Русский медведь

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ру́сский медве́дь (англ. Russian Bear) — олицетворение России, «атрибут российского государства и субститут её верховного правителя»[1].

Встречается на первых географических картах Русского государства. На «Морской карте», составленной и снабжённой комментарием шведским священником Олаусом Магнусом (Olaus Magnus; 1490—1557) в 1539 году, есть медведь — маркер Русского государства[1].

Культ медведя в культурно-историческом развитии[править | править вики-текст]

Каменный век[править | править вики-текст]

Культ медведя существовал во многих частях мира еще в каменном веке. Древние люди придавали медведю особое значение, о чем свидетельствуют находки древнейших памятников культуры. Так, особую ценность для археологов представляет «Монтеспанский медведь», найденный в пещере Монтеспан (Франция)- глиняная статуя медведя, к которой ориентировочно 35-30 тыс. лет до н. э. был прикреплен настоящий череп медведя. Ученые предполагают, что эта статуя служила охотничьей мишенью для человека палеолита, который верил, что убийство макета будет благоприятствовать реальной охоте.

Монтеспанский медведь — глиняная статуя медведя, к которой ориентировочно 35-30 тыс. лет до н. э. был прикреплен настоящий череп медведя

В мифологическом представлении человека каменного века медведь представлял священное животное, о чем свидетельствуют наскальные рисунки палеолита, мезолита и неолита. Многочисленные петроглифы изображают не только охоту на медведя, но и отдельные рисунки этого животного, что говорит об особой роли медведя для древнего человека, его причастности к загробной жизни[2]. В своем труде «Культ медведя в палеолите Европы», В. С. Житенёв утверждает, что «Культ по отношению к медведю — один из самых древних проявлений зоолатрии», и выражался он в организации медвежьих костных комплексов, а также в изготовлении подвесок из медвежьих зубов и костей. По мнению Б. А. Рыбакова, культ медведя, возможно, является самым первым в истории человечества[3]. На территории России в Каменном веке также существовали свидетельства особого отношения к медведю. Памятники наскального искусства с изображением этого зверя имеются во многих местах России. Например, на камнях Балабан I и II, расположенных на берегу реки Тагил, на родине манси, у которых медведь считался князем лесов, присутствуют изображения медведей. «Эти находки могут быть отнесены к петрогромской культуре и датированы концом I — началом II тысячелетия»[4]. Здесь изображены окружности, в центре которых находится фигура медведя, при этом, по словам Д. П. Шорина, «его изображение обведено двумя кругами как окружались имена фараонов в египетских иероглифах»[4]. Эти и другие находки свидетельствуют о существовавшем у древних народов России культа медведя. Определение «культу медведя» дает Ю. А. Кошкарова в своем исследовании «Архетипический образ медведя в духовной культуре народов России»[5]. Под культом медведя «понимается поклонение медведю, проявляющееся в особом отношении к этому животному и реализации комплекса обрядов, связанных с охотой, поеданием туши и захоронением его костей, основанных на синтезе тотемизма, анимизма, анимализма, промысловых и родовых (племенных) культов, посредством чего достигается „расположением“ медведя к человеку» . Зародившись в мустьерской культуре, просуществовав до середины XX века и сохранив некоторые элементы в культуре некоторых народов современной России, культ медведя является одним из наиболее устойчивых. В представлении древних народов России медведь представлял предка человека, имел «кровную связь» с ним. Об этом свидетельствуют и эвфемизмы, которыми иносказательно называли медведя, «старик», «дед», «дедушка», «дядя», «бабушка», «большая старуха» и т.д

Культ медведя у народов России в древности[править | править вики-текст]

