Репрессии в Белорусской ССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Герб Белорусской ССР

Репрессии в Белорусской ССР — обобщенное название преследований по политическим мотивам в Белорусской Советской Социалистической Республике, которое включает в себя преследование людей за подозрение в контрреволюционной деятельности, преследование кулаков, лиц, препятствующих национализации имущества.

История[править | править код]

Бронислав Тарашкевич, член Коммунистической партии Западной Беларуси, создатель первой грамматики белорусского языка. Расстрелян в 1938 году

Политические репрессии в БССР, как и в других республиках СССР, начались в 20-е годы XX века. Возникновение репрессивной системы в CCCР на рубеже 1920—1930-х годов было закономерным явлением в условиях гражданской войны.

В конце 20-х и начале 30-х годов была завершена борьба с левой и правой оппозицией. Была поставлена задача коллективизации сельского хозяйства для осуществления ускоренной индустриализации.

Орудием борьбы с противниками их проведения стал репрессивный аппарат государства. Политическому преследованию подвергались различные социальные группы от бывших членов партии с дореволюционным стажем до крестьян-единоличников, противящихся коллективизации.

Исключённые члены партии попадали под репрессии в первую очередь. В 1930—1931 годах было сфабриковано дело националистической контрреволюционной, антисоветской организации «Союз освобождения Белоруссии». Его жертвами стали представители национальной революционной интеллигенции. 10 апреля 1931 года внесудебным постановлением Судебной коллегии ОГПУ за принадлежность к этой организации было осуждено 86 человек, среди них В. Игнатовский (покончил жизнь самоубийством в середине следствия), Д. Жилунович, В. Ластовский, А. Балицкий, Д. Прищепов, А. Адамович, Ф. Имшеник и другие.

В конце 1932 года было сфабриковано дело о деятельности контрреволюционной кулацкой организации «Партия освобождения крестьян», которая якобы действовала на территории Пуховичского района. По этому «делу» было арестовано 110 мужчин. 2 апреля 1933 года решением «тройки» 101 человек был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 6 апреля 1933 года в Минске. Из-за отсутствия состава преступления все 110 человек были полностью реабилитированы в октябре 1956 года[1].

В 1934—1936 годах число «врагов народа» и «вредителей», исключенных из компартии БССР, составило 10 831 человек, за период 1937—1938 гг. превысило 40 тысяч человек. По итогам репрессий численность КПБ сократилась на 15,5 тысяч человек (с 47 тысяч до 31.526)[2], что фактически означает её полное обновление.

Основная масса большевиков, игравших ведущие роли в правительстве ССРБ и БССР погибла. В ходе репрессий в БССР погибли такие представители высшей власти как первые секретари ЦК Коммунистической партии Беларуси Николай Гикало и Василий Шарангович, вторые секретари Данила Волкович и Николай Денискевич, председатели правительства БССР Николай Голодед и Афанасий Ковалёв, председатели ЦИК СССР от БССР Александр Червяков и Михаил Стакун.

Карта округов Белорусской ССР в 1926 г.

В 1937—1938 гг. сотрудниками управления госбезопасности НКВД БССР было придумано «Объединенное антисоветское подполье» в БССР, как общее название для целого ряда дел по разгрому «антисоветских диверсионно-вредительских, шпионских, террористических и повстанческих организаций». Объединенное антисоветское подполье (ОАП) якобы включало в себя 13 автономных организаций:

  • Антисоветская националистическая организация «Белорусская национальная самопомощь»
  • Антисоветская террористическая организация «Союз борьбы за освобождение Белоруссии»
  • Белорусская автокефальная церковь
  • Бундовско-сионистская организация
  • Контрреволюционная организация «Культурная помощь деревне»
  • Контрреволюционная антисоветская организация «Белорусское отделение крестьянского бюро меньшевиков»
  • Организация правых
  • Национал-фашистская организация
  • Сионистская контрреволюционная организация «Левый Гехалуц»
  • Сионистская молодежная организация
  • Троцкистско-террористическая организация
  • Шпионско-повстанческая организация
  • Эсеровская организация

Начальник 4-го отдела УГБ НКВД БССР в справке от 1 июня 1938 г., представленной в ЦК КПБ, подвел итоги «разгрома антисоветского подполья в БССР»:

Всего по БССР арестовано и разоблачено в 1937—1938 гг. 2580 участников OAП, из них: троцкистов и зиновьевцев — 376 человек, правых — 177, национал-фашистов — 138, эсеров — 585, бундовцев — 198, меньшевиков — 7, сионистов — 27, церковников и сектантов — 1015, клерикалов — 57.

