Эта статья входит в число хороших статей

Раздолье (картина Дейнеки)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Раздолье (Дейнека).jpg
Александр Дейнека
Раздолье. 1944
Холст, масло. 204 × 300 см
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
(инв. Ж-4500)

«Раздолье» — одна из наиболее известных картин советского художника Александра Дейнеки, созданная летом 1944 года. Полотно находится в коллекции Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге.

Картина, по мнению искусствоведов, является удачным сочетанием спортивного жанра с пейзажем. Красота и пластика хорошо развитого, сильного тела героинь полотна, по словам академика В. П. Сысоева, «удваивает эстетическую притягательность картины» и служит для зрителя «источником радостного сопереживания». По его мнению, «Раздолье» отражает ощущение художником близкой победы над фашистской Германией[1].

История создания и судьба картины[править | править код]

Images.png Внешние изображения
Набросок художника к картине «Раздолье»
Image-silk.png Александр Дейнека. Бегущая девушка. Рисунок к картине «Раздолье» (двухсторонний), 1944.

Работа над «Раздольем» была начата художником ещё до начала Великой Отечественной войны, а закончена в 1944 году[2]. Новая ситуация в стране, новые мысли и чувства заставили Александра Дейнеку переработать первоначальный эскиз, «подобрать более современный типаж и отвечающий ему пейзажный фон». «Раздолье» опережало события, происходившие в это время на фронте, где шли тяжёлые бои с отступающими немецкими войсками, оно изображало идеальный мир таким, каким его мечтал увидеть художник после окончания военных действий. Это — повседневная жизнь прекрасных людей, ощущающих свою свободу. В основу сюжета, представленного на переднем плане, Александр Дейнека теперь положил мотив легкоатлетического бега: несколько девушек совершают утреннюю пробежку по берегу, с которого открывается вид на русло реки. Картина в этом варианте, по мнению академика Владимира Сысоева, — предвидение будущего Дня Победы, отражение веры в могущество Родины[3].

В Курской государственной картинной галерее имени А. А. Дейнеки находится двухсторонний рисунок к картине «Раздолье». Он создан в 1944 году и изображает бегущую девушку. Техника исполнения — карандаш, цветные карандаши по тонированной бумаге. Размер — 28,9 × 22,2 сантиметра (номер в Госкаталоге — 14208345, в каталоге Курской галереи — 05442, инвентарный номер в коллекции галереи — Г 2119)[4].

Техника создания картины — масляная живопись по холсту. Размер полотна — 204 × 300 см (ранние указания размера противоречивы, в первом издании каталога Всесоюзной выставки 1946 года указывался размер 208 × 300 см, а во втором издании того же каталога — 205 × 300 см)[5]. В каталоге персональной выставки художника 1957 года указывается размер 208 × 302 см[6]. Впервые полотно было представлено широкой публике в Москве в залах Государственной Третьяковской галереи на «Всесоюзной художественной выставке. Живопись, скульптура, графика» 1946 года. Дейнека также представил здесь свои живописные работы «Парашютный десант на Днепре», «Возвращение на родину после изгнания немцев», «Портрет жены» и скульптурную композицию «Эстафета». Внимание зрителей и искусствоведов привлекла именно картина «Раздолье». Художественными критиками она была оценена положительно, однако в рецензии искусствоведа Владимира Гапошкина, опубликованной под названием «Живописцы Москвы и Ленинграда» в газете «Советское искусство», были высказаны и замечания в адрес художника:

«А. Дейнека в своей картине „Раздолье“ как всегда интересен своей композиционной неожиданностью, оригинальностью ракурса и динамичностью. Однако нам кажется, что в живописном отношении этот талантливый художник повторяет себя. Приятная, может быть, сама по себе, его, несколько аскетичная цветовая гамма, воспринимается в последних работах художника, как несколько нарочитая и условная. Вспоминается другой Дейнека периода „Мать“, „Игра в мяч“ и др.»

— Дейнека. Живопись[5]

В следующем, 1947 году полотно «Раздолье» было представлено на международной выставке в Вене. Картина в 1949 году поступила в Русский музей, где экспонируется в настоящее время, через Комитет по делам искусств при Совете министров СССР. Инвентарный номер в коллекции музея — Ж-4500[5].

