Рура, Роза Васильевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Роза Васильевна»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Роза Васильевна Рура (ок. 1860 — ?), спекулировавшая мелкими товарами в помещении издательства «Всемирная литература», прославилась благодаря знакомству со многими поэтами Серебряного века.

О молодых годах Розы сведений нет. Известно лишь, что она происходила из еврейской семьи[1]. В 1919 г. женщина появилась в издательстве «Всемирная литература», где занялась мелкой торговлей. В то время она уже находилась в преклонном возрасте.

Роза Васильевна продавала сладости, мыло, папиросы, «самодельные лепёшки и колбаски»[2], выполняла мелкие поручения и давала ссуды[3]. Цены у Розы были высокими, зато она отпускала товар в долг. Местом её торговли служила мраморная лестница[4] или прихожая возле кабинета главы издательства А. Н. Тихонова[5].

Старуха была склонна к полноте и куталась в платки. Она часто присутствовала на литературных вечерах, где восседала в нарядном платье и с «бессмысленным выражением лица»[3].

У Розы Васильевны был альбом, в который она просила писать своих клиентов-литераторов[6]. Многие посвящали ей шуточные стихотворения, некоторые из них цитируются в воспоминаниях современников. Альбом Розы Васильевны был приобретен Пушкинским Домом в 1966 г. у ее сына Давида Михайловича Руры и ныне хранится там (ИРЛИ. Р. I. Оп. 42. Ед. хр. 69). Полный текст альбома доступен на сайте Пушкинского Дома[7].

« Если грустишь, что тебе задолжал я одиннадцать тысяч,
Помни, что двадцать одну мог я тебе задолжать.
»
« Печален мир. Все суета и проза.

Лишь женщины нас тешат да цветы.
Но двух чудес соединенье ты:

Ты женщина! Ты Роза!
»
« Нет, клянусь, довольно Роза

Истощала кошелек!
Верь, безумный, он -- не проза,

Свыше данный нам паек!..
»
« На что нам былая свобода,

На что нам Берлин и Париж,
Когда ты направо от входа

Насупротив кассы сидишь.
»
« «О дева Роза, я в оковах»,

Я двадцать тысяч задолжал,
О сладость леденцов медовых,
Продуктов, что творит Шапшал.
Но мне ничуть не страшно это,
Твой взор, как прежде, не суров,
И я курю и ем конфеты,

«И не стыжусь моих оков».
»

Примечания[править | править код]