Медведь часто соотносился с божественным. Древнерусский языческий бог мудрости и плодородия Велес имеет образ медведя. При этом, вероятно, Велес — Волос, был древнейшим из всех славянских божеств, корни представлений о котором восходят к медвежьему культу мустьерских неандертальцев[6]. Примечательно, что «древнерусские волхвы носили одежды, вывернутые наизнанку, либо звериные шкуры, как правило, медвежьи» . По мнению Ю. В. Кривошеева, медведь, в представлении волхвов, уносил их в иной мир[7]. Божественная ипостась медведя в представлении древних народов России породило создание многих эвфемизмов для замены табуированного имени этого животного, неизвестного нам, таких как «лесная или горная женщина» у манси, «шерстной человек» (кеты), «князь зверей» (якуты), «царь-человек» (буряты), «маленькое дорогое божественное создание» (айны)[8]. Само слово «медведь» произошло от словосочетания «мёд ведать», и впоследствии само стало заменяться эвфемизмами: «косолапый», «бурый», «старый», «тихий», «мохнатый». Постепенно медведь из предка трансформируется и приобретает образ хозяина, царя леса, князя зверей. Особое восприятие медведя древними народами породило «медвежий праздник»- охотничий культ, связанный с представлениями древних охотников о перерождении животных после смерти. Убийство, поедание и похороны медведей сопровождались ритуальными действиями и «медвежьими песнями» с целью умилостивить и расположить убитого медведя, «помирить душу медведя с добывшим его охотником»[9]. «Медвежья присяга» у остяков и вогулов также являлась подтверждением особого отношения к животному. По традиции этих народов обвиняемый мог прибегнуть к «медвежьей присяге» для доказательства своей невиновности. Как пишет Н. Харузин, «Очистительная клятва медведем считается одной из наиболее сильных, и лицо, согласившееся воспользоваться этим видом судебного доказательства, освобождается от подозрения в совершении проступка или преступления»[10]. Таким образом, в сложном образе медведя для древнего человека соединялись три ипостаси: божественная, человеческая и животная. Медведь, в представлении древних славян, обладал целым рядом уникальных свойств. Он был способен снимать злые чары, напущенные на скот, и поэтому считался покровителем скотоводства[11]. В языческой символике медведь олицетворял умение быть хозяином мира, «хорошим семьянином, учителем, воспитателем… схоронником (хранителем запасов), купцом»[12]. Поэтому чаще всего этот символ изображался на мужских талисманах. Знак «медвежьи уши» — символ внимательности в язычестве, а «след медведя», как символ охотника, вышивали на мужских рубахах.

Знак «медвежьи уши»
Знак «след медведя»

Следы тотемизма просуществовали вплоть до середины ХХ века. Сибирские старожилы еще в конце XIX века продолжали звать медведя «хозяином». Сохранились различные поверья, например, в леса не брали беременных: если ей встретился медведь, он обязательно ее изорвет, убив в утробе будущего охотника. Сохранились и приметы: «если зверь долго не залезает в берлогу, то зима будет длинной»[13], а также особенность этого животного подчеркивалась связью с календарем: половину зимы медведь спит на одном боку, половину — на другом. Сохранилось поверье, что хозяин тайги имел человеческое происхождение, ввиду того, что имел глаза, ступни и пальцы как у человека. По народному поверью, медведь даже постится весь Рождественский пост — сосет лапу[14]. Охотники обосновывали человеческое происхождение медведя тем фактом, что собака одинаково лает на человека и медведя. Ряженый-медведь продолжал быть частью свадеб у русского народа, так как оставался символом многодетности и плодородия, богатства молодых[15]. В связи с этим невеста и жених сидели на шкурах этих животных. Более того, на Масленице вплоть до Великой Отечественной войны водили живых обученных медведей.

Медведь в русских сказках[править | править вики-текст]

Медведь является персонажем русских народных сказок, анализ которых раскрывает картину образа медведя в сознании русского народа. Сказочный образ медведя в русской сказке неоднозначен. Где-то он является сильным и справедливым защитником слабых («Медведь и собака»), где-то легкомыслен, ограничен и простодушен («Мужик и медведь», «Медведь и лиса»). Также он имеет «роль помощника и дарителя»[16]. В некоторых сказках, медведь является похитителем, испытанием для героев. В сказке «Маша и медведь» зверь похищает девочку, заставляет ее работать. Другие сказки, например, «Медвежье ушко», которое повествует о рождении героя от человека и медведя, выражают «брачную» роль медведя, который иногда может превращаться в человека. В подобных сказках медведь выполняет роль испытания для девочки, которая, преодолевая трудности, становится «красной девицей», то есть девушкой на выданье. Например, в сказке "Про медведя и трех сестер, медведь требует демонстрировать брачные способности ткачества: «Девица, девица, садись за красеньци. Выткёшь — замуж возьму, не выткёшь — голову отсеку»[17]. Медведь как символ плодородия, помогают женщинам развивать свою женскую природу, становиться женами и матерями.