Картина неоднократно представляла творчество Дейнеки на выставках: на персональной в 1957 году в Москве и Ленинграде, на Всесоюзной — в 1958 году в Москве, на выставке в 1958—1959 годах в Москве, в 1966—1967 годах — на выставках в Курске, Киеве и Риге. Картина демонстрировалась на выставке в Академии художеств СССР в 1973—1975 годах, на выставках в Москве в 1975 и 1978 (персональная выставка Дейнеки в Центральном выставочном зале) годах, в 1980 году в Москве и Ленинграде, на выставках в Москве в 1980 (персональная) и 1990 годах, в 2007 году в Санкт-Петербурге на выставке «Поэтика воды»[5].

Картина представляло советское искусство на международных выставках: в 1990 году — на выставке в Манчестере; на выставке «Агитация за счастье» (1993—1996), которая проходила в Касселе, Санкт-Петербурге, Праге, Турку, Стокгольме; в 1997 году на выставке в Иерусалиме; в 2006—2007 годах в Китае на выставке «Венера советская»[5].

Сюжет картины[править | править код]

На картине изображён солнечный летний день. В небе плывут белые облака, на заднем плане течёт река, на поверхности воды в лучах света играют разноцветные блики. За рекой изображены типично русские бескрайние просторы — лес и поля. На высокий крутой берег выбегает несколько девушек[2]. На переднем плане девушек только две, это позволяет зрителю сконцентрировать своё внимание на их фигурах. На среднем плане художник изображает трёх бегуний, а на заднем плане — ещё четырёх[7]. Для их фигур характерны сила, здоровье и жизнерадостность[8]. Загорелые тела ещё не высохли после купания в реке. Девушки возникают перед зрителем, проносятся перед его взглядом и исчезают за левым краем полотна[2]. Два дерева, берёза и сосна, растущие на крутом берегу реки, задают вертикальную ось композиции, стога сена видны на заднем плане[7].

Картина в оценке искусствоведов, культурологов и зрителей[править | править код]

Гендерные проблемы советского общества на картине «Раздолье»[править | править код]

Бегущая девушка на западном фронтоне Парфенона, 447—433 до н. э.

Пэт Симпсон сопоставляла картину Дейнеки с публикацией Государственного комитета по делам искусств в газете «Литература и искусство» от 19 февраля 1944 года, поставившей «благородную задачу художника» «быть певцом силы и непобедимости нашего правительства, выражать устремления и мысли советского народа, отразить решающую победу над варварством». Она оценивала название картины «Razdol’e» как одновременное обозначение пространства и свободы и видела в картине коннотации пространства / свободы с отступлением немецких войск с советских территорий, которые они оккупировали в 1941—1942 годах. Возникновение замысла картины она объясняла личным интересом Дейнеки к спортивным темам, фактическим использованием спортивных мероприятий для празднования окончания оккупации, а также идеологической задачей использования физической культуры как средства для создания нового советского человека[9].

Образы девушек на картине она относила к женскому типу, разработанному между 1930-ми и 1940-ми годами, в первую очередь самим Дейнекой и Верой Мухиной. При этом она отмечала тенденцию наполнить эти образы качествами, воспринимаемыми как мужские, — героизмом, идеологической чистотой, силой тела и воли, однако Симпсон отвергает мнение Геннадия Ревзина, что присутствие таких качеств в образах женщин Дейнеки якобы превратило их в чудовищных, деэротизированных, ницшеанских «суперженщин»[9]. Симпсон считала, что образы спортсменок в «Раздолье» вполне соответствуют картинам и плакатам Дейнеки начала 1930-х годов, например, «Мать» (1932), «Играющие в мяч» (1932) и «Физкультурница» (1933): у их героинь — такое же телосложение, такие же мускулистые фигуры с выступающими грудями и достаточно большими бёдрами, схожие черты лица, угловатые и острые носы, среди них преобладают блондинки; с точки зрения Симпсон, это говорит об идеальности, а не конкретности таких образов. В 1920-х годах советское образование и психология имели тенденцию к биомеханическим теоретическим исследованиям, рассматривающим организм человека как идеальную машину, зависящую прежде всего от окружающей среды для правильного развития. Эти идеи оказали наибольшее влияние на роботизированные изображения Дейнеки того времени. В 1930-е годы в советской педагогике и психологии произошло смещение акцента с биомеханических идей на сознательную подготовку и личную волю, целенаправленное воспитание, как наиболее важные факторы в создании нового человеческого типа. Женские образы «Раздолья» воплощают, по мнению Симпсон, именно эту тенденцию[10].

