Резиньяция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Резиньяция (от лат. resignatio «уничтожение») — полное подчинение судьбе, безропотное смирение, отказ от активных действий[1][2]. Понятие резиньяции играет особую роль в философии Артура Шопенгауэра. В настоящее время термин «резиньяция» используется в специальной литературе по философии, психологии и психиатрии[3][4][5], паллиативной медицине[прояснить].

Понятие резиньяции в философии Артура Шопенгауэра[править | править код]

Артур Шопенгауэр придавал особое значение понятию резиньяции. В его философской системе предусмотрены два основных способа освобождения от воли к жизни: она может быть сломлена либо на пути величайшего личного страдания, либо на пути «мужественной резиньяции». «Мужественная резиньяция» выражается в деятельном поддержании человеком в себе открывшегося ему в момент нравственного прозрения состояния единства со всем миром. Путь личного страдания – удел большинства, путь «мужественной резиньяции» – удел святых и аскетов. Аскеты и святые не завоёвывают мир, а «побеждают» его[6]. Понятие «резиньяция», обозначающее в философии Шопенгауэра ненасильственное ослабление воли, имеет сходство с идеей освобождения от сансары, широко распространённой в индийской философии[7]. Онтологический пессимизм и учение об освобождении как резиньяции воли в философии Шопенгауэра базируются на идеях Канта, на четырёх благородных истинах буддизма, на майяваде и на доктринах сансары и кармы[8].

В своём главном труде «Мир как воля и представление» Шопенгауэр выражает эти идеи следующим образом:

Согласно всему предыдущему, отрицание воли к жизни, иначе говоря, то, что называют полной резиньяцией или святостью, всегда вытекает из квиетива воли, представляющего собой познание её внутреннего разлада и ничтожества, обнаруживающихся в страдании всего живущего. Различие, которое мы представили в виде двух путей, обусловлено тем, является ли это лишь результатом чисто теоретически познанного страдания, результатом свободного усвоения его и постижения principii individuationis, или же оно вызвано страданием, пережитым непосредственно и лично. Истинное спасение, освобождение от жизни и страдания немыслимо без полного отрицания воли. До тех пор каждый есть не что иное, как сама эта воля, явлением которой и служит мимолетное существование, всегда напрасное и вечно обманутое стремление, исполненный страданий мир, которому все мы принадлежим неотвратимо и в равной мере. Ибо мы видели выше, что воле к жизни всегда обеспечена жизнь и её единственно реальной формой оказывается настоящее, от которого никто из людей никогда не может уйти, как бы ни властвовали в явлении рождение и смерть. Индийский миф выражает это словами: «Они возродятся». Великое этическое различие характеров имеет то значение, что злой бесконечно далек от познания, из которого вытекает отрицание воли, и потому он по справедливости действительно обречен на все те мучения, которые в жизни являются возможными, так что счастливое состояние его личности в настоящий момент есть лишь опосредствованное principio individuationis явление и наваждение Майи, счастливый сон нищего. Страдания, которые он в страстном и злобном порыве своей воли причиняет другим, служат мерою тех страданий, которые он лично может перенести, не сокрушив своей воли и не дойдя до конечного отрицания. Напротив, всякая истинная и чистая любовь, даже всякая свободная справедливость вытекает уже из постижения principii individuationis, и если оно выступает во всей своей силе, то влечёт за собой полное освящение и освобождение, феноменом которого служат описанное выше состояние резиньяции, сопутствующий ей невозмутимый мир и высокая радость перед лицом смерти[9].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. — Москва: Русский язык, 2000.
  2. Винокур Г. О., проф. Ларин Б. А., Ожегов С. И., Томашевский Б. В., проф. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка / Под ред. Ушакова Д. Н.. — Москва.
  3. Волков П. В. Рессентимент, резиньяция и психоз // Московский психотерапевтический журнал. — 1993. — № 2.
  4. Волков П. В. Рессентимент, резиньяция и психоз // Психологический лечебник: Руководство по профилактике душевных расстройств. — Москва: РИПОЛ классик, 2004. — С. 422-466. — 480 с. — 7000 экз. — ISBN 5-7905-2389-7.
  5. Ганнушкин П. Б. Клиника психопатий. Их статика, динамика, систематика. — Н. Новгород: НГМД, 1998. — 128 с. (недоступная ссылка)
  6. Чанышев А. А. Человек и мир в философии Артура Шопенгауэра // Шопенгауэр А. Собр. соч. в пяти томах / Сост., вступ. ст., прим. А. А. Чанышева. Пер. Ю. И. Айхенвальда под ред. Ю. Н. Попова. — М.: Московский Клуб, 1992. — Т. I. — С. 5-35. — 395 с. — ISBN 5-7642-0004-0.
  7. Соколов Б. Г., Бабушкина Д. А., Вейнмейстер А. В. Постклассическая философия XIX века // История философии: Учебник для вузов / Под. ред. А. С. Колесникова. — СПб.: Питер, 2010. — С. 249. — 656 с. — ISBN 978-5-49807-412-2.
  8. Торчинов Е. А. Беззаботное скитание в мире сокровенного и таинственного: М. Хайдеггер и даосизм // Религия и традиционная культура. Сборник научных трудов. — СПб.: ГМИР, 2000. — С. 74-90.
  9. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление // Собр. соч. в пяти томах / Сост., вступ. ст., прим. А. А. Чанышева. Пер. Ю. И. Айхенвальда под ред. Ю. Н. Попова. — М.: Московский Клуб, 1992. — Т. I. — 395 с. — ISBN 5-7642-0004-0.