Медведь в русской христианской традиции[править | править вики-текст]

После принятия христианства, отношение к медведю как к сакральному животному стало вытесняться, в связи с искоренением язычества на территории Руси. Однако, отношение христианства к медведю не столь однозначно. Для полного понимания этого вопроса, К. Войцеховска в статье «Лютый зверь и образец заботливости: образ медведя в Библии и апокрифах»[18], делает попытку истолковать библейский образ медведя. В Библии медведь (речь идет о сирийских медведях) упоминается не часто: несколько раз в Ветхом Завете, и один — в Новом Завете. Одним из таких упоминаний является 4 Цар 2:23-24, где пророк Елисей проклинает детей, которые насмехнулись над ним, и тогда вышли два медведя и растерзали их. Здесь медведи предстают как орудие суда Божьего. Медведь в видении пророка Даниила (Дан 7:1 и посл.) имеет разные истолкования. "И вот, еще зверь, второй, похожий на медведя (или медведицу, так как древнееврейское слово dob, «медведь», может обозначать и самку, и самца, из чего некоторые исследователи делают вывод, что это животное объединяет диаметрально противоположные качества, например, божественную и демоническую силы). Здесь медведь — одно из агрессивных животных — врагов Божьего народа, и олицетворяет Мидо-Персию. В этом контексте, К. Войцеховска отмечает, что персидский царь Кир изображался в иконографии верхом на медведе. В Откровении Иоанна Богослова «медвежьи лапы» также являются частью «зверя». Интересным представляется упоминание К. Войцеховска о понимании некоторыми исследователями смысла пророчества пророка Даниила о четырех зверях, где все звери появляются одновременно и могут служить символами современных четырех государств, одним из которых является Россия/ Советский союз — медведь. "И вот еще зверь, второй, похожий на медведя, стоял с одной стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: «встань, ешь мяса много!» Однако не только хитрость и жестокость олицетворяет медведь. В книге пророка Исайи медведица — олицетворение спокойствия: «И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому». Во 2 книге Царств медведица, с одной стороны, раздражена, а с другой — готова защищать своих детенышей, что может служить примером положительной символики, в связи со сравнением ее с Богом: «И продолжал Хусий: ты знаешь твоего отца и людей его; они храбры и сильно раздражены, как медведица в поле, у которой отняли детей, и отец твой — человек воинственный; он не остановится ночевать с народом». В дальнейшем, медвежата, выходящие из пещеры, стали символом воскресения Христа. В русской православной церкви изображение медведя присутствует на иконах. В житии святого Серафима Саровского, жившего в конце ХVIII — начале ХIХ вв., повествуется, что не раз видели, как старец из рук кормил огромного медведя, служившего ему.

Серафим Саровский, кормящий медведя

«Одна монахиня пришла к святому Серафиму и увидела, что он сидит близ своей кельи на обрубке дерева, и подле него стоит огромный медведь. Она так и обмерла от страха и закричала во весь голос: „Батюшка! Смерть моя!“ и упала. Старец Серафим, услышав её голос, ударил медведя легонько и махнул ему рукой. Тогда медведь, как разумный, тотчас пошёл в ту сторону, куда показал о. Серафим, в густоту леса. Монахиня, видя всё это, трепетала от ужаса. Старец Серафим подошёл к ней и сказал: „Не ужасайся, не пугайся!“ Она все-таки продолжала кричать: „Ой, смерть моя!“ На это старец отвечал: „Нет, матушка, не смерть, и смерть от тебя далеко. А это радость!“ И затем он повёл её к той самой колоде, на которой сидел прежде. Помолившись, он посадил монахиню на колоду и сам сел. Не успели они сесть, как вдруг тот же самый медведь вышел из чащи леса, подошёл к св. Серафиму и лёг у его ног. Монахиня, видя такого страшного зверя вблизи себя, была сначала в большом страхе и трепете. Отец же Серафим обращался с ним без всякого страха, как с кроткой овечкой, и даже стал кормить его из своих рук хлебом. Тогда и монахиня стала мало-помалу приободряться. Лицо великого старца было в это время особенно чудно. Оно было светло, как у ангела, и радостно»Статья «Преподобный Серафим и дети / Серафим кормит медведя» дата обр. 09.07.16. Этот сюжет стал распространен как олицетворение христианской любви и милосердия, способных «приручить» даже опасного зверя.