— Петров Максим. Большой террор в БССР // Деды № 11 - 2012. C. 221-231

С 10 по 19 июня 1937 года в Минске проходил XVI съезд КПБ(б)Б. Его лозунгами были «мобилизация большевиков Белоруссии на очистку своих рядов от всякого рода двурушников, троцкистско-зиновьевских и бухаринско-рыковских бандитов, национал-фашистов и агентов германо-японо-польского фашизма» и «сплочение КП(б)Б вокруг ЦК ВКП(б) вокруг товарища Сталина». 9 делегатов, в том числе Николай Голодед, были лишены мандатов и арестованы уже в ходе съезда. Голодеда арестовали 14 июня 1937 г. в Москве и отправили в Минск. Здесь он 21 июня во время очередного допроса выбросился через окно с пятого этажа здания НКВД и разбился насмерть. Член Бюро ЦК КПБ, Председатель ЦИК Советов БССР Александр Червяков 16 июня во время перерыва между заседаниями съезда застрелился прямо в служебном кабинете. В предсмертной записке, в частности, говорилось: «Все от меня отвернулись. Мне бросают самые несуразные обвинения в двурушничестве…». Через несколько часов съезд КП(б)Б продолжил свою работу[3].

Александр Червяков, один из создателей манифеста о провозглашении БССР, участник восстания в Петрограде, член ЦИК СССР от БССР с 1922 по 1937

Из избранных съездом 64 членов ЦК КП(б)Б вскоре были арестованы 34, а из 21 кандидата в члены ЦК — 8. В ближайшие полтора года было арестовано все избранное бюро ЦК в составе 11 человек (Б. Берман, И. Белов, Д. Валкович, А. Воронченко, М. Денискевич, И. Журавлёв, А. Мезис, М. Низовцев, В. Потапейко. М. Стакун, В. Шарангович), а также все 8 кандидатов в члены бюро (А. Августайтис. Ф. Войнович, Л. Готфрид, И.Жабров, Н. Литвин, Р. Рубинштейн. И. Сурта, Д. Юрков).

Уже 27 июля 1937 года ЦК ВКП(б) принял постановление о руководстве ЦК КП(б)Б. От занимаемых должностей освободили первого и второго секретарей ЦК КП(б)Б Василия Шаранговича и Николая Денискевича, а их дела как «врагов народа» передали в органы НКВД. Денискевича расстреляли 29 октября 1937 г., Шаранговича — 15 марта 1938 г. Шаранговича изобразили руководителем «банды польских шпионов, вредителей, диверсантов», а также главой «белорусской подпольной организации заговорщиков».

29 июля прошел пленум ЦК КП(б)Б с приглашением на него всех секретарей городских и районных комитетов партии БССР. В работе пленума участвовали Г. Маленков и Я. Яковлев. Из 24 выступавших 20 были арестованы и вскоре расстреляны. В связи с тем, что КП(б)Б оказалось без руководства, до 11 августа «республиканским отрядом» единолично командовал Я. Яковлев. Вскоре Яковлев тоже разделил участь своих жертв, его расстреляли 29 июля 1938 г.

С августа 1937 по июнь 1938 было арестовано и расстреляно 34 из 64 членов ЦК[4], 8 из 21 кандидата в члены ЦК. В числе осужденных оказались 40 народных комиссаров и их заместителей, 24 секретаря окружных, городских и районных комитетов КПБ, 20 председателей окружных, городских и районных исполнительных комитетов советов, 25 академиков и научных сотрудников АН БССР, 20 писателей[5].

Бронислав Тарашкевич был арестован 6 мая 1937 года по вымышленному обвинению в организации «Белорусского националистического центра», 5 января 1938 года приговорён к высшей мере наказания с отсрочкой приговора на 10 месяцев; 29 ноября 1938 года — расстрелян на Коммунарке. Реабилитирован 26 января 1957 года[6].

Часть белорусских деятелей была расстреляна с 29 по 30 октября 1937 года[7].

