Романов, Борис Георгиевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Романов Борис Георгиевич»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Борис Романов
Имя при рождении Борис Георгиевич Романов
Дата рождения 10 (22) марта 1891(1891-03-22)
Место рождения Санкт-Петербург, Российская империя
Дата смерти 30 января 1957(1957-01-30) (65 лет)
Место смерти Нью-Йорк, США
Гражданство Flag of Russia.svg Российская империяСША
Профессия
Годы активности с 1911 по 1956
Театр Мариинский театр,
Русский балет Дягилева,
Русский романтический театр,
Труппа Анны Павловой,
Русский балет Монте-Карло,
Театр Колон,
Ла Скала,
Метрополитен-опера

Бори́с Гео́ргиевич Рома́нов (22 (10) марта 1891 года, Санкт-Петербург — 30 января 1957 года, Нью-Йорк) — русский артист балета, балетмейстер, хореограф, педагог. Один из создателей и руководителей Русского романтического театра (1922—1926). Работал в разных балетных труппах. Осуществлял постановки в театрах Буэнос-Айреса, Парижа, Милана, Рима. В 1938—1942 и 1945—1950 годах — главный балетмейстер Метрополитен-опера (Нью-Йорк). Как хореограф оказал воздействие на становление национальных балетов Аргентины и США.

Биография[править | править код]

В Петербурге — Петрограде[править | править код]

В 1909 году окончил Петербургское Императорское театральное училище по классу М. К. Обухова. По отзывам критиков, на выпускном спектакле показал себя превосходным танцовщиком и виртуозом[1]. Поступив в Мариинский театр, один год прослужил в кордебалете, после чего преимущественно исполнял хара́ктерные и гротесковые партии в старых и новых балетах: Шут в «Щелкунчике» Чайковского), Король шутов в «Павильоне Армиды» Черепнина, Пьеро в «Карнавале» и «Бабочках» на музыку Шумана; Странствующий актёр в «Испытании Дамиса» и Сатир во «Временах года» на музыку Глазунова; Лучник в «Половецких плясках» Бородина; Негр в «Дочери фараона» и «Царе Кандавле» Пуньи, в «Эвнике» Щербачёва и «Исламее» на музыку Балакирева и прочих[1][2]. В. М. Красовская цитировала рецензию А. Л. Волынского 1911 года на «Щелкунчика»: «В танце буффонов Романов показывает чудеса замечательной техники, которых без огня и таланта не проделать никому. Театр единодушно аплодирует молодому артисту <…> за технику дерзкого прыжка и игру сверкающим обручем, который мнется в его руках, как лента, и не мешает ничему»[1].

При этом с первых же дней в Мариинском театре Романова влекла деятельность балетмейстера, когда лучшими образцами для него в то время были постановки М. М. Фокина. По мнению Красовской, влияние Фокина на хореографию Романова ощущалось с первой же его постановки, когда в феврале 1911 года была представлена одноактная мимодрама «Рука» в Литейном театре[3]. Там же, в театре «малых форм», где Романов исполнял обязанности заведующего хореографической частью, в других театрах и на площадках вне академической сцены (например, в «Бродячей собаке», затем в её преемнике «Привале комедиантов») последовали его многочисленные одноактные балеты, пантомимы, фантазии, танцевальные сценки и интермедии[3]. В 1913 году Романов сблизился с акмеистом М. А. Кузминым и поставил на сцене Литейного театра несколько балетных миниатюр на либретто и музыку поэта[4].

С 1914 по 1920 год как балетмейстер Мариинского театра ставил танцы во многих операх, миниатюры, одноактные балеты[2], лучший из которых «Андалузиана» на музыку Бизе (1915). Одновременно осуществлял постановки в других театрах Петрограда.

У Дягилева[править | править код]

В 1911—1914 годах в качестве танцовщика и балетмейстера Романов участвовал в постановках Русского балета Дягилева. Дягилев поручил Романову создать хореографию для двух спектаклей. По мнению С. Л. Григорьева, постановка «Трагедии Саломеи» в пятом парижском сезоне Русского балета Дягилева не получила одобрения зрителей или прессы из-за недостатков сценария и оформления, отмечая при этом, что «и музыка, и хореография были достаточно высокого качества»[5]. В пятом дягилевском сезоне ни одна из трёх новых балетных постановок не была удачна. После незначительного успеха при показе в Монте-Карло «Трагедия Саломеи» «почти тотчас была заброшена»[6].

По поводу постановки оперы «Соловей» Игоря Стравинского Григорьев писал, что из-за занятости Фокина другими постановками и отсутствия интереса к музыке композитора Дягилев доверил создание хореографии танцев Романову. Спектакль не произвёл особого впечатления на рядовую публику, поскольку «ни оформление Бенуа, выдержанное в мягких тонах, ни столь же спокойная хореография Романова не сочетались с резкостью музыкального языка»[7].

В 1914 году Дягилев назначил Романова постановщиком первого балета Прокофьева «Ала и Лоллий», но проект не был осуществлён, и никакие данные о подготовке этого спектакля в 1915 году не сохранились.