В житии святого Сергия Радонежского на медведе также проявляется милосердие и любовь святого. Однажды святой пожалел огромного медведя, слабого от голода и принес ему хлеба. Медведь мирно съел угощение и стал навещать святого Сергия с этих пор, а потом стал ручным.

М. В. Нестеров Юность преподобного Сергия, 1892—1897

«Медвежий культ» у народов России в XIX—XX вв.[править | править вики-текст]

Несмотря на неоднозначное отношение церкви к образу медведя, элементы культа медведя сохранились в обрядах, приметах, творчестве славян и после крещения Руси. На Руси верили, что нечистая сила не может принимать облик медведя. «Медведь от Бога», — говорили крестьяне Олонецкой губернии. А в украинской легенде «старый дед» обращает человека и делает его сначала богом, потом медведем. Интересным представляется шуточное название медведя крестьянами: «Лесной архимандрит». Сохранилось поверье, что медведь снимает порчу с дома и со скота. Поэтому, в некоторых русских деревнях существовал «обряд вождения медведя вокруг деревни, направленный на очищение полей и, соответственно, на обеспечение хорошего урожая»[19]. Медведя воспринимали как символ здоровья и силы, и наделяли его продуцирующей силой. Поэтому медведь был важным образом на свадьбах. Жениха и невесту нередко в песнях звали «медведь» и «медведица». Молодых часто сажали на шкуры медведей, а также они могли провести первую брачную ночь на шкурах этого животного.

Свекор батька говорит;
«К нам медведицу ведут»
свекровь матка говорит
«людоедицу ведут»

На празднестве мордвы ряженый медведь играл важную роль и помогал «запустить находящийся в покое потенциал репродуктивности, обеспечивающий рабочие руки»[20], нередко бегая с толкушкой и заигрывая с девушками и женщинами. Также, по приметам, девушке медведь снился к жениху, свадьбе или прелюбодеянию, «Видеть во сне медведя- ожидать сватов»[21]. О хозяине тайги продолжали говорить иносказательно. Само слово «медведь» произошло вследствие замены табуированного неизвестного названия этого животного и создания эвфемизма от словосочетания «мёд ведать». Изображали его редко: пчелиные ульи в форме медведя и деревянные скульптуры охотничьих идолов, корни которых уходят во времена тотемизма. Также сохранился элемент «медвежьего культа» в традициях. Например, в Белоруссии до середины ХХ века каждую весну отмечали пробуждение медведя. «Комоедицы» — так назывался медвежий праздник, который отмечался 23 марта, перед Благовещением. Однако за медведем закрепилось и негативное отношение к этому животному как к символу жестокости, чревоугодия и лени. В большей степени это было результатом приручения медведя, когда царь тайги стал веселить народ на праздниках. Среди ряженых медведь был важным участником на Масленицу или Святки. Именно образу, а не человеку под маской, хозяева, к которым приходили колядовать ряженые, давали угощения, «задабривая» тех ради покровительства над скотом и урожаем. Иногда ряженые инсценировали вождение ряженого медведя на поводке, а иногда, чаще на Масленицу, настоящий обученный медведь развлекал народ.

Медведь в русской геральдике[править | править вики-текст]

Фигура медведя распространена в и русской геральдике. Медведь изображен на гербах трех городов России и на гербе Хабаровского края. История герба Великого Новгорода начинается еще в XVI веке, когда по приказу Ивана Грозного была изготовлена печать новгородского наместника, которая стала прообразом герба Новгорода, утвержденного в 1781 году Екатериной II. На гербе изображены два медведя, выполняющие функцию стражей места.

Печать новгородского наместника с Большой государственной печати Ивана Грозного.
Современный герб Великого Новгорода
Современный герб Ярославля

По мнению ученых, изображение медведя на гербе Ярославля связано со «Сказанием о построении града Ярославля», в котором говорится о том, что Ярослав Мудрый победил секирой «некоего люта зверя и псов», которых напустили язычники. Предполагается, что «лютый зверь» был медведем, так как в Верхнем Поволжье был распространен медвежий культ, а тот факт, что медведь стоит на задних лапах может отсылать к мифу о подобии человека и медведя. В этом сказании медведь символизирует язычество, искорененное православием. Герб Перми, изображающий медведя с Евангелием на спине, также символизирует победу христианства, усмирения им язычества, просвещения неверных, обращения их в православие.

