Котлета по-киевски (речь)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Речь «Котлета по-киевски»»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь «Котлета по-киевски» (англ. Chicken Kiev speech) — шуточное название, под которым вошла в историю речь Президента США Джорджа Буша-старшего, произнесённая 1 августа 1991 года в Киеве, за несколько месяцев до проведения на Украине референдума и провозглашения независимости Украины от Советского Союза. В этой речи Буш предостерегал украинцев от «самоубийственного национализма»[1]. Речь была написана Кондолизой Райс (позже стала Государственным секретарём США при Президенте Джордже Буше-младшем), когда она занимала должность директора отдела по делам СССР и Восточной Европы Совета национальной безопасности США[2]. Эта речь возмутила украинских националистов и американских консерваторов настолько, что журналист-консерватор Уильям Сафир, редактор газеты The New York Times, обозвал эту речь «котлетой по-киевски», обвинив Буша в колоссальном просчёте[3][4].

Предыстория[править | править код]

В конце 1980-х и начале 1990-х настроения за обретение независимости стали нарастать на Украине и в других республиках Советского Союза. В 1990 году прошел так называемый "парад суверенитетов", в ходе которого все республики СССР приняли декларации о суверенитете. Началась "война законов" и рост самостоятельности республик. В 1991 году процесс усугубился начавшимся экономическим кризисом и резким падением уровня жизни, центробежные тенденции на окраинах СССР усилились. Соединенные Штаты следовали политике невмешательства, боясь повтора того, что произошло в Югославии, в которой разразилась гражданская война, после того как Германия признала независимость Словении и Хорватии. Буш заботился о том, чтобы советский Президент Михаил Горбачёв управлял процессом реформ и избегал поддерживания националистов в республиках[5]. Позже Буш вспоминал в своих мемуарах[6]:

Какой бы ни был курс, как бы долго ни продлился процесс, и какой бы ни был результат, я хотел увидеть стабильную, и прежде всего мирную перемену. Я верил, что ключевым значением здесь обладал политически сильный Горбачёв и эффективно работающий центральный аппарат. Результат зависел от того, что Горбачёв хотел сделать.

30 июля 1991 Буш прибыл в Москву на саммит с Михаилом Горбачёвым. Он и Барбара Буш вместе с Горбачёвым и его женой Раисой остановились у них на даче в Подмосковье, где два лидера вели неформальные переговоры. Буш сказал Горбачёву, что распад Советского Союза не в интересах Америки, хотя бескомпромиссные члены Республиканской партии — и в большей степени министр обороны Дик Чейни — желали такого исхода. Он убедил Горбачёва, что он будет настраивать украинцев против независимости, когда он поедет на Украину, 1 августа, осуществляя следующий этап своего визита[7].

Настроение на Украине было разделено между группами разных взглядов, от закоренелых коммунистов до ярых националистов, сторонников независимости. Председатель Верховного Совета Украинской ССР, впоследствии первый украинский президент Леонид Кравчук был коммунистом-реформатором, который поддерживал украинский суверенитет внутри союза с большей степенью свободы участников, нежели это было в Советском Союзе (такой же позиции придерживался российский президент Борис Ельцин). Ещё перед визитом Буша он утверждал: «Я убеждён, что Украина должна быть суверенным, полноценным и полнокровным государством»[8]. Буш отказался от встречи со сторонниками независимости в Киеве. Когда его автоколонна проезжала через Киев, она была встречена большим количеством людей, махавших флагами Украины и США, среди которых были также и протестующие, которые выкрикивали слоганы типа «Мистер Буш: миллиарды для УССР — это рабство для Украины» и «Белый Дом сотрудничает с коммунистами, но пренебрегает Рухом[Прим. 1]»[9].