Следущий XVIII съезд КП(б)Б состоялся через год с 10 по 18 июня 1938 года. Членами бюро ЦК КП(б) на этот раз стали 9 человек: А. Ананьев. П. Голиков, А. Кузнецов, М. Кузнецов, А. Левицкий, А. Наседкин, Н. Наталевич, П. Пономаренко. М. Рапинский. Троих из них позже тоже арестовали — А. Ананьева (в 1940 г.), А. Кузнецова (в 1939 г.) и А. Наседкина (в 1939 г.).

Численность репрессированных[править | править код]

Белорусский поэт Ти́шка Га́ртный, первый руководитель ССРБ. Умер в психбольнице в 1937 году.

Точное число людей, ставших жертвами политических репрессий в БССР трудно определить, поскольку многие переселенцы остались проживать на территории депортации, обзаведшись там семьями, часть архивов Республики в соответствии с Законом об авторском праве закрыта для пользования и будет открыта только с 2020 года (75 лет, если автор работал в годы войны). Населении БССР согласно переписи 1937 года составляло 5 млн. 110 тыс.

Часть репрессированных были осуждены судебными или внесудебными органами («тройками», особыми комиссиями ОГПУ, НКВД, МГБ).

По официальным данным, начиная с ноября 1917 и по апрель 1953 года судебными и внесудебными органами в БССР было рассмотрено свыше 170 тыс. дел в отношении 250 тыс. человек, которые привлекались к ответственности по политическим мотивам.

Из этого количества:

  • 10 тыс. человек были репрессированы в 1917—1929 годах
  • 46 тыс. — в 1929—1934 годах
  • 85 тыс. — в 1935—1940 годах
  • 55 тыс. — в 1941—1945 годах
  • 50 тыс. — в 1946—1953 годах.

Таким образом, судебными и внесудебными органами в республике за период 1917—1953 по политическим причинам было привлечено к ответственности свыше 250 тыс. граждан. Все эти дела полностью сохранились и находятся в архивах Комитета государственной безопасности республики[8].

По данным В. И. Адамушко, в период с 1935 по 1940 год было привлечено в общей сложности 86 168 человек. По данным сводной статистики репрессивной деятельности органов госбезопасности, опубликованной историком О. Б. Мозохиным в этот период было арестовано 82 168 человека:

  • В 1935 году — привлечены 9221 человек, из них арестованы 7309 человек;
  • В 1936-м — привлечены 5155 человек, из них арестованы 4602 человека;
  • В 1937-м — 39 049, привлечение без ареста органами НКВД не практиковалось;
  • В 1938-м — 19 918, привлечение без ареста органами НКВД не практиковалось;
  • В 1939-м — 10 196 (в том числе 8818 человек — в Западной Белоруссии), данные отсутствуют;
  • В 1940 году — 1094 человека, данные отсутствуют.[9]

28 февраля 2017 на круглом столе, организованном газетой «СБ. Беларусь сегодня» первый заместитель председателя КГБ генерал-майор Игорь Сергеенко заявил[10].

Хотел бы привести некоторые цифры касательно архивов Комитета госбезопасности. Понятно, что в годы Великой Отечественной войны часть архивов была уничтожена, но эта часть совершенно незначительная. Поэтому сегодня, опираясь на фактические цифры, я могу сказать: по уголовным делам — судебным и несудебным способами — было репрессировано 235,5 тысячи человек. Это за весь период — с 1920-х по 1950-е годы. Это дела, находящиеся в Центральном архиве КГБ и архивах областных управлений, касающиеся и лишенных свободы, и расстрелянных. Из них 176 тысяч были реабилитированы.

По отличающимся подсчетам некоторых исследователей, численность репрессированных в той или иной форме в Белорусской ССР с 20 по 50- годы XX века составляет от 600 000 до 1 500 000 человек[11][12]. При этом в число репрессий попадают многие другие критерии оценки, такие как увольнение с работы.

Численность депортированных[править | править код]

Численность затронутых репрессиями в административном порядке (раскулачивание, депортация) составляет около 350 тысяч человек.

Численность расстрелянных[править | править код]

В период 1935—1940 было расстреляно более 28 тыс. были расстреляны[13]. Всего в ноябре 1917 — апреле 1953 года за «контрреволюционные преступления» к смертной казни приговорено 35 868 человек[14].