По мнению Симпсон, мощная мускулатура женщин, изображённых художником, обусловлена самой жизнью — это результат физических упражнений и / или физического труда. В контексте реалий Великой Отечественной войны это является естественным и обыденным — женщины были основной рабочей силой в тылу, участвовали наряду с мужчинами в военных действиях[11]. Исследовательница отмечала борьбу между а) официальным продвижением гендерно-нейтральной конструкции нового советского человека с её последствием в виде недифференцированного равенства полов и б) интересом к изображениям женщин как эротических объектов для мужского взгляда[11]. С 1934 года официальный моральный климат стал более пуританским. Обвинения в порнографии могло привести к пяти годам тюремного заключения. Обнажённая натура в живописи стала редкостью, Дейнека отказался от изображений обнажённых спортсменок, характерных для его творчества начала 1930-х годов. Тем не менее, можно, по мнению Симпсон, увидеть и проблески эротического беспокойства — в серии полотен Александра Герасимова конца 1930-х и 1940-х годов, на плакате Д. Антонова, воспроизведённом на первой полосе «Литература и искусство» от 15 августа 1942 года[12]. В период с июня 1941 года по середину 1944 года официальная пропаганда поощряла женщин к занятию традиционными мужскими рабочими профессиями в промышленности и сельском хозяйстве, но гендерная роль женщин позиционировалась как жёны, сёстры, матери, особое внимание уделялось матери как воплощению Родины[13]. Симпсон делала вывод, что советские женщины должны были взять на себя тройное бремя: занятости, материнства и домашнего хозяйства. Это ограничивало реальное пространство, которое они могли бы занимать в советской социальной структуре, хотя по современным картине европейским стандартам они имели беспрецедентную значимость в большинстве сфер социальной и политической жизни. Живая реальность советских женщин была, возможно, далека от мифологии «Раздолья» Дейнеки. Цель «Раздолья» заключалась в том, чтобы проецировать на холст героические мифологии, а не изображать повседневную реальность[14].

Истоки вдохновения художника при создании картины[править | править код]

Искусствовед и живописец Игорь Долгополов отмечал влияние на полотно «Раздолье» Дейнеки античных идеалов и образцов[15]. Он писал о картине:

«девушки сродни античным богиням — стройные, длинноногие, быстрые, как мечта… Дух Эллады… Он витает вокруг нас… Древняя, вечная по цельности и духу гармонии пора. Ведь, невзирая на все достижения XX века, на вершины науки и техники, освоенные людьми, всё же эти образы, встречающие нас в парках и старых дворцах, музеях и галереях, непостижимы и загадочны своим непокоримым духовным магнетизмом, той эманацией прекрасного, которая отличает зоревую пору культуры человечества — греческую античность»

— Игорь Долгополов. Александр Дейнека[15]
Филипп Малявин. Бабы, 1905

Кандидат исторических наук Владислав Аксёнов считает, что женские образы Александра Дейнеки в картине «Раздолье» продолжают традицию так называемых «красных баб» Филиппа Малявина, Абрама Архипова, Кузьмы Петрова-Водкина, откуда они заимствовали «здоровую, фертильную телесность, в противовес болезненной хрупкости декаденток эпохи модерна». Внешность таких девушек не предполагает романтического настроя: для них не характерны томная нега, черты лица подчёркивают волю и решительность. При этом их позы и одежды на картине Александра Дейнеки оказываются неприемлемыми в рамках патриархальных традиций деревни. Произошла трансформация бабы-крестьянки в рабочую-физкультурницу[16].

Художественные и культурологические аспекты полотна[править | править код]

Профессор Е. В. Шорохов отмечал, что ощущение динамичности композиции создаётся с помощью демонстрации каждой фигуры в определённой фазе движения. Ритмическое чередование различных его фаз создаёт иллюзию смены одного движения другим. Этот ритм даёт ощущение реальности движения в картине. По этому принципу и строит Дейнека картину «Раздолье». Ритм здесь отличается сложной структурой. Движение спортсменок начинается внизу, оно продолжается от реки вверх на высокий берег, первоначально при этом девушки бегут прямо на зрителя, а затем — параллельно плоскости картины[17].