Речь[править | править код]

Речь была произнесена в Верховном Совете УССР в Киеве. Буш поддержал договоренности, достигнутые ранее в апреле между Горбачёвым и девятью республиками, включая Украину, которая стала одним из участников нового союзного договора, подразумевающего создание мягкой федерации вместо Союза Советских Социалистических Республик. Он сказал, что договор «подаёт надежду, что республики скорее соединят большую автономию с большим добровольным взаимодействием — политическим, социальным, культурным, экономическим, чем будут преследовать безнадёжный курс изоляции» (англ. holds forth the hope that republics will combine greater autonomy with greater voluntary interaction — political, social, cultural, economic rather than pursuing the hopeless course of isolation. Он также похвалил Горбачёва, называя «ложным выбором» (англ. "false choice") выбирать между советским лидером и лидерами сторонников за независимость: «В справедливости Президент Горбачёв достиг поразительных вещей, и его политика гласности, перестройки и демократизации имеют своей целью прийти к свободе, демократии и экономической независимости» (англ. "In fairness, President Gorbachev has achieved astonishing things, and his policies of glasnost, perestroika and democratization point toward the goals of freedom, democracy and economic liberty")[9].

Буш выразил положительное отношение к реформам в Советском Союзе:

Я пришёл сюда сказать вам: мы поддерживаем борьбу в этой великой стране за демократию и экономические реформы. В Москве я обрисовал наш подход. Мы будем поддерживать тех, кто в центре, и республики, которые добиваются свободы, демократии и экономической свободы.

Он также предупреждал от такой независимости, при которой удалённый деспот поменяется на локального: американцы не будут поддерживать тех, кто ищет независимости, чтобы заменить удалённую тиранию на локальный деспотизм. Они не станут помогать тем, кто продвигает суицидальный национализм, основанный на этнической ненависти (англ. Americans will not support those who seek independence in order to replace a far-off tyranny with a local despotism. They will not aid those who promote a suicidal nationalism based upon ethnic hatred)[10]. Позже выяснилось, что Буш сам дописал фразу «суицидальный национализм» в наброске речи, который приготовили его помощники, чтобы предупредить украинцев о необходимости избежать того, что произошло в Югославии[11].

Реакция[править | править код]

Речь была встречена стоя с аплодисментами в украинском парламенте[9]. Однако позиция Буша была раскритикована украинскими националистами. Иван Драч, руководитель партии Рух, сказал журналистам, что «Президент Буш, кажется, был загипнотизирован Горбачёвым» (англ. President Bush seems to have been hypnotized by Gorbachev), и пожаловался, что «Президент Соединённых штатов постоянно пренебрегал демократическими движениями в республиках» (англ. «has consistently snubbed the democratic movements in the republics»)[10]. Драч критиковал то, как Буш шёл бок о бок с советским лидером:

Буш пришёл сюда в действительности как рупор Горбачёва. Во многом он звучал менее радикально, чем наши собственные политики-коммунисты в вопросах суверенитета Украины. Более того, они должны были участвовать в избирательной кампании, а он нет.

Другой политик-националист, Степан Павлюк, жаловался, что «Буш не понимает, что мы здесь боремся против тоталитарного государства». Он подчёркивал, что Буш «говорит много о свободе, но для нас это практически невозможно — постичь свободу без независимости. Мы должны создать собственную таможню и валюту, чтобы защитить нашу экономику от полного краха»[12]. Речь также подверглась критике со стороны националистов других советских республик. Правительство Грузии заявило: «Преемник Вашингтона, Джефферсона, Линкольна и других прибывает … и ведёт пропаганду в поддержку договора о союзе. Почему он не призвал Кувейт подписать союзный договор с Ираком?» (англ. The heir of Washington, Jefferson, Lincoln and others arrives… and carries on propaganda in favor of the Union Treaty. Why didn't he call on Kuwait to sign the Union Treaty with Iraq?)[13].