В опубликованной сводной отчетности репрессивной деятельности органов госбезопасности данные о расстрельных приговорах приводятся, как правило, без разбивки по территориальным и структурным органам НКВД. Такая разбивка есть лишь за период с 1927 по 1933 год, причем имеющиеся данные касаются лишь осужденных местными «тройками». Между тем приговоры по делам белорусских органов госбезопасности также выносились судами. Согласно опубликованной О. Б. Мозохиным статистике, «тройкой» при белорусском полпредстве ОГПУ были приговорены к высшей мере наказания:

  • В 1927 году — 94 человека
  • В 1928-м — 81
  • В 1929-м — 54
  • В 1930-м — 997
  • В 1931-м — 124
  • В 1932 году — 28 человек[15].

Данные, начиная с 1933 года, являются дефектными. К началу мая 1933 года в БССР органами госбезопасности были осуждены 13 414 человек, в том числе 2158 — к расстрелу, общее число расстрелянных предположительно не менее 3500 человек[16]. Таким образом, по данным общесоюзной статистики, общее число приговоренных к расстрелу в БССР в период с 1927 по 1932 год составило 1378 человек, 1927—1933 — не менее 5 тыс. расстрельных приговоров.

Белорусский поэт Михась Чарот, член ЦИК БССР до 1931 года. После допросов и пыток расстрелян 29 октября 1937 года.

В 1939 году я был переведён в одиночную камеру. Внимательно осмотрел стены в поисках надписей — и вот в углу прочитал текст стихотворения, нацарапанный чем-то острым на стене. Это была последняя встреча с моим любимым поэтом и другом Михасем Чаротом. Годами я хранил эти его слова в сердце:

«Я не чакаў
Я не гадаў,
Бо жыÿ з адкрытаю душою,
Что стрэне лютая бяда,
Падружыць з допытам,
З турмою.

Прадажных здрайцаÿ
лiхвяры
Мяне зацiснулi за краты.
Я прысягаю вам, сябры,
Мае палi,
Мае бары, —
Кажу вам — я не вiнаваты!»

Воспоминания Николая Хведаровича

За период 1935—1940 гг. в БССР было вынесено 28 425 расстрельных приговоров.

Из общесоюзной статистики известно, что в 1935—1936 и 1939—1940 годах число выносимых по делам органов госбезопасности смертных приговоров было невелико. По всему Советскому Союзу к высшей мере наказания были приговорены:

  • В 1935 году — 1229 человек
  • В 1936-м — 1118
  • В 1939-м — 2601
  • В 1940 году — 1863 человека[17]

Подавляющее большинство приговоров в 1937—1938 гг. было вынесено внесудебными органами в рамках так называемых «массовых операций» НКВД — операции по приказу № 00447 (так называемой «кулацкой», хотя в её рамках репрессировались далеко не только кулаки) и «национальных» операций («польской», «немецкой», «латышской» и т. д.).

В рамках «кулацкой» операции было осуждено к высшей мере наказания 386 798 человек, в рамках «национальных» операций — 247 157 человек. Репрессированные по «массовым операциям» составляют 93 % от общего числа репрессированных в 1937—1938 годах[18].

По данным ГУГБ НКВД СССР, к 1 марта 1938 года по приказу № 00447 в БССР было арестовано 24 209 человек, из них по первой категории (расстрел) было осуждено 6869 человек (в том числе 3943 «бывших кулака, 996 уголовников и 1930 «других контрреволюционных элементов»)[19].

По данным о результатах «национальных» операций в БССР за декабрь 1938 года в справке НКВД БССР «Об итогах операций по польской, немецкой и латвийской агентуре в БССР» с августа 1937 по конец октября 1938 года по «национальным» операциям было арестовано 23 439 человек, в том числе:

  • по «польской» операции — 21 407 человек
  • по «немецкой» операции — 563 человека
  • по «латышской» операции — 1459 человек.

По состоянию на 1 июня 1938 года, из этого числа было осуждено 22 517 человек, в том числе к высшей мере наказания — 18 687 человек.

По переписи населения 1937 г. на территории БССР проживало 119 881 поляков. В справке «Об итогах операции по польской, немецкой и латвийской агентуры в БССР, в период с августа 1937 по сентябрь 1938 г.» о рассмотрения дел польских «шпионов» и «диверсантов» в НКВД СССР и Особой тройкой НКВД БССР говорится, что от общего числа 15.747 арестованных, осужденными решением НКВД СССР и Прокуратуры СССР на смертную казнь были 14.037 человек, особой тройкой НКВД БССР осуждены 6770 человек, в том числе к высшей мере наказания - 4650. Из 22.517 человек приговорили к смерти и казнили 18.687[20]. Уточняющие сведения позволяют говорить о примерно 20 тысячах приговоренных к высшей мере наказания[21]. Семьи расстрелянных часто были депортированы в Казахскую Советскую Социалистическую Республику и другие места страны.

