Расстрелы заключённых в Тернополе (1941)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Расстрелы заключённых в Тернополе в июне-июле 1941 года — советское военное преступление, совершённое во время Второй Мировой войны. Ликвидация тюрьмы в Тернополе путем массового уничтожения узников, проведенная советскими органами в конце июня 1941 года. Одна из немногих, совершённых НКВД после начала немецкого вторжения в СССР. Жертвами стали от нескольких сотен до тысячи заключенных.

Предыстория[править | править код]

Тарнополь находился в составе СССР с сентября 1939. Люди, задержанные НКВД, содержались в местной тюрьме. Это была одна из четырех советских тюрем, действующих в Тарнопольской области; в официальных документах она именовалась «Тюрьма №1»[1].

Согласно советским данным, количество узников в Тарнопольской тюрьме по состоянию на 10 июня 1941 г. составляло 1592 человека[2]. С другой стороны, в начале германо-советской войны в камерах уже находилось 1790 заключенных[3].

После начала войны 24 июня 1941 года нарком внутренних дел Лаврентий Берия приказал региональным управлениям НКВД расстрелять всех политических заключенных, содержащихся в западных регионах СССР, эвакуация которых вглубь страны была невозможна. Согласно приказу Берии, осужденные за «контрреволюционную деятельность», «антисоветскую деятельность», саботаж и подрывную деятельность, а также подследственные политзаключенные должны были быть казнены[4].

Ход резни[править | править код]

Сохранившиеся советские архивы показывают, что 217 заключенных были освобождены после начала немецкого вторжения, большинство из них были осуждены за мелкие преступления[5]. НКВД также предприняло попытку эвакуировать некоторых заключенных, колонна от 1000 до 1200 узников была выведена из города. Среди них было много представителей польской интеллигенции, арестованных после начала германо-советской войны. Узников гнали на восток пешком, убивая всех, кто пытался бежать или не имел сил идти дальше[6]. В Волочиске или Подволочиске[7] заключенных загружали в поезда и отправляли дальше на восток. В перечне отправлений и движения транспорта из тюрем НКВД Украинской ССР было указано, что транспорт направлялся сначала на Курск, а затем на Урал. В конце концов, 903 заключенных из Тарнополя должны были добраться до Верхнеуральска[8].

Некоторые из политзаключенных НКВД были убиты на месте. О резне стало известно 3 июля, уже после эвакуации советских войск из Тарнополя. В это время жители города ворвались в тюрьму в поисках арестованных родственников и друзей. В подвале здания они обнаружили братскую могилу, засыпанную тонким слоем земли, и комнату, заполненную трупами[9]. Кроме того, во внутреннем дворе была обнаружена еще одна братская могила, которую НКВД попыталось замаскировать, засыпав землёй. Свидетели сообщили, что многие тела были либо зарезаны, либо находились в состоянии серьезного разложения. Среди тел убитых заключенных были обнаружены тела десяти немецких солдат — трех горных стрелков и семи летчиков Люфтваффе — убитых после взятия в плен[10].

Согласно документам НКВД было расстреляно 560 заключенных, а при конвоировании пешей колонны 18 человек были убиты «при попытке к бегству»[11].

Большинство жертв были украинцами. Среди убитых были и 25 членов польского Движения Сопротивления, в том числе их командир Чеслав Фрич. Все они были арестованы в начале июня 1941 г.[12]. Кроме того, были расстреляны восемь членов польской подпольной молодежной организации из Золочева, арестованных в конце ноября 1939 г.

Евреи, вынужденные работать над эксгумацией жертв НКВД. Двор тюрьмы в Тарнополе

Как и в случае со многими другими массовыми убийствами в тюрьмах на Западной Украине, вина за преступления НКВД была возложена на еврейское население, которое, согласно стереотипу «Жидокоммуны», полностью отождествлялось с советской системой и ее политикой террора. После того, как немецкая армия вошла в Тарнополь, группа местных евреев и пленных красноармейцев была вынуждена работать над эксгумацией тел, найденных в тюрьме[13]. С 3 по 9 июля, в городе произошёл погром в ходе которого было убито от 4,6 до 4,7 тыс. евреев[14][15].

Примечания[править | править код]

  1. Zbrodnicza ewakuacja 1997 ↓, s. 55
  2. Zbrodnicza ewakuacja 1997 ↓, s. 53
  3. Popiński, Kokurin i Gurjanow 1995 ↓, s. 97 i 101
  4. Musiał 2001 ↓, s. 92
  5. Popiński, Kokurin i Gurjanow 1995 ↓, s. 97 i 102
  6. Węgierski 1991 ↓, s. 278
  7. Węgierski 1991 ↓, s. 278.
  8. Popiński, Kokurin i Gurjanow 1995 ↓, s. 97.
  9. Musiał 2001 ↓, s. 145
  10. Zbrodnicza ewakuacja 1997 ↓, s. 82
  11. Popiński, Kokurin i Gurjanow 1995 ↓, s. 97 i 101–102.
  12. Wnuk 2007 ↓, s. 162
  13. Musiał 2001 ↓, s. 149 i 215–216
  14. А. И. Круглов. Энциклопедия Холокоста. 2000 г. Стр. 157
  15. ГАРФ, ф. 7021, оп. 75. д. № 6, лл. 13об, 20, 49. Еврейские источники говорят о 130 евреев «Донесение о событияхх в СССР» № 28 от 20.7.1941

Литература[править | править код]

  • Bogdan Musiał: Rozstrzelać elementy kontrrewolucyjne. Brutalizacja wojny niemiecko-sowieckiej latem 1941 roku. Warszawa: Stowarzyszenie Kulturalne Fronda, 2001. ISBN 83-88747-40-1.
  • Krzysztof Popiński, Aleksandr Kokurin, Aleksandr Gurjanow: Drogi śmierci. Ewakuacja więzień sowieckich z Kresów Wschodnich II Rzeczypospolitej w czerwcu i lipcu 1941. Warszawa: Wydawnictwo „Karta”, 1995. ISBN 83-900676-9-2.
  • Richard Rhodes: Mistrzowie śmierci. Einsatzgruppen. Warszawa: Bellona, 2008. ISBN 978-83-11-11322-0.
  • Mark Sołonin: Czerwiec 1941. Ostateczna diagnoza. Poznań: Dom Wydawniczy Rebis, 2015. ISBN 978-83-7818-616-8.
  • Jerzy Węgierski: Lwów pod okupacją sowiecką 1939–1941. Warszawa: Editions Spotkania, 1991. ISBN 83-85195-15-7.
  • Rafał Wnuk: „Za pierwszego Sowieta”. Polska konspiracja na Kresach Wschodnich II Rzeczypospolitej (wrzesień 1939 – czerwiec 1941). Warszawa: Instytut Pamięci Narodowej i Instytut Studiów Politycznych PAN, 2007. ISBN 978-83-60464-47-2.
  • Zbrodnicza ewakuacja więzień i aresztów NKWD na Kresach Wschodnich II Rzeczypospolitej w czerwcu – lipcu 1941 roku. Materiały z sesji naukowej w 55. rocznicę ewakuacji więźniów NKWD w głąb ZSRR, Łódź 10 czerwca 1996 r. Warszawa: GKBZpNP-IPN, 1997. ISBN 83-903356-6-2.