Ревизионистские концепции в азербайджанской историографии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ревизионистские концепции в азербайджанской историографии — по мнению ряда авторов, исторические построения, призванные доказать, что азербайджанцы являлись исконным населением Закавказья, используемые в качестве обоснования в территориальных спорах с соседними государствами. Согласно некоторым источникам, эти построения проводятся при государственной поддержке[1][2][3][4].

Ревизионистские концепции истории Кавказской Албании[править | править код]

Приемы ревизионизма[править | править код]

По мнению В. А. Шнирельмана, азербайджанской историографии свойственны следующие приемы:

  • Всячески преувеличивается сила и значение Кавказской Албании, которая, по мнению Шнирельмана, представляла собой маргинальное окраинное государство древнего мира, — при одновременном приуменьшении и прямом отрицании значения древней Армении. Искусственно «удревняется» и сама история Албании, и время проникновения в Албанию христианства.
  • «Албанцами» называются армянские авторы и деятели, в той или иной степени территориально связанные с Албанией: историки Мовсес Каганкатваци — именуемый в Азербайджане Моисеем Каланкутлуйским и даже Мусой Галакендли[5][6] — и Киракос Гандзакеци, правовед Мхитар Гош, поэт Давтак Кертог, князь Сахл Смбатян, именуемый на арабский манер Сахлом ибн Смбатом.
  • Измышляется существование якобы богатой литературы на албанском (гаргарейском) языке, намеренно уничтоженной армянами, предварительно переведшими на древнеармянский язык и присвоившими лучшие тексты.
  • Албании, вопреки ясному свидетельству исторических источников, «передаются» принадлежавшие co II в. до н. э. до конца IV в. Армении территории между Курой и Араксом, включая Нагорный Карабах.

Мы твёрдо знаем, что земли албанского правобережья не могли быть включены в состав Армянского государства в период с 60-х годов I века до н. э. по IV век н. э.[6]

  • Искусственно сильно омолаживается процесс арменизации албанского населения Карабаха и вообще правобережья Куры.
  • Объявляются «албанскими» и таким образом косвенно «азербайджанизируются» армянские материальные памятники на территории Азербайджана, включая такие крупные армянские святыни, как монастыри Гандзасар и Амарас (этот процесс начался в 1970-е годы, а до этого их существование просто замалчивалось).
  • «Тюркизация» албан и ранней истории региона, которая у новейших «ревизионистов» дошла до того, что «они объявили население Восточного Закавказья едва ли не изначально тюркоязычным, причисляли Карабах к «исходной земле наших предков шумеро-тюркского происхождения», идентифицировали с тюрками саков, давших название расположенной в правобережье Куры области Сакасена, представляли Атропатену «первым центром скифо-тюркских племен» и населяли тюрками княжество Хачен». Между тем, по мнению неазербайджанской науки, тюрки вплоть до рубежа Средневековья не выходили за пределы Восточного Туркестана.[7]

Роберт Хьюсен также отмечает, что в монографии «Азербайджан в VII—IX веках» З. М. Буниятов утверждал о существовании древнего албанского народа, владения которого простирались от озера Саван до Каспийского моря, существование обособленной албанской христианской церкви, богатой албанской литературы, которая была уничтожена. Кроме того, Буниятов полагал азербайджанцев в значительной части потомками кавказских албан, а армянское население Азербайджана не армянами, а албанцами, принадлежащими к армянской церкви. Критикуя эти тезисы, Хьюсен отмечает, что начиная с IV века население Арцаха и Утика (двух провинций Великой Армении, а с конца IV в. Кавказской Албании) было либо армянским, либо сильно арменизированным, что Буниятов игнорирует этническое многообразие федерации албанских племен и тюркскую иммиграцию в регион, а лишенные какой-либо аргументации утверждения о существовании обособленной албанской церкви и значительной албанской литературы полагает «полетом фантазии» Буниятова[8].