Современный герб Перми

В связи с тем, что медведь является символом Перми, в центральной части города поставили скульптуру «Легенда о пермском медведе» или «Идущий медведь». Последнее название связано с самой идеей памятника, так как по представлениям иностранцев, по улицам уральских городов обязательно должны ходить медведи. На гербе Хабаровского края изображен гималайский медведь, что символизирует мощь и предусмотрительность[22]. Коренные народы этого края считали, а некоторые народы до сих пор считают медведя своим предком. Они обращались к нему с уважением, как к пожилому человеку. Охота на медведя сопровождалась медвежьим праздником, захоронением костей этого животного.

Действующий на 2016 г. герб Хабаровского края

Медведь как символ России[править | править вики-текст]

Однако, особое отношение к медведю предков, сохранение пережитков тотемизма, изображение медведя на гербах, сохранение в сказках, приметах не явилось главной причиной становления образа медведя как символа России. Большую роль, по мнению исследователей (например, Д. Г. Хрустелева), в этом сыграл Запад.

Считается, что первыми сочинениями иностранца, в которых присутствуют записи о медведе в России стали «Записки о московитских делах»[23] барона Сигизмунда Герберштейна (1486—1566). Записи о зиме 1526 года здесь, возможно, преувеличены, но имеют реальные основания. Он пишет:

«… медведи, подстрекаемые голодом, покидали леса, бегали повсюду по соседним деревням и врывались в дома; при виде их толпа поселян убегала от их нападения и от холода погибала вне дома жалкою смертию»

. В результате появление медведей зимой в селах (городах) стало восприниматься как событие регу­лярное и вполне характерное для России в целом. Так его поняли все позднейшие читатели и переписчики. На протяжении ста последующих лет это сообщение Герберштейна повторили очень многие сочинители: сначала итальянец Р. Барберини, писавший в 1565 г., но изданный только в 1658 г.; затем польский подданный А. Гваньини в 1578 г.; англичанин Дж. Флетчер в 1591 г.; немецкий аноним в 1630 г. и даже голландский парусный мастер Ян Стрейс в 1676 г[1]. Случайное известие о суровой зиме 1526 года превратилось в расхожий анекдот о медведях, бегающих по русским городам[1].

Медведь присутствует на одной из самых ранних карт Северной Европы («Carta Marina»), составленной Олафом Магнусом и напечатанной в 1539. Зверь изображен на территории Московского княжества.

Карта Северной Европы Олафа Магнуса

Также не позднее 1633 г. Исаак Масса составил карту «Северная и Восточная части России, называемой Московия» (в дальнейшем использовалась и не раз переиздавалась в «Космографии Блау»). Здесь можно наблюдать два фрагмента, изображающих медведей.

Часть карты северной России из атласа Блау, выходившего многими изданиями с 1635 по 1672 гг.

Одним из национальных образов русского медведя на Западе является его прирученность, подчинение человеку, что противопоставляется его звериной натуре. Медведь может изображаться с другим национальным символом России — балалайкой, иногда — на велосипеде. Современный образ пришёл из русского цирка, но не на пустое место. Понятие «Muscovy Bear» существовало и в XVIII веке, когда Московии уже не существовало. Muscovy Bear — это своеобразный бренд в Англии конца XVII — начала XVIII вв. По утверждению Д. Хрусталёва:

Демонстрируя на ярмарке кровожадное лохматое чудище, зрителю твердили, что это настоящий — «московитский» — медведь. В Англии это превратилось в устойчивую традицию, которая в XVIII в. фиксируется в прессе как рекламный слоган.

