Ришельевский лицей

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ришельевский лицей
Год основания 1817
Реорганизован в Новороссийский Императорский университет
Год реорганизации 1865
Расположение Одесса

Ришельевский лице́й[1] — высшее учебное заведение в Одессе. Создан по указу императора Александра I в 1817 году; в 1865 году преобразован в Императорский Новороссийский университет. Назван в честь одесского градоначальника и губернатора Новороссии А. Э. де Ришелье, инициативе которого обязан своим существованием.

История[править | править код]

Идея создания лицея в Одессе принадлежала генерал-губернатору Новороссийского края герцогу А. Э. де Ришельё, обратившемуся к императору Александру I с соответствующей просьбой. Однако решение по этому вопросу было принято не сразу. Открытие лицея произошло уже после того как Ришелье стал премьер-министром Франции (1815), а на посту одесского градоначальника его сменил А. Ф. Ланжерон.

Ришельёвский лицей был образован согласно высочайше утверждённому 2 мая 1817 года Уставу, на базе одесского «Дворянского или Благородного института»[2] (который, в свою очередь, был образован 1 февраля 1805 года из двух частных пансионов — пансиона Вольсея и пансиона Поцци) с присоединением к нему Коммерческой гимназии, открытой 16 апреля 1804 года[3].

Торжественное открытие лицея состоялось 7 (19) января 1818 года, после перестройки под нужды нового учебного заведения здания Благородного института. Средства на открытие лицея пожертвовал Н. И. Штиглиц; на его содержание герцог А. Э. де Ришелье пожертвовал 13 тысяч франков, а также в дар лицею передал свою библиотеку.

И. С. Орлай

Ришельёвский лицей стал вторым по времени создания лицеем в Российской империи после Царскосельского. Аристократия, русская и иностранная, отнеслась к новому лицею с большим энтузиазмом: на воспитание в Одессу стали посылать детей не только из провинции, но и из обеих столиц.

Первым директором лицея с 1817 по 1820 год был директор Благородного института аббат Шарль Николь. Император Александр І при посещении лицея, остался им чрезвычайно удовлетворённый, благодарил аббата Николя и наградил его орденом Св. Анны 2-й степени с бриллиантами.

Далее директорами лицея были: Рэмэ Аксифьевич Жилле (1820—1821)[4]; Иосиф Алоиз Иванович Гейнлет (1821—1825); Иван Семенович Орлай (1826—1829); Иван Осипович Витт (1829—1831), Николай Иванович Синицын (1832—1844); Александр Григорьевич Петров (1844—1852); Николай Никифорович Мурзакевич (1853—1857); Павел Васильевич Беккер (1857—1862).

Ришельёвский лицей состоял из нескольких учреждений[3]:

  • Лицей с пансионом;
  • Внешние классы лицея;
  • Педагогический институт;
  • Начальное училище;
  • дополнительные училища, одно — для правоведения и политической экономии, другое — для коммерческих наук.

Лицей первоначально состоял из пяти отделений (или классов — по 24 воспитанника) с двухгодичным курсом для каждого. Учение в них разделялось на три образования:

  1. Приготовительное образование — 1-й класс лицея (изучение Закона Божьего, русской грамматики, русской истории, географии и арифметики) — от 8 до 10 лет.
  2. Литературное образование:
    1. класс грамматики — от 10 до 12 лет;
    2. класс словесности — от 12 до 14 лет;
    3. класс риторики — от 14 до 16 лет.
  3. Образование в высших науках (изучение математики, физики, механики, логики, метафизики, естественного и народного права, фортификации и артиллерии) — от 16 до 18 лет.

Для детей бедных родителей предназначались Внешние классы лицея, где обучение было бесплатным и проводилось по той же программе и теми же преподавателями, что и во «внутреннем лицее», но в течение 8 лет и строго отдельно от пансионеров лицея.

При лицее был также Педагогический институт с бесплатным обучением, воспитанники которого, окончив курс, оставлялись при лицее на шесть лет: первые четыре года в роли надзирателей и два года — адъюнктами при профессорах.