По мнению исследовательницы Ширин Хантер, искажённое понимание многими азербайджанцами подлинного характера культурных, этнических и исторических связей между Ираном и Азербайджаном связано с наследием, оставшимся современной Азербайджанской Республике от «советской практики исторических фальсификаций» — к таким историческим мифам она относит, в частности, представление о существовании в древности единого азербайджанского государства, включавшего бо́льшую часть территории нынешнего северного Ирана, которое оказалось разделено на две части в результате российско-иранского сговора[9].

«Албанский миф»[править | править код]

Закавказье в I—IV вв., по карте-вкладышу ко II тому «Всемирной истории» (М., 1956). Албания показана желтым цветом.

Шнирельман отмечает формирование «албанского мифа», наиболее видным из основоположников которого он считает академика Зия Буниятова, а наиболее известным пропагандистом — его ученицу Фариду Мамедову. Последняя начала с заявления о наличии «албанского самосознания» у армян Нагорного Карабаха вплоть до XIX века, затем объявила, что раннесредневековое население современной Армении и даже Нахичевани также составляли не армяне, а «арменизированные албаны», и наконец открыла албан в Киликии. Как пишет Шнирельман,

«Книга Мамедовой была и знаком того, что, вслед за армянскими и грузинскими учеными, азербайджанские специалисты также выказали готовность ступить на зыбкую почву «исторической географии», которая в советских условиях была прикрытием ожесточенной идеологической борьбы за территориальные границы".[10]»

Албания предстает в её сочинениях на протяжении всей своей истории как мощное централизованное государство, албаны — как единый консолидированный этнос (а не конгломерат разноязыких племен, которые, по мнению неазербайджанских историков, так и не сумели создать единый общенациональный язык[11][12]), албанская церковь — как одна из древнейших в мире и совершенно независимая (до 705 года) от армянской.

Согласно уже установившейся в Азербайджане традиции, Мамедова постулирует наличие албанской государственности уже с IV в. до н. э., причём сразу же в виде «раннефеодального централизованного государства»[13], тогда как за пределами Азербайджана обычно считается, что албанское государство возникло в конце II в. до н. э.[14] или даже в середине I века до н. э.[15], когда о нём, собственно, и появляется первое упоминание в источниках[12].

По мнению Шнирельмана, такое удревнение было необходимо азербайджанским ученым, чтобы Албания не выглядела моложе соседней Грузии (хотя, как считают учёные за пределами Азербайджана, Албания в реальности была самой отсталой из областей Закавказья[12]). Что же касается утверждений о территории и границах албанского государства, то видный специалист по истории региона А. П. Новосельцев, настаивая, в противоположность азербайджанским учёным, на прохождении армяно-албанской границы по Куре, отмечал, что его оппоненты пытаются доказать, будто «пределы Кавказской Албании почти на всём протяжении древности были идентичны границам этого государства в V—VII вв., покрывая почти всю территорию современной Азербайджанской ССР»[16].

Фарида Мамедова разработала новую концепцию истории христианства в Албании, с опорой на некоторые албанские и армянские церковные легенды (к которым она, по мнению Шнирельмана, подходит некритически, как к доказанным фактам). Албанская церковь определяется ею как «апостольская, самая древняя на Кавказе и одна из ранних во всем христианском мире», основание которой связано с именами апостолов Фаддея, Елисея и Варфоломея. Мамедова разделила историю албанской церкви с I в. н. э. на периоды: «апостольский», «сирофильский», «грекофильский» и период самостоятельной национальной церкви[13]. Учёные же за пределами Азербайджана считают, что христианство в Албании установил в IV в. царь Урнайр, который принял его из Армении по примеру армянского царя Трдата III (и был крещён просветителем Армении св. Григорием); что албанская церковь находилась в тесной зависимости от армянской и изначально богослужебным языком в ней «мог быть только армянский»[11][14][17].

