Русские фамилии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Русская фамилия»)
Перейти к: навигация, поиск

Фамилии в русской именной формуле появились довольно поздно. Большинство из них произошло от отчеств (по крестильному или мирскому имени одного из предков), прозвищ (по роду деятельности, месту происхождения или какой-то другой особенности предка) или других родовых имён. Первыми в русских землях приобрели фамилии граждане Великого Новгорода, вероятно, перенявшие этот обычай из Великого княжества Литовского. Затем в XIVXV веках приобрели фамилии московские удельные князья и бояре. До конца XVIII — середины XIX века большинство населения центральной России фамилий не имело[1]. Как правило, русские фамилии были одинарными и передавались только по мужской линии. В середине XIX века, особенно после отмены крепостного права в 1861 году, формируются фамилии у большинства крестьян. Процесс приобретения фамилий, в основном, завершился только к 30-м годам XX века.

Словообразование и этимология[править | править исходный текст]

Антропонимика русских фамилий утверждает, что чаще всего фамилии образуются от личных имён (прозвищ) или тех или иных имён собственных через притяжательные прилагательные от ответа на вопрос «чей?».

Фамилии с суффиксами -ов / -ев, -ин[править | править исходный текст]

Русские фамилии часто имеют суффиксы -ов/-ев, -ин,[2] К подобному способу словообразования относятся:

  • Фамилии, образованные, в основном, как отчества или дедичества (имя деда, от которого происходила временная фамилия отца) от церковных или нецерковных личных имён или прозвищ, например, Иван > Иванов сын > Иванов, таким образом, закрепляя наследственное имя в третьем поколении. Подобную этимологию имеют большинство русских фамилий. Так проще стало обозначать семьи одного корня. В случае, если у деда, чьё имя легло в основу утвердившейся фамилии было два имени — одно крестильное, другое обиходное, то фамилия образовывалась от второго, так как крестильные имена не отличались разнообразием.
Следует отметить, что по имени деда записывались русскими чиновниками в конце XIX — начале XX века и фамилии для жителей национальных окраин, таким образом возникло большинство фамилии в Закавказье и Средней Азии.
  • Сюда же относятся фамилии, образованные от прозвищ, связанных с профессией.
Примеры: Бондарев, Бочаров, Гончаров, Мельников, Ковалёв, Кожевников, Кожемякин, Красильников, Кузнецов, Плотников, Столяров, Ткачёв, Токарев, Ямщиков.

При этом, различие в употреблении суффиксов -ов/-ев чисто формальное:

-ов добавлялся к прозвищам или именам на твёрдый согласный (Игнат — Игнатов, Богдан — Богданов, Михаил — Михайлов),
-ев к именам или прозвищам на мягкий согласный (Игнатий — Игнатьев, Голодяй — Голодяев),
-ин к основам на -а, -я (Бусыга — Бусыгин, Ерёма — Ерёмин, Илья — Ильин).

Кроме того, употребление различных суффиксов говорит, в том числе, о том, что, к примеру, имеющие один корень фамилии Голодаев и Голодяев, являются родственными, а внешне схожие с ними Голодов, Голоднов, Голодный вовсе нет.

Фамилии с суффиксами -ский / -цкий[править | править исходный текст]

Другая группа русских фамилий образовалась с помощью суффикса и окончания -ский/-цкий. К данному способу словообразования относятся фамилии, образованные от названий:

  • местности или населённых пунктов — такой способ образования особенно характерен для княжеских фамилий или западнорусской шляхты Великого княжества Литовского, однако не столь характерен для великорусских дворянских фамилий (в отличие от Западной Европы).
Примеры: Белозерский — владелец Белоозера, Маковецкий — владелец Маковца, Горский — владелец Гор.
  • церковных приходов (церквей), в свою очередь, образованных от названий церковных праздников, имён святых.
Такие фамилии исторически связаны с духовным сословием или западнорусской шляхтой Великого княжества Литовского.
Примеры: Вознесенский, Ильинский, Космодемьянский, Крестовоздвиженский, Рождественский, Троицкий, Успенский
Примеры: Афинский, Афонский, Добровольский, Иорданский, Ливанский, Синайский, причём иногда в качестве фамилий использовалась греческая или латинская калька с буквально переведённой фамилии или прозвища, например, Соловьёв — Аедоницкий.