Из Московии в Европу шли, большей частью, поставки дрессированных медведей, отчего хищник стал прочно с ней ассоциироваться уже в XVI—XVII вв.[24][25][26][27]

В XVI веке в Европе было множество дрессированных медведей. В Европе ходили представления, что скоморохи с медведями, наводнившие Европу, это шпионы московского великого князя. Олаус Магнус в трактате «История северных народов» («Historia de Gentibus Septentrionalibus») вставляет сюжет о медвежьих поводырях, связанных с русскими и литвинами:

«русские и литовцы, храбрые и воинственные народы, самые близкие соседи шведов и готов на Востоке, находят особое удовольствие, имея диких зверей, которых приручают так, что они слепо повинуются их малейшему знаку»

Образ «русского медведя» в западных карикатурах[править | править вики-текст]

В XVIII веке Запад выбрал медведя в качестве героя своих карикатур для изображения России, и таким образом около 300 лет назад зародил устойчивый стереотип. Первое изображение России в образе медведя было напечатано в 1737 г. в серии английских гравюр под названием «The European Race» — «Европейская гонка». С этого момента (как заявляют А. А. Россомахин, В. М. Успенский, Д. Г. Хрусталев — исследователи, изучавшие эту тему в рамках проекта «Россия как медведь», 2006 г.), в течение ста лет было выпущено более ста сатирических гравюр, на которых образ России представлен в виде медведя (иногда в ошейнике, наморднике, на привязи или с оружием). При этом, Василий Успенский приводит факты, доказывающие, что этот образ имеет английское происхождение[28]. Для популярной в Англии XVI века медвежьей травли, специально привозили русских белых медведей, происхождение которых стало впоследствии «эталоном качества». Этот образ стал основанием для многих карикатур XVIII—XIX вв. Например, сцена травли изображена на карикатуре 1801 года, где Наполеон держит цепь, к которой прикован медведь. Другая иллюстрация показывает Наполеона, который надевает на Россию «ошейник независимости» (заключение Тильзитского мира).

Также медведя на карикатурах изображали в качестве военного. Например, на листе Джеймса Гиллрея «Союзные державы разувают Эгалите»[29] 1799 г. лишь Россия не наделена национальными признаками, как Пруссия, Турция, Голландия, Англия, Франция, а изображена в виде зверя. Медведь изображался и в образе казака. Например на листе 1828 г. «Высадка Великого медведя, или мусульмане в затруднительном положении» Уильяма Хита.

Уильям Хит. Высадка Большого Медведя, или мусульмане в затруднительном положении. 1828 г. Раскрашенный офорт

Очевидно, что английские гравюры XVIII- первой трети XIX вв. выражали образ России через изображение медведя, показывая ее «дикость, кровожадность, мощь, порабощенность или глупость»[30] и были доказательством «незнания англичанами подлинной российской действительности»[30]. Однако появление медведя на карикатурах, которые являются сильным средством убеждения, зародило стереотип Русского медведя, который продолжал использоваться в дальнейших карикатурах разных стран и используется до сих пор. В ХХ веке «русский медведь» был особенно популярен в американских СМИ. В период Холодной войны, когда накал в отношениях между СССР и Западом был велик, метафора жестокого, кровожадного медведя широко использовалась западными СМИ как олицетворение политики СССР этих лет. Например, в 1980 году в Reader’s Digest вышла статья «Standing up to the Russian bear», содержащая «призыв проявить жестокость против СССР»[31]. Интересно то, что негативно окрашенный Западом образ медведя был перенят Советским Союзом в конце ХХ века и наделен смелостью, упорством, силой. Именно эти качества являются приоритетными для любого спортсмена, поэтому в 1980 году Олимпийский Мишка стал талисманом ХХII Олимпийских игр в Москве[32].

RIAN archive 488322 Flag-bearers of states-participants of the XXII Summer Olympic Games cropped.jpg

В начале XXI века медведь был выбран символом политической партии «Единая Россия»[33]. В своём выступлении 24 октября 2014 года на встрече с участниками дискуссионного клуба «Валдай» В. В. Путин также прибегнул к образу медведя как олицетворению России. Рассуждая о практике «двойных стандартов» в международных отношениях, он заявил: «Я вспоминаю всё время то, что говорили по этому поводу древние: что позволено Юпитеру, не дозволено быку… Может быть, быку не позволено, но хочу вам сказать, что медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет. Вообще, он считается у нас хозяином тайги и не собирается, я знаю это точно, куда‑то переезжать в другие климатические зоны, ему там неуютно. Но тайги он своей никому не отдаст»[34][35].