Кандидат исторических наук Владислав Аксёнов цитирует работу Сьюзен Зонтаг «Магический фашизм», в которой она отметила сходство «утопической эстетики физического совершенства» фашистской Германии и СССР, которая в обоих случаях была основана на подавлении сексуальной энергии и её обращении на служение общественным идеалам. Он отмечает, что идиллическая картина занимающихся спортом на фоне деревенских просторов молодых девушек на полотне «Раздолье» не имела ничего общего с реальным бытом сельской жизни советского общества того времени, она символизировала раскрестьянивание деревни. Аксёнов считает, что в годы Великой Отечественной войны типаж «раскрестьянившейся физкультурницы» (отдалённо напоминавшей «красную бабу») стал эталоном для создания образа Родины-матери[16].

Британский культуролог, профессор истории искусств и визуальной культуры Университета Бристоля Майк О’Махоуни в книге об изображении спорта в советском искусстве «Спорт в СССР. Физическая культура — визуальная культура» отмечал, что гендерные ассоциации в картине Дейнеки весьма двусмысленные. Художник, по его мнению, отождествляет землю с женским началом. Это даёт ему возможность ввести вуайеристский момент. Дейнека делает акцент на едва одетых женских телах, практически не скрывая его. Помещение в центре картины спортсменок отдаёт дань героизму, проявленному советскими женщинами в военные годы, как в тылу, так и на фронте. О’Махоуни предполагал, что, так как мужское население Советского Союза во время войны резко сократилось, можно предположить: Дейнека указывал также на роль женщины в будущем восстановлении страны. Он считает, что ключевой для полотна является демонстрация спортивной подготовки как одного из самых важных факторов победы в войне[18]. О’Махоуни цитировал в своей книге неназванного по имени крупного советского военачальника, который писал в газете «Физкультура и спорт»:

«В первую очередь спортивным организациям мы обязаны тем, что советские люди закалены, что они приобрели такие качества, как храбрость, настойчивость, сила воли, выносливость, патриотизм. Солдату эти качества нужны на поле боя. Но эти же самые качества будут широко востребованы и в мирное время»

— Майк О’Махоуни. Спорт в СССР. Физическая культура — визуальная культура[18]

Майк О’Махоуни обращал внимание, что в 1946 году режиссёр Сергей Юткевич снял короткометражный документальный фильм «Молодость нашей страны», который стал одним из первых, снятых в СССР в цвете. Фильм чередует сцены физкультурных парадов с длинными романтическими видовыми кадрами. Британский культуролог считал, что Юткевич в визуальном решении ориентировался (пусть даже частично) именно на картину Александра Дейнеки «Раздолье»[19].

Картина «Раздолье» в контексте творчества художника[править | править код]

Images.png Внешние изображения
Картина «Раздолье» в контексте творчества художника
Image-silk.png Александр Дейнека. В обеденный перерыв в Донбассе, 1935.
Image-silk.png Александр Дейнека. Купальщицы, 1952.
Image-silk.png Александр Дейнека. Эстафета по кольцу «Б», 1947.

Академик В. П. Сысоев сопоставлял картину «Раздолье» с другой картиной Александра Дейнеки «В обеденный перерыв в Донбассе», созданной в 1935 году. Обе эти картины, по его мнению, являются «визитными карточками» двух разных периодов его творчества[20]. Сысоев отмечал, что цитата из автобиографического очерка Дейнеки выражает настроение героев обеих картин (с сохранением орфографии и знаков препинания оригинала):

«Бывает, вас охватывает задор, прилив энергии, мышцы пружинятся, по телу проходит холодок бодрости, вы как бы только что поутру, раннему, утру с росой вышли из холодной реки, вам хочется куда-то бежать сбросить запасы лишней энергии, растрачивать её большими пригоршнями со смехом и задором, смотреть на жизнь, слушать её, ломать, подминать и строить. Мысли бегут самые дерзкие, в голове уйма проектов, жестоких и добрых, и работа — роскошная растрата буйного бытия»

— Владимир Сысоев. Александр Дейнека[20]

Искусствовед находит общие черты в фабуле и композиции обоих полотен, однако находит различие в степени конкретизации: картина 1935 года условна и отражает романтическую мечту о светлом будущем. В картине 1944 года также изображена, по его мнению, вымышленная реальность, но здесь присутствуют телесная плотность фигур, их объёмность, трёхмерность пространства[21]. В обоих случаях образы, рождённые фантазией художника, обладают убедительной достоверностью[20].