В дополнительные училища могли поступать любые выпускники лицея для продолжения образования.

Двухклассное начальное училище давало первичные знания по ланкастерской системе и после него можно было поступать в лицей.

До 1829 года учебный год в лицее начинался 1 января, а затем — с 1 августа. С 1829 года организационно лицей был разделён на 11 классов с переводными экзаменами: 3 класса начального училища, 4 гимназических класса и 4 лицейских (для философского и юридического отделений). К 1831 году сложилось фактическое разделение лицея на 7 гимназических (включая 1-й приготовительный) классов и 4 лицейских класса[3].

По новому Уставу от 29 мая 1837 года лицейские классы фактически стали отдельным учебным заведением, по составу и правилам весьма близким к университетам; гимназические классы действовали на основании общего российского устава от 8 декабря 1828 года. В лицейских классах преподавали профессора, в гимназических — учителя. При Лицее были учреждены отделения (физико-математическое и юридическое), имеющие характер университетских факультетов. С 25 октября 1838 года: «Государь Император высочайше повелеть желает: разрешить студентам Ришельевского лицея носить при мундирах и мундирных сюртуках шпаги и треугольные шляпы по форме, созданной для университетских студентов». На физико-математическом отделении лицея преподавались: чистая и прикладная математика, физика и физическая география, естественная история, химия, технология и коммерция; на юридическом отделении преподавались: римская словесность, энциклопедия и история правоведения и практическое судопроизводство. Кроме того на обоих отделениях читались: философия, российская словесность, русская и всеобщая история и статистика, а для православных воспитанников — догматическое и нравственное богословие, история церкви и история церковного права. Позднее к лицею было присоединено существовавшее в Одессе «Училище восточных языков» и было основано отделение: институт восточных языков. Затем появилось коммерческое отделение. В 1841 году было создано ещё одно отделение — камеральное, на котором изучались политическая экономия, финансы, торговля, коммерция, физика, физическая география, химия, естественная история, сельское хозяйство, технология, архитектура и обзор русских законов. Это отделение было наиболее многочисленным; оно готовило государственных служащих и юристов в области государственного и частного права.

Согласно именному указу Александра II от 10 июня 1862 года[уточнить] Ришельёвский лицей был преобразован в Новороссийский университет.

Здания лицея[править | править код]

До 1857 года лицей был расположен в зданиях, которые ранее занимали Коммерческая гимназия и Воспитательный Благородный институт. Доныне сохранились двухэтажные здания на Дерибасовской (д. 16) и Ланжероновской (д. 17) улицах. Торцы этих зданий соединяло одноэтажное строение, фасадом выходившее на Екатерининскую улицу. Впоследствии к старым лицейским зданиям со стороны Екатерининской пристроили дом 14, протянувшийся во всю длину квартала от Дерибасовской до Ланжероновской.

Так образовался комплекс зданий, известный в дореволюционной Одессе как дом Вагнера — по имени купца-владельца первого универмага в городе, который приобрёл его после переселения лицея на Дворянскую улицу (д. 2).

Ещё в 1844 году для лицея были приобретены два соседних места в лучшей части города (одно — графа Комара, другое принадлежало наследникам Энгельгардта), выходивших на улицы: Херсонскую, Дворянскую, Елисаветинскую. Только 7 апреля 1852 года состоялась закладка нового здания (архитектор А. С. Шашин[5][6]), строительство которого было завершено в 1857 году[3].

Современники о лицее[править | править код]

В разное время лицей посещали как императоры (Александр I, Николай I), так писатели и поэты (Константин Батюшков, Василий Жуковский, Александр Пушкин, О. И. Сенковский, Адам Мицкевич, Яков Полонский) и многие другие известные лица.

В первый же год существования в лицее побывал приехавший в Одессу поэт Константин Батюшков. Он обошёл классы, спальни, столовую, больницу и по первому впечатлению написал благоволившему к нему директору Публичной библиотеки в Петербурге А. Н. Оленину, чей племянник учился здесь, что «лицей в цветущем состоянии». А Тургеневу написал: «Лицей есть лучшее украшение Одессы».

