Ришельевский лицей

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ришельёвский лицей
Год основания

1817

Реорганизован

в Новороссийский Императорский университет

Год реорганизации

1865

Расположение

Одесса

Ришельёвский лице́й[1] — высшее учебное заведение в Одессе. Создан по указу императора Александра I в 1817 году; в 1865 году преобразован в Императорский Новороссийский университет. Назван в честь одесского градоначальника и губернатора Новороссии А. Э. де Ришельё, инициативе которого обязан своим существованием.

История[править | править вики-текст]

Идея создания лицея в Одессе принадлежала генерал-губернатору Новороссийского края герцогу А. Э. де Ришельё, обратившемуся к императору Александру I с соответствующей просьбой. Однако решение по этому вопросу было принято не сразу. Открытие лицея произошло уже после того как Ришелье стал премьер-министром Франции (1815), а на посту одесского градоначальника его сменил А. Ф. Ланжерон.

Ришельёвский лицей был образован согласно высочайше утверждённому 2 мая 1817 года Уставу, на базе одесского «Дворянского или Благородного института»[2] (который, в свою очередь, был образован 1 февраля 1805 года из двух частных пансионов — пансиона Вольсея и пансиона Поцци) с присоединением к нему Коммерческой гимназии, открытой 16 апреля 1804 года[3].

Торжественное открытие лицея состоялось 7 (19) января 1818 года, после перестройки под нужды нового учебного заведения здания Благородного института. Средства на открытие лицея пожертвовал Н. И. Штиглиц; на его содержание герцог А. Э. де Ришелье пожертвовал 13 тысяч франков, а также в дар лицею передал свою библиотеку.

И. С. Орлай

Ришельёвский лицей стал вторым по времени создания лицеем в Российской империи после Царскосельского. Аристократия, русская и иностранная, отнеслась к новому лицею с большим энтузиазмом: на воспитание в Одессу стали посылать детей не только из провинции, но и из обеих столиц.

Первым директором лицея с 1817 по 1820 год был директор Благородного института аббат Шарль Николь. Император Александр І при посещении лицея, остался им чрезвычайно удовлетворённый, благодарил аббата Николя и наградил его орденом Св. Анны 2-й степени с бриллиантами.

Далее директорами лицея были: Рэмэ Аксифьевич Жилле (1820—1821)[4]; Иосиф Алоиз Иванович Гейнлет (1821—1825); Иван Семенович Орлай (1826—1829); Иван Осипович Витт (1829—1831), Николай Иванович Синицын (1832—1844); Александр Григорьевич Петров (1844—1852); Николай Никифорович Мурзакевич (1853—1857); Павел Васильевич Беккер (1857—1862).

Ришельёвский лицей состоял из нескольких учреждений[3]:

  • Лицей с пансионом;
  • Внешние классы лицея;
  • Педагогический институт;
  • Начальное училище;
  • дополнительные училища, одно — для правоведения и политической экономии, другое — для коммерческих наук.

Лицей первоначально состоял из пяти отделений (или классов — по 24 воспитанника) с двухгодичным курсом для каждого. Учение в них разделялось на три образования:

  1. Приготовительное образование — 1-й класс лицея (изучение Закона Божьего, русской грамматики, русской истории, географии и арифметики) — от 8 до 10 лет.
  2. Литературное образование:
    1. класс грамматики — от 10 до 12 лет;
    2. класс словесности — от 12 до 14 лет;
    3. класс риторики — от 14 до 16 лет.
  3. Образование в высших науках (изучение математики, физики, механики, логики, метафизики, естественного и народного права, фортификации и артиллерии) — от 16 до 18 лет.

Для детей бедных родителей предназначались Внешние классы лицея, где обучение было бесплатным и проводилось по той же программе и теми же преподавателями, что и во «внутреннем лицее», но в течение 8 лет и строго отдельно от пансионеров лицея.

При лицее был также Педагогический институт с бесплатным обучением, воспитанники которого, окончив курс, оставлялись при лицее на шесть лет: первые четыре года в роли надзирателей и два года — адъюнктами при профессорах.

В дополнительные училища могли поступать любые выпускники лицея для продолжения образования.

Двухклассное начальное училище давало первичные знания по ланкастерской системе и после него можно было поступать в лицей.

До 1829 года учебный год в лицее начинался 1 января, а затем — с 1 августа. С 1829 года организационно лицей был разделён на 11 классов с переводными экзаменами: 3 класса начального училища, 4 гимназических класса и 4 лицейских (для философского и юридического отделений). К 1831 году сложилось фактическое разделение лицея на 7 гимназических (включая 1-й приготовительный) классов и 4 лицейских класса[3].

По новому Уставу от 29 мая 1837 года лицейские классы фактически стали отдельным учебным заведением, по составу и правилам весьма близким к университетам; гимназические классы действовали на основании общего российского устава от 8 декабря 1828 года. В лицейских классах преподавали профессора, в гимназических — учителя. При Лицее были учреждены отделения (физико-математическое и юридическое), имеющие характер университетских факультетов. С 25 октября 1838 года: «Государь Император высочайше повелеть желает: разрешить студентам Ришельевского лицея носить при мундирах и мундирных сюртуках шпаги и треугольные шляпы по форме, созданной для университетских студентов». На физико-математическом отделении лицея преподавались: чистая и прикладная математика, физика и физическая география, естественная история, химия, технология и коммерция; на юридическом отделении преподавались: римская словесность, энциклопедия и история правоведения и практическое судопроизводство. Кроме того на обоих отделениях читались: философия, российская словесность, русская и всеобщая история и статистика, а для православных воспитанников — догматическое и нравственное богословие, история церкви и история церковного права. Позднее к лицею было присоединено существовавшее в Одессе «Училище восточных языков» и было основано отделение: институт восточных языков. Затем появилось коммерческое отделение. В 1841 году было создано ещё одно отделение — камеральное, на котором изучались политическая экономия, финансы, торговля, коммерция, физика, физическая география, химия, естественная история, сельское хозяйство, технология, архитектура и обзор русских законов. Это отделение было наиболее многочисленным; оно готовило государственных служащих и юристов в области государственного и частного права.

Согласно именному указу Александра II от 10 июня 1862 года[уточнить] Ришельёвский лицей был преобразован в Новороссийский университет.

Здания лицея[править | править вики-текст]

До 1857 года лицей был расположен в зданиях, которые ранее занимали Коммерческая гимназия и Воспитательный Благородный институт. Доныне сохранились двухэтажные здания на Дерибасовской (д. 16) и Ланжероновской (д. 17) улицах. Торцы этих зданий соединяло одноэтажное строение, фасадом выходившее на Екатерининскую улицу. Впоследствии к старым лицейским зданиям со стороны Екатерининской пристроили дом 14, протянувшийся во всю длину квартала от Дерибасовской до Ланжероновской.

Так образовался комплекс зданий, известный в дореволюционной Одессе как дом Вагнера — по имени купца-владельца первого универмага в городе, который приобрёл его после переселения лицея на Дворянскую улицу (д. 2).

Ещё в 1844 году для лицея были приобретены два соседних места в лучшей части города (одно — графа Комара, другое принадлежало наследникам Энгельгардта), выходивших на улицы: Херсонскую, Дворянскую, Елисаветинскую. Только 7 апреля 1852 года состоялась закладка нового здания, строительство которого было завершено в 1857 году[3].

Современники о лицее[править | править вики-текст]

В разное время лицей посещали как императоры (Александр I, Николай I), так писатели и поэты (Константин Батюшков, Василий Жуковский, Александр Пушкин, О. И. Сенковский, Адам Мицкевич, Яков Полонский) и многие другие известные лица.

В первый же год существования в лицее побывал приехавший в Одессу поэт Константин Батюшков. Он обошёл классы, спальни, столовую, больницу и по первому впечатлению написал благоволившему к нему директору Публичной библиотеки в Петербурге А. Н. Оленину, чей племянник учился здесь, что «лицей в цветущем состоянии». А Тургеневу написал: «Лицей есть лучшее украшение Одессы».

Менее восторженно отозвался о лицее литератор и востоковед О. И. Сенковский (Барон Брамбеус), побывавший тут немногим позже Батюшкова:

  • «Здесь скорее воспитываются блестящие офицеры, нежели дельные купцы и горожане, предназначенные к разным нужным в общественной жизни профессиям.»

Однако, судьбы воспитанников свидетельствуют, что Сенковский сгустил краски.

В 1837 году лицей посетил Василий Андреевич Жуковский и, не вдаваясь в детали, отметил в дневнике от 31 августа: «Обозрение лицея».

Более подробно написал о лицее поэт Яков Полонский в романе «Дешёвый город»:

  • «Низенькие пасмурные сени двухэтажного, жёлтой краской выкрашенного здания. В зале накрыт стол. На зелёном сукне его покоилась книга, что-то вроде свода законов, лежали списки студентов и возвышалась казённая, усердно вычищенная чернильница с неразлучною песочницей. За столом был ряд кресел, а недалеко от входа, вдоль стены, в два ряда тянулись косые столы и скамейки для экзаменующихся».

В числе воспитанников лицея были братья Александр, Яков и Иван Бачей. Первые два окончили лицей соответственно в 1841 и 1842 годах, а Иван, не доучившись, поступил на военную службу. Все они потом честно послужили Отечеству, но имена их остались бы лишь в лицейских, банковских, военных да других документах, не перенеси их на страницы своей книги «Кладбище в Скулянах» внук Ивана писатель-одессит Валентин Катаев.

  • Мне бы хотелось перед смертью благословить моих детей, но никого из них не было в Скулянах: три сына: Александр, Яков и самый младший, мой любимец Ваня, учились в Ришельевском лицее в Одессе… — воссоздаёт писатель мысли умирающего прадеда.

Ришельёвский лицей и литература[править | править вики-текст]

А. С. Пушкин в Ришельёвском лицее[править | править вики-текст]

Одесский старожил, ришельёвский лицеист, журналист Н. Г. Тройницкий вспоминал, что стихи Пушкина в лицее «перечитывали, переписывали, затверживали на память, некоторые из его ненапечатанных стихов ходили у нас по рукам в рукописях, как запрещённые».

Одесский лицеист Александр Сумароков рассказывал, как летом 1824 года, оставшись на каникулы в лицее, он читал запретную для воспитанников поэму «Руслан и Людмила», а для маскировки приготовил речи Цицерона.

В это время входит в класс незнакомая мне особа в странном костюме: в светло-сером фраке, в чёрных панталонах, с красной феской на голове и с ружейным стволом в руке вместо трости (это была знаменитая пушкинская железная трость).

 — Что вы читаете?

— Речи Цицерона.

 — Читали ли вы Пушкина?

— Нам запрещено читать его сочинения.

 — Видели ли вы его?

— Нет, я редко выхожу из заведения.

 — Желали бы его видеть?

— Я простодушно ответил, что, конечно, желал бы, о нём много говорят в городе, как мне передавали мои товарищи.

Он усмехнулся и, посмотревши на меня, сказал:
— Я Пушкин, прощайте.

О посещениях Пушкиным Ришельёвского лицея писал и Тройницкий:

  • «Проходя как-то по лицейским коридорам и классам, он сказал: „Как это напоминает мне мой лицей!“»

Это более или менее правдоподобно, сомнение вызывает другой эпизод, переданный Тройницким: «В другой раз, застав одного воспитанника за чтением „Онегина“, он шутя заметил ему: „Охота вам читать этот вздор“».

Замечание вполне в духе Пушкина, но — «Евгений Онегин» вначале печатался отдельными выпусками-главами, первая из которых была опубликована лишь в феврале 1825, спустя семь месяцев после отъезда поэта из Одессы. А в бытность Пушкина в Одессе находившийся «в работе» роман в списках вряд ли распространялся.

Рассказы о появлениях поэта в стенах лицея сегодня ни подтвердить, ни полностью опровергнуть нельзя. Но даже если это и легенды, то они лишь подтверждают, что одесситы издавна связывали лицей с Пушкиным.

Пушкинская Одесса — это ещё и огромный старинный дом на углу Дерибасовской и улицы Маркса, бывший «дом Вагнера», здесь помещался Ришельевский лицей. Среди лицеистов ходили по рукам, как и во всём городе, запрещённые политические стихи Пушкина, его эпиграммы на Воронцова. «Дом Вагнера» связан не только с именем Пушкина. Это огромное строение раздалось на три улицы, охватив, кроме Дерибасовской, ещё Екатерининскую и Ланжероновскую… Просторный двор его сохранил спокойные, уютные и изящные черты старой одесской архитектуры. Круглый каменный бассейн, тенистые акации, арки… Именно здесь в 1825 году жил Адам Мицкевич.

— одессит Лев Славин, «Итак, я жил тогда в Одессе…»

А. Мицкевич в Ришельёвском лицее[править | править вики-текст]

В памяти одесситов лицей в первую очередь связан с именами Пушкина и Адама Мицкевича, об опальных днях которого в Одессе напоминает мемориальная доска с его барельефом.

Вопреки распространённой легенде, Пушкина в Одессе Мицкевич не застал: «опоздал» на полгода и познакомился с ним позже. А здесь он познакомился с приятелем Пушкина В. Туманским, которому его письменно рекомендовал Кондратий Рылеев. Как писал Максим Рыльский в статье «Адам Мицкевич»: «он был гостеприимно и ласково принят русской интеллигенцией». Но не властями.

Мятежного польского поэта поселили в помещении Ришельёвского лицея, но под предлогом отсутствия вакансий к преподаванию не допустили. Не объяснить же было ссыльному поэту, что в столице решили не оставлять его на службе в Ришельевском лицее и вообще на юге. Так прожил он в лицее девять месяцев и уехал в Москву 29 октября 1825; этой датой подписано его последнее одесское стихотворение «Размышления в день отъезда»:

Откуда вдруг в сердце тоска и тревога?

Вернулся, брожу от порога к порогу,
Забыл словно что-то взором смятенным,
С прощальным приветом блуждаю по стенам.
Они столько дней и ночей терпеливо
Внимали здесь вздохам моим сиротливым.

По словам Юрия Калугина, автора книги о Мицкевиче «Он между нами жил…»,

Мицкевичу по приезде отвели небольшую квартиру во дворе Ришельевского лицея, на втором этаже.

Неизвестно, где именно жил в здании лицея Адам Мицкевич. Но, как вспоминал лицеист, а потом профессор лицея К. П. Зеленецкий, «между старейшими воспитанниками лицея оставалась в памяти та комната, в которой жил Мицкевич».

Лицей как достопримечательность Одессы[править | править вики-текст]

Лицей и торговля цветами на Дерибасовской[править | править вики-текст]

С конца XIX века, как и гораздо позже, напротив здания бывшего лицея зимой и летом продавали цветы.

Возле большого углового дома Вагнера испокон веков шла уличная торговля цветами. Это был один из красивейших уголков города, где прямо на тротуаре под платанами стояли зелёные рундуки и табуретки, заваленные цветами. В синих эмалированных мисках плавали розы. Из вёдер торчали снопы гладиолусов, белых и красных лилий, флоксов, желтофиолей, тубероз…

Валентин Катаев Зимний ветер

Дом Вагнера[править | править вики-текст]

В верхнем этаже дома Вагнера с 1860 года помещалось издательство Великанова. Старый дом универсального магазина Вагнера всегда привлекал внимание одесситов. Когда на рубеже XIX и XX веков в газету «Одесский листок» просочились слухи о предстоящей перестройке здания, одесситы забеспокоились. Владельцу дома пришлось через своего поверенного данный слух печатно опровергать:

Ввиду того, что в местных газетах от времени до времени распространяются слухи о перестройке дома Вагнера, я, во избежание каких-либо запросов вынужден дать пояснение в том, что все эти сведения неосновательны

 — успокоила читателей газета «Одесский листок», ноябрь 1899.

В то время во дворе дома Вагнера помещалось известное «пивное заведение» Брунса, куда захаживала местная и приезжая «богема» — художники, поэты и литераторы: Бунин, Куприн, С. Юшкевич, А. Фёдоров, ученик поэта Майков и литературный наставник Валентина Катаева.

Свободные вечера просиживали в пивной Брунса за кружкой пива с сосисками. Хозяин был австриец… туда же к 11 часам приходили художники, и все сидели до полуночи.

 — писала жена Бунина Вера Николаевна.

Александр Фёдоров описал пивную Брунса в романе «Природа»:

Художники поднялись вверх по площади к театру, миновали шумную улицу и, свернув куда-то во двор, попали в прокуренную немецкую пивную, несколько напоминавшую мюнхенские Bier-halle среднего разбора. Тут никому не было друг до друга дела, и оттого Лозинский любил эту пивную. Его хорошо знала прислуга… и почти одновременно с тем, как он сел на клеенчатый диван, перед ним появилась большая кружка пива.

Известные преподаватели[править | править вики-текст]

Известные воспитанники[править | править вики-текст]

См. также: Выпускники Ришельевского лицея

Учились в лицее и гимназии при ней:

Современный лицей[править | править вики-текст]

Здание современного Ришельёвского лицея

В 1989 году на базе одесской средней школы № 36 было открыто среднее учебное заведение под названием Ришельёвский лицей. Современный лицей располагается по адресу Елисаветенская (Щепкина) ул., д. 5. Лицей тесно связан с Одесским национальным университетом имени И. И. Мечникова и предназначен для работы с одаренными учащимися, интересующимися естественно-математическими науками. Прием детей в него осуществляется после 6 класса[17].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Ришельёвский лицей / И. В. Зубков // Пустырник — Румчерод. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2015. — С. 560. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 28). — ISBN 978-5-85270-365-1.
  2. Здесь учился А. С. Гангеблов.
  3. 1 2 3 4 Исторический очерк Ришельевской гимназии / сост. Р. Э. Заузе. — Одесса, 1881. — С. 6—18.
  4. Реми Акинфиевич (Петр Иванович) Жилле (Gillet) (1766—1849) — гувернер Д. П. Бутурлина; после Ришельевского лицея был профессором Петербургского педагогического института и Царскосельского лицея (1830—1841).
  5. Богдановский Александр Михайлович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. Когда благодаря Н. И. Пирогову «Одесский вестник» перешёл в заведование лицея, Совет последнего избрал в его редакторы профессоров Георгиевского и Богдановского — см. Малис Юлий Николай Пирогов. Его жизнь, научная и общественная деятельность.
  7. Гриневич, Илья Федорович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. Биографическая справка.
  9. Павловский, Михаил Карпович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. Палимпсестов, Иван Устинович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  11. Иван Петрович Сокальский (1830—1896), писатель, отец В. И. Сокальского
  12. Булгаков Ф.И. Наши художники. — Спб., 1890. — Т. 2.
  13. Протопопов, Николай Порфирьевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  14. Н. П. Протопопов позже был учителем русского и латинского языков в Ришельевском пансионе и гимназии.
  15. Юрист Дмитрий Егорович Стражеско, отец Н. Д. Стражеско
  16. Окс, Моисей Абрамович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  17. Сайт Ришельёвского лицея при Одесском национальном университете

Литература[править | править вики-текст]