Ещё одной картиной Александра Дейнеки, вызывавшей у искусствоведов ассоциации с «Раздольем», была картина «Купальщицы» 1952 года[22]. Доктор искусствоведения, профессор И. Л. Маца писал о ней:

«Это то же „Раздолье“ в новом варианте? И да, и нет. Да, ибо мы видим тот же типичный среднерусский пейзаж, тех же здоровых прелестных в своей цветущей молодости простых русских девушек. Но в отличие от хотя и лёгкого, но напряжённого ритма „Раздолья“ здесь тихая радость бытия, тех чудесных его моментов, когда человек почти растворяется в природе, а природа — в нём»

— Владимир Сысоев. Александр Дейнека[22]

В. П. Сысоев соглашался с мнением о согласии между людьми и природными стихиями на картине, но считал преувеличением утверждение И. Л. Мацы о растворении человека в природе, ссылаясь на скульптурность человеческих фигур, вписанных в пространство полотна, как горельеф[22].

Картина Александра Дейнеки «Раздолье» была воспроизведена на почтовой открытке 1999 года

Картина Дейнеки «Эстафета по кольцу „Б“» (1947) написана на холсте примерно тех же размеров, что и «Раздолье». По мнению О’Махоуни, «Эстафета по кольцу „Б“» свидетельствует об изменении общественного восприятия спорта после Великой Отечественной войны. Действие перенесено из сельской местности в Москву. Эта картина, в отличие от «Раздолья», рассказывает о групповом состязании, а не о массовом участии. Если в «Раздолье» массовые занятия спортом воспринимаются как символ мощи Отечества, то в «Эстафете…» обращает на себя внимание зрителя немногочисленность участвующих в легкоатлетическом состязании: их всего шестеро (трое юношей и три девушки). Сцена строится вокруг белой линии на асфальте, одновременно обозначающей финиш одного этапа и старт следующего. Девушки-спортсменки на полотне присутствуют, но юноши, как считал британский культуролог, более важны для автора: именно им передают эстафетную палочку девушки, юноши и побегут дальше на дистанции. Минимум две женщины, изображённые на полотне, — просто зрители, о чём говорит их одежда. Модные туфли девушки, находящейся на первом плане, составляют контраст с функциональной обувью бегунов[23].

По мнению журналистки и автора научно-популярной книги-очерка о творчестве Александра Дейнеки Ксении Толоконниковой, картина напоминает довоенные картины Дейнеки на тему спорта, однако она считает, что это — не возвращение в прошлое, а новый этап творчества мастера. По её мнению, следует выделить следующие стилистические отличия картины «Раздолье» от работ художника 1930-х годов[24]:

  • в картине «Раздолье» нет самодовлеющего любования «спортивными движениями» тела, характерного для довоенных работ художника;
  • целомудренная красота девических тел (нет обнажённых персонажей, характерных для работ 1930-х годов) привлекает Дейнеку не как самоценный объект изображения, а как средство, при помощи которого он передаёт свою эпоху;
  • в отличие от картин 1930-х годов здесь важную роль играет типично русский пейзаж с изгибами реки, песчаными берегами и лесом на горизонте.

Картина Дейнеки на почтовой открытке[править | править код]

Картина Александра Дейнеки «Раздолье» была воспроизведена на почтовой открытке, выпущенной в Российской Федерации в 1999 году к столетию со дня рождения художника (односторонняя карточка с оригинальной маркой, Россия, 23 апреля 1999 года, в каталоге ИТЦ «Марка» № 90 / окр-99, мелованная бумага, офсетная печать, размер почтовой карточки — 105 × 148 мм, тираж — 40 тысяч экземпляров, на марке изображены портрет Александра Дейнеки и фрагмент картины «Оборона Петрограда» 1923 года)[25][26].