Постулируя существование мощной албанской письменной культуры, Мамедова, по мнению Шнирельмана, не только причислила к албанцам целый ряд армянских писателей, но и «писала о неких никому не ведомых переводах богословской литературы с греческого и сирийского на албанский и высказывала догадку о том, что своя письменность в Албании появилась ещё в дохристианское время». Учёные за пределами Азербайджана не отрицают самого факта существования албаноязычной (гаргарейской) литературы, но считают использование гаргарейского языка в письменности достаточно ограниченным и по функциям, и во времени; против же идеи намеренного уничтожения этой литературы армянами, как и насильственной ассимиляции ими албан, они категорически возражают[11].

Как отмечает сама Фарида Мамедова, своим знанием исторической географии Кавказской Албании она обязана Гейдару Алиеву, который сразу же после прихода к власти в Азербайджанской ССР начал требовать от неё «научной критики» на каждую армянскую книгу по этой тематике. В результате этой критики Мамедова «на фактах показала, что армян на Кавказе не было». После выхода в 2001 г. в Чикагском университете исторического атласа Армении президиум НАНА (Национальной академии наук Азербайджана) специально для его опровержения создал Отдел исторической картографии, главой которого была назначена Мамедова. В итоге её трудов, утверждает Мамедова, «Армянское нагорье, а также армянские столицы (которые первоначально были размещены вокруг Еревана) „переместились“ на территории Восточной Анатолии, на 1000 километров от наших земель»[18].

Концепция прохождения армяно-албанской границы по Араксу[править | править код]

Общепринятая[16] в мировой науке концепция географического расположения античной Кавказской Албании, согласно которой граница между Великой Арменией и Кавказской Албанией проходила по реке Кура.

Одним из ключевых пунктов в обосновании ревизионистских концепций истории Албании является утверждение, что граница между Арменией и Албанией всегда проходила по Араксу и территория Албании таким образом в целом соответствовала территории современного Азербайджана. При этом отвергаются единогласные утверждения греко-римских и древнеармянских авторов, согласно которым, между II в. до н. э. и концом IV в. н. э. — то есть практически все время существования государства Великая Армения — граница проходила по Куре и следовательно Нагорный Карабах и значительная часть территории нынешнего Азербайджана входили в состав Армении. Все данные первоисточников, утверждающие этот факт, объявляются недостоверными либо сфальсифицированными. Так, в «Истории Азербайджана», изданной в 2006 г. под эгидой президента Азербайджана, относительно Сакасены говорится без дальнейших объяснений:

«По сведениям упомянутого античного автора Страбона, «совершив набег… саки захватили лучшие земли в Армении». Очевидно, что здесь Страбон спутал территорию Армении с территорией Азербайджана[19].»

Государственная поддержка ревизионистских концепций в Азербайджане[править | править код]

В. А. Шнирельман отмечает, что, на ревизионистские исторические концепции в Азербайджане существует прямой государственный заказ, призванный «очистить» историю от армян:

Вряд ли азербайджанские историки делали все это исключительно по своей воле; над ними довлел заказ партийно-правительственных структур Азербайджана.
<…>
Здесь-то на помощь политикам и приходят историки, археологи, этнографы и лингвисты, которые всеми силами стремятся, во-первых, укоренить азербайджанцев на территории Азербайджана, а во-вторых, очистить последнюю от армянского наследия. Эта деятельность не просто встречает благожелательный прием у местных властей, но, как мы видели, санкционируется президентом республики.[20]

Заместитель директора Центра Кавказских исследований МГИМО Владимир Захаров, комментируя слова президента Азербайджана Ильхама Алиева о том, что Армения создана на исконно азербайджанских землях, отмечает, что «исторические исследования в Азербайджане стоят на службе не науки, а политических амбиций лидеров»[4].

