Речь о себе в третьем лице

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь о себе в третьем лице (также иллеизм, от указательного местоимения лат. ille, «тот», более удалённый от говорящего[1]) — самоименование с использованием грамматических выражений третьего лица. Например, у Шекспира Юлий Цезарь всегда упоминает себя в третьем лице: «не может Цезарь быть несправедливым»[2].

В литературе[править | править код]

В античности[править | править код]

В античной литературе существовала традиция, в которой автор (например, Гомер) называл себя в произведении по имени[3]. К V веку до н. э. такое самоименование сохранилось преимущественно в работах греческих историков: Гекатея, Антиоха, Геродота, Фукидида.

Имеется много объяснений использованию самоименования в третьем лице античными авторами: самовосхваление у Цезаря (в «Записках о Галльской войне») и Ксенофонта (Ксенофонт даже пытался скрыть своё авторство, чтобы звучать более правдоподобно при описании собственных успехов), демонстрация объективности и научного стиля у Фукидида (Ион Хиосский записывал свои сплетни в первом лице), закрепление своего авторства («Фукидид афинянин описал…»)[4]. Успешное использование самоименования в третьем лице у Фукидида и Ксенофонта продемонстрировало потенциал приёма для создания у читателя ощущения беспристрастного повествования.

В IV веке до н. э. ритор Исократ в своих трудах говорит от третьего лица, чтобы создать иллюзию, что его советы непосредственно передаются от учителя ученикам. Полибий, следуя Фукидиду, говорит о себе в третьем лице, чтобы заявить об авторстве, подчеркнуть беспристрастность и дистанцироваться от себя самого как участника событий[5].

Юлий Цезарь, в отличие от других известных авторов античности, говорил о себе в третьем лице и в быту, так что его выбор самоименования в «Записках», возможно, отражал и просто привычку[6]. Иосиф Флавий в «Иудейской войне» пишет о себе в третьем лице, а в автобиографической «Жизни» употребляет исключительно местоимение «я», что можно объяснить подражанием Фукидиду в историческом трактате[7].

Изображение индейцев и туземцев[править | править код]

Иллюстрация к роману «Робинзон Крузо»

Речь о себе в третьем лице являлась одним из художественных приемов в изображении «благородного дикаря»[8]. Начало положено у Дефо в «Робинзоне Крузо»:

«Он отвечал: «Убей Пятницу». — «Зачем же мне тебя убивать?» — спросил я. «А зачем гонишь Пятницу прочь? — напустился он на меня. — Убей Пятницу — не гони прочь».»

Чингачгук и другие индейцы в романах Фенимора Купера, суровые и лаконичные, контрастируют с многословными и часто лживыми европейцами.

Пери в романе Жозе де Аленкара «Гуарани».

Хотя концепция «благородного дикаря» в концу XIX века в основном изжила себя, в детской и приключенческой литературе она продлилась дольше. Так говорит и Талькав из «Детей капитана Гранта» Жюля Верна. В третьем лице говорят индейцы Майн Рида.

В современной литературе[править | править код]

В научных работах исследователи иногда самоименуются как «автор», чтобы избежать использования местоимения «я»[9].

В индуизме[править | править код]

В некоторых направлениях индуизма так могут выражаться святые, мистики и просветлённые (например, Рама Тиртха (англ.)[10] и Свами Рамдас (англ.)[11]); это связано с характерной для индийской философии идеей «отказа от эго»[12].

В повседневной речи[править | править код]

Разговор о себе в третьем лице характерен для детской речи и продолжается обычно до кризиса трёх лет[13], когда ребёнок начинает осознавать себя как личность. Взрослые, разговаривая с маленькими детьми, тоже прибегают к оборотам типа «Папа сказал, что…» с целью быть лучше понятыми[9].

Взрослые в повседневной речи редко выражаются таким образом (для американского английского в качестве примера обычно приводится Боб Доул[14]:

«Когда президент будет готов размещать [систему вооружений], Боб Доул будет готов вести бой [за неё] в Сенате»).

В обыденном сознании эта черта часто ассоциируется с эгоцентризмом и нарциссизмом[15]; в то же время она может означать и противоположное: самоиронию, склонность смотреть на себя «со стороны» и не вполне серьёзное отношение к себе[16], а также некоторую эксцентричность.

Примечания[править | править код]

  1. В русской лингвистике словом «иллеизм» обычно обозначают другое понятие, см. Иллеизм
  2. Л. Пинский. «Шекспир». Глава пятая. От хроник к трагедиям. М.: Издательство «Художественная литература», 1971.
  3. Элледж, 2015, с. 18—19.
  4. Элледж, 2015, с. 20—23.
  5. Элледж, 2015, с. 23—24.
  6. Элледж, 2015, с. 25.
  7. Элледж, 2015, с. 25—26.
  8. Элиаде М. Миф о благородном дикаре, или престиж начала.
  9. 1 2 Элледж, 2015, с. 15.
  10. shankara_2000. The Story of Swami Rama Tirtha by Puran Singh.
  11. Swami Ramdas. bhagavan-ramana.org. Дата обращения 7 октября 2015.
  12. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 12 марта 2017. Архивировано 22 октября 2015 года.
  13. Дахалаева Е. Ч. Лингвистический статус 3-го лица в рамках категории лица. // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 1.
  14. Элледж, 2015, с. 1.
  15. Dr Greg Mulhauser, Managing Editor. Illeism and Narcissism (англ.). CounsellingResource.com: Psychology, Therapy & Mental Health Resources. Дата обращения 13 мая 2019.
  16. Theresa Fisher. The Psychological Case for Talking in the Third Person (англ.). Mic. Дата обращения 13 мая 2019.

Литература[править | править код]