Куропаты, площадка истребления репрессированных около Минска

В 2010 году начальник Центрального архива КГБ РБ В.Дорошевич обнародовал данные о численности хранящихся в архивах белорусской госбезопасности архивно-уголовных дел сталинского периода. В архиве КГБ в Минске хранятся дела на 64 022 репрессированных, что составляет 27 % от общего числа имеющихся в наличии дел[22].

Если число расстрельных приговоров составляло примерно такой же процент, то в 1937—1938 годах в Минске к высшей мере наказания было приговорено около 7,5 тыс. человек. В 1998 году генеральный прокурор РБ О.Бажелко, основываясь на результатах дополнительных раскопок в Куропатах, назвал схожую цифру — до 7 тыс. человек[23].

Генерал-майор Игорь Сергеенко также сказал, что по имеющимся в архиве КГБ документам, он может назвать 11 мест в БССР, где кроме Куропат проводились расстрелы, среди них Бобруйск, Борисов, Витебск, Гомель, Могилёв, Мозырь, Орша, Полоцк, Слуцк, Червень[10].

Социальный состав репрессированных[править | править код]

Как высказался известный исследователь Земсков: "Проблема отсева уголовников из общего числа осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления является гораздо серьёзнее, нежели это может показаться на первый взгляд. Если в источнике МБРФ и был произведён их отсев, то далеко не полный. В одной из справок, подготовленных 1-м спецотделом МВД СССР в декабре 1953 года, имеется пометка: «Всего осуждённых за 1921—1938 гг. — 2 944 849 чел., из них 30% (1 062 тыс.) — уголовники» (ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 4157. Л. 202). Это означает, что в 1921—1938 годы осуждённых чисто политических насчитывалось 1 883 тыс.; за период же 1921—1953 годов получается не 4 060 тыс., а менее 3 млн. Это при условии, если в 1939—1953 годы среди осуждённых «контрреволюционеров» не было уголовников, что весьма сомнительно. Правда, на практике имели место факты, когда и политические осуждались по уголовным статьям".[24].

Социальный состав реабилитированных[править | править код]

На основании анализа[25] 7000 личных карточек учета реабилитированных жителей Минска и Минской области (1 % от всех жертв политических преследований) в 1955—1993 годах, можно сделать следующий выводы о социальном составе репрессированных в БССР в 1920-50 гг.

По половому признаку:

  • 89 % — мужчины
  • 11 % — женщины

По возрастному признаку:

  • Более 90 % — в возрасте от 18 до 50 лет

По социальному происхождению:

  • 68,5 % — крестьяне
  • 16 % — рабочие
  • 8,2 % — служащие
  • 1,5 % — дворяне
  • 0,8 % — духовенство
  • 0,5 % — купечество

По партийной принадлежности:

  • 87,2 % — беспартийные
  • 11,5 % — коммунисты

По профессиональной принадлежности:

  • 15,8 % — колхозники
  • 14,3 % — единоличники
  • 7,9 % — рабочие
  • 1,5 % — учителя
  • 0,9 % — инженеры
  • 0,6 % — творческая интеллигенция

По национальному признаку:

  • 64,1 % — белорусы
  • 17,2 % — поляки
  • 8,9 % — евреи
  • 3,8 % — русские
  • 6 % — украинцы, литовцы, татары, прочие.

По образованию:

  • 34,8 % — незаконченное начальное
  • 27,6 % — начальное
  • 9,6 % — среднее
  • 8,1 % — высшее
  • 7,2 % — неполное среднее
  • 5,7 % — неграмотные
  • 2,4 % — незаконченное высшее
  • 0,6 % — среднее специальное

По юрисдикции:

По статьям УК:

  • 38,7 % — 72, пропаганда и агитация против советской власти
  • 38 % — 68, шпионаж
  • 29 % — 76, организационная деятельность против советской власти
  • 8,9 % — 69, подрыв государственной промышленности
  • 8,8 % — 63, измена Родине
  • 7,3 % — 64, подготовка вооруженного восстания
  • 7 % — 58, контрреволюционная деятельность
  • 6,9 % — 71, разрушение или повреждение государственной собственности
  • 5,7 % — 70, осуществление террористических актов

Практика применение высшей меры наказания (расстрела)[править | править код]

Согласно статье 25 УК БССР высшая мера наказания являлась временно допустимой в случаях «наиболее тяжких преступлений, угрожающих основам советской власти», при этом смертная казнь была запрещена в отношении несовершеннолетних и беременных женщин. В соответствии с УК БССР 1928 г. наказание в виде смертной казни могло быть применено за совершение свыше 60 видов преступлений, которые входили во II раздел УК (контрреволюционные преступления) по статьям 63-72, 74-76, 79, 80, 83-85, 87[26].

