Holguin S. R., Parada M., Mota N., Corral M., Cadaveira F. Binge drinking affects attentional and visual working memory processing in young university students (англ.) // Alcohol. Clin. Exp. Res. (англ.) : journal. — 2009. — Vol. 33, no. 11. — P. 1870—1879. — doi:10.1111/j.1530-0277.2009.01025.x. — PMID 19673739.
  124. Greenstein J. E., Kassel J. D., Wardle M. C., Veilleux J. C., Evatt D. P., Heinz A. J., Yates M. C. The separate and combined effects of nicotine and alcohol on working memory capacity in nonabstinent smokers (англ.) // Experimental and Clinical Psychopharmacology (англ.) : journal. — 2010. — Vol. 18, no. 2. — P. 120—128. — doi:10.1037/a0018782. — PMID 20384423.
  125. Squeglia L. M., Schweinsburg A. D., Pulido C., Tapert S. F. Adolescent binge drinking linked to abnormal spatial working memory brain activation: Differential gender effects (англ.) // Alcoholism: Clinical and Experimental Research (англ.) : journal. — 2011. — Vol. 35, no. 10. — P. 1831—1841. — doi:10.1111/j.1530-0277.2011.01527.x. — PMID 21762178.
  126. Boissoneault J., Sklar A., Prather R., Nixon S. J. Acute effects of moderate alcohol on psychomotor, set shifting, and working memory function in older and younger social drinkers (англ.) // Journal of Studies on Alcohol and Drugs (англ.) : journal. — 2014. — Vol. 75, no. 5. — P. 870—879. — doi:10.15288/jsad.2014.75.870. — PMID 25208205.
  127. 1 2 Engelhardt, Laura E.; Mann, Frank D.; Briley, Daniel A.; Church, Jessica A.; Harden, K. Paige; Tucker-Drob, Elliot M. Strong genetic overlap between executive functions and intelligence (англ.) // Journal of Experimental Psychology: General (англ.) : journal. — 2016. — Vol. 145, no. 9. — P. 1141—1159. — doi:10.1037/xge0000195. — PMID 27359131.
  128. 1 2 Ando, Juko; Ono, Yutaka; Wright, Margaret J. Genetic Structure of Spatial and Verbal Working Memory (англ.) // Behavior Genetics : journal. — 2001. — Vol. 31, no. 6. — P. 615—624. — ISSN 0001-8244. — doi:10.1023/A:1013353613591.
  129. Blokland, Gabriëlla A. M.; McMahon, Katie L.; Thompson, Paul M.; Martin, Nicholas G.; de Zubicaray, Greig I.; Wright, Margaret J. Heritability of Working Memory Brain Activation (англ.) // Journal of Neuroscience (англ.) : journal. — 2011. — 27 July (vol. 31, no. 30). — P. 10882—10890. — doi:10.1523/jneurosci.5334-10.2011. — PMID 21795540.
  130. Bates, Timothy. Genetic Variance in a Component of the Language Acquisition Device: ROBO1 Polymorphisms Associated with Phonological Buffer Deficits (англ.) // Behavior Genetics : journal. — 2011. — Vol. 41, no. 1. — P. 50—7. — doi:10.1007/s10519-010-9402-9. — PMID 20949370.
  131. Daneman, Meredyth; Carpenter, Patricia A. Individual differences in working memory and reading (англ.) // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior (англ.) : journal. — 1980. — 1 August (vol. 19, no. 4). — P. 450—466. — doi:10.1016/S0022-5371(80)90312-6.
  132. Daneman, Meredyth; Merikle, Philip M. Working memory and language comprehension: A meta-analysis (англ.) // Psychonomic Bulletin & Review : journal. — 1996. — Vol. 3, no. 4. — P. 422—433. — ISSN 1069-9384. — doi:10.3758/BF03214546. — PMID 24213976.
  133. Swanson, H. Lee; Beebe-Frankenberger, Margaret. The Relationship Between Working Memory and Mathematical Problem Solving in Children at Risk and Not at Risk for Serious Math Difficulties (англ.) // Journal of Educational Psychology (англ.) : journal. — 2004. — Vol. 96, no. 3. — P. 471—491. — doi:10.1037/0022-0663.96.3.471.
  134. Alloway T. P., Alloway R. G. Investigating the predictive roles of working memory and IQ in academic attainment (англ.) // Journal of Experimental Child Psychology (англ.) : journal. — 2010. — Vol. 106, no. 1. — P. 20—9. — doi:10.1016/j.jecp.2009.11.003. — PMID 20018296.
  135. Alloway T. P., Gathercole S. E., Kirkwood H., Elliott J. The cognitive and behavioral characteristics of children with low working memory (англ.) // Child Development : journal. — 2009. — Vol. 80, no. 2. — P. 606—621. — doi:10.1111/j.1467-8624.2009.01282.x. — PMID 19467014.
  136. Gathercole, Susan E.; Pickering, Susan J. Working memory deficits in children with low achievements in the national curriculum at 7 years of age (англ.) // British Journal of Educational Psychology (англ.) : journal. — 2000. — 1 June (vol. 70, no. 2). — P. 177—194. — ISSN 2044-8279. — doi:10.1348/000709900158047. — PMID 10900777.
  137. Alloway, Tracy Packiam. Working Memory, but Not IQ, Predicts Subsequent Learning in Children with Learning Difficulties (англ.) // European Journal of Psychological Assessment : journal. — 2009. — Vol. 25, no. 2. — P. 92—8. — doi:10.1027/1015-5759.25.2.92.
  138. Pickering, Susan J. Working memory in dyslexia / Tracy Packiam Alloway; Susan E Gathercole. — Working memory and neurodevelopmental disorders. — New York, NY: Psychology Press, 2006. — ISBN 978-1-84169-560-0.
  139. Wagner, Richard K.; Muse, Andrea. Short-term memory deficits in developmental dyslexia (англ.) / Tracy Packiam Alloway; Susan E Gathercole. — Working memory and neurodevelopmental disorders. — New York, NY: Psychology Press, 2006. — ISBN 978-1-84169-560-0.
  140. Roodenrys, Steve. Working memory function in attention deficit hyperactivity disorder (англ.) / Tracy Packiam Alloway; Susan E Gathercole. — orking memory and neurodevelopmental disorders. — New York, NY: Psychology Press, 2006. — ISBN 978-1-84169-560-0.
  141. Alloway, Tracy Packiam. Working memory skills in children with developmental coordination disorder (англ.) / Tracy Packiam Alloway; Susan E Gathercole. — orking memory and neurodevelopmental disorders. — New York, NY: Psychology Press, 2006. — ISBN 978-1-84169-560-0.

Литература[править | править код]