История происхождения[править | править исходный текст]

Зарождение русских фамилий[править | править исходный текст]

В различных общественных слоях фамилии появились в разное время. Первыми в русских землях приобрели фамилии граждане Великого Новгорода и его обширных владений на севере, простиравшихся от Балтийского моря до Уральского хребта. Новгородские летописцы упоминают множество фамилий-прозвищ уже в XIII веке. Так в 1240 году среди новгородцев, павших в Невской битве, летописец упоминает имена: «Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника»[3]. В 1268 г. «убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ»[3]. В 1270 г. «побѣгоша къ князю на Городище тысячьскыи Ратиборъ, Гаврило Кыяниновъ и инии приятели его»[3]. В том же году князь Василий Ярославич «поѣха в Татары, поима съ собою Петрила Рычага и Михаила Пинещинича»[3]. В 1311 г. «убиенъ бысть Костянтинъ, Ильинъ сынъ Станимировича»[3]. В 1315 г. князь Михаил Тверской требует у новгородцев: «выдаите ми Федора Жревьского»[3]. В 1316 г. «Данилъко Писцевъ убьенъ бысть»[3]. В 1327 г. «новгородци от себе послаша Федора Колесницю, въ Орду». В 1329 г. «убиша въ Юрьевѣ новгородского посла мужа честна Ивана Сыпа»[3]. В 1332 г. «Въсташа крамолници в Новѣгородѣ, и отъяша посадничьство у Федора у Ахмыла и даша Захарьи Михаиловичю, и пограбиша дворъ Смена Судокова»[3].

Несколько позже, в XIVXV веках, родовые имена появились у князей и бояр. Князья прозывались по имени своего удела, и моментом возникновения фамилии надо считать момент, когда князь, лишившись удела, всё-таки сохранял за собой и потомками его название в качестве прозвища: Шуйский, Воротынский, Оболенский, Вяземский и пр. Меньшая часть княжеских фамилий происходит от прозвищ: Гагарины, Горбатые, Глазатые, Лыковы, Скрябины (боярин Скряба Травин, Тимофей Григорьевич) и пр. Фамилии вроде Лобанов-Ростовский соединяют наименование княжения с прозвищем. Боярские и дворянские фамилии образовывались также от прозвищ либо от имен родоначальников. Процесс становления боярских фамилий из наследственных прозвищ хорошо иллюстрируется историей боярского (впоследствии царского) рода Романовых. Его родоначальниками были жившие в XIV веке Андрей Иванович Кобыла (его брат Фёдор Иванович Шевляга — основатель древнего боярского рода Трусовых (от Матвея Труса, XV век) и др.) и Фёдор Андреевич Кошка Кобылин. Потомки Фёдора Кошки на протяжении нескольких поколений носили прозвище-фамилию Кошкины (впрочем, не все: его сын Александр Беззубец стал родоначальником Беззубцевых, а другой сын Фёдор Гольтяй — родоначальником Гольтяевых). Кошкиными звались его сын Иван и внук Захарий Иванович. Среди детей последнего, Яков Захарович Кошкин стал родоначальником дворянской фамилии Яковлевых, а Юрий Захарович стал зваться Захарьин-Кошкин, тогда как сын последнего звался уже Роман Захарьин-Юрьев. Фамилию Захарьин-Юрьев, или просто Захарьин, носил и сын Романа, Никита Романович (а равно его сестра Анастасия, первая жена Ивана Грозного); однако дети и внуки Никиты Романовича звались уже Романовыми, включая Фёдора Никитича (патриарха Филарета) и Михаила Фёдоровича (царя).