8 февраля 1992 The Economist сообщил, что речь была «самым вопиющим примером» (англ. "the most flagrant example") того, что другие нации не смогли признать неизбежность факта, что Украина становится независимым государством[14]. Человек в костюме курицы, пародировавший Буша, появлялся на многочисленных встречах во время предвыборной кампании 1992 года. Буш прокомментировал свою речь в 2004 г., объясняя, что он имел в виду, что украинцы не должны сделать «чего-либо глупого», и что если бы их «лидеры не вели себя разумно, то могло бы последовать силовое воздействие» (англ. "leaders hadn't acted smartly, there would have been a crackdown") со стороны Москвы[1]. В 2005 Кондолиза Райс, отвечая на вопрос об этой речи на пресс-конференции, отметила, что легко увидеть в ретроспективе, что было неправильно в перспективе речи, но что мирный распад вооружённого ядерным оружием Советского Союза был не так очевиден в 1991[15]. Консервативный The Washington Examiner высказал мнение в 2011, что это, «возможно, была худшая речь, когда-либо произнесённая американским главой исполнительной власти» (англ. «may have been the worst speech ever by an American chief executive»)[16].

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Народный Рух Украины — основная партия сторонников независимости
Источники
  1. 1 2 Bush Sr. clarifies ‘Chicken Kiev’ speech (англ.). The Washington Times (May 23, 2004). Дата обращения 15 ноября 2013.
  2. The secrets of chicken Kiev (англ.) (недоступная ссылка). New Statesman (December 6, 2004). Дата обращения 15 ноября 2013. Архивировано 21 сентября 2014 года.
  3. Сэфайр, Уильям Путинская 'котлета по-киевски'. Цензор.нет (06.12.2004). Дата обращения 15 ноября 2013.
  4. Safire, William Putin's 'Chicken Kiev' (англ.). The New York Times (December 6, 2004). Дата обращения 15 ноября 2013.
  5. Goldgeier & McFaul, 2003, p. 26.
  6. Bush, George; Scowcroft, Brent. A World Transformed : [англ.]. — Knopf, 1998. — P. 502. — ISBN 9780679432487.
  7. O'Clery, Conor. Moscow, December 25 1991: The Last Day of the Soviet Union : [англ.]. — Random House, 2012. — P. 224. — ISBN 9781848271142.
  8. Rennick, David. Ukraine Split on Independence As Republic Awaits Bush Visit (англ.), The Washington Post (August 1, 1991). Архивировано 21 сентября 2014 года.
  9. 1 2 3 Hunt, Terence. Stick with Gorbachev, Bush tells republics (англ.), Chicago Sun-Times (August 1, 1991). Архивировано 21 сентября 2014 года.
  10. 1 2 Kranish, Michael. Bush says Ukraine should accept loose union with USSR (англ.), The Boston Globe (August 2, 1991). Архивировано 10 июня 2014 года.
  11. Goldgeier & McFaul, 2003, p. 28.
  12. Dobbs, Michael. American dream, Soviet reality collide; After Cold War, gulf still divides superpowers (англ.), Chicago Sun-Times (August 4, 1991). Архивировано 10 июня 2014 года.
  13. Evans, Rowland; Novak, Robert. Bush's slap in Kiev talk enrages rebel republics (англ.), Chicago Sun-Times (August 14, 1991). Архивировано 10 июня 2014 года.
  14. Message to Kiev (англ.), The Economist (February 8, 1992). Архивировано 10 июня 2014 года.
  15. Condoleezza Rice delivers remarks en route to Shannon, Ireland (англ.), Political Transcript Wire (February 11, 2005). Архивировано 10 июня 2014 года.
  16. Carafano, James. How to be a freedom fighter, The Washington Examiner (April 4, 2011). Архивировано 10 июня 2014 года.

Литература[править | править код]

  • Goldgeier, James M.; McFaul, Michael. Power and Purpose: U.S. Policy Toward Russia After the Cold War. — Brookings Institution Press, 2003. — ISBN 9780815731740.