При смягчающих обстоятельствах высшая мера наказания могла быть заменена лишением свободы. По статистике вынесения приговоров по этим статьям в 1935-1940 годах высшая мера наказания применялась в 32% от числа случаев привлечения к ответственности судебными и внесудебными органами, или 34,5% от числа арестов.

Последствия репрессий[править | править код]

Всеволод Игнатовский.

В числу известных людей Республики, подвергшихся репрессиям относятся:

  • Всеволод Игнатовский — создатель белорусской коммунистической организации (БКО), участник подписания манифеста о провозглашении ССРБ, первый президент Института белорусской культуры, с декабря 1928 года президент Академии наук БССР, директор Института истории АН БССР, активный деятель белорусизации. Застрелился 4 февраля 1931 года.
  • Ти́шка Га́ртный — поэт, писатель и журналист, первый руководитель Советской Социалистической Республики Беларусь, арестован и покончил жизнь самоубийством в тюрьме 11 апреля 1937 года.
  • Александр Червяков — один из создателей манифеста о провозглашении БССР, руководитель БССР и активный участник периода укрупнения, член ЦИК СССР от БССР с 1922 по 1937. Застрелился 16 июня 1937 года.
  • Михась Чарот — поэт, писатель и политик, член ЦИК БССР, убит 29 октября 1937.
  • Бронислав Тарашкевич — лингвист, переводчик и политик, депутат от КПЗБ в польском сейме, убит 23 ноября 1938 года.
  • Вацлав Ластовский — историк литературы, член Белорусской Академии наук, бывший председатель Совета министров Белорусской Народной Республики, 23 января 1938 года расстрелян.
  • Вера Хоружая — обвинялась по статьям 66, 68 п. «а» и 76 УК БССР как польская шпионка. Находилась в заключении 2 года. Оправдана судом 15 августа 1939.
  • Адам Станкевич — римско-католический священник, политик. Похоронен 10 декабря 1949 года на кладбище Озерлага.

Академия наук БССР оказалась разгромленной. С января 1937 года по декабрь 1938 она потеряла более 100 ученых. Осталось 6 (4,32 %) аспирантов из 139, которые имелись в 1934 году. Институты философии и экономики в 1938 г. вообще закрыли. До 1940 года были репрессированы свыше 60 % членов Союза писателей БССР состава 1935 года - 238 человек. Из них выжили лишь 20 (8.4 %)[27].

По данным историка Леонида Морякова с 1920 по 1960 годов репрессии коснулись около 1520 медицинских работников, включая около 500 врачей и 200 медсестер.[28]

Хронология и статистика реабилитации репрессированных[править | править код]

С 1954 по 2000 год около 200 000 жертв политических репрессий в БССР были реабилитированы.[11][29]. Верховный суд БССР начал пересмотр дел осужденных по статьям 63-76 УК БССР и статьи 58 УК РСФСР с января 1954.

Основной объем этих дел был пересмотрен во второй половине 1956 - первой половине 1961 г. За это время было рассмотрено свыше 30 тыс. дел, которые касались более 50 тыс. человек. Около 40 тыс. из них было реабилитировано[30].

Делами реабилитации занималась также Военная коллегия Верховного суда СССР, которая вместе с военными трибуналами округов реабилитировала по СССР свыше 300 тыс. человек, в том числе свыше 20 тыс. жителей Беларуси[31].

Новый этап масштабной реабилитации в СССР начался во второй половине 80-х. 28 сентября была создана комиссия по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, которые имели место в период с 30-х по 2 пол. 50-х. Уже в январе 1989 года Советом Министров БССР было принято решение о возведении памятников жертвам, Совет издал постановление «Об увековечивании памяти жертв массарвыз репрессий 1937-1941 годов в лесном массиве Куропаты», однако, вследствие последующих событий оно не было выполнено[32].

