Род (божество)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Род — божество славян, упомянутое в церковно-славянской обличительной литературе, направленной против язычников. Упоминается вместе с Рожаницами. По мнению Б. А. Рыбакова и его последователей, Род — общеславянский бог, создатель всего живого и сущего. Однако, согласно большинству иных научных исследований, Род (как и Рожаницы) являлся восточнославянским божеством рода и судьбы[1].

История исследования[править | править исходный текст]

Историю появления Рода в поле зрения специалистов по славянской мифологии Л. С. Клейн излагает так:

В 1846 г. И. И. Срезневский (1846: 7), разбираясь в образах славянской мифологии, выделил Рода как дух или привидение. Но после открытия в 1850 г. С. П. Шевырёвым Паисьевского сборника со «Словом Св. Григория об идолах (XII ст.)» («Слово святаго Григория изобретено в толцех о том, какое пьрвое погани суще языци кланяшеся идолом и требы им клали») представление ученых о Роде изменилось. Уже вскоре Срезневский (1851) писал о Роде как об «особенном языческом божестве сродни с Рожаницей-Артемидой и, следовательно, важном». Рожаницу он сопоставлял не только с греческими «девами жизни» — мойрами, но и с греческой Тихе, богиней судьбы (Срезневский 1846: 7; 1855). В те же годы вышли и специальные статьи о Роде — Д. О. Шеппинга (1851) и А. Н. Афанасьева (1855; также 1869, III: 319—320, 368, 386—389), в которых статус Рода был поднят еще выше. [2]


Греческий оригинал «Слова Св. Григория об идолах (XII ст.)» посвящен развенчиванию античных культов богини-матери и бога-сына, празднование этих культов в вольном переложении русских книжников было названо родопочитанием. Сам пересказ начинается с привязки к античным образцам:

«Кто беснуется, принося жертвы матери беса богине Афродите, Коруне — Коруна же является матерью антихриста — и Артемиде, рождению проклятой Диомисии из ягодицы (то есть Дионисе, рожденном, как известно, из Зевсова бедра). И недоношенный плод (почитают) и Гермафродита … Тем же богам требу кладут и творят и славяне: вилам, Мокоши-деве, Перуну, Хорсу — Роду и Рожанице…».

Затем «Слово Св. Григория об идолах (XII ст.)» ещё более стремится к развенчиванию «Рода и Рожаницы» — речь идет о тех, которые почитают

«...проклятого же Осирида (то есть Осириса) рождение. Мать же, рождая его, впала в безумие, и потому его стали почитать как бога… А от тех обычай издревле переняли халдеи и начали требы творить двум своим богам Роду и Рожанице после рождения проклятого и скверного бога их Осирида. О том же Осириде повествует книга лживая и скверная сарацинского жреца их Мохамеда и Бохмита проклятого, что он родился через нелепый проход, чего ради его и назвали богом… Оттуда же начали эллины ставить трапезу Роду и Рожаницам, также египтяне, также римляне, также и к славянам дошло: вот и славяне начали ставить трапезу Роду и Рожаницам — ещё до Перуна, бога их; а прежде того клали требы упырям и Берегиням».

В этом тексте христианская Богородица и её непорочно рождённый сын-Бог должны вытеснить прочих языческих «рожениц» и «родов» с их противоестественными и гадкими обстоятельствами появления на свет.

По мнению Н. И. Зубова, вышеуказанные отрывки свидетельствуют, что Род и Рожаница — это широко распространённый в античном и восточном мире сюжет о божественных Матери и Сыне (например, Исида и Гор), перенесённый в древнерусскую книжность из Византии. Просто имя Сына сохранилось как имя собственное, а имя Матери — нет. Поэтому нет никаких оснований считать Рода каким-то абстрактным божеством или одним из верховных божеств, и уж тем более неуместно проводить к нему параллели из монотеистических систем.[3]

Упоминают Рода и другие русские книжники. Так, например, рукописный комментарий к Евангелию XV века, «О вдуновении духа в человека», противопоставляет Рода самому христианскому богу:

«То ти не род седя на воздусе мечет на землю груды и в том ражаются дети … Всем бо есть творец бог, а не род»

По Б. А. Рыбакову эта цитата свидетельствует о первенстве Рода в славянском пантеоне, аналогичном безоговорочному первенству и единству монотеистического бога иудео-христианской традиции.