Менее восторженно отозвался о лицее литератор и востоковед О. И. Сенковский (Барон Брамбеус), побывавший тут немногим позже Батюшкова:

  • «Здесь скорее воспитываются блестящие офицеры, нежели дельные купцы и горожане, предназначенные к разным нужным в общественной жизни профессиям.»

Однако, судьбы воспитанников свидетельствуют, что Сенковский сгустил краски.

В 1837 году лицей посетил Василий Андреевич Жуковский и, не вдаваясь в детали, отметил в дневнике от 31 августа: «Обозрение лицея».

Более подробно написал о лицее поэт Яков Полонский в романе «Дешёвый город»:

  • «Низенькие пасмурные сени двухэтажного, жёлтой краской выкрашенного здания. В зале накрыт стол. На зелёном сукне его покоилась книга, что-то вроде свода законов, лежали списки студентов и возвышалась казённая, усердно вычищенная чернильница с неразлучною песочницей. За столом был ряд кресел, а недалеко от входа, вдоль стены, в два ряда тянулись косые столы и скамейки для экзаменующихся».

В числе воспитанников лицея были братья Александр, Яков и Иван Бачей. Первые два окончили лицей соответственно в 1841 и 1842 годах, а Иван, не доучившись, поступил на военную службу. Все они потом честно послужили Отечеству, но имена их остались бы лишь в лицейских, банковских, военных да других документах, не перенеси их на страницы своей книги «Кладбище в Скулянах» внук Ивана писатель-одессит Валентин Катаев.

  • Мне бы хотелось перед смертью благословить моих детей, но никого из них не было в Скулянах: три сына: Александр, Яков и самый младший, мой любимец Ваня, учились в Ришельевском лицее в Одессе… — воссоздаёт писатель мысли умирающего прадеда.

Ришельёвский лицей и литература[править | править код]

А. С. Пушкин в Ришельёвском лицее[править | править код]

Одесский старожил, ришельёвский лицеист, журналист Н. Г. Тройницкий вспоминал, что стихи Пушкина в лицее «перечитывали, переписывали, затверживали на память, некоторые из его ненапечатанных стихов ходили у нас по рукам в рукописях, как запрещённые».

Одесский лицеист Александр Сумароков рассказывал, как летом 1824 года, оставшись на каникулы в лицее, он читал запретную для воспитанников поэму «Руслан и Людмила», а для маскировки приготовил речи Цицерона.

В это время входит в класс незнакомая мне особа в странном костюме: в светло-сером фраке, в чёрных панталонах, с красной феской на голове и с ружейным стволом в руке вместо трости (это была знаменитая пушкинская железная трость).

 — Что вы читаете?

— Речи Цицерона.

 — Читали ли вы Пушкина?

— Нам запрещено читать его сочинения.

 — Видели ли вы его?

— Нет, я редко выхожу из заведения.

 — Желали бы его видеть?

— Я простодушно ответил, что, конечно, желал бы, о нём много говорят в городе, как мне передавали мои товарищи.

Он усмехнулся и, посмотревши на меня, сказал:

— Я Пушкин, прощайте.

О посещениях Пушкиным Ришельёвского лицея писал и Тройницкий:

  • «Проходя как-то по лицейским коридорам и классам, он сказал: „Как это напоминает мне мой лицей!“»

Это более или менее правдоподобно, сомнение вызывает другой эпизод, переданный Тройницким: «В другой раз, застав одного воспитанника за чтением „Онегина“, он шутя заметил ему: „Охота вам читать этот вздор“».

Замечание вполне в духе Пушкина, но — «Евгений Онегин» вначале печатался отдельными выпусками-главами, первая из которых была опубликована лишь в феврале 1825, спустя семь месяцев после отъезда поэта из Одессы. А в бытность Пушкина в Одессе находившийся «в работе» роман в списках вряд ли распространялся.