14 декабря 2005 года Ильхам Алиев в речи по случаю 60-летия Академии наук Азербайджана призвал азербайджанских ученых включиться в программу обоснования перед мировым сообществом отсутствия исторических прав карабахского армянства на Нагорный Карабах. Алиев обещал субсидировать объединение усилий азербайджанских специалистов в разработке и пропаганде его тезиса о том, что «армяне пришли в Нагорный Карабах — неотъемлемую часть Азербайджана, как гости» и поэтому «абсолютно не вправе утверждать, что Нагорный Карабах в прошлом принадлежал им»[21].

Описывая процессы в азербайджанской историографической науке, Шнирельман отмечает:

Особый интерес для анализа того, что и как происходит сейчас в азербайджанской историографии, имеет заседание Государственной комиссии по празднованию 75-летнего юбилея Нахичеванской Автономной Республики, происходившее 9 февраля 1999 г. под председательством Г. Алиева. Открывая заседание, президент призывал правдиво писать историю Азербайджана и подчёркивал политическое значение этого юбилея. Демонстрируя своё понимание «правдивого написания истории», президент снова заявлял о том, что якобы в 1918—1919 гг. Азербайджанская Демократическая Республика добровольно уступила Армении право на Ереванское ханство и город Ереван. Однако никакого Ереванского ханства в это время уже не существовало, а была Ереванская губерния, где большинство населения составляли армяне.
<…>

Директор Музея истории [251] Азербайджана Н. Велиханлы (Велиханова) обещала опровергнуть содержащееся в русской и армянской литературе утверждение о том, что Нахичевань являлась армянской землей. А … сотрудница Института археологии и этнографии АН Азербайджана М. Нейматова торжественно заявила о том, что она уже опровергла притязания армян на Зангезур, доказав, что там в эпоху средневековья жили мусульмане… Заместитель директора Института истории АН Азербайджана М. Исмаилов утверждал, что во второй половине XVIII в. в пределах Ереванского ханства армяне составляли незначительную долю населения, а еще раньше на этой территории располагалось «тюркское, наше Азербайджанское государство». В то же время он пытался продемонстрировать, что после раздела Армении в конце IV в. у армян фактически не было сколько-нибудь существенной государственности и что современная Армения возникла на будто бы исконных азербайджанских землях. Но и это еще не все. Заведующий отделом Института археологии и этнографии АН Азербайджана археолог В. Алиев заявил, будто ему удалось доказать, что «с возникновения человечества до сих пор Нахичевань была основным очагом культуры Азербайджана», и призвал отметить 3500-летний юбилей Нахичевани. Он утверждал, что с периода Урарту «Нахичевань находилась под прицелом армян», и сокрушался по поводу того, что «агрессоры из Урарту» «оккупировали западные азербайджанские территории». Иными словами, в его представлениях, азербайджанцы обитали в Закавказье испокон веков, а «агрессоры-армяне» пытались вытеснить их оттуда, начиная по меньшей мере с эпохи Урарту.
<…>

Таким образом, празднование юбилея Нахичевани стало хорошим поводом для переписывания истории Закавказья не только с одобрения, но даже по поручению президента Азербайджана. К этой работе ученые Азербайджана приступили незамедлительно.[3]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. George A. Bournoutian. A Brief History of the Aghuank Region. — «Mazda Publishers», 2009. — P. 9. — xi + 138 p. — (Armenian Studies Series #15). — ISBN 1-56859-171-3, ISBN 978-1568591711.

    In 1988, following the demands of the Karabagh Armenians to secede from Azerbaijan and join Armenia, a number of Azeri academics, led by Zia Bunyatov, in order to justify their government’s claims regarding the Armenian populated region of Nagorno-Karabakh, rushed to prove that the Armenian population of Karabagh had only arrived there after 1828 and thus had no historical claims to the region. Lacking any sources written in Azeri-since the Azeri alphabet was created in the twentieth century,6 and refusing, for obvious reasons, to cite Armenian sources, they had to rely on sources written in Persian, Arabic, and Russian, among others.