Митинг в Куропатах в 1989 году

Прокуратуре СССР было поручено пересмотреть все дела репрессированных в 30-50 независимо от наличия заявлений и жалоб, а судам было необходимо рассмотреть эти дела в первую очередь. 16 января 1989 года Президиум Верховного Совета СССР принял решение отменить все несудебные репрессивные решения. Граждане, которые пострадали от этих решений были признаны реабилитированными. В августе 1990 года президент СССР Горбачев дал официальную морально-правовую оценку репрессий[33].

Белорусское законодательство отличилось отчетливой характеристикой категорий лиц, подпадающих под реабилитацию. Согласно Постановлению Верховного Совета БССР от 29 декабря 1990 г. Такими являются:

  • а) лица, незаконно осужденные судами по обвинению в совершении государственных (контрреволюционных) преступлений;
  • б) лица, репрессированные по решению несудебных органов: коллегий и особых совещаний ВЧК, ГПУ - ОГП, НКВД, МГБ, «двоек», «Троек» ГПУ, УНКВД - НКВД;
  • в) крестьяне, члены их семей и другие граждане, незаконно отправленные в ссылку, высылку, направленные на спецпоселение, удаленные за пределы Белорусского ССР в административном порядке[34].

Хронология и статистика реабилитации:

  • До 1954 г. было рассмотрено 29 тыс. дел, реабилитировано свыше 35 тыс. человек.
  • В период 1956-1962 гг. - реабилитировано согласно одним данным 29 012 человек и в партийном порядке - около 200 человек, по другим сведениям - около 60 тыс. человек.
  • В Постановлении Секретариата ЦК КПСС от 7 июля 1990 г. «О ходе выполнения Постановлений ЦК КПСС от 11 июля 1988 года и 5 января 1989 г. по вопросам реабилитации лиц, необоснованно репрессированных в 30-40-х и в начале 50-х годов было заявлено, что в судебном порядке в Белорусском ССР реабилитирована 53513 человек.
  • В мае 1993 г. Президиум Верховного Совета Беларуси констатировал, что «в соответствии с законодательством Республики Беларусь в 1990-1992 гг. реабилитировано более 37 тысяч граждан, незаконно репрессированных по политическим мотивов в судебном и административном порядке. Местными Советами народных депутатов решено более 10 тысяч заявлений реабилитированных граждан о восстановлении их прав. Примерно 2 тысячам реабилитированных уплачены ... компенсации за время пребывания в местах лишения свободы».
  • В 1993 г. было реабилитирована еще свыше 13 тыс. человек. Таким образом, за четыре года реализации собственно белорусского законодательства реабилитации добились 50672 человека, из них 29 336 было реабилитировано органами внутренних дел, так как по отношению к ним использовались административные методы репрессий[35].

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Гісторыя Беларусі (у кантэксце сусветных цывілізацый). Вучэбн. дапаможнік / В. І. Галубовіч, З. В. Шыбека, Д. М. Чаркасаў і інш.; Пад рэд. В. І. Галубовіча і Ю. М. Бохана. — Мн.: Экаперспектыва, 2005.— 584 с. ISBN 985-469-120-9.
  • Касцюк М. Бальшавіцкая сістэма ўлады на Беларусі / М. Касцюк. — Менск: ВП «Экаперспектыва», 2000. — 307 с. ISBN 985-6102-30-8.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі, 1794—1991. Энц. даведнік. У 10 т. Т. 1. — Мн:, 2003. ISBN 985-6374-04-9.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі, 1794—1991. Энц. даведнік. У 10 т. Т. 2. — Мн:, 2003. ISBN 985-6374-04-9.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі, 1794—1991. Энц. даведнік. У 10 т. Т. 3. Кн.1. — Мн:, 2003. ISBN 985-6374-04-9.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі, 1794—1991. Энц. даведнік. У 10 т. Т. 3. Кн. 2. — Мн:, 2003. ISBN 985-6374-04-9.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі, 1794—1991. Энц. даведнік. У 10 т. Т. 4. — Мн:, 2007.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя праваслаўныя свяшчэнна- і царкоўнаслужыцелі Беларусі 1917—1967: Энцыклапедычны даведнік: У 2 т. Т. 1. — Мн:, 2007.
  • Маракоў Л.У. Рэпрэсаваныя праваслаўныя свяшчэнна- і царкоўнаслужыцелі Беларусі 1917—1967: Энцыклапедычны даведнік: У 2 т. Т. 2. — Мн:, 2007.
  • Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920-1980-х гадоў у Беларусі / Уклад. А. Дзярновіч. — Менск: Athenaeum, 2001. — 177 с. — (Athenaeum, Т. III; Архіў найноўшае гісторыі = Modern history archive). ISBN 985-6374-12-X.