В XVI веке в «Уставе преподобного Саввы» находим такой исповедальный вопрос:

«не сблудила ли с бабами богомерзкие блуды, не молилася ли вилам, или Роду и рожаницам, и Перуну, и Хорсу, и Мокоши, пила и ела?»

Слависты конца XIX — начала XX века стали на ту точку зрения, что Род — собственное имя забытого славянского бога, а в 1970-90-х Род становится главным славянским божеством в реконструкции пантеона, предложенной Б. А. Рыбаковым.

Уже в 1993 году о концепции Рыбакова иронически отзывается болгарский славяновед Иван Панчовски.

В 2004 году археолог и антрополог Л. С. Клейн высказал сомнения в рыбаковской трактовке цитированных выше текстов, показав возможность их прочтения, в частности— «Вопреки А. Брюкнеру (Brückner 1926: 10). Род, персонифицированный из абстрактного понятия, богом в полном смысле этого слова, видимо, так и не стал — он никогда не называется богом в источниках и отсутствует в пантеоне Владимира. Это был дух, демон, некая сверхъестественная сила не очень высокого разряда. В словаре Даля (1912, 3: столб. 1697) и у Афанасьева (1869, III: 80) „род“ толкуется как 'домовой', „рода“ — 'призрак', 'привидение' (Тульск. губ.), „образ“ (Саратовск. губ.), по Фасмеру (1971, 3: 491), диалектное „родимец“ — 'черт'»[4].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Кутарев О.В. Характеристика Рода и Рожаниц в славянской мифологии: интерпретации Б.А. Рыбакова и его предшественников// Религиоведение. 2013. №4. С. 170-177.
  2. Клейн Л. С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. — СПб.: Евразия, 2004. 480 с. — С. 183
  3. Зубов Н. И. Научные фантомы славянского Олимпа // Живая старина. М., 1995. № 3 (7). С. 46-48.
  4. Клейн Л. С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. — СПб.: Евразия, 2004. 480 с. — С. 194

Литература[править | править исходный текст]

  1. Азбукин А. Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе// Русский философский вестник. 1896. № 2.
  2. Аничков Е. В. Язычество и Древняя Русь. — СПб., 1914.
  3. Афанасьев А. Н. О значении рода и рожаниц // Архив историко-юридических сведений, относящихся до России, кн. 2, полов.1, С. 132—134.
  4. Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси, § 3
  5. Зубов Н. И. Научные фантомы славянского Олимпа // Живая старина. М., 1995. № 3 (7). С. 46-48.
  6. Клейн Л. С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. — СПб., 2004, 480 с.
  7. Кутарев О. В. Характеристика Рода и Рожаниц в славянской мифологии: интерпретации Б.А. Рыбакова и его предшественников// Религиоведение. 2013. №4. С. 170-177.
  8. Мильков В. В. Древнерусские апокрифы (Памятники древнерусской мысли; исследования и тексты. Вып 1.) — СПб., 1999. C. 95,101,333, 366—367.
  9. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян — М., 1997. C. 593—634.
  10. Срезневский И. И. Святилища и обряды языческого богослужения древних славян по свидетельствам современным и преданиям — Харьков: Университетская типография, 1846.
  11. Панчовски И. Г. Пантеонът на древните славяни и митодологията им. — София, 1993
  12. Шеппинг Д. О. Опыт о значении Рода и Рожаницы // Временник Московского Общества истории и древностей Российских, кн. IX, С. 25-36.