Примечания[править | править код]

  1. Сысоев, 1972, с. 16.
  2. 1 2 3 Дейнека А. А. Раздолье. Государственный Русский музей. Выставка «Дополненная реальность». Проверено 24 октября 2018.
  3. Сысоев, 2010, с. 73.
  4. Александр Дейнека. Бегущая девушка.. Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации. Проверено 24 октября 2018.
  5. 1 2 3 4 5 Интерроса, 2010, с. 122.
  6. Каталог, 1957, с. 19.
  7. 1 2 Толоконникова, 2011, с. 12.
  8. Королёва, 2011, с. 35.
  9. 1 2 Simpson, 2000, с. 88.
  10. Simpson, 2000, с. 90.
  11. 1 2 Simpson, 2000, с. 95.
  12. Simpson, 2000, с. 96.
  13. Simpson, 2000, с. 99.
  14. Simpson, 2000, с. 100—101.
  15. 1 2 Долгополов, 1988, с. 260.
  16. 1 2 Аксёнов, 2015, с. 25.
  17. Шорохов, 2017, с. 73.
  18. 1 2 О’Махоуни, 2010, с. 190.
  19. О’Махоуни, 2010, с. 194.
  20. 1 2 3 Сысоев, 1989, с. 226.
  21. Сысоев, 1989, с. 225.
  22. 1 2 3 Сысоев, 1989, с. 265.
  23. О’Махоуни, 2010, с. 194—196.
  24. Толоконникова, 2011, с. 13.
  25. 100 лет со дня рождения А. А. Дейнеки. Карточка с оригинальной маркой. АО «Марка». Проверено 5 ноября 2018.
  26. کارت پستال با تصویر دینیکا چاپ 1999 روسیه. کارت پستال های مشاهیر روسیه.. MarkazKala.Com Collection Shopping Center. Проверено 24 октября 2018.

Литература[править | править код]

  • Аксёнов В. Б. От родины-царицы к родине-бабе: особенности фемининной репрезентации России в годы Первой мировой войны // Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований : Журнал. — 2015. — № 4. — С. 9—26. — ISSN 2225-5060.
  • Дейнека. Живопись. Редакторы Антонова К. Ф., Юдкевич Т. А. — М.: Издательская программа «Интерроса», 2010. — 496 с. — ISBN 978-5-91491-020-1.
  • Дейнека. Каталог выставки произведений Александра Александровича Дейнека, заслуженного деятеля искусств РСФСР, действительного члена Академии художеств СССР. Вступительная статья А. Дейнека. — М.: Советский художник, 1957. — 47 с. — 1600 экз.
  • Долгополов И. В. Александр Дейнека // Мастера и шедевры. — М.: Изобразительное искусство, 1988. — Т. III. — 784 с. — 100 000 экз.
  • Королёва С. Б. Дейнека. — М.: Директ-Медиа: Комсомольская правда, 2011. — Т. 89. — 48 с. — (Великие художники). — ISBN 978-5-7475-0124-9.
  • О’Махоуни М. Спорт в СССР. Физическая культура — визуальная культура. — М.: Новое литературное обозрение, 2010. — 304 с. — ISBN 978-5-8679-3815-4.
  • Сысоев В. П. Александр Дейнека. — М.: Арт-Родник, 2010. — 95 с. — (Малая серия искусств). — ISBN 978-5-404-00007-8.
  • Сысоев В. П. Александр Дейнека. — М.: Изобразительное искусство, 1989. — Т. 1. — 15 400 экз.
  • Сысоев В. П. Творчество Александра Дейнеки. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения (на русском языке). — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1972.
  • Толоконникова Кс. А. Дейнека. — М.: De Agostini, 2011. — Т. 56. — 32 с. — (50 художников. Шедевры русской живописи). — 120 000 экз. — ISBN 978—5-91491-020-1.
  • Шорохов Е. В. О ритме в композиции // Вопросы истории, теории и методики преподавания изобразительного искусства. : Журнал. — 2017. — Т. 8, № 1. — С. 64—90. — ISSN 978-5-45767-683-1.
  • Simpson, Pat. Soviet superwoman in the landscape of liberty: Aleksandr Deineka’s Razdol'e, 1944 (англ.) // Gendering Landscape Art. Manchester University Press : Сборник. — 2000. — P. 87—101. — ISBN 978-0-71905-628-4.