В конце XV века среди русских дворян появляются первые фамилии иностранного происхождения, прежде всего фамилии польско-литовских и греческих (напр. Философовы) выходцев; в XVII веке к ним прибавляются такие фамилии западного происхождения, как Фонвизины, Лермонтовы. Фамилии потомков татарских выходцев напоминали об именах этих выходцев: Юсупов, Ахматов, Кара-Мурза, Карамзин (также от Кара-Мурза). Однако следует заметить, что далеко не всегда восточное происхождение фамилии свидетельствует о восточном происхождении её носителей: в ряде случаев, они происходят от татарских прозвищ, бывших в моде на московской Руси. Такова фамилия Бахтеяровы, которую носила ветвь ростовских князей-Рюриковичей (от Фёдора Приимкова-Бахтеяра), или фамилия Беклемишевы, произошедшая от прозвища Беклемиш (тюркск. — охраняющий, сторожащий), которое носил Фёдор Елизарович, боярин Василия I.

У крестьян в этот период фамилий обычно не было, функцию таковых выполняли прозвища и отчества, а также упоминание их хозяина, так как в XVI веке крестьянство центральной России подвергалось массовому закрепощению. Например, в архивных документах того времени можно встретить такие записи: «Иван Микитин сын, а прозвище Меншик», запись 1568 года; «Онтон Микифоров сын, а прозвище Ждан», документ 1590 года; «Губа Микифоров сын Кривые щёки, землевладелец», запись 1495 года; «Данило Сопля, крестьянин», 1495 год; «Ефимко Воробей, крестьянин», 1495 год. В этих записях можно видеть указания на статус ещё свободных крестьян (землевладелец), а также отличие отчества от фамилии (сын такого-то). Крестьяне северной России, бывших новгородских владений, могли иметь настоящие фамилии и в эту эпоху, так как крепостное право на эти области не распространялось. Вероятно, самый известный пример такого рода — Михайло Ломоносов. Можно также вспомнить Арину Родионовну Яковлеву — новгородскую крестьянку, няню Пушкина. Имело фамилии и казачество. Фамилиями была наделена и значительная часть населения земель входивших ранее в Речь Посполитую — белорусские земли до Смоленска и Вязьмы, Малороссия. Фамилии были и у большей части коренного населения черноземных губерний, потомков служилых людей: однодворцев, государственных крестьян.

При Петре Первом Сенатским Указом от 18 июня 1719 года, в связи с введением подушной подати и рекрутской повинности официально были введены и самые ранние документы полицейского учёта — проезжие грамоты (паспорта). Паспорт содержал сведения: имя, фамилия (либо прозвище), откуда выехал, куда направляется, место жительства, характеристика его рода деятельности, сведения о членах семьи, которые ехали вместе с ним, иногда сведения об отце и родителях.

Указом от 20 января 1797 года император Павел I повелел составить Общий гербовник дворянских родов где было собрано более 3000 дворянских родовых имён и гербов.

Распространение фамилий у купечества и служилых людей[править | править исходный текст]

В XVIIIXIX веках стали распространяться фамилии у служащих людей и у купечества. Поначалу только самое богатое — «именитое купечество» — удостаивалось чести получить фамилию. В XVXVI веках таких было немного и, в основном, северорусского происхождения. Например, купцы Калинниковы, основавшие в 1430 году город Соль Камская, или знаменитые Строгановы. Среди фамилий купечества было много таких, в которых отражалась «профессиональная специализация» их носителей. К примеру, фамилия Рыбников, образованная от слова рыбник, то есть «торговец рыбой». Можно вспомнить также гражданина Кузьму Минина, как известно не относившегося к дворянству, но имевшего собственную фамилию уже в конце XVI, начале XVII веков.