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Адамушка У.I. Палiтычныя рэпрэсii 20-50-х гадоў на Беларусi. Мiнск, 1994. С. 96.
  2. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі, том 6, книга II. с. 200; том 6, книга I, с. 285
  3. Gazetaby.com Как убивали «всебелорусского старосту»
  4. Как убивали «всебелорусского старосту»
  5. Петров Максим. Большой террор в БССР // Деды № 11 — 2012. C. 221—231
  6. Браніслаў Тарашкевіч // Беларускія пісьменнікі (1917—1990) : Даведнік / Склад. А. К. Гардзіцкі; нав. рэд. А. Л. Верабей. — Мн.: Мастацкая літаратура, 1994. — С. 534—535.
  7. Homo Liber — Эммануил Иоффе. Раздел III. Григорий Рапопорт.
  8. Адамушка У.I. Палiтычныя рэпрэсii 20-50-х гадоў на Беларусi. Мiнск, 1994. С. 9.
  9. Мозохин О. Б. Статистические сведения о деятельности органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ (1918—1953 гг.): Статистический справочник. М., 2016. С. 153, 159, 164, 168, 173, 180.
  10. 1 2 История должна нас объединять (рус.). Проверено 1 марта 2017.
  11. 1 2 В. Ф. Кушнер. Грамадска-палітычнае жыццё ў БССР у 1920—1930-я гг. // Гісторыя Беларусі (у кантэксьце сусьветных цывілізацыяў) С. 370.
  12. 600 000 ахвяраў — прыблізная лічба Архивировано 11 марта 2012 года.: з І. Кузьняцовым гутарыць Руслан Равяка // Наша Ніва, 3 кастрычніка 1999.
  13. Адамушка У.I. Палiтычныя рэпрэсii 20-50-х гадоў на Беларусi. Мiнск, 1994. С. 9.
  14. Адамушка У.I. Рэпрэсii палiтычныя рэпрэсii ў СССР // Беларуская энцыклапедыя. Мiнск, 2002. Т. 14. С. 21.
  15. Мозохин О. Б. Указ. соч. С. 82, 93, 107, 114, 122, 129. Стоит отметить, что данные о численности расстрелянных в 1932 г. подтверждаются независимыми источниками. См.: Тепляков А. Г. Динамика государственного террора… С. 52, сноска 8
  16. Тепляков А. Г. Динамика государственного террора… С. 50-54.
  17. Мозохин О. Б. Статистические сведения о деятельности органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ (1918—1953 гг.): Статистический справочник. М., 2016. С. 153, 159, 164, 168, 173, 180.
  18. Юнге М., Бордюгов Г., Биннер Р. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД № 00447. М., 2008. С. 598.
  19. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание, 1927—1939: Документы и материалы. М., 2006. Т. 5. Кн. 2. С. 57.
  20. Петров Максим. Большой террор в БССР // Деды № 11 - 2012. C. 221-231
  21. Адамушка У.I. Рэпрэсii палiтычныя рэпрэсii ў СССР // Беларуская энцыклапедыя. Мiнск, 2002. Т. 14. С. 21.
  22. Волков В. История без секретов // Рэспублiка. 2010. № 85 (12 мая). С. 6.
  23. Пресс-релиз Белорусского Хельсинкского комитета.
  24. Земсков В. Н., «О масштабах политических репрессий в СССР», Мир и Политика № 6 (33), июнь 2009 г. Стр. 89-105
  25. Адамушка У.I. Палiтычныя рэпрэсii 20-50-х гадоў на Беларусi. Мiнск, 1994. С. 9.
  26. УК БССР 1928 г.
  27. Петров Максим. Большой террор в БССР // Деды № 11 - 2012. C. 221-231
  28. …А медсястра ў вар’ятку ператварылася // Наша Ніва, 13 верасьня 2010
  29. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001.
  30. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001. С.21
  31. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001. С.21
  32. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001. С.23
  33. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001. С.24
  34. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001. С.25
  35. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920—1980 гадоў у Беларусі / Укладальнік і аўтар каментарыяў Алег Дзярновіч. — Мн.: Athenaeum, 2001. С.27