Свой путь[править | править код]

Современники и критики отмечали, что Романов был последователем М. М. Фокина[8]. Согласно заметке одного из репортёров 1914 года, Романова называли «маленьким Фокиным»[9]. Как писала В. М. Красовская, к 1916 году Е. А Смирнова уже была женой Б. Г. Романова и одновременно исполняла как ведущие партии академических балетов, так и выступала в постановках мужа, «прекинувших мостик от опытов Фокина к экспрессионизму»[10]. Смирнова, которую Борисоглебский называл «противницей новаторства М. Фокина», участвовала в хореографических опытах Романова, где пригодились её «пылкость и буйная сила», и виртуозность танца[11]. Сравнивая внешнее сходство хореографии Фокина и Романова (тяга к стилизации, отбор сюжетов, лаконичность форм, влечение к экзотике), Красовская дала следующую оценку: «Искусство Фокина было значительнее. Фокин искал человеческое в иллюстрациях к любой эпохе. Романов это человеческое подчас коверкал, уходя от выспреннего живописного импрессионизма Фокина к импрессионизму, судорожно пульсирующему, но выхолощенному»[12].

Но в 1918 году в творчестве хореографа произошёл перелом. Согласно Е. Я. Суриц, в это время Романов «задумывался над собственной выразительностью танцевального движения» и по свидетельству Д. И. Лешкова создавал «танец без музыки, внешнего оформления и хотя бы условного костюма»[13].

В эмиграции[править | править код]

После отъезда за границу в 1920 году осел в Берлине, где возглавлял Русский романтический театр (1921—1926), осуществлял постановки в театрах Буэнос-Айреса, Парижа, Милана, Рима. В 1931 году Борис Романов был балетмейстером «Балета Русской оперы в Париже»[14]. В 1938—1942 и 1945—1950 годах — главный балетмейстер Метрополитен-опера (Нью-Йорк). Среди наиболее успешных постановок выделяются «Любовь-волшебница» де Фальи, «Вальс» Равеля (1929), «Шут» Прокофьева (1930) и другие. Возобновлял, обычно в своей редакции, балеты русского классического наследия и дягилевского репертуара[15].

Постановки[править | править код]

Русский балет Дягилева
Мариинский театр
  • 1914 — «Андалузиана» на музыку Бизе[2]
Ла Скала
  • 1925 — «Петрушка»[2]
Театр Колон
  • 1928 — «Пульчинелла»; балеты в хореографии Фокина: «Шехеразада» и «Жар-птица»[2]
  • 1929 — «Любовь-волшебница» де Фалья, «Вальс» Равеля, «Тамара» на музыку Балакирева[2]
  • 1930 — «Жизель»; «Шут» Прокофьева[2]
Русский балет Монте-Карло
  • 1936 — «Щелкунчик»[2]
Римская опера
  • 1950 — «Пульчинелла»[2]
  • 1952 — «Жизель»[2]
Чикагская опера

Семья[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Красовская, 1971, Б. Г. Романов, с. 500.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Паппе, 1981.
  3. 1 2 Соколов-Каминский.
  4. Красовская, 1971, Миниатюры Литейного театра, с. 504.
  5. Григорьев, 1993, Глава пятая. 1913, с. 80.
  6. Григорьев, 1993, Глава шестая. 1914, с. 91.
  7. Григорьев, 1993, Глава шестая. 1914, с. 92.
  8. Григорьев, 1993, Глава пятая. 1913, с. 77.
  9. Красовская, 1971, Б. Г. Романов, с. 501.
  10. Красовская, 1972, Е. А. Смирнова, с. 325.
  11. Красовская, 1972, Е. А. Смирнова, с. 333.
  12. Красовская, 1971, В антрепризе Дягилева, с. 508.
  13. Суриц, 1979, с. 46.
  14. Суриц, 2009, с. 65.
  15. Григорьев, 1993, Комментарий 72. Романов Борис Георгиевич, с. 351—352.
  16. Красовская, 1971, В антрепризе Дягилева, с. 507.

Литература[править | править код]

  • Григорьев С. Л. Балет Дягилева, 1909—1929 = The Diaghilev Ballet. 1909—1929 / Предисл. Чистяковой В. В.; пер. с англ. Чистяковой Н. А.. — М.: APT СТД РФ, 1993. — 383 с. — (Ballets Russes). — 5 000 экз. — ISBN 5-87334-002-1.
  • Красовская В. М. Б. Г. Романов // Русский балетный театр начала XX века. 1. Хореографы. — Л.: «Искусство», 1971. — С. 500—522. — 526 с. — 22 000 экз.
  • Красовская В. М. Мастера петербургской сцены. Е. А. Смирнова // Русский балетный театр начала XX века. 2. Танцовщики. — Л.: «Искусство», 1972. — С. 325—333. — 456 с. — 30 000 экз.
  • Паппе B. М. Романов Борис Георгиевич // Балет : энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Григорович. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — 623 с.
  • Соколов-Каминский А. А. Романов Борис Григорьевич. Электронный словарь. «Меч и трость». Православный монархический журнал. Проверено 31 марта 2017.
  • Суриц Е. Я. Глава первая. В первые годы. Б. Г. Романов // Хореографическое искусство двадцатых годов. — М.: Искусство, 1979. — С. 41—50. — 360 с.
  • Суриц Е. Я. «Русский балет Дягилева» и его последователи в лицах // История «Русского балета», реальная и фантастическая в рисунках, мемуарах и фотографиях из архива Михаила Ларионова / Научн. ред. Елизавета Суриц, Глеб Поспелов. — М.: Издательская программа «Интерроса», 2009. — С. 65—70. — 432 с. — («Первая публикация»). — ISBN 978-5-91491-013-3.

Ссылки[править | править код]