Восприятие «Русского медведя»[править | править вики-текст]

В 2009 году группой исследователей было проведено социологическое исследование с целью определения восприятия образа медведя как символа России в самой России и за рубежом, а именно в США, г. Вашингтон. Результаты исследования были опубликованы в статье Т. Рябовой «Медведь как символ России: социологическое измерение»[36]. В процессе опроса выяснилось, что среди американских респондентов медведь (41,6 %), стоял первым в списке символов России, среди которых были «Красная площадь» (39,0 %), «Кремль» (28,6 %), «АК-47» (28,6 %), «Матрешка» (23,4 %) и др. В списке символов России российских респондентов «медведь» (20,0 %) занял четвертую позицию после таких маркеров, как «Двуглавый орел» (56,0 %), «Кремль» (38,0 %), «береза» (23,0 %). Ответы на вопрос об интерпретации образа «русского медведя» были различны у представителей двух стран. Так американские респонденты выделили «агрессивность» (76,6 %) главным качеством «русского медведя», за ним шли «сила» (63,6 %), «жестокость» (50,6 %), «варварство» (26,0 %). Напротив, российские респонденты на первое место поставили «силу» (58,0 %), далее «отсталость» (43,0 %), «неуклюжесть» (37,0 %), «агрессивность» (25,0 %). Отрицательные качества символа, выбранные респондентами разных стран, но одновременно частое использование образа в российских СМИ побудили исследователей задать другой вопрос: «Если бы вы сравнивали Россию с медведем, то какими качествами вы бы ее наделили?». Ответы были следующие: «сила»- 81 %, «добродушие»- 41 %, «бесхитростность» −13 %, «неуклюжесть»- 12 %, «отсталость»- 6 %, «глупость»- 6 %, агрессивность-4 %. Проанализировав эти данные можно сделать вывод, что американец видит скрывающуюся за силой «русского медведя» агрессивность. В то же время, в восприятии россиянина, сила «русского медведя» дополняется добродушием и бесхитростностью, что показывает положительную окраску данного символа в России. Возможно его близость русскому народу имеет общее с менталитетом русского человека: долгая зимняя спячка и короткое лето медведя схожи с жизнью русского крестьянина с его коротким летним периодом сельскохозяйственных работ и долгими зимними вечерами.