Распространение фамилий у духовенства[править | править исходный текст]

У духовенства фамилии стали появляться лишь с середины XVIII века Обычно они образовались от названий приходов и церквей (Преображенский, Никольский, Покровский, Благовещенский, Рождественский, Успенский, Космодемьянский и т. п.). До этого иереев обычно именовали отец Александр, отец Василий, батюшка или поп Иван, при этом никакой фамилии не подразумевалось. Их дети, если возникала необходимость, часто получали фамилию Попов.

Некоторые священнослужители приобретали фамилии при выпуске из семинарии: Афинский, Духосошественский, Пальмин, Кипарисов, Реформатский, Павский, Голубинский, Ключевский, Тихомиров, Мягков, Липеровский (от греческого корня, означающего «печальный»), Гиляровский (от латинского корня, означавшего «веселый»). При этом лучшим ученикам давались фамилии наиболее благозвучные и несшие сугубо положительный смысл, на русском или латинском языке: Бриллиантов, Добромыслов, Бенеманский, Сперанский (русский аналог: Надеждин), Беневоленский (русский аналог: Добровольский), Добролюбов и пр.; наоборот, плохим ученикам придумывали неблагозвучные фамилии, например Гибралтарский, или же образованные от имен отрицательных библейских персонажей (Саулов, Фараонов).

Распространение фамилий у крестьянства[править | править исходный текст]

В 1888 году был опубликован специальный указ сената, гласивший:

« ...Как обнаруживает практика, и между лицами, рожденными в законном браке, встречается много лиц, не имеющих фамилий, то есть носящих так называемые фамилии по отчеству, что вызывает существенные недоразумения, и даже иногда злоупотребления... Именоваться определенной фамилией составляет не только право, но и обязанность всякого полноправного лица, и означение фамилии на некоторых документах требуется самим законом. »

В Центральной России среди крестьянства фамилии до XIX века были относительно редки. Тем не менее, можно вспомнить отдельные примеры — знаменитый Иван Сусанин, живший в XVIXVII веках. Кроме того, известны фамилии некоторых крестьян — участников тех или иных войн, походов, оборон городов или монастырей и прочих исторических катаклизмов. Однако, действительно, до XIX века массового распространения среди крестьян Центральной России фамилии не имели. Но это скорее связано с тем, что в те времена не было необходимости в поголовном упоминании всех крестьян, и документов, в которых крестьяне поголовно или в большинстве своем упоминались бы, не существует. И для официального документооборота тех лет в случае, если в нём упоминался крестьянин, обычно, вполне достаточно было упомянуть деревню, в которой он проживал, помещика, которому он принадлежал, и его личное имя, иногда вместе с профессией. Большинство крестьян центра России было официально наделено фамилиями, зафиксированными в документах только после отмены крепостного права в 1861 году.

В корне фамилий некоторых лежали названия населённых пунктов (сёл, деревень), выходцами откуда были эти крестьяне. В основном это фамилии, оканчиваающиеся на -ских: Брынских, Лебедевских, Успенских.

Однако, большинство фамилий, по происхождению являются семейными прозвищами. Которые, в свою очередь происходили от «уличного» прозвища того или иного члена семьи. Основной массе крестьян в документе записывали именно это самое «уличное» прозвище, которых у иной семьи могло быть и не одно. Прозвищные фамилии появились гораздо раньше поголовного офамиливания. Эти самые семейные прозвища, иногда уходившие своими корнями, в глубь многих поколений, фактически выполняли роль фамилий у крестьян Центральной России — в обиходной жизни, ещё до поголовного их закрепления. Именно они в первую очередь попадали в переписные листы, и на самом деле, офамиливание являлось просто записыванием этих прозвищ в документы. Таким образом, наделение крестьянина фамилией часто сводилось просто к официальному признанию, узакониванию, закреплению семейных или личных прозвищ за их носителями. Этим и объясняется то, что в эпохи до массового наделения крестьян Центральной России фамилиями — нам все же известны отдельные имена и фамилии крестьян, принимавших участие в тех или иных важных событиях. При появлении необходимости упомянуть крестьянина в летописи или в повествовании о каком-то событии, участником которого он являлся — в качестве его фамилии, просто указывалось соответствующее прозвище — его собственное, или его семьи. И затем, в ходе поголовного присвоения фамилий крестьянам Центральной России, которое произошло после отмены крепостного права, эти же прозвища были в большинстве своем официально признаны и закреплены.