Рассказы о появлениях поэта в стенах лицея сегодня ни подтвердить, ни полностью опровергнуть нельзя. Но даже если это и легенды, то они лишь подтверждают, что одесситы издавна связывали лицей с Пушкиным.

Пушкинская Одесса — это ещё и огромный старинный дом на углу Дерибасовской и улицы Маркса, бывший «дом Вагнера», здесь помещался Ришельевский лицей. Среди лицеистов ходили по рукам, как и во всём городе, запрещённые политические стихи Пушкина, его эпиграммы на Воронцова. «Дом Вагнера» связан не только с именем Пушкина. Это огромное строение раздалось на три улицы, охватив, кроме Дерибасовской, ещё Екатерининскую и Ланжероновскую… Просторный двор его сохранил спокойные, уютные и изящные черты старой одесской архитектуры. Круглый каменный бассейн, тенистые акации, арки… Именно здесь в 1825 году жил Адам Мицкевич.

— одессит Лев Славин, «Итак, я жил тогда в Одессе…»

А. Мицкевич в Ришельёвском лицее[править | править код]

В памяти одесситов лицей в первую очередь связан с именами Пушкина и Адама Мицкевича, об опальных днях которого в Одессе напоминает мемориальная доска с его барельефом.

Вопреки распространённой легенде, Пушкина в Одессе Мицкевич не застал: «опоздал» на полгода и познакомился с ним позже. А здесь он познакомился с приятелем Пушкина В. Туманским, которому его письменно рекомендовал Кондратий Рылеев. Как писал Максим Рыльский в статье «Адам Мицкевич»: «он был гостеприимно и ласково принят русской интеллигенцией». Но не властями.

Мятежного польского поэта поселили в помещении Ришельёвского лицея, но под предлогом отсутствия вакансий к преподаванию не допустили. Не объяснить же было ссыльному поэту, что в столице решили не оставлять его на службе в Ришельевском лицее и вообще на юге. Так прожил он в лицее девять месяцев и уехал в Москву 29 октября 1825; этой датой подписано его последнее одесское стихотворение «Размышления в день отъезда»:

Откуда вдруг в сердце тоска и тревога?

Вернулся, брожу от порога к порогу,
Забыл словно что-то взором смятенным,
С прощальным приветом блуждаю по стенам.
Они столько дней и ночей терпеливо
Внимали здесь вздохам моим сиротливым.

По словам Юрия Калугина, автора книги о Мицкевиче «Он между нами жил…»,

Мицкевичу по приезде отвели небольшую квартиру во дворе Ришельевского лицея, на втором этаже.

Неизвестно, где именно жил в здании лицея Адам Мицкевич. Но, как вспоминал лицеист, а потом профессор лицея К. П. Зеленецкий, «между старейшими воспитанниками лицея оставалась в памяти та комната, в которой жил Мицкевич».

Лицей как достопримечательность Одессы[править | править код]

Лицей и торговля цветами на Дерибасовской[править | править код]

С конца XIX века, как и гораздо позже, напротив здания бывшего лицея зимой и летом продавали цветы.

Возле большого углового дома Вагнера испокон веков шла уличная торговля цветами. Это был один из красивейших уголков города, где прямо на тротуаре под платанами стояли зелёные рундуки и табуретки, заваленные цветами. В синих эмалированных мисках плавали розы. Из вёдер торчали снопы гладиолусов, белых и красных лилий, флоксов, желтофиолей, тубероз…

Валентин Катаев Зимний ветер

Дом Вагнера[править | править код]

В верхнем этаже дома Вагнера с 1860 года помещалось издательство Великанова. Старый дом универсального магазина Вагнера всегда привлекал внимание одесситов. Когда на рубеже XIX и XX веков в газету «Одесский листок» просочились слухи о предстоящей перестройке здания, одесситы забеспокоились. Владельцу дома пришлось через своего поверенного данный слух печатно опровергать:

Ввиду того, что в местных газетах от времени до времени распространяются слухи о перестройке дома Вагнера, я, во избежание каких-либо запросов вынужден дать пояснение в том, что все эти сведения неосновательны

 — успокоила читателей газета «Одесский листок», ноябрь 1899.