Русский медведь, изображения[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 Хрусталёв Д.  Происхождение «русского медведя» // Новое литературное обозрение. — 2011. — № 1.
  2. Дубровский Д. К., Грачёв В. Ю. Уральские писаницы в мировом наскальном искусстве. — Екатеринбург: ООО «Грачёв и партнёры», 2010. — 216 с.
  3. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян(текст)/ Б. А. Рыбаков..- М. Наука, 1981 г.
  4. 1 2 Дубровский Д. К., Грачёв В. Ю. Уральские писаницы в мировом наскальном искусстве. — Екатеринбург: ООО «Грачёв и партнёры», 2010. — 115 с.
  5. Кошкарова Ю. А. «Архетипический образ медведя в духовной культуре народов России». [Текст]: дисс. канд. культурологии 24.00.01 — Кошкарова Юлия Александровна.- Краснодар, 2011, 213 с.
  6. Кошкарова Ю. А. «Архетипический образ медведя в духовной культуре народов России». [Текст]: дисс. канд. культурологии 24.00.01. — Кошкарова Юлия Александровна.- Краснодар, 2011, 29 с.
  7. Кривошеев Ю. В. Религия восточных славян накануне крещения Руси(текст)/ Ю. В. Кривошеев. Л.: Знание, 1988 с. 38
  8. Кошкарова Ю. А. «Архетипический образ медведя в духовной культуре народов России». [Текст]: дисс. канд. культурологии 24.00.01. — Кошкарова Юлия Александровна.- Краснодар, 2011, 26 с.
  9. Материалы V Югорских чтений «Медведь в культуре обско-угорских народов»: Сборник научных статей/ Под ред. Т. А. Молдановой, А. Д. Каксина.- Ханты-Мансийск: ГУИПП «Полиграфист», 2002.- 3 с.
  10. Харузин Н. Медвежья присяга: тотемические основы культа медведя у остяков и вогулов- М., 1899
  11. 1Пахомова А. В. Семантика изобразительного ряда на предметах быта славян: Дис. … канд. культурологических наук : 24.00.01 : Москва, 2004 189 c.
  12. Никитина А. «Узорочье». «Словарь символов и знаков, встречающихся в вышивке, чеканке, литье» Серия «Кладезь Рода» Санкт-Петербург: Издательство АРТЕЛЬ «ВОРОЖЕЯ», 2013 г. 47 с.
  13. Фурсова Е. «Пережитки культа медведя в верованиях крестьян Сибири и трансформации», «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 72 с.
  14. Краткая энциклопедия славянской мифологии: ок.1000 статей/ Н. С. Шипарова- М. ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Русские словари», 2003. 353—354 с.
  15. Фурсова Е. «Пережитки культа медведя в верованиях крестьян Сибири и трансформации», «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 72 с.
  16. Жепниковска И. «Медведь в русской волшебной сказке: эскиз исследования проблемы» «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 62 с.
  17. Пинежские сказки/собр. и зап. Г. Я. Симиной. Архангельск, 1975. с.89-91.
  18. Войцеховска К. «Лютый зверь и образец заботливости: образ медведя в Библии и апокрифах», «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 11 с.
  19. Русская мифология. Энциклопедия.- М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2006, 268 с.
  20. Рогачев В. И. «Свадьба мордвы Поволжья: обряд и фольклор: историко-этнографические, региональные, языковые аспекты», Дис. … д-ра филол. наук : 10.01.09 : Казань, 2004—396 c. РГБ ОД, 71:05-10/164.
  21. Морозов И. А. Женитьбы добра молодца: происхождение и типология традиционных молодежных развлечений с символикой «свадьбы»/«женитьбы»- М. Государственный республиканский центр русского фольклора: издательство «Лабиринт», 1998.- 352 с.
  22. Медведь на гербе Хабаровского края/ Хабаровск. Изд. дом «Приамурские ведомости» 2014.
  23. Герберштейн С. "Записки о Московии: в 2 т./Сигизмунд Герберштейн; Российская акад.наук, Ин-т славяноведия: Москва: Памятники ист.мысли, 2008
  24. Хрусталёв Д.  Происхождение «русского медведя» // Новое литературное обозрение. — 2011. — № 1.
  25. Россомахин А. А., Хрусталёв Д. Г.  Русская Медведица, или Политика и похабство. — СПб., 2007.
  26. Россомахин А., Хрусталёв Д.  Россия как Медведь: Истоки визуализации (XVI—XVIII века) // Границы. — Иваново, 2008. — Вып. 2: Визуализация нации. — С. 123—124.
  27. Успенский В. М.  Типология изображений «русских медведей» в европейской карикатуре XVIII — первой трети XIX века // «Русский медведь»: История, семиотика, политика / Под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. — М.: Новое литературное обозрение, 2012.
  28. Василий Успенский «Типология изображений „русских медведей“ в европейской карикатуре ХVIII-первой трети XIX века», «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 87 с.
  29. Василий Успенский «Типология изображений „русских медведей“ в европейской карикатуре ХVIII-первой трети XIX века», «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 95 с.
  30. 1 2 Василий Успенский «Типология изображений „русских медведей“ в европейской карикатуре ХVIII-первой трети XIX века», «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 103—104 с.
  31. Рябов О. «В лесу есть медведь»: медвежья метафора как оружие холодной войны" // «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012.175 с.
  32. Бородин Г.  Олимпиада под знаком медведя (Олимпиада как мультфильм) // Сеанс. — 2013. — № 55—56.  (Проверено 18 ноября 2015)
  33. Устав Партии «Единая Россия». // Официальный сайт партии «Единая Россия». Проверено 18 ноября 2015.
  34. Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай». // Официальный сайт Президента России (24.10.2014). Проверено 18 ноября 2015.
  35. Колесниченко, Александр.  Гнуться некуда. Владимир Путин рассказал Западу, что будет дальше // Аргументы и факты. — 2014. — № 44 (1773) за 29 октября. — С. 8.  (Проверено 18 ноября 2015)
  36. Рябова Т. Медведь как символ России: социологическое измерение // «Русский медведь»: История, семиотика, политика / под ред. О. В. Рябова и А. де Лазари. М.: НЛО, 2012. 338 с.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]