Мирские фамилии образовывались на основе имени мирского. Мирские имена пришли из языческих времён, когда имён церковных ещё не существовало или они не принимались в простом народе. Ведь христианство далеко не сразу заполонило умы, а тем более души славян. Старые традиции хранились долго, заветы предков чтились свято. В каждой семье помнили, как звали прародителей до 7 колена и даже глубже. Предания из истории рода передавались из поколения в поколение. Поучительные истории о былых деяниях пращуров рассказывались на ночь юным продолжателям рода. Многие из мирских были именами собственными (Горазд, Ждан, Любим), другие возникли как прозвища, но потом стали именами (Некрас, Дур, Чертан, Злоба, Неустрой). Здесь надо заметить, что в древнерусской системе имён также было принято называть младенцев охранными именами, оберегами — именами с отрицательным содержанием — для защиты, отпугивания злых сил или для обратного действия имени. Это как до сих пор принято ругать держащих экзамен, или желать охотнику «ни пуха, ни пера». Считалось, что Дур вырастет умным, Некрас красавцем, а Голод всегда будет сытым. Охранные имена потом становились свыкшимися прозвищами, а далее и фамилией.

У некоторых в качестве фамилии записывали отчество. В царских указах о проведении переписи обычно говорилось, что следует записывать всех «по именам с отцы и с прозвищи», то есть по имени, отчеству и фамилии. Но в XVII — первой половине XVIII веках у крестьян наследственных фамилий не было вовсе. Крестьянская фамилия жила лишь в продолжение одной жизни. Например, Родился в семье Ивана Прокопий, и во всех метрических записях именуется он Прокопий Иванов. Когда же у Прокопия родился Василий, то стал новорожденный Василий Прокопьев, а вовсе не Иванов.

Первая перепись 1897 года показала, что фамилии не имеет до 75 % населения (впрочем, это относилось более к жителям национальных окраин, чем коренной России). Окончательно у всего населения СССР фамилии появились только в 30-е годы XX века в эпоху всеобщей паспортизации.

Частотность[править | править исходный текст]

Русские фамилии, а также фамилии созданные по их образу и подобию, распространены на большей части территории России и во многих странах ближнего зарубежья. Десятка самых распространенных выглядит так (справа от фамилии указан % от общего числа населения России):

  1. Смирнов 1,862
  2. Иванов 1,33
  3. Кузнецов 0,998
  4. Соколов 0,856
  5. Попов 0,806
  6. Лебедев 0,742
  7. Козлов 0,636
  8. Новиков 0,61
  9. Морозов 0,568
  10. Соловьёв 0,486

Женские фамилии[править | править исходный текст]

От мужских русских фамилий на -ов, -ев, -ин, склоняющихся по парадигме кратких притяжательных прилагательных, образуются формы женских фамилий с флексией , склоняющиеся по парадигме кратких притяжательных прилагательных женского рода (например, «у Елены Сергеевны Булгаковой»). От фамилий на -ий, -ый, -ой, склоняющихся по парадигме полных прилагательных, образуются формы женских фамилий с флексией -ая, склоняющиеся по парадигме полных прилагательных женского рода (например, «у Софьи Васильевны Ковалевской»). Для остальных (кроме славянских фамилий на -а/-я, склоняющихся по парадигме существительных 1-го склонения) фамилий форма женского рода совпадает с мужской, и не склоняется, даже если она склонятся в мужском роде (например, «у Анны Павловны Шерер»).

В русской традиции женщины при вступлении в брак обычно принимают фамилию мужа, хотя с 1918 года закон к этому не обязывает (см. девичья фамилия).

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]