  2. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 210. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    Другим способом преуменьшить присутствие армян в древнем и средневековом Закавказье и умалить их роль является переиздание античных и средневековых источников с купюрами, с заменой термина «Армянское государство» на «Албанское государство» или с иными искажениями оригинальных текстов. В 1960—1990-х гг. в Баку вышло немало таких переизданий первоисточников, чем активно занимался академик 3.М.Буниятов. В самые последние годы, описывая этнические процессы и их роль в истории Азербайджана, азербайджанские авторы порой вообще избегают обсуждать вопрос о появлении там азербайджанского языка и азербайджанцев, тем самым давая читателю понять, что они существовали там испокон веков.

    Вряд ли азербайджанские историки делали все это исключительно по своей воле; над ними довлел заказ партийно-правительственных структур Азербайджана.
    <…>

    Здесь-то на помощь политикам и приходят историки, археологи, этнографы и лингвисты, которые всеми силами стремятся, во-первых, укоренить азербайджанцев на территории Азербайджана, а во-вторых, очистить последнюю от армянского наследия. Эта деятельность не просто встречает благожелательный прием у местных властей, но, как мы видели, санкционируется президентом республики.

  3. 1 2 Шнирельман В. А. Глава 15. История и большая политика // Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 246-255. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  4. 1 2 ИА REGNUM. 08.01.2010. Владимир Захаров. Историческая безграмотность, или Агрессивные устремления. Захаров Владимир Александрович — старший научный сотрудник, заместитель директора Центра Кавказских исследований МГИМО. Захаров, комментируя слова Ильхама Алиева, что Армения создана на исконно азербайджанских землях отмечает, что «исторические исследования в Азербайджане стоят на службе не науки, а политических амбиций лидеров»
  5. Наил Горхмазоглу «Противоречия» Страбона (недоступная ссылка)
  6. 1 2 Алиев И. Нагорный Карабах: История. Факты. События.
  7. История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. М., «Восточная литература», 2002. ISBN 5-02-017711-3
  8. Robert H. Hewsen. «Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians», in: Samuelian, Thomas J. (Ed.), Classical Armenian Culture. Influences and Creativity. Chicago: 1982, pp. 27-40
  9. Shireen Hunter. Iran and Transcaucasia in the Post-Soviet Era // Central Asia meets the Middle East / David Menashri. — Routledge, 1998. — P. 106. — 240 p. — ISBN 0714646008, ISBN 9780714646008.

    In the Republic of Azerbaijan, the long Soviet practice of historic falsification has left a legacy which has distorted both the views of many Azerbaijanis of Iran and the true nature of their cultural, ethnic and historic connections. The following are some examples of this process of falsification, which, incidentally, in the last few years, has been picked up and given new credence by a number of Western commentators. Several myths with significant policy implications shape the Azerbaijanis' views of their country, its origins, and its relations to Iran.

  10. Шнирельман В. А. Албанский миф // Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 216-222. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  11. 1 2 3 История древнего мира, т.3. Упадок древних обществ. М., 1989., Главная редакция восточной литературы, стр. 285—288
  12. 1 2 3 История древнего мира, т.2, М., 1987 Раздел: «Армения, Атропатена, Иверия и Алвания во II—I вв. до н. э.»
  13. 1 2 Фарида Мамедова. История Кавказской Албании
  14. 1 2 Albania — статья из Encyclopædia Iranica. M. L. Chaumont
  15. Всемирная история, т. II, М., 1956, стр. 417
  16. 1 2 А. П. Новосельцев. К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период
  17. Вл. Минорский. История Ширвана и Дербенда X—XI веков. М., 1963, стр.36:"…обращение албанцев в христианство и введение албанского алфавита было делом армян."
  18. Албания или Атропатена? Как «сочиняют» древнюю историю Кавказа// «Эхо» (Баку), № 76(1316) Сб., 29 Апреля 2006.
  19. История Азербайджана (недоступная ссылка) Стр. 7
  20. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 210, 255. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  21. Речь Президента Азербайджана Ильхама Алиева в торжественном собрании, посвященное 60-летию Национальной Академии Наук