В то время во дворе дома Вагнера помещалось известное «пивное заведение» Брунса, куда захаживала местная и приезжая «богема» — художники, поэты и литераторы: Бунин, Куприн, С. Юшкевич, А. Фёдоров, ученик поэта Майков и литературный наставник Валентина Катаева.

Свободные вечера просиживали в пивной Брунса за кружкой пива с сосисками. Хозяин был австриец… туда же к 11 часам приходили художники, и все сидели до полуночи.

 — писала жена Бунина Вера Николаевна.

Александр Фёдоров описал пивную Брунса в романе «Природа»:

Художники поднялись вверх по площади к театру, миновали шумную улицу и, свернув куда-то во двор, попали в прокуренную немецкую пивную, несколько напоминавшую мюнхенские Bier-halle среднего разбора. Тут никому не было друг до друга дела, и оттого Лозинский любил эту пивную. Его хорошо знала прислуга… и почти одновременно с тем, как он сел на клеенчатый диван, перед ним появилась большая кружка пива.

Известные преподаватели[править | править код]

Известные воспитанники[править | править код]

См. также: Выпускники Ришельевского лицея

Учились в лицее и гимназии при ней:

Современный лицей[править | править код]

Здание современного Ришельёвского лицея

В 1989 году на базе одесской средней школы № 36 было открыто среднее учебное заведение под названием Ришельёвский лицей. Современный лицей располагается по адресу Елисаветенская (Щепкина) ул., д. 5. Лицей тесно связан с Одесским национальным университетом имени И. И. Мечникова и предназначен для работы с одаренными учащимися, интересующимися естественно-математическими науками. Прием детей в него осуществляется после 6 класса[19].

В лицее существует центр дистанционного обучения[20]. Канал на YouTube, учителя физики Павла Виктора с видеоуроками, по состоянию на октябрь 2018 года имеет более 8 млн просмотров и около 500 видеоуроков[21].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Ришельевский лицей / И. В. Зубков // Пустырник — Румчерод. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 560. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 28). — ISBN 978-5-85270-365-1.
  2. Здесь учился А. С. Гангеблов.
  3. 1 2 3 4 Исторический очерк Ришельевской гимназии / сост. Р. Э. Заузе. — Одесса, 1881. — С. 6—18.
  4. Реми Акинфиевич (Петр Иванович) Жилле (Gillet) (1766—1849) — гувернер Д. П. Бутурлина; после Ришельевского лицея был профессором Петербургского педагогического института и Царскосельского лицея (1830—1841).
  5. [1]
  6. Архитектура Одессы. Шашин А. С.
  7. Богдановский Александр Михайлович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. Когда благодаря Н. И. Пирогову «Одесский вестник» перешёл в заведование лицея, Совет последнего избрал в его редакторы профессоров Георгиевского и Богдановского — см. Малис Юлий Николай Пирогов. Его жизнь, научная и общественная деятельность.
  9. Гриневич, Илья Федорович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. Биографическая справка.
  11. Павловский, Михаил Карпович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  12. Палимпсестов, Иван Устинович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  13. Иван Петрович Сокальский (1830—1896), писатель, отец В. И. Сокальского
  14. Булгаков Ф.И. Наши художники. — Спб., 1890. — Т. 2.
  15. Протопопов, Николай Порфирьевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  16. Н. П. Протопопов позже был учителем русского и латинского языков в Ришельевском пансионе и гимназии.
  17. Юрист Дмитрий Егорович Стражеско, отец Н. Д. Стражеско
  18. Окс, Моисей Абрамович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  19. Сайт Ришельёвского лицея при Одесском национальном университете
  20. Как самый старый лицей Одессы учит миллионы школьников через YouTube
  21. Учителя физики из Одессы, ставшего звездой YouTube, избили до полусмерти, чтоб украсть велосипед и несколько сотен